Предыдущий | Оглавление | Следующий

(IX) Послами для заключения мирных договоров, для обсуждения дел войны и перемирия да будут фециалы; карателями да не будут они, да выносят они решения насчет войны[1].

Знамения и чудеса – если сенат повелит – да передаются на рассмотрение этрусским гаруспикам. Этрурия да обучает первенствующих людей этой науке. Тех богов, которых гаруспики повелят умилостивить, да умилостивят; да очищают они места падения молний[2].

Женщины да не совершают ночных жертвоприношений, кроме тех, которые, по обычаю, совершаются за народ[3], и да не приобщают они

Цицерон. Диалоги. О государстве. О законах. – М., Наука. 1966. – С. 117

никого ни к одному священнодействию, кроме греческого, по обычаю обращенного к Церере[4].

(22) Содеянное кощунство, которое нельзя будет искупить, да останется неискупленным; то, которое можно будет искупить, да искупят жрецы государства.

Во время общественных игр... [да умилостивляют богов в цирке]; что же касается празднеств, на которых нет состязаний на колесницах и телесных упражнений, то ликование народа пусть умеряют пением и игрой на лирах и флейтах и пусть сочетается она с почестями, оказываемыми богам[5].

Из обычаев предков да соблюдаются все наилучшие. Кроме слуг Идейской Матери[6], никто да не собирает денег – и то лишь в установленные дни.

Кто украдет или похитит предмет священный или доверенный священной охране, да будет «паррицидой»[7].

За клятвопреступление да будет божьей карой смерть, человеческой карой – позор[8].

За инцест понтифики да карают высшей казнью[9]. Да не дерзает нечестивый умилостивлять дарами гнев богов. Обеты да выполняются тщательно. За нарушение права да будет кара. Да не совершает никто консекрации поля[10]. В консекрации золота, серебра и слоновой кости да соблюдается мера.

Священнодействия от имени частных лиц да остаются постоянными. Права богов-манов[11] да будут священны, умершие да причисляются к богам. Расходы на почитание их памяти и оплакивание да будут ограниченными».

(X, 23) АТТИК.– Ты ясно изложил нам содержание великого закона и притом так сжато! Но, по моему мнению, эти установления насчет религии мало отличаются от законов Нумы и от наших обычаев.

МАРК.– Но так как в книгах «О государстве» Публий Африканский убеждает нас в том, что из всех государств наше было в древности наилучшим, то не сочтешь ли ты необходимым издать законы, соответствующие наилучшему государственному устройству? АТТИК.– Да, мое мнение именно таково.

МАРК.– Итак, я вам сообщу о законах, способных сохранить это наилучшее государственное устройство, и если я сегодня, быть может, предложу какие-нибудь законы, которых в нашем государстве нет и не было, то они все же будут, можно сказать, соответствовать обычаям наших предков, тогда имевшим силу закона.

(24) АТТИК.– Так представь нам, пожалуйста, доводы в пользу своего закона, дабы я мог сказать: «Как ты предлагаешь»[12].

МАРК.– И ты говоришь это, Аттик! Ты не скажешь иначе?

Цицерон. Диалоги. О государстве. О законах. – М., Наука. 1966. – С. 118

АТТИК.– Во всяком случае, ни за что важное не буду голосовать иначе; в мелочах я, если захочешь, тебе уступлю.

КВИНТ.– И я такого же мнения.

МАРК.– Но смотрите, как бы мое изложение не затянулось.

АТТИК.– Тем лучше! Чем другим могли бы мы заняться?

МАРК.– Закон велит, чтобы люди «обращались к богам чистыми», видимо, чистыми духом, в котором сосредоточено все[13]. Закон не отвергает и чистоты тела, но следует понять одно: так как дух во многих отношениях преобладает над телом, а тело свое люди и без того стараются держать в чистоте, то гораздо важнее сохранять чистоту души. Ибо осквернение тела проходит либо от окропления водой, либо по прошествии нескольких дней[14]; что же касается духовного падения, то оно не может ни исчезнуть с течением времени, ни быть смыто никакими реками.

(25) Что касается веления закона «проявлять благочестие, отказываться от роскоши», то оно значит, что божеству угодна добропорядочность, а затрат надо избегать. И в самом деле? Желая, чтобы даже среди людей бедность была равноценна богатству, станем ли мы преграждать ей доступ к богам, связав совершение священнодействий с затратами?[15] Тем более, что самому божеству будет самым неугодным, если путь для его умилостивления и почитания не будет открыт для всех. А то, что будет карать не судья, а само божество, по-видимому, укрепляет религию страхом перед немедленным наказанием.

Иметь «особых богов» или же почитать «новых и чужеземных» значит вносить в религию путаницу и неизвестные нам священнодействия. (26) Что же касается богов, «унаследованных нами от предков», то им следует поклоняться, раз этот закон соблюдали сами предки.

Я полагаю, что в городах должны быть святилища, и не согласен с мнением персидских магов, по чьему настоянию Ксеркс, говорят, предал огню храмы Греции, так как, по мнению магов, в стенах этих храмов находились боги, перед которыми все должно быть открыто и свободно для доступа и чьи храмы и жилище представляет собой вся вселенная.

(ΧΙ) Греки и наши предки рассудили лучше: желая укрепить веру в богов, они признали, что боги обитают в тех же городах, где и мы. Такое верование приносит благочестие, полезное государствам,– если только справедливо высказывание Пифагора[16], ученейшего мужа, что «благочестие и религиозное чувство сильнее всего охватывают нашу душу тогда, когда мы участвуем в обрядах в честь богов», и если справедливо то, что сказал фалес, величайший из семи мудрецов[17]: «Люди должны думать, что все, находящееся у них перед глазами, полно богов». Ведь люди становятся более чистыми душой, как бы находясь в храмах, и глубоко религиозными[18]. Ибо перед нашими взорами (не только в наших умах), так сказать, благодаря вере появляется изображение богов. (27) Такое же значение имеют и

Цицерон. Диалоги. О государстве. О законах. – М., Наука. 1966. – С. 119

священные рощи в сельских местностях, и нельзя отвергать почитания ларов, завещанного предками как владельцам земли, так и домочадцам, и обрядов, совершающихся на глазах у жителей имения и усадьбы.

Далее – «соблюдать обычаи ветви рода и предков» означает (так как древние были весьма близки к богам) соблюдать правила религии, как бы переданной нам богами. А то обстоятельство, что закон велит чтить обоготворенных людей, как Геркулес и другие, свидетельствует о том, что души всех людей бессмертны, а души храбрых и доблестных божественны[19].

(28) Хорошо, что человеческие качества, как Ум, Благочестие, Доблесть, Верность, обожествляются и что каждому из них в Риме государством сооружены храмы, так что люди, обладающие этими качествами (а ими обладают все честные люди), полагают, что сами боги пребывают в их душах.

Но дурно, что в Афинах после того, как преступление, совершенное по отношению к Килону[20], было искуплено, по совету критянина Этшменида был сооружен храм Оскорбления и Дерзости. Ибо надлежит обожествлять доблести, а не пороки. И древний алтарь Горячки на Палатине, как и алтарь Злой Судьбы на Эсквилине и все ненавистное в этом же роде должно быть удалено. А если надо придумывать имена, то лучше выбрать имя Вики Поты [оно происходит от слов «побеждать» и «овладевать»] и Статы [останавливающей отступающие войска], прозвания Статора и Непобедимого Юпитера и названия желательных качеств – Здоровья, Чести, Благоденствия, Победы[21], так как ожидание всего хорошего укрепляет дух; ведь Ка-латин[22] с полным к тому основанием обожествил Надежду. Что касается Фортуны, то пусть это будет либо Фортуна Нынешнего дня (ибо она обладает силой во все дни), либо Оглядывающаяся назад, дабы оказать помощь, либо Судьба, более выражающая случайность, либо Перворожденная, спутница наша со времени рождения на свет[23], ...[Лакуна]

(XII, 29) Когда ведется счет дням нерабочим и праздничным, для свободных людей это означает перерыв тяжб и споров[24], а для рабов – трудов и непосильной работы[25]; при составлении календаря следует считаться с окончанием земледельческих работ. Что касается времени, когда, как сказано в законе, должны приноситься в жертву первые произведения земли и молодой скот, то следует тщательно совершать интеркалацию; ото было разумно введено Нумой[26], но пришло в беспорядок из-за нерадивости позднейших понтификов.

Далее, в постановлениях понтификов и гаруспиков нельзя изменять ничего из того, что касается жертв, подлежащих закланию тому или иному божеству: кому требуется взрослое животное, кому сосунки, кому самцы, кому самки[27].

Многие жрецы всех божеств и особые жрецы отдельных божеств старательно дают ответы по вопросам права и творят обряды. И так как Веста

Цицерон. Диалоги. О государстве. О законах. – М., Наука. 1966. – С. 120

как бы взяла под свою защиту очаг Города (ввиду этого она и получила греческое имя, которое мы почти сохранили как греческое, без перевода[28]), то да служат ей шесть девушек[29], чтобы им было легче бодрствовать, поддерживая огонь, и дабы женщины на их примере понимали, что женское естество может переносить полное целомудрие.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] См. Цицерон, «О государстве», II, 31 и прим. 53.

[2] Гаруспициной называлось сложившееся в Этрурии учение о знамениях и о предсказании судьбы. Гаруспики объясняли значение удара молнии, гадали по внутренностям жертвенного животного (необычное расположение или необычный внешний вид внутренностей, особенно печени, считался дурным знаком) и истолковывали знамения. Гаруспи-цина была уделом патрицианских родов. Гаруспики входили в состав когорты полководца или наместника в провинции. В городе Риме были странствующие гаруспики, к которым могли обращаться частные лица. См. Цицерон, «Письма к близким», VI, 6, 3, 9 (491).

Место падения молнии ограждалось четырьмя камнями и накрывалось двускатной кровлей; этим оно исключалось из мирского использования; эта процедура называлась «похоронить молнию» (fulgur condere).

[3] Имеется в виду жертвоприношение древнему италийскому божеству Доброй богине (Bona dea): бдение римских матрон, совершавшееся в ночь с 3 на 4 декабря в доме магистрата с империем; присутствие мужчин в доме в эту ночь запрещалось. См. ниже, § 36 я прим. 95.

[4] Его совершали жрицы-гречанки родом из Кампании. См. Цицерон, «Речь в защиту Бальба», 55; Дионисий Галикарнасский, II, 19.

[5] См. ниже, II, 36; «Речь об ответах гаруспиков», 21 сл.

[6] Фригийский культ Идейской Матери (Великой Матери богов, Кибелы) был перенесен в Рим в 204 г., во время второй пунической войны. В ее честь справлялись игры Мегалесии (4–10 апреля); в эти дни на форуме приостанавливались все дела. См. Цицерон, речи: «В защиту Целия», 1; «Об ответах гаруспиков», 22 слл.; Овидий, «Фасты», IV, 350 слл.; Ливии, XXIX, 14.

[7] Parriddium – убийство римского гражданина, отца, главы ветви рода (pater fami-lias); это преступление каралось так называемой poena cullei, носившей сакральный характер: убийцу зашивали в кожаный мешок и топили в реке или в море. См. Цицерон, «Речь в защиту Секста Росция», 28 слл. Цицерон относит к этому преступлению также и святотатство.

[8] Ср. Цицерон, «О государстве», IV, 6; «Об обязанностях», III, 111; Платон, «Законы», XII, 948.

[9] В данном случае инцест – обольщение девы-весталки. В широком смысле инцест – кровосмешение и оскорбление религии.

[10] Консекрация – официально совершаемая передача имущества (участка земли, здания) во власть божества, т. е. из области применения ius humanum в область применения ius divinum; такое имущество становилось res sacra. См. ниже, прим. 151.

[11] Обожествленные души умерших родичей, младшие божества.

[12] Ср. Цицерон, «О государстве», I, 70. Uti rogas. Обычная формула согласия при голосовании подачей табличек. См. ниже, III, 34 сл.

[13] Ср. Цицерон, «О природе богов», II, 71.

[14] Имеются в виду очистительные обряды. См. прим. 68 к кн. I.

[15] Ср. Цицерон, «О государстве», II, 26 сл.

[16] О Пифагоре см. Цицерон, «О государстве», прим. 50 к кн. I.

[17] См. Цицерон, «О государстве», прим. 42 к кн. I.

[18] См. Исократ, «Апофтегмы», 7; Сенека, Письма, 94, 42.

[19] См. выше, § 19. Ср. Цицерон, «Речь в защиту Сестия», 143.

[20] В 612 г. евпатрид Килон пытался захватить власть в Афинах. После подавления заговора сторонники Килона были убиты в храме Афины, где они искали убежища. Для отвращения гнева богов Эпименид совершил очистительные обряды. См. Фукидид, I, 126; Плутарх, «Солон», 12.

[21] См. выше, § 19.

[22] Аттилий Калатин – консул 259 г., диктатор 249 г., во время первой пунической войны завоевал Панорм.

[23] Ср. Цицерон, «О природе богов» II, 61.

[24] Ср. Цицерон, «О предвидении», I, 102.

[25] Ср. Марк Порций Катон, «Земледелие», гл. 2.

[26] Согласно традиции, при Ромуле год состоял из 10 месяцев, царь Hума Помпилий прибавил январь и февраль месяцы. Календарь был лунный, в году было 355 дней, с дополнительным месяцем (mensis intercalaris) – 377 или 378 дней, при четырехлетнем цикле. Календарем ведали понтифики; интеркалация производилась ими небрежно, иногда ею злоупотребляли из политических соображений. В 46 г., при Гае Юлии Цезаре, была произведена реформа календаря с введением солнечного года. См. Ливии, I, 19; Свето-ний, «Божественный Юлий», 40.

[27] Ср. Цицерон, «О государстве», II, 26 сл.; Ливии, I, 20.

[28] Εστία Vesta. Оба имени имеют общий корень. Ср. Цицерон, «О природе богов», II, 67.

[29] Весталки. См. Цицерон, «О государстве», II, 14.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.