Предыдущий | Оглавление | Следующий

(XXI, 37) ЛЕЛИИ.Вот и подтверждаются слова Катона, говорившего, что государство создается не сразу и не одним человеком. Ибо мы видим, как много благодетельных и полезных установлений прибавил каждый из царей. Но после них правил царь, который, по моему мнению, был в государственных делах еще более прозорлив, чем все остальные.

Это верно,– сказал Сципион,– ведь после него, по преданию, впервые без избрания народом, царствовал Сервий Туллий, который будто бы родился от рабыни из дома Тарквиния, зачавшей его от одного из клиентов царя. Когда он, воспитанный среди рабов, прислуживал за царским столом, царь не мог не заметить искры ума, уже тогда горевшей в мальчике; так ис-

Цицерон. Диалоги. О государстве. О законах. – М., Наука. 1966. – С. 44

кусен был он и во всякой работе, и в беседе. По этой причине царь, дети которого были еще очень малы, полюбил Сервия так, что его в народе считали царским сыном, и с величайшим усердием обучал его всем тем наукам, которые когда-то постиг сам, и дал ему прекрасное образование по греческому образцу.

(38) Но после того, как Тарквиний погиб при поискам сыновей Анка, Сервий начал царствовать, как я уже говорил, не в силу своего избрани» гражданами, но по их желанию и с их согласия[1] (так как в то время, когда Тарквиний – как ложно утверждали – болел после ранения, но еще был жив, Сервий в (царском уборе творил суд, «а свои деньги освободил несостоятельных должников и, проявив большое дружелюбие, убедил народ в том, что творит суд по повелению Тарквиния), Сервий не стал доверяться «отцам», а после похорон Тарквиния сам спросил народ относительно себя и, получив повеление царствовать, провел куриатский закон о своем империи. Прежде всего он, пойдя войной иа этрусков, покарал их за обиды. Когда он в этой войне ... [Лакуна] [захватил обширные земли, отняв их у цере-танов, тарквинян и вейентов, он распределил их между новыми гражданами, затем он учредил ценз, установление, полезнейшее для такого государства, которому судьбой назначено стать великим; на основании ценза подати и в мирное, в военное время взимались не без разбора, а в соответствии с имуществом. Он учредил восемьдесят щентурий, состоявших из граждан, имевших по 100000 сестерциев и больше, то есть сорок старших и сорок младших центурий; к ним он присоединил центурии всадников в числе ...].

(XXII, 39) ... восемнадцати, с наибольшим имущественным цензом. Затем Сервий, отобрав большое число всадников из всего народа, разбил весь остальной народ на пять разрядов и отделил старшие разряды от младших[2]; он распределил их так, чтобы исход голосования зависел не от толпы, а от людей состоятельных; он позаботился и о том, чтобы (этого всегда следует придерживаться в государственных делах) большинство не обладало наибольшей властью. Не будь это распределение вам известно, я разъяснил бы вам его. Но вы уже видите, что расчет был таким, чтобы центурии всадников вместе с шестью голосами и первый разряд, с прибавлением к ним щентурии, для вящей пользы города Рима предоставленной мастерам-плотникам, вместе составляли восемьдесят девять центурий; если из ста четырех центурий (ведь в остатке было именно столько) к этим восьмидесяти девяти центуриям прибавлялось хотя бы восемь[3], то в народе создавался перевес, и остальное огромное большинство людей в составе девяноста шести центурий не отстранялось от голосования, что было бы проявлением высокомерия, но не было чересчур сильным, что было бы опасно. (40) При этом Сервий внимательно отнесся также и к словам и даже к названиям: богатых он назвал «ассодателями» – от слов «асе» и «давать», а тех, кто при цензе либо предъявил не более тысячи пятисот ассов, либо не предъя-

Цицерон. Диалоги. О государстве. О законах. – М., Наука. 1966. – С. 45

вил «ичего, кроме самих себя, он назвал пролетариями, чтобы было ясно, что от них ожидается потомство, то есть как бы продолжение существования государства [4]. Но тогда в каждой центурии из тех девяноста шести состояло, на основании ценза, больше людей, чем почти во »сем первом разряде. Таким образом, с одной стороны, никто не лишался трава голоса; с другой стороны, при голосовании наиболее влиятельными были те, кто был наиболее заинтересован в том, чтобы государство было в наилучшем состоянии. Более того, акценсам[5], вспомогательным войскам, трубачам, горнистам, пролетариям ... [он предоставил права.] [Лакуна]

(XXIII, 41) (Я считаю) ... наилучшим государственным устройством такое, которое, с соблюдением надлежащей меры будучи составлено из трех видов власти – царской, власти оптиматов и народной, и не возбуждает, наказывая, жестоких и злобных чувств ... (Ноний, 342, 28).

(42) [Это видел Карфаген,] бывший шестьюдесятью пятью годами древнее, так как был основан за тридцать девять лет до первой олимпиады[6]. И знаменитый Ликург, живший в древнейшие времена, имел в виду почти то же. Итак, это равновесие и это из трех видов власти составленное государственное устройство, как мне представляется, были у нас общими с этими народами. Но то, что свойственно нашему Государству и прекраснее чего ничто не может быть, я, если смогу, рассмотрю более подробно; ведь ничего, подобного этому, не найти ни в одном государстве. Ибо все начала, описанные мною ранее, правда, сочетались и в нашем государстве, и у лакедемонян, и у карфагенян, но далеко не равномерно. (43) Дело в том, что в государстве, где какой-либо один человек бессменно облечен властью, тем более – царской (хотя там существует и сенат, как это было в Риме во времена царей, как это было в Спарте по законам Ликурга), даже если народ обладает какими-то правами (как это было при наших царях), царская власть все же имеет наибольшее значение, и такое государство не мажет не быть и не называться царством. Но этот вид государства в высшей степени изменчив по той причине, что государство, подорванное порочностью одного человека, очень легко гибнет. Ведь царский образ правления сам по себе не только не заслуживает порицания, но, пожалуй, должен быть поставлен несравненно выше остальных простых видов государственного устройства (если бы я вообще одобрял какой бы то ни было простой вид государственного устройства), однако лишь до тех пор, пока он сохраняет свой строй. Но это такой строй, когда благополучие, равноправие и спокойствие граждан вверены постоянной власти, справедливости и мудрости одного человека, проявляющейся во всем. Вообще народу, находящемуся под царской властью, недостает многого и прежде всего свободы, которая состоит не в том, чтобы иметь справедливого владыку, а в том, чтобы не иметь никакого ...[7] [Лакуна]

(XXIV, 44) ...терпели [произвол Тарквиния.] Ведь этому несправедливому и суровому владыке[8] в течение некоторого времени сопутствовало сча-

Цицерон. Диалоги. О государстве. О законах. – М., Наука. 1966. – С. 46

стье: он завоевал весь Лащий, взял богатый, всем изобилующий город Суессу Помецию и, захватив большую добычу, состоявшую из золота и серебра, исполнил обет отца, построив Капитолий; он вывел колонии и, следуя обычаю предков, послал великолепные дары, как бы жертву, в Дельфы Аполлону[9] (XXV, 45) Здесь опять повернется тот круг, естественное движение и оборот[10] которого вам следует научиться узнавать с самого начала. Вот основа государственной мудрости, составляющей все содержание нашей беседы: видеть пути и повороты в делах государства, дабы, зная, куда приведет то или иное из «их, быть в состоянии задержать его ход и даже воспрепятствовать ему.

Ибо царь, о котором я говорю, запятнанный убийством лучшего царя[11], прежде всего не был в здравом уме[12] и, сам страшась высшей кары за совершенное им злодеяние, хотел, чтобы его страшились. Кроме того, он, полагаясь на свои победы и богатства, не знал удержу в своей заносчивости и не мог совладать ни со своими наклонностями, ни с развращенностью своих родичей. (46) И вот, когда его старший сын учинил насилие над Лукрецией, дочерью Триципитина и женой Комлатина, а целомудренная и знатная женщина, после такого оскорбления, сама покарала себя смертью, то Луций Брут, муж выдающегося ума и храбрости, сбросил с граждан это несправедливое ярмо жестокого рабства. Хотя Брут был частным человеком, он взял на себя все государственные дела и, первый в нашем государстве, доказал, что при защите свободы граждан нет частных лиц[13]. По его предложению и под его началом граждане, вспомянув и свежие в их памяти жалобы отца и близких Лукреции, и гордость Тарквиния, и многие обиды, перенесенные и от него самого, и от его сыновей, повелели и самому царю, и его детям, и Тарквиниеву роду удалиться в изгнание[14].

(XXVI, 47) Итак, разве вам не ясно, что царь превратился во владыку, и что вследствие порочности одного человека самый род государственного устройства из хорошего стал весьма дурным? Ведь именно такого владыку над народом греки и называют тиранном[15]; ибо щарем они склонны считать такого, который заботится о (народе, как отец, и печется о возможно лучших условиях жизни для тех, над кем он поставлен; это действительно хороший вид государственного устройства, как я уже говорил, но все же склонный к переходу в пагубяейпгий строй и как бы катящийся вниз. (48) Ведь как только царь вступит на путь сколько-нибудь несправедливого владычества, он тут же станет тиранном, то есть самым отвратительным, самым омерзительным и самым ненавистным для богов и людей существом, какое только возможно вообразить себе.(Хотя по внешности он – человек, но дикостью своих нравов превосходит самых лютых зверей[16]. И в самом деле, кто по справедливости назовет человеком того, кто не хочет, чтобы у него были с его согражданами и вообще со всем человеческим родом какая-либо общ-

Цицерон. Диалоги. О государстве. О законах. – М., Наука. 1966. – С. 47

ность в праве, какое-либо объединение в человеческих отношениях? Но у нас еще будет другой, более подходящий повод поговорить об этом, когда сам предмет побудит меня высказаться против тех, кто, даже освободив граждан, стал добиваться владычества[17].

(XXVII, 49) Вот так впервые появляется тиранн; ибо такое наименование греки дали несправедливому царю, а мы, римляне, называли царями всех тех, кто обладал единоличной постоянной властью над народом. Поэтому и о Спурии Кассии[18], и о Марке Манлии[19], и о Спурии Мелии[20] говорили, что они захотели захватить царскую власть, а недавно [Тиберий Гракх]... [Лакуна]

(XXVIII, 50) ...Ликург в Лакедемоне назвал геронтами; их было, правда, очень мало – двадцать восемь[21]. Он предоставил им высшее право совещательного голоса, тогда как высший империй принадлежал царю. Наши предки последовали примеру Ликурга и перевели на наш язык введенное им название: тех, кого он назвал старейшинами, они назвали сенатом; так (мы уже говорили об этом) поступил и Ромул, избрав «отцов». Но в таком государстве все же решительно преобладает могущество, власть и имя царя. Удели некоторую власть также и народу, как поступили Ликург и Ромул; свободой ты его не насытишь, но жаждой свободы зажжешь, если только дашь ему возможность вкусить власти. Однако над ним всегда будет тяготеть страх, что царь (как это большей частью и бывает) окажется несправедливым. Итак, не прочна судьба народа, когда она, как я уже говорил, зависит от воли, вернее, от нрава одного человека.

(XXIX, 51) Итак, пусть это будет первая форма, первый вид и первоисточник тираннии, обнаруженный нами в том государстве, которое Ромул основал, совершив авспиции, а не в том, которое, как пишет Платон, для себя описал Сократ в своей известной изысканной беседе[22]; вот каким образом Тарквиний полностью ниспроверг этот род государства с царем во главе – и не тем, что он захватил какую-то новую власть, но тем, что несправедливо использовал ту, какой располагал. Противопоставим Тарквиинию другого мужа – хорошего, мудрого и искушенного во всем том, что касается пользы и достоинства граждан, и как бы опекуна и управителя государства. Ведь именно так следует называть всякого, кто будет «правителем и кормчим» государства. Умейте распознать такого мужа; ведь именно он, умом своим и деятельностью, способен охранять государство. Но так как название это пока еще малоупотребительно в нашем языке и нам еще не раз придется говорить о таком человеке в своей дальнейшей беседе, то...

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] См. Ливии, I, 41.

[2] Текст испорчен. Увеличение числа центурий конницы до (вместо прежних 6) приписывается Сервию Туллию. «Младшие» разряды были составлены из мужчин в возрасте до 45 лет, способных нести военную службу; «старшие» разряды были резервом. См. Ливии, I, 43.

[3] «Шесть голосов» – это 6 центурий римских всадников, которые учредил Тулл Гостилий. Таким образом, 12 + 6 центурий всадников + 70 центурий первого разряда + 1 центурия плотников составили 89 центурий. Восемь центурий, о которых говорится здесь,– это центурии второго разряда. 89 + 8 = 97, т. е. большинство. См. Цицерон, «Речь в защиту Флакка», 15.

[4] Assiduus – от слов as – монета и do – даю. Ср. Геллий, «Аттические ночи», XVI, 10, 15. Слово «пролетарий» происходит от слова proles – потомство.

[5] Акценс – в гражданском быту служители консулов и преторов; в военном быту 1) помощники центурионов, 2) легковооруженная пехота.

[6] Согласно традиции, Карфаген был основан в 815 г., т. е. за 65 лет до основания Рима.

[7] См. I. 50.

[8] Царь Тарквиний Гордый.

[9] В Дельфах (Фокида) находился знаменитый храм Аполлона и оракул.

[10] См. I, 45.

[11] Царя Сервия Туллия.

[12] По представлению древних, преступник боялся кары за совершенное им злодеяние и потому его рассудок мог помутиться. См. Цицерон, «Речь об ответах гаруспяков», 39.

[13] Ср. Цицерон, «Об обязанностях», III, 19; «Письма к близким», XI, 7, 2 (812). Луций Юний Брут – едва ли историческая личность. См. Ливии, I, 57–60.

[14] Согласно традиции, это произошло в 510 г.

[15] О тиранне см. прим. 123 к кн. I.

[16] Ср. Цицерон, «О дружбе», 54 сл.

[17] Ср. кн. I, 65, 68 Возможно, намек на Цезаря.

[18] Спурий Кассий Вецеллин – консул 468 г. вместе с Прокулом Вергинием, предложил закон о распределении частя государственных земель между плебсом; закон этот встретил сопротивление со стороны Вергилия и сената. Кассий предложил также возвратить плебсу деньги, уплаченные им за зерно, полученное из Сицилия. Кассий был обвинен в стремлении к царской власти и осужден на смерть. См. ниже, § 60; речи: «О доме», 101; «II филиппика», 87 и 114; Ливии, II, 41.

[19] Марк Манлий – консул 390 г., отразил нападение галлов на Капитолий, за что был прозван Капитолийским; впоследствии был обвинен в стремлении к царской власти, но был оправдан; в 392 г. был обвинен снова, осужден и сброшен с Тарпейской скалы, как Спурий Кассий.

[20] О Спурий Мелии см. прим. 24 к кн. I.

[21] Герусия состояла из 30 членов в возрасте старше 60 лет, избиравшихся народом «Геронт» значит старик, старейшина.

[22] См. Платон, «Государство», VIII, 565 –IX, 580.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.