Предыдущий | Оглавление | Следующий

Глава седьмая. Другие характеристики права

I. Структурированность права

1. Наряду с ранее рассмотренными особенностями права — институционностью и нормативностью — следует выделить еще две его характеристики. Это, во-первых, структурированность права, а во-вторых, его особенности со стороны субъективной стороны правовой действительности. Сначала о структурированности права.

Право отличается многоуровневой, иерархической структурой — одним из наиболее выразительных показателей высокой степени его институционности.

Структура права зависит прежде всего от его содержания.

Право каждой страны, будучи единым по своему содержанию, вместе с тем характеризуется внутренней расчлененностью, дифференциацией на относительно автономные и в то же время связанные между собой части — нормативные положения (нормы), институты, отрасли, которые образуют в свою очередь ассоциации, группы, объединения и, кроме того, могут проявляться во вторичных структурах.

Первостепенное и в юридической области глобальное значение имеет разграничение данной национальной юридической системы на публичное и частное право.

В праве есть глубинные элементы, находящиеся в недрах правовой ткани. Это дозволения, запреты, а также позитивные обязывания, которые вместе с принципами права и началами законности связывают содержание права с его экономическими, идейно-нравственными, духовными основаниями.

Сложность, многоуровневость. структуры права — показатель его совершенства, его силы, регулирующих возможностей, социальной ценности. Структура права выражает многообразие и многоплановость методов и приемов юридического регулирования; способность правовой системы многосторонне. различными способами воздействовать на общественную жизнь.

На структуру права той или иной страны влияют особенности экономического строя, социально-политического, духовного развития. Свойственный данному обществу тип экономических отношений, политический режим и в не меньшей мере

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.188

характер самого права (его особенности как права власти или же права гражданского общества) проявляются и в характере структуры права, и во многих особенностях построения его юридического содержания, и а его принципах, и в специфике дозволений и запретов. На структуру права воздействуют и многие другие факторы, в том числе и специфические правовые закономерности, среди которых следует выделить специализацию правового регулирования.

При рассмотрении права в пределах конкретной страны оказывается возможным подойти к вопросам структуры правовых явлений и с более широких позиций: осветить структуру национальной правовой системы в целом, т.е. в единстве и взаимодействии всех ее консч итутавных элементов — собственно права, юридической практики, правовой идеологии.

От структуры права нужно отличать структуру его источников, в частности систему законодательства. Если первое — это объективно существующее деление внутри самого права, в рамках его содержания, то второе представляет собой состав, соотношение, построение источников, внешней формы права, в том числе нормативных актов, наличие в них подразделений, обособляемых главным образом по предметному и целевому критерию.

В то же время обе указанные структуры, выражая глубокое органическое единство формы и содержания в праве, тесно связаны между собой. С одной стороны, в системе источников права (законодательства) в той или иной мере, хотя, разумеется, и не зеркально точно, проявляется, обнаруживается структура права. С другой стороны, через систему источников права (законодательства) прааота.орческие органы могут воздействовать на структуру самого права. Однако такое воздействие — не автоматический результат любого обособления той или иной сферы законодательства, а главным образом результат основанной на объективных факторах и прсдпосылгсах кодификационной работы компетентных правотворческих органов, в итоге которой оказывается возможным формулировать и развивать системные нормативные обобщения, что и может повлечь за собой те или иные структурные преобразования в содержании права, в составе и компоновке его подразделений.

2. Первичное, исходное подразделение любой национальной правовой системы — единичное нормативное юридическое положение (норма, предписание). «Сцепляясь» между собой, нормативные положения складываются в ассоциации, образова-

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.189

ния разного уровня (с тем чтобы в совокупности, в единстве соединиться в целостное нормативное образование в рамках страны — объективное право). Характер же этих образований, их соотношение, иерархия ближайшим образом обусловлены логической природой и уровнем нормативных обобщений.

Системными являются такие обобщающие нормативные положения, которые формулируются в качестве элементов всего комплекса норм единой национальной правовой системы и, следовательно, по самой своей природе таковы, что могут существовать и функционировать только во внутренне согласованном, скоординированном виде.

Системность выражается в нормативных обобщениях по-разному. Своеобразный характер имеет она в таких правовых системах, которые существуют в Англии, США, ряде других стран. Здесь путем придания судебным решениям значения общеобязательных образцов при рассмотрении аналогичных юридически значимых ситуаций (прецедентов) постепенно вырабатываются устойчивые, скоординированные между собой логические принципы, правовые идеи. Они и образуют предметные (тематические) правовые общности, которые, однако, не становятся элементами логически замкнутого построения, а выступают в виде тематически конкретизированных подразделений «открытой» системы. Именно такой характер имеют подразделения (правовые институты и их объединения) в судебно-нормативных системах, в англосаксонском общем праве[1]. Последнее, в отличие от права нормативно-законодатель-

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.190

ных систем, построено на прецедентах и может быть охарактеризовано как «право судей».

Системность нормативных обобщений получает развитый характер в романо-германском праве, т.е. в нормативно-законодательных системах континентальной Европы (Франция, Германия и др.), сложившихся при целенаправленной право-творческой работе компетентных государственных органов, которые, опираясь на данные юридической науки, достижения юридической культуры, способны придать юридическим нормам значительную степень абстрактности, формулировать нормы-принципы, нормы-задачи, дефинитивные нормы, унифицировать, согласовывать весь правовой материал, подчинять его определенным юридическим началам, режимам регулирования. Способом решения указанных задач является системное, кодификационное правотворчество. Именно в кодифицированных актах получают развитие системные нормативные обобщения, и таким путем идет процесс «создания» логически завершенной, структурно замкнутой («закрытой») правовой системы.

Кодификация, конечно, не первоисточник структуры права. Кодификация — только формирующее, притом опосредующее начало в сложном процессе создания и развития права, его структуры. Решающее значение в этом процессе принадлежит потребностям общественного развития; при его реализации должны быть в полной мере учтены свойства права, присущие ему закономерности. В то же время, как уже отмечалось ранее, было бы неверно относить кодификацию только к форме права, к внешней компоновке правового материала, т.е. к систематизации права (уже принятых, действующих нормативных правовых актов). При помощи кодификации правовой материал системно организуется: нормативные положения формулируются в системном виде и путем их объединении, введения общих норм, норм-принципов и т.п. создаются структурные подразделения нормативной системы.

3. Обращаясь к структуре развитых нормативно-законодательных систем, сложившихся при посредстве активной кодификационной работы компетентных правотворческих органов (здесь и далее в этом разделе в качестве фактического материала используются данные, характеризующие право нашей страны), следует выделить среди разноуровневых структурных подразделений отрасли права.

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.191

Отрасли права — наиболее крупные, центральные звенья структуры права. Они охватывают основные виды общественных отношений, характеризующиеся качественными особенностями, которые по своему глубинному экономическому и социально-политическому содержанию требуют обособленного юридически своеобразного регулирования.

Наша юридическая наука, пройдя через ряд дискуссий о системе права, подошла к неизбежному выводу о том, что отрасли права — не просто зоны юридического регулирования, не искусственно скомпонованные совокупности норм, а реально существующие и юридически своеобразные подразделения в самом содержании права. А ни в чем ином, кроме как в юридических особенностях, иными словами, в особых режимах регулирования, эта юридическая специфика отдельных структурных подразделений права выражаться не может.

Под юридическим режимом в рассматриваемой области правовых явлений следует понимать особую целостную систему регулятивного воздействия, которая характеризуется специфическими приемами регулирования — особым порядком возникновения и формирования содержания прав и обязанностей, их осуществления, спецификой санкций, способов их реализации, а также действием единых принципов, общих положений, распространяющихся на данную совокупность норм. Хотя уровень специфики отраслевых режимов может быть различным (они могут быть генеральными, видовыми, специальными), каждая отрасль права с юридической стороны выделяется в правовой системе именно таким режимом регулирования.

Не углубляясь в характеристику отдельных отраслевых правовых режимов, кратко отметим следующие их черты.

Во-первых, использование понятия «правовой режим» при освещении юридических особенностей отрасли важно потому, что позволяет рассматривать средства правового регулирования, действующие в рамках той или иной отрасли, в единстве, в комплексе. Этот подход крайне существен не только по теоретическим соображениям; но и с практической стороны. На практике при решении юридических дел представляется важным видеть следующее: как только субъект «вступил» в сферу той или иной отрасли, сразу же приводится в действие (во всяком случае в готовность) весь комплекс регулятивных, охранительных, процедурно-процессуальных средств, которые

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.192

призваны обеспечить в рамках отрасли правовое опосредование данной жизненной ситуации.

Во-вторых, все правовые средства, образующие отраслевой режим, объединены едиными регулятивными началами, все они функционируют в особой, характерной именно для этого режима среде. Потому-то и на практике существует острая необходимость с первых шагов рассмотрения юридического дела, при его квалификации сразу же точно определить, какой здесь юридический режим: гражданского или семейного права, гражданского или трудового, уголовного или исправительно-трудового. От этого зависит не только определение того, какое законодательство действует в рассматриваемой области, но и четкая ориентация на всю совокупность своеобразных юридических средств отрасли, на специфику их действия, применения. Отсюда же следует, что первейшая задача отраслевых наук — точное выявление своеобразия соответствующих режимов, от чего во многом зависит эффективность разработки других проблем, действенная помощь практике.

Отраслевой режим — явление сложное по своему строению. Наиболее существенные его черты могут быть охарактеризованы при помощи двух основных компонентов, соответствующих сторонам интеллектуально-волевого содержания права:

а) особых средств и приемов регулирования, специфики регулятивных свойств данного образования, б) особенностей принципов, общих положений, пронизывающих содержание данной отрасли с интеллектуальной стороны.

Определяющее в отраслевом режиме — особенности регулятивных свойств данной правовой общности, присущих ей средств и приемов регулирования. Для главных подразделений правовой системы — основных отраслей — эти особенности настолько значительны, что они воплощаются в своеобразных, специфических только для данной отрасли методе и механизме правового регулирования. И хотя отраслевые методы и соответствующие им механизмы основаны на двух простейших началах — централизованном и диспозитивном регулировании, последние в каждой отрасли в сочетании со всей совокупностью способов правового воздействия — дозволениями, запретами, позитивными обязываниями (и об этом, и о простейших методах подробнее речь пойдет в главе 8) — получают своеобразное выражение. Это и отражается прежде всего на правовом статусе субъектов — главной черте каждой основной отрасли

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.193

с точки зрения присущих ей метода и механизма регулирования.

Конечно, выявление юридических признаков — лишь первый шаг при рассмотрении отраслей права. Они служат только основанием для вычленения объективно существующих подразделений в правовой системе. В каждый данный момент наличие особого юридического режима регулирования и его наиболее характерных для основных отраслей черт — специфического метода и механизма регулирования (которые проявляются прежде всего в особенностях правового статуса субъектов) — служит непосредственным и притом практически важным безошибочным показателем того, что перед нами реально существующее подразделение в правовой системе, самостоятельная отрасль права.

В то же время, несомненно, сами юридические признаки нуждаются в объяснении. Они являются производными, зависят в конечном счете от основополагающих факторов жизни общества, и прежде всего тех, которые относятся к экономике, политике и идеологии. Чтобы установить первичные основы деления права на отрасли, необходимо каждый раз обращаться к системообразующим факторам, которые обусловливают структуру права. Отраслевой режим регулирования всегда складывается применительно к тому или иному виду общественных отношений, экономическое, социально-политическое содержание которого предопределяет и сам факт формирования режима, и его юридическую специфику. Должны быть приняты во внимание и другие системообразующие факторы, а также относительная самостоятельность юридических режимов, возможность их распространения на иные, неспецифические отношения. Кроме того, важно учитывать субъективные факторы, в том числе возможность ошибок законодателя в определении юридического режима, используемого при опосредовании тех или иных отношений.

4. Развитая правовая система — сложный, спаянный жесткими закономерными связями организм, отличающийся многоуровневым характером, иерархическими зависимостями.

Однако какой бы сложной, многозвенной по своей структуре ни была система права, в ней неизменно незыблемым, устойчивым, стабильным остается комплекс профилирующих (базовых, фундаментальных) отраслей, к которому применительно к праву нашей страны, сложившемуся к нынешнему времени

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.194

 (не без влияния тоталитарных черт общества), относятся государственное право, административное право, гражданское право, уголовное право, а также процессуальные отрасли. Они образуют с юридической стороны ведущую часть правовой системы, ее неразрушимое ядро. В соответствии с профилирующими отраслями формируются и функционируют на базе собственных видов общественных отношений, образуя в то же время объединения структурных подразделений, другие основные отрасли — трудовое право, земельное право, семейное право, финансовое право, право социального обеспечения.

Отличительные особенности профилирующих (базовых, фундаментальных) отраслей, раскрывающие их значение в качестве ядра системы права, заключаются в том, что они охватывают такие виды общественных отношений, которые по своему глубинному экономическому, социально-политическому содержанию требуют качественно своеобразного, исходного по специфике правового регулирования и потому предопределяют основные типовые особенности юридического инструментария. В связи с этим фундаментальные отрасли: 1) исчерпывающе концентрируют генеральные юридические режимы, групповые методы правового регулирования, 2) отличаются юридической чистотой, яркой контрастностью, юридической несовместимостью, что исключает возможность взаимного субсидиарного применения входящих в данные отрасли норм, 3) являются юридически первичными, т.е. содержат исходный правовой материал, который затем так или иначе используется при формировании правовых режимов других отраслей, и вследствие этого выступают в качестве заглавных подразделений целых групп отраслей права (например, гражданское право — заглавной частью группы отраслей цивилистического профиля), 4) в своей совокупности, как и положено ядру целостной системы, имеют стройную, законченную архитектонику, четкие закономерные зависимости, иерархические связи.

Среди рассматриваемого ядра правовой системы следует особо выделить, с одной стороны, административное и гражданское право — две профилирующие отрасли регулятивного плана (именно две, потому что они как раз выражают две определяющие сферы — публичное и частное право и сообразно этому воплощают в своих юридических режимах в наиболее чистом виде первичные по своему значению методы — централизованное и диспозитивное регулирование), а с другой стороны, профилирующую отрасль, нацеленную в основном на

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.195

выполнение охранительных задач,— уголовное право. От трех этих профилирующих материальных отраслей права (гражданского, административного, уголовного) идут генетические, функциональные и структурные линии связи к соответствующим трем (трем, не более) процессуальным отраслям — гражданскому процессуальному, административно-процессуальному, уголовно-процессуальному.

Перед нами одно из ярких проявлений присущих праву специфических закономерностей, того, что при всем многообразии отраслевых юридических режимов существуют начальные, исходные элементы юридического инструментария (регулятивные и охранительные механизмы; централизованный и диспозитивный методы; материальное и процессуальное). И все это получает первичное и исчерпывающее воплощение в профилирующих базовых отраслях.

5. Наиболее общее деление права на обширные сферы, изначально в нем «заложенные» и охватывающие, пронизывающие все его отрасли,— это «глобальное» подразделение любой национальной правовой системы на публичное и частное право, отражающее, как ранее уже говорилось, одну из наиболее общих характеристик права.

Публичное право распространяется на сферы общих, государственных интересов (институты государственной службы, уголовного права, организации суда, государственного аппарата, налогов, таможни, санитарного контроля и т.д.). К нему относятся такие отрасли, как государственное право, административное право, уголовное право и др. Здесь юридический приоритет имеет воля органов государственной власти, регулирование является централизованным и строится на началах субординации.

Частное право — это сфера частных, индивидуальных и групповых интересов (институты собственности, договоров, иных актов частных лиц, передача имущества, наследование и т.д.). Сюда относятся такие отрасли, как гражданское право, семейное право и др. Здесь уже юридический приоритет принадлежит воле частных лиц, граждан, их объединений, регулирование носит децентрализованный характер, строится на началах координации, т.е. по принципу юридического равенства, несоподчиненности, автономии[2].

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.196

Для того чтобы право было действительно правом, обе эти сферы должны быть «суверенными», ни одна из них не должна поглощать другую.

Частное право — удивительный, парадоксальный феномен. Оно охватывает отношения, участники которых не обладают никакой властью (они, напротив, отделены от государственной власти и как раз в этом смысле являются частными), но их договоры, акты, в том числе односторонние, например акты собственников, имеют полновесное юридическое значение, защищаются судом, признаются и проводятся государством как его же собственные веления. Это уникальное своеобразие частного права как раз и позволяет ему быть условием и гарантом гражданского общества, обеспечивать свободу автономной личности, независимость и самостоятельность частных лиц и, следовательно, быть условием и гарантом рыночной экономики, демократии, свободного общества. Частное право создает как бы изолированную от государственной власти зону свободы, где вершителями своих имущественных, хозяйственных дел являются сами частные лица; вторжение государственной власти в эту зону свободы, за исключением случаев, прямо предусмотренных законом, и по решению суда, не допускается. И в то же время действия частных лиц государственная власть обязана не только признавать, но и защищать. Эти особенности частного права нашли в настоящее время закрепление в части первой Гражданского кодекса Российской Федерации (ст.1).

В ходе исторического развития грани между публичным правом и частным правом в ряде областей жизни общества стираются, возникают смешанные публично-правовые и частно-правовые отношения (по трудовым вопросам, социальному обеспечению и др.). И все же публичное право и частное право остаются фундаментальными, исходными началами действительно демократической правовой системы. Лишь в заиделогизированном тоталитарном обществе советского типа, все стороны жизни которого оказываются огосударствленными, подчиненными государственной власти, правовая система выступает преимущественно как публично-правовая.

6. Правовые системы, складывающиеся в результате интенсивной и многогранной кодификационной работы, характеризуются весьма своеобразным явлением — наличием в структуре права вторичных, комплексных образований. Суть этого явления состоит в следующем.

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.197

Кодифицированные акты, при помощи которых конституируются и выкристаллизовываются структурные подразделения в системе права, касаются прежде всего основных, базовых отраслей. Именно по основным отраслям — государственному праву, гражданскому праву, уголовному праву, процессуальному праву (в меньшей мере, как показывает опыт, по административному) — правотворческие органы в процессе кодификации вырабатывают системные нормативные обобщения, затрагивающие главное, что с юридической стороны объективирует эти основные отрасли,— специфический правовой режим, выраженный в особом отраслевом методе и отраслевом механизме правового регулирования.

Вместе с тем с совершенствованием законодательства, обусловленным потребностями развития экономических, а также социально-политических и иных отношений, издаются комплексные акты, затрагивающие целые сферы социальной жизни или их участки. В этих случаях формируются комплексные отрасли законодательства, в которых объединяется по тому или иному предметному, тематическому и целевому признаку юридически разнородный правовой материл. Причем если такого рода компоновка юридически разнородного материала осуществлена не путем простого корпорированного его сосредоточения в одном документе, а путем кодификации и, следовательно, обогащения содержания права, введения в правовую ткань новых специфических системных нормативных обобщений, то в результате могут сложиться новые, относительно самостоятельные правовые образования.

И действительно, в правовой системе наряду с основными подразделениями, которые обособляются по юридическим режимам, выраженным в особых отраслевых, методах и механизмах регулирования, имеются образования комплексного характера, такие, как морское право, банковское право, хозяйственное право, страховое право, природоохранительное право.

Эти образования являются комплексными в том смысле, что нормы наделены методом или механизмом регулирования, почти все они имеют «прописку» в основных отраслях (например, нормы морского права можно совершенно точно распределить по таким основным отраслям, как административное право, гражданское право, земельное право, процессуальное право).

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.198

Юридические нормы, входящие в комплексные образования, продолжают оставаться в главной структуре, в основных отраслях, и на них распространяются общие положения соответствующих основных отраслей. Во вторичную же структуру они входят, оставаясь нормами, например, гражданского, уголовного, административного, трудового права.

И все же комплексные отрасли — это особая юридическая целостность. Нормы комплексного образования вторично, ничуть не нарушая архитектоники основных отраслей и не исключая из их состава ни единой нормы, объединяются в особую общность в соответствии с иным предметом регулирования и с учетом иных, пусть не главных, юридических особенностей. Юридические особенности данной общности выражены не в специфических отраслевых методе и механизме регулирования, а в некоторых особых принципах, общих положениях, отдельных специфических приемах регулирования, свидетельствующих о существовании специального, хотя и не видового юридического режима. Специфические принципы, общие положения, приемы регулирования, установленные в результате комплексной кодификации, имеют значение своеобразного силового поля, не только объединяющего юридически разнородный материал в известную целостность, но и придающего ему специфически отраслевой оттенок, пусть и вторичный. И в конечном итоге оказывается, что хотя нормы комплексной отрасли или института можно и нужно распределять по основным отраслям, но «замкнуть» их только в рамках основных отраслей нельзя.

Здесь происходит своего рода удвоение (а в некоторых случаях и утроение и т.д.) структуры права, которое полностью согласуется с философскими представлениями о возможности объективирования того или иного явления в нескольких перекрещивающихся структурах, о существовании иерархии структур.

В том-то и состоит ценность многоплоскостной структуры права, что богатство, разнонаправленная юридическая энергии в полной мере раскрываются как в подразделении главной структуры, так и в комплексном образовании. И именно в своей многомерности, в органическом единстве основных отраслей и комплексных образований правовая система способна предстать как действенный, стабильный и в то же время динамичный организм, об-

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.199

ладающий значительными регулятивными возможностями и в силу этого глубоко и многосторонне воздействующий на общественные отношения. Такое (совершенное) состояние национальной правовой системы может быть достигнуто лишь мудрым и искусным законодателем, в результате благотворного влияния экономических, политических, нравственных условий, которые в оптимальном варианте реализуются в современном гражданском обществе.

7. Исходя из прикладных задач, обычно решаемых юридической наукой, структура права вполне обоснованно характеризуется в виде набора элементов — правовых норм, институтов права, отраслей права, под эгидой глобальной структуры — публичного и частного права. В юридической науке это называется системой права, хотя такое название и не вполне корректно с философской стороны.

В настоящее время, когда перед юридической наукой встала задача углубленного познания права, овладения всем комплексом сложных юридических средств и механизмов, потребовалось пойти дальше и попытаться осветить черты структуры права, характерные для целостных органических систем.

При таком более глубоком подходе к структуре того или иного явления, призванном обнажить его каркас, она выражается в наличии известных интегративных элементов.

Есть ли такие интегративные элементы в праве? Да, есть.

Один из них — принципы, другой — дозволения и запреты, которые могут быть охарактеризованы как значимые элементы структуры правовых систем.

Правда, в юридической литературе дозволения и запреты, а вместе с ними и позитивные обязывания рассматриваются обычно в качестве способов правового регулирования. Такой подход к указанным правовым явлениям весьма конструктивен, и в последующем он будет использован в данной книге. В то же время при таком подходе остаются открытыми вопросы: какова субстанция дозволений и запретов? что они представляют собой по своим структурным характеристикам?

Ответы на поставленные вопросы не представляли бы никакой сложности, если бы дозволения и запреты, так же как и позитивные обязывания, выражались только в конкретных юридических нормах — дозволительных, запрещающих, обязывающих.

Но все дело в том, что в отличие от позитивных предписаний, бытие которых действительно не выходит за пределы

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.200

конкретных юридических (обязывающих) норм, дозволения и запреты, выражаясь в конкретных дозволительных и запрещающих нормах, в то же время, в случаях когда они носят общий характер, характеризуются своим собственным бытием в праве, занимают в его структуре свое высокозначимое место, выступают в виде общих и притом исходных нормативных регулирующих начал.

При подробном и основательном анализе того или иного участка правового регулирования почти всегда можно определить, построено ли регулирование на общем запрете или же на общем дозволении. Например, регулирование отношений, связанных со сделками по имуществу граждан, базируется на общем дозволении (со строго регламентированными исключениями из указанного общего начала); регулирование же отношений, связанных со сверхурочными работами, в российском праве до последнего времени основывалось на общем запрете (опять-таки с установленными в законе исключениями из этого общего начала).

Что же представляют собой общие дозволения и общие запреты?

Этот вопрос будет рассмотрен ниже, а пока достаточно предположить, что общие дозволения и общие запреты расположены в глубине структуры права и выполняют интегрирующую роль.

Выражая глубинную нормативность права, они непосредственно воспринимают импульсы, идущие от экономики, политики, всей социальной жизни. И именно через систему общих дозволений и общих запретов, так же как через систему правовых принципов, право обретает социально-политическое и юридическое содержание, соответствующее данным отношениям.

Надо полагать, значение общих дозволений и общих запретов как интегрирующих элементов в структуре права возрастает в связи с процессом специализации, в соответствии с которой в правовом регулировании все больше учитываются отдельные варианты поведения, особенности типических ситуаций, своеобразие положения тех или иных субъектов и сообразно этому на разных уровнях происходит дифференциация регулирования, затрагивающая, в частности, правовые режимы. В этих условиях все сильнее ощущается необходимость

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.201

еще большего утверждения, упрочения тех регулятивных начал, которые обеспечивают единство регулирования данных отношений в целом. Как бы, например, ни дифференцировалось правовое регулирование договорных отношений, какие бы своеобразные факторы ни влияли на его многообразные разновидности в области хозяйства, обслуживания граждан и т.д., необходимо, чтобы общедозволительные начала, пусть и в специфическом виде, соответствующем данным отношениям, оставались исходной базой и стержнем всего договорного регулирования.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Близкими чертами (хотя, разумеется, на более низком, подчас примитивном уровне) характеризуются правовые системы древнего мира и средневековья. Свидетельство тому — юридические памятники тех эпох, в которых лишь намечаются отдельные правовые подразделения, причем не такие, как современно понимаемые отрасли, а именно предметные, тематические институты и более крупные подразделения (пожалуй, далеко не всегда оправдано использование современного понятийного аппарата и терминологии при теоретическом освещении правовых систем прошлого). В юридической литературе уже давно отмечено, что правовой материал римского права, древнего русского права и других правовых систем предшествующих эпох подчинялся своей, самобытной систематике. Так, в отношении Русской Правды в Пространной редакции обосновывается верный взгляд, что «композиционной единицей» его является не статья, а раздел определенного содержания. И когда речь идет о системе Пространной редакции Русской Правды, то имеется в виду система не юридическая, а тематическая (см.: Орешников А.С. О композиции Пространной редакции Русской Правды // Правоведение. 1973. № 1. С. 70).

[2] О своеобразии частного и публичного права см.: Черепахин Б.Б. К вопросу о частном и публичном праве. М., 1994.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.