Предыдущий | Оглавление | Следующий

(VII, 12) И Ромул совершил все это очень быстро. Обосновал город, который он велел назвать Римом в свою честь, а для укрепления новой гражданской общины принял решение, несколько необычное и довольно суровое, но достойное великого человека, уже тогда отличавшегося большой способностью предвидеть все то, что касалось упрочения царства и благополучия народа: он велел похитить знатных сабинских девушек, в день Консуалий[1] явившихся в Рим, чтобы присутствовать на впервые тогда учрежденных Ромулом ежегодных играх в цирке[2], и отдал этих девушек в замужество в лучшие семьи. (13) Когда сабиняне из-за этого пошли на римлян войной, успех в которой был переменным, а исход казался сомнительным, Ромул заключил договор с сабинским царем Титом Тацием, причем похищенные матроны сами умоляли об этом; по этому договору Ромул принял сабинян в число граждан, приобщив их к священнодействиям, и разделил свою царскую власть с их царем[3].

(VIII, 14) А после гибели Тация, когда к Ромулу вернулась вся полнота власти, Ромул, хотя он вместе с Тацием ранее выбрал в царский совет первенствовавших людей, которые ввиду своего влияния были названы «отцами», и от имени своего, Тация и Лукумона, союзника, павшего в сражении с сабинянами, разделил народ на три трибы[4] и тридцать курий, дав этим куриям имена похищенных сабинских девушек, бывших предстательницами за заключение договора,– итак, хотя все это было именно так

Цицерон. Диалоги. О государстве. О законах. – М., Наука. 1966. – С. 38

установлено еще при жизни Тация, все же, после того, как он был убит, Ромул стал царствовать, еще более опираясь на авторитет и мудрость «отцов».

(IX, 15) Совершив это, Ромул прежде всего понял и признал правильным то же самое, что несколько ранее в Спарте понял Ликург: посредством единоличного империя и царской власти можно лучше повелевать и править государствами в том случае, когда к этому виду власти присоединяется авторитет всех лучших граждан. И вот, найдя себе опору и защиту в этом совете и как бы «сенате»[5], Ромул весьма удачно вел много войн с соседями[6] и, сам не унося ничего из добычи к себе в дом, не переставал обогащать своих сограждан. (16) Далее,– мы сохраняем это и поныне для вящей безопасности государства,– Ромул неизменно считался с авспициями. Ведь он и сам (что было вместе с тем и началам нашего государства) заложил город, совершив авспиции, а затем выбрал из каждой трибы по авгуру[7], чтобы тот, находясь при нем, совершал авспиции каждый раз, когда Ромул приступал к какому-нибудь государственному делу. Наконец, он также распределил плебс на клиентелы[8] у первенствовавших людей (какую пользу это принесло, я рассмотрю впоследствии) и применял меры принуждения, налагая пеню в виде овец и быков (так как в те времена имущество состояло из скота и земельных владений, ввиду чего людей называли «богатыми скотом»[9] и «занимающими земли»[10]), а не обращаясь к насилию и казням.

(X, 17) И вот Ромул, процарствовав тридцать семь лет[11], создав два прекрасных устоя государства – авспиции и сенат, достиг столь многого, что, когда он исчез во время внезапно происшедшего затмения солнца[12], его причислили к сонму богов, а такой чести никогда не мог бы удостоиться ни один смертный, не снискавший выдающейся славы за свою доблесть. (18) И по отношению к Ромулу это было тем более изумительно, что все другие, по преданию, ставшие из людей богами, жили в менее просвещенные века, когда измышлять было легко, так как неискушенные люди были легковерны. Ромул же, как мы видим, жил менее шестисот лет назад, когда письменность и науки уже давно стали общим достоянием, а всяческие старинные заблуждения, связанные с диким образом жизни, исчезли. В самом деле, если Рим, как возможно установить на основании летописей греков, был основан во втором году седьмой олимпиады[13], то Ромул жил в тот век, когда в Греции уже было много поэтов и певцов и люди относились к сказаниям – если только они не касались глубокой древности – с меньшим доверием. Ведь первая олимпиада была установлена через сто восемь лет после того, как Ликург начал составлять спои законы, и только ошибка в имени позволила некоторым думать, что она была установлена самим Ликургом. А те, кто относит Гомера ко времени, более близкому к нам, полагают, что он жил приблизительно за тридцать лет до Ликурга[14]. (19) Из этого следует, что

Цицерон. Диалоги. О государстве. О законах. – М., Наука. 1966. – С. 39

Гомер жил задолго до Ромула, так что, коль скоро люди уже были учеными, а сами времена – просвещенными, едва ли был какой-либо повод для вымыслов. Ведь только древность принимала сказания, иногда ... [даже и нескладно сочиненные, но век Ромула, уже образованный и особенно склонный смеяться над тем, чего не может быть, отверг бы их.] [Лакуна].

Далее, Гесиод[15], хотя и жил через много веков после Гомера, все же, как известно, жил до Ромула. Через несколько лет после основания Рима родился Стесихор[16],] (20) внук Гесиода по дочери, как говорили некоторые; в год смерти Стесихора, в пятьдесят шестую олимпиаду, родился Симонид[17]. Таким образом очевидно, что в бессмертие Ромула поверили тогда, когда жизнь людей уже вошла в колею, и они познали ее и приобрели опыт. И все же так велика была в Ромуле сила ума и мужества, что насчет него, со слов Прокула Юлия[18] человека простого, приняли на веру то, чему еще многими веками ранее не поверили бы, будь это рассказано о ком бы то ни было другом из смертных; говорят, правда, что Прокул по наущению «отцов», желавших отвести от себя подозрения в гибели Ромула, сказал на народной сходке, что видел Ромула на том холме, который теперь называется Квиринальским, и что Ромул поручил ему просить народ о том, чтобы на этом месте ему было устроено святилище: он – бог и именуется Квирином.

(XI, 21) Итак, не кажется ли вам, что благодаря мудрости одного человека новый народ не только появился на свет, но что Ромул оставил его не младенцем, плачущим в колыбели, но уже выросшим и, можно сказать, возмужавшим?

ЛЕЛИИ.– Да, мы видим это, как и то, что ты вступил в рассуждениях своих на необычный путь, о котором нигде не упоминается в книгах греков. Ведь тот выдающийся человек[19], которого еще никто не превзошел в своих сочинениях, мысленно выбрал участок земли, чтобы создать на нем, по разумению своему, государство, быть может, и превосходное, но далекое от уклада жизни людей и их нравов. (22) Остальные[20] рассуждали о видах государств и об их особенностях, не имея перед собой какого-либо определенного примера и формы государственного устройства. Но ты, мне кажется, намерен сделать и то, и другое. Ведь ты повел свое изложение так, словно предпочитаешь приписывать свои воззрения другим, а не прибегать к вымыслам (как у Платона поступает Сократ) и, говоря о местоположении города Рима, объяснять сознательным поступком то, что Ромул совершил случайно и по необходимости, и рассуждать, не отвлекаясь в сторону, а имея в виду лишь одно определенное государственное устройство. Поэтому продолжай так, как начал; ведь мне кажется, что я, пока ты будешь рассматривать правление остальных царей, уже буду видеть перед собой совершенное государство.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Консуалии – празднества в честь Конса, покровителя зерна, брошенного в землю или сложенного в амбар; справлялись 21 секстилия (августа) и 15 декабря и сопровождались скачками на лошадях. Сабиняне жили в центральной Италии.

[2] Очевидно, будущий Circus Maximus (Большой цирк), место беговых состязаний и скачек; он находился в низине между Палатинскими и Авентинскими холмами. Там же находился алтарь божества Конса.

[3] Это легендарное двоевластие можно связать с фактом существования двух консулов.

[4] Лукумон – этрусское имя. Названия триб – Ramnes (Ramnenses, Ramnetes); Ti-ties (Titienses), Luceres (Lucerenses) – также этрусского происхождения. См Ливии.

[5] Слово «сенат» означает собрание старейших; сенат называли также и «patres» («отцы» в нашем переводе).

[6] Главным образом, с Вейями и Фиденами. См. Ливии, I, 14 сл.

[7] Коллегия жрецов, по преданию учрежденная Ромулом; вначале составлялась из патрициев; в 300 г., на основании Огульниева закона, в нее получили доступ и плебеи; пополнялась лугем кооптация, а с 154 г., на основания Домициева закона, путем избрания 17 трибами, юыбранными по жребию. Авгурат был пожизненным; авгур носил богатую одежду и изогнутый посох. Он истолковывал авспиции |(прим. 11) и, признав их дурными, распускал собрание, произнося формулу: «Alio die!» (в другой день). Ср. Лукан, «Фарсалия», IV, 600.

[8] См. прим. 105 к кн. I.

[9] Pecuniosus; ресиrus от pecus – скот.

[10] Locuples от locus – местность, участок земли.

[11] С 753 по 716 г.

[12] См. I, 16.

[13] Т.е., в 750 г. Эту дату принимает Полибий (I, 74). В традиции насчет времени основания Рима имеются расхождения; согласно Варрону, Рим был основан в 753 г. Олимпиада – период времени в полные четыре года; летосчисление по олимпиадам (по времени игр в Олимпии, повторяющихся через каждые четыре года на пятый) было введено в Греции в 776 г.

[14] Деятельность законодателя Ликурга относится к началу IX в. Его смешивали («ошибка в имени») с другим Ликургом, который по случаю учреждения олимпиад ввел священное перемирие между Спартой и Афинами. См. Плутарх, «Ликург», 1.

[15] Гесиод– греческий поэт конца VIII и начала VII в., представитель дидактического эпоса. Его наиболее важные поэмы: «Труды и дни» и «Феогония» (Происхождение богов).

[16] Тисий из Гимеры, по прозванию Стесихор («постановщик хоров»),– лирический поэт (около 630–550).

[17] Симонид Кеосский – лирический поэт, автор эпиграмм (556–468).

[18] По преданию, патриций из Альбы-Лонги. См. Ливии, I, 16; Плутарх, «Ромул», 28.

[19] Платон. Имеется в виду его диалог «Государство».

[20] Аристотель, Феофраст. Ср. Цицерон, «О законах», III, 13 сл.; «О предвидении», П. 3










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.