Предыдущий | Оглавление | Следующий

II. Субъективная сторона правовой действительности и право

1. Наряду с правом как нормативным институционным образованием значительную роль в правовой действительности, в правовой системе играет специфический феномен, принадлежащий к субъективной сфере социальной жизни, — правосознание.

Правосознание — явление, относящееся к субъективной сфере жизни общества, весьма близкое к самому праву. В юридической литературе высказывались даже мнения, согласно которым правосознание отождествлялось или вплотную сближалось с правом[1]. Вопреки этому принципиально важно подчеркнуть, что между указанными явлениями правовой действительности существуют качественные различия, которые, однако, не препятствуют их тесному взаимодействию и даже взаимопроникновению.

Ведь правосознание — чисто субъективное явление, оно состоит из представлений людей о праве (действующем, относящемся к прошлым эпохам, желаемом); из субъективного отношения к самому феномену права, его ценностям; из правовой психологии и даже из индивидуальной или массовой эмоциональной реакции на право, подчас интуитивной, подсознательной (как, скажем, во многих случаях реакции на нарушения норм писаного права).

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С 202

Если право по основным особенностям своей субстанции представляет собой внешне объективированное институционное образование, выраженное в системе общеобязательных формально-определенных норм, то правосознание выступает в виде представлений о праве, суждений о необходимости юридической структуры взаимоотношений людей, установок на тот или иной юридический режим в жизни общества, явлений социально-психологического порядка, касающихся правовой сферы (эмоций, настроений и др.). К тому же право по своему содержанию даже с интеллектуальной стороны характеризуется существенным качественным своеобразием: оно состоит в основном из системных нормативных обобщений. И даже когда в условиях развитого гражданского общества нормативные обобщения наполняются основательным современным гуманитарным содержанием, оно остается нормативным институционным образованием — писаным правом.

Со сказанным связаны особенности в уровне и характере структурированности права и правосознания. На первый взгляд может сложиться впечатление, что правосознанию свойственна структурированность не меньшая, чем праву, ибо есть правосознание, выраженное в правовой идеологии и правовой психологии; обыденное правосознание, профессиональное, научное; массовое, групповое, индивидуальное и т.д.; кроме того, оно дифференцируется в соответствии с делением общества на классы, иные общности. Однако все эти уровни, слои, сферы и тем более подразделения правосознания по классовому основанию или иным социальным признакам не есть структура целостного органичного образования. Это лишь подразделения более или менее организованной совокупности, и по своей сути они скорее свидетельствуют о разобщенности правосознания, о том, что под термином «правосознание» понимаются различные прояслепия духовной, интеллектуальной, социально-психологической жизни, связанные со сферой права, не образующие органичной целостности.

Механизмы действия права и правосознания тоже различаются в сложном институционном и юридическом инструментарии, они опираюся на государственное принуждение, а механизм действия правосознания относится к чисто духовной сфере. Правосознание «работает» через общую правовую оценку социальных фактов, через суждения об их соответствии идее правово-

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С 203

го и законного, через чувство права и законности и вытекающую отсюда волевую направленность поведения людей.

Различны и функции права и правосознания. Функции права связаны с его нормативностью, с его нормативно-организационным воздействием на общественные отношения. Правосознание тоже обладает известными чертами нормативности (оно имеет информационное и ценностно-ориентационное значение в общественной жизни[2]); но нормативность правосознания иная, нежели нормативность права как институционного образования. Здесь перед нами не всеобщие, общеобязательные, формально-определенные правила поведения (что характерно для права как институционного образования), а лишь осознание обязательности юридических норм, идея законности и вместе с тем критерии правильности, социальной оправданности поведения или фактов, т.е. та нормативность, которая свойственна выражающемуся через правосознание особому неюридическому явлению — непосредственно-социальным (естественным) правам.

2. Правосознание имеет активные элементы, которые ярко выражены в господствующей правовой идеологии. По-иному, но тоже весьма активны элементы правосознания, противостоящие действующей правовой системе, такие, в частности, как духовно-психологическое сопротивление со стороны тех или иных лиц действующему законодательству, а также индивидуальным акциям отдельных властвующих лиц (в том числе тем акциям — и это весьма примечательно и многозначительно, — которые нарушают «свое же» писаное право).

Активные элементы в правосознании — одно из выражений социальной активности людей, их коллективов, групп, общества в целом. Если же обратиться к более глубоким слоям социальной жизни, то нельзя не заметить, что в самой активности правосознания; в степени этой активности «просвечивают» непосредственно-социальные (естественные) права и обязанности — необходимость и оправданность деятельности классов, социальных групп, отдельных лиц. Следует подчеркнуть, что необходимость и оправданность поведения участников обществен-

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С 204

ных отношений, выражающие действие объективных социальных закономерностей, потому, надо полагать, могут быть обозначены словом «право», что внешне они проявляются через правосознание (а также политическое и моральное сознание) как основание для практического действования. Собственно, сама идея правового или неправового, в том числе при зарождении права, и выступает в виде формирующегося, первичного правосознания.

3. Право качественно отличается от правосознания, но вместе с тем находится в глубоком единстве с той его формой, которая входит в правовую систему, — с господствующей правовой идеологией.

Здесь есть ряд моментов, нуждающихся в специальном рассмотрении.

Прежде всего господствующая правовая идеология, воплощенная либо в тоталитарных взглядах, либо в общегуманитарных взглядах мировоззренческого порядка, в юридическом мировоззрении, непосредственно выражает сущность данной национальной правовой системы, ее социально-политическое содержание, ее философию. Правосознание превращается в особо политически и юридически значимое явление после того, как образующие его идеи воплощаются непосредственно в праве, выражаются в его основополагающих принципах. Сохраняя все время направляющее значение для законодательства, практики его применения, они становятся идеями-принципами, соответствующими содержанию права. Не случайно господствующее правосознание, рассматриваемое в этом аспекте, оказывается столь важным ориентиром в правотворческой и правоприменительной деятельности компетентных государственных органов, существенным критерием при толковании права и при восполнении пробелов в нем. В праве же гражданского общества основополагающие правовые принципы вместе с фундаментальными правами человека становятся собственной основой бытия действующей правовой системы, опорой независимой высокозначимой правосудной деятельности, способной, помимо всего иного, обеспечить динамизм развития гражданского общества.

Существенное значение принадлежит господствующим юридическим доктринам и профессиональному правосознанию, в том числе выраженным в правовой науке, в специальных юридических исследованиях. Характерно при этом, что указанные

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С 205

формы господствующего правосознания (идеологии) непосредственно выражают юридическое содержание национальной правовой системы, воплощенные в нем юридические ценности, достижения правовой культуры.

Таким образом, выступающее в виде господствующей правовой идеологии правосознание вплотную примыкает к позитивному писаному праву, «работает» в тесном контакте с ним (это обстоятельство особо следует подчеркнуть), обнажая его сущность и особенности его содержания, что придает и пра-вотворчеству, и правоприменению, всей правовой системе целенаправленный, социально определенный характер.

Органическая близость права и господствующего правосознания объясняет ту кажущуюся нелогичной последовательность в исторической цепи правовых явлений, когда правосознание в своих начальных, первичных формах как бы опережает собственно право, придавая в общественном мнении значение правового непосредственно индивидуальным отношениям, фактической силе и в соответствии с этим воспринимая «голую» силу в виде права (право сильного, кулачное право). Причем такого рода опережение характерно не только для начальных фаз возникновения права, но и для развитых правовых систем. В сложном процессе взаимодействия и взаимообогащения права, юридической практики, правовой идеологии, когда в процессе деятельности правоприменительных органов (прежде всего органов правосудия) вырабатываются образцы решения типических юридических дел, последние выступают именно в виде явлений правосознания. Таковы содержащиеся в правоприменительных актах правоположения, которые представляют собой как бы уплотненное объективированное выражение правосознания, его «сгустки», своеобразные юридические феномены, олицетворяющие процесс перехода явлений правосознания в собственно право.

Весьма наглядно регулятивная энергия, выраженная в активных формах господствующего правосознания, обнаруживается в таких исторических ситуациях, когда правосознание выступает как бы обособленно, само по себе, становится основой всего механизма правового рсгулирсввкял еще до создания национальной правовой системы во всех ее компонентах или в процессе ее глубокого социального преобразования (ныне этот процесс с потерями и издержками идет в России).

При этом, однако, правосознание на период до полного становления новой правовой системы призвано лишь временно заме-

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С 206

щать, «исполнять обязанности» собственно права, но позитивным правом само по себе не является. Потому-то и юридическое регулирование в революционных условиях хотя и адекватно им, отвечает их потребностям, но не обладает такими чертами, как всеобщность, строгая стабильность и другими, которые свойственны ему при сложившихся правовых системах. Отсюда минусы и издержки такой замены (тем более если она сопряжена с отрицанием ранее установленного писаного права) и, более того, возможность произвола, иных негативных явлений, оправдываемых революционным правосознанием. Именно этот путь, как показал опыт советского права, права других социалистических стран, с роковой неизбежностью приводил к культивированию импульсов и нравов насилия, а в конечном итоге — к тоталитаризму и произволу.

В целом же такие формы господствующего правосознания, как правовая идеология, которой охватываются господствующие юридические доктрины, профессиональное и массовое правосознание, следует рассматривать в качестве части правовой системы. Правовая идеология не только проникает в саму плоть собственно права и не только выступает его непосредственной основой, своего рода прямым источником — фактором, его поддерживающим, обогащающим, корректирующим, в него переходящим, но и способна при определенных исторических условиях в какой-то мере занять место, отведенное по логике социальных процессов позитивному праву, со всеми плюсами и минусами, возникающими в результате такой «замены».

Высокой и весьма значимой (возможно, самой высокой и наиболее значимой) разновидностью правовой идеологии является юридическое мировоззрение. До недавнего времени советская правовая наука, отталкиваясь от ряда высказываний Энгельса, демонстрировала устойчиво отрицательное отношение к этой разновидности правовой идеологии. Между тем правовая идеологии, адекватная такому праву, которое занимает высокое место в жизни общества, т.е. праву гражданского общества, думается, тогда только и может быть признана состоявшейся, когда идеология приобретает качество юридического мировоззрения т.е. та которая построе на на безусловном и на словах, и на деле признании высокой значимости правовых ценностей и идеалов.

4. Правосознание (правовая идеология) реализуется как собственно в праве, так и в особом феномене правовой действительности — в правовой культуре. Правовая культура пред-

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.207

ставляет собой своего рода юридическое богатство, выраженное в достигнутом уровне развития регулятивных качеств права, накопленных правовых ценностей, тех особенностей права, юридической техники, которые относятся к духовной культуре, к правовому прогрессу.

Правовая культура, принадлежа к духовной культуре общества, имеет прикладную, практическую направленность (она находится в одном ряду с культурой управления, культурой работы государственного аппарата и т.д.).

Правовая культура складывается из ряда взаимосвязанных элементов. Назовем основные из них:

1) Состояние правосознания в обществе, т.е. степень знания и понимания права, осознания необходимости строгого выполнения требований законности, уровень развития чувства права и законности. Таким образом, правовая культура — это прежде всего «качественно насыщенное» правосознание. Правовая культура всегда связывается с оценкой уровня знания и понимания права, степенью веры в право, развитостью чувства законности и права, осознанием его миссии в социальном прогрессе. Важным показателем правовой культуры являются уровень массового правосознания, объем и интенсивность общего правового просвещения. Не менее существенны и такие показатели, как масштабы и глубина юридического образования, профессиональной подготовки и переподготовки юристов, степень развития юридической науки, правового мышления.

2) Состояние законности, которое характеризуется степенью развертывания всех ее требований, реальностью их осуществления (прочностью правопорядка). Состояние законности — это вообще одно из важнейших проявлений культуры общества. Правовая же культура невозможна, немыслима без строжайшей законности. Причем уровень юридической культуры в значительной степени зависит и от того уважения, с каким законодатель относится к издаваемым им самим нормам.

3) Состояние законодательства, совершенство его содержания и формы. Этот элемент не только характеризует степень допущенных в праве общецивилизацнонных общечеловеческих начал, но и предполагает научное построение законодательства, нахождение оптимальных методов, способов, типов регулирования складывающихся отношений, строгое соблюдение правотворческой процедуры, максимальное использование передовых средств и приемов юридической техники и т.п.

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С 208

4) Состояние практической работы суда, а также прокуратуры, других юридических органов, выражающее их реальную роль в правовой системе, степень использования передовых приемов юридической техники, правил научной организации труда и т.п.

Значение правовой культуры в обществе выходит за пределы сферы права, юридической практики. Правовая культура — неотъемлемая часть культуры общества в целом. Распространить высокую юридическую культуру на все население—значит в условиях демократического общества, сложившегося или формирующегося, значительно поднять общий культурный уровень граждан, утвердить такой компонент в ценностной ориентации людей, который затрагивает важнейшие стороны общественной жизни: реализацию начал демократии, справедливости, свободы, высокую организованность, определенность прав и обязанностей, строгий порядок и ответственность, гарантированность прав личности, упорядоченную активность участников общественных отношений. А все это включается в общую культуру поведения людей, является неотъемлемым элементом современного гражданского общества.

Наряду с понятием «правовая культура» имеет основания для существования не менее значимое понятие — «культура права». Последнее призвано отразить высокий уровень правовой культуры — такой, когда не только общественные явления оцениваются под углом зрения правовых ценностей и идеалов, но и само право строится в соответствии с этими ценностями и идеалами, становится центром общественно-политической жизни.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Например, Е.А. Лукашева, глубоко изучающая вопросы правосознания, выступила против резкого размежевания нормативного влияния правосознания на поведение людей и регулирующего воздействия на него юридических норм (см.: Лукашева Е.А. Социалистическое правосознание и законность. М., 1973. С. 95).

[2] Подчеркивая нормативность правосознания, Е.А. Лукашева пишет: «Важно наличие в сознании идеи законности, дающей общую нормативно-правовую ориентацию индивиду» (см.: Лукашева Е.А. Социалистическое правосознание и законность. С.95).










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.