Предыдущий | Оглавление | Следующий

(XXVI, 41) ... [Ибо, не будь у человека], так сказать, семян [справедливости], не возникло бы ни других доблестей, ни самого государства. Итак, эти объединения людей, образовавшиеся по причине, о которой я уже говорил, прежде всего выбрали для себя в определенной местности участок земли, чтобы жить на нем. Использовав естественную защиту и оградив его также и искусственно, они назвали такую совокупность жилищ укреплением, или городом, устроили в нем святилища и общественные места.

Итак, всякий народ, представляющий собой такое объединение многих людей, какое я описал, всякая гражданская община, являющаяся народным установлением, всякое государство, которое, как я сказал, есть народное достояние, должны, чтобы быть долговечными, управляться, так сказать, советом, а совет этот должен исходить прежде всего из той причины, которая породила гражданскую общину. (42) Далее, осуществление их следует поручать либо одному человеку, либо нескольким выборным или же его должно на себя брать множество людей, то есть все граждане. И вот, когда верховная власть находится в руках у одного человека, мы называем этого одного царем, а такое государственное устройство – царской властью. Когда она находится в руках у выборных, то говорят, что эта гражданская община управляется волей оптиматов. Народной же (ведь ее так и называют)

Цицерон. Диалоги.  О государстве. О законах. – М., Наука. 1966. – С. 22

является такая община, в которой все находится в руках народа[1]. И каждый из трех видов государства – если только сохраняется та связь, которая впервые накрепко объединила людей ввиду их общего участия в создании государства,– правда, не совершенен и, по моему мнению, не наилучший, но он все же терпим, хотя один из них может быть лучше другого. Ибо положение и справедливого и мудрого царя, и избранных, то есть первенствующих граждан, и даже народа (впрочем, последнее менее всего заслуживает одобрения) все же,– если только этому не препятствуют несправедливые поступки или страсти,– по-видимому, может быть вполне прочным.

(XXXVII, 43) Но при царской власти все прочие люди совсем отстранены от общего для всех законодательства и принятия решений, да и при господстве оптиматов народ едва ли может пользоваться свободой, будучи, лишен какого бы то ни было участия в совместных совещаниях и во власти, а когда все вершится по воле народа, то, как бы справедлив и умерен он ни был, все-таки само равенство это не справедливо, раз при нем нет ступеней в общественном положении. Поэтому хотя знаменитый перс Кир[2] и был справедливейшим и мудрейшим царем, все же к такому «достоянию народа» (а это, как я уже говорил, и есть государство), видимо, не стоило особенно стремиться, так как государство управлялось мановением и властью одного человека. Если массилиицами, клиентами нашими[3], с величайшей справедливостью правят выборные и притом первенствующие граждане, то все-таки такое положение народа в некоторой степени подобно рабству.. Если афиняне в свое время, отстранив ареопаг[4], вершили всеми делами только на основании постановлений и решений народа, то, так как у них не было определенных ступеней общественного положения, их община не могла сохранить своего блеска.

(XXVIII, 44) И я говорю это о трех видах государственного устройства, если они не нарушены и не смешаны один с другим, а сохраняют черты, свойственные каждому из них. Прежде всего, каждый из этих видов государственного устройства обладает пороками, о которых я уже упоминал; далее, ему присущи и другие пагубные пороки; ибо из указанных видов устройства нет ни одного, при котором государство не стремилось бы по обрывистому и скользкому пути к тому или иному несчастью, находящемуся невдалеке от него. Ведь в упомянутом мною царе, терпимом и, если хотите, достойном любви,– Кире (назову именно его) скрывается, так как он волен изменять свои намерения, всем известный жесточайший Фаларид[5], по образцу правления которого единовластие скользит вниз по наклонному пути и притом легко. К знаменитому управлению государством, осуществлявшемуся в Массилии малым числом первенствовавших людей, близко стоит сговор клики тридцати мужей, некогда правившей в Афинах[6]. Что полновластие афинского народа, когда оно превратилось в безумие и произвол толпы, оказалось пагубным, ...[показали дальнейшие события.]

Цицерон. Диалоги.  О государстве. О законах. – М., Наука. 1966. – С. 23

(XXIX, 45) [Лакуна] ... [государственное устройство] наихудшее, и из этой [формы правления] обыкновенно возникает правление оптиматов, или тираннической клики, или (царское, или (даже весьма часто) народное и опять-таки из него – один из видов правления, упомянутых мною ранее, и изумительны бывают круги и как бы круговороты перемен и чередований событий в государстве[7]. Если знать их – дело мудрого, то предвидеть их угрозу, находясь у кормила государства, направляя его бег и удерживая его в своей власти,– дело, так сказать, великого гражданина и, пожалуй, богами вдохновленного мужа. Поэтому я и считаю заслуживающим наибольшего одобрения, так сказать, четвертый вид государственного устройства, так как он образован путем равномерного смешения трех его видов, названных мною ранее.

(XXX, 46) ЛЕЛИЙ.– Я знаю, что таково твое мнение, Публий Африканский! Ибо я часто слыхал это от тебя. И все же, если это тебе не в тягость, я хотел бы узнать, какой из этих трех видов государственного устройства ты находишь наилучшим. Ведь будет полезно для понимания ... [Лакуна]

(XXXI, 47) СЦИПИОН.– ...и каждое государство таково, каковы характер и воля того, кто им правит[8]. Поэтому только в таком государстве,[9] где власть народа наибольшая, может обитать свобода; ведь приятнее, чем она, не может быть ничего, и она, если она не равна для всех, уже и не свобода. Но как может она быть равной для всех, уж не говорю – при царской власти, когда рабство даже не прикрыто и не вызывает сомнений, но и в таких государствах, где на словах свободны все? Граждане, правда, подают голоса, предоставляют империй и магистратуры, их по очереди обходят, добиваясь избрания[10], на их рассмотрение вносят предложения, но ведь они дают то, что должны были бы давать даже против своего желания, и они сами лишены того, чего от них добиваются другие; ведь они лишены империя, права участия в совете по делам государства[11], права участия в судах, где заседают отобранные судьи[12], лишены всего того, что зависит от древности и богатства рода. А среди свободного народа, как, например, родосцы[13] или афиняне[14], нет гражданина, который ... [сам не мог бы занять положения, какое он предоставляет другим.] [Лакуна].

(XXXII, 48) ...когда в народе находился один или несколько более богатых и более могущественных человек, тогда – говорят они[15] – из-за их высокомерия и надменности[16] и создавалось вышеуказанное положение, так как трусы и слабые люди уступали богатым и склонялись перед их своеволием. Но если народ сохраняет свои права, то – говорят они – это наилучшее положение, сама свобода, само благоденствие, так как он – господин над законами, над правосудием, над делами войны и мира, над союзными договорами, над правами каждого гражданина и над его имуществом[17]. По их мнению, только такое устройство и называется с полным осно-

Цицерон. Диалоги.  О государстве. О законах. – М., Наука. 1966. – С. 24

ванием государством, то есть достоянием народа. Поэтому, по их славам, «достояние народа» обычно освобождается от владычества царей и «отцов», но не бывает, чтобы свободные народы искали для себя царей или власти и могущества оптиматов. (49) И право, говорят они, ввиду пагубных последствий, связанных с необузданностью народа, не следует отвергать вообще всего этого вида свободы для народа; нет ничего более неизменного и более прочного, чем народ согласный и во всем сообразующийся со своей безопасностью и свободой; но легче всего согласие это достижимо в таком государстве, где всем полезно одно и то же; из различия интересов, когда одному подходит одно, а другому другое, возникают раздоры[18]; поэтому, когда властью завладевали «отцы», государственный строй никогда не бывал прочен; но еще менее бывает так при царской власти, когда, по утверждению Энния [19], ...ни общности во власти нет священной, ни верности.

Поэтому, если закон есть связующее звено гражданского общества[20], а право, установленное законом, одинаково для всех, то на каком праве может держаться общество граждан, когда их положение не одинаково? И в самом деле, если люди не согласны уравнять имущество, если умы всех людей не могут быть одинаковы, то, во всяком случае, права граждан одного и того же государства должны быть одинаковы. Да и что такое государство, как не общий правопорядок?

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Три формы государственного устройства подробно рассмотрены Полибием (VI, 3 сл.) и Платоном, «Государство», VIII.

[2] Кир Старший –529 гг. См. Ксенофонт, «Воспитание Кира»; Геродот, «История», I, 46 слл. См. Цицерон, «Письма к Квинту», III, 1, 8 (145).

[3] Патронат и клиентела – в древнейшую эпоху отношения между патрицием я зависевшими от него людьми, возможно, из покоренного населения: патрон покровительствовал и помогал клиенту; клиенты поддерживали патрона при соискании магистратур и пр. Впоследствии отношения между влиятельным лицом и его вольноотпущенниками или городской общиной, между бывшим наместником провинции я ее населением; они были преемственными.– Массилия (ныне Марсель) – колония фокидян, основанная около 600 г.; во II в. прибегала к помощи Рима во время войн; поэтому Эмнлиан и говорит о клиентах. См. Цицерон, речи: «В защиту Фоитея», 3; «В защиту Флакка», 63.

[4] Ареопаг·– высший государственный совет Афин; вначале он был составлен из аристократов, занимавших в прошлом должность архонтов. В середине V в. за ареопагом была сохранена только судебная власть по делам об убийстве.

[5] Фаларид – тиранн Агритента (570–554), приказавший изготовить полого медного быка, в котором заживо сжигали людей. См. Цицерон, «Речь против Верреса», (II) IV, 73; «Письма к Аттику», VII, 20, 2 (317); Овидий, «Метаморфозы», I, 653.

[6] Правление Тридцати тираннов (404–403).

[7] Имеется в виду учение о круговороте государственных форм. См. вводную статью С. Л. Утченко, стр. 163 и 169. Ср. ниже, II, 45; «Речь в защиту Планция», 93; «Письма к Аттику», II, 9, 1 (36); 21, 2 (48); «О предвидении», II, 6.

[8] Ср. Платон, «Государство». VIII, 543 А – 545 С.

[9] Ср. Цицерон, «О законах», III, 31; «Письма к близким», I, 9, 12 (159); Платон, «Законы», IV, 711 С; Ксенофонт, «Воспитание Кира», VIII, 8, 3.

[10] Имеется в виду ambitus (буквально – обход по очереди), действия кандидата с целью расположить избирателей в его пользу; допустимым считалось обратиться к гражданину по имени и взять его за руку; недопустим был подкуп в любой форме, считавшийся преступлением (crirnen de ambitu). Для борьбы с подкупом был издан ряд законов: Корнелиев закон карал запретом занимать магистратуры в течение 10 лет; Кальпурниев-Ацилиев закон 67 г.– штрафом и полным запретом занимать магистратуры; Туллиев закон 63 г. запрещал денежное вознаграждение, зрелища для народа и угощение народа по трибам и карал 10-летним изгнанием. См. ниже, § 51; речи: «В защиту Суллы»; «В защиту Планция»; «Письма к Аттику», IV, 15, 7 (142); Квинт Цицерон, «Наставление по соисканию консульства».

[11] Римский сенат.

[12] ludices delecti. Судьи, для слушания данного дела отобранные городским претором (praetor urbanus) из общего списка судей (album iudicum, indices select!).

[13] Под римским владычеством Родос пользовался некоторой автономией. В 167 г., после битвы под Пидной, сенат решил начать против Родоса войну ввиду его недружественного поведения во время войны с Македонией. Против этого выступил Катон Цензорий. См. Авл Геллий, VI, 3, 15.

[14] Сципион говорит об Афинах своего времени. Впоследствии Афины оказались на стороне Митридата VI Евпатора, были взяты Суллой в 88 г. и утратили свою автономию.

[15] Сципион приводит мнение сторонников демократии.

[16] Ср. Саллюстий, «Катдалииа», 10, 4; «Югурта», 5, 2.

[17] Речь идет о народе как источнике права. См, выше, § 39 и прим. 100.

[18] Ср. Саллюстий, «Катилина», 6–13; «Югурта», 41 сл.; Послания к Цезарю, II, 7.

[19] Энний, «Тиест», фрагм. 303 Мюллер. Ср. Цицерон, «Об обязанностях», I, 26.

[20] В историческую эпоху под термином lex понимали писаный закон. Ср. Цицерон, «О законах», I 18; Юстиниан, «Институции», II, 1, 11.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.