Предыдущий | Оглавление | Следующий

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Изучение общих проблем соотношения международного и российского уголовно-процессуального права и особенностей реализации международных норм российским уголовно-процессуальным законодательством позволяет сделать следующие теоретические выводы и сформулировать предложения по совершенствованию законодательства и практики взаимодействия российских правоохранительных органов с зарубежными.

Теоретические выводы

1. Международное уголовно-процессуальное право можно определить как совокупность международно-правовых норм, регулирующих следующие виды отношений: сотрудничество государств в сфере борьбы с преступностью; общие и специальные правила производства по уголовным делам; меры по пресечению международных преступных деяний и обеспечению привлечения к ответственности, правила осуществления юрисдикции государства и иммунитеты отдельных категорий лиц в уголовном процессе, оказание правовой помощи по уголовным делам, а также деятельность международных правоохранительных органов и организаций и их взаимодействие с государствами.

2. Правовая система Российской Федерации (в контексте ч. 4 ст. 15 Конституции РФ) включает в себя всю совокупность применяемых в нашем государстве правовых норм – российского, международного и иностранного права.

3. Непосредственное действие международно-правовых норм не может ограничиваться только сферой межгосударственных отношений. Нормы международного права включаются в механизм правового регулирования внутренних отношений в своем собственном виде и могут (когда они предназначены для прямого действия) непосредственно регулировать правоотношения в Российской Федерации.

4. Международно-правовые нормы не нуждаются в трансформации их в нормы российского права или в придании им силы национального закона. Прямое действие международных норм в Российской Федерации основано на суверенном праве государства допускать в качестве регуляторов внутренних отношений нормы иных правовых систем (международного и иностранного права). Международные нормы применяются в Российской Федерации либо вместе с нормами национального права либо вместо них без какого-либо преобразования их в нормы внутригосударственного права.

Российское государство санкционирует прямое применение международно-правовых норм во внутригосударственной сфере. Можно различать общее и специальное санкционирование. Как универсальную санкцию, адресованную всем субъектам российского права, на применение в их деятельности международно-правовых норм можно рассматривать норму ч. 4 ст. 15 Конституции РФ. В качестве специальных санкций выступают нормы имплементационных актов, отсылки к международным нормам, "привязки" к конкретным договорам и т.д.

5. Поскольку существуют лишь два вида правовых норм (международные и внутригосударственные), могущих служить юридической базой правоотношений, общественные отношения могут регулироваться либо нормами одной системы права, либо нормами обеих систем. Следовательно, возможны три типа правоотношений: международные, внутригосударственные и комплексные. Международно-правовые нормы могут являться основанием для возникновения международных и комплексных правоотношений.

6. Нормы международного уголовно-процессуального права реализуются в Российской Федерации в двух формах: с помощью издаваемых правовых актов, регулирующих те же вопросы, что и международные нормы; и путем непосредственного их применения. Таким образом, производство по уголовным делам в Российской Федерации регламентируется не только внутригосударственными, но и международными нормами. Нормы МУПП в одних случаях закрепляют общие стандарты уголовного процесса, в других – являются непосредственным основанием возникновения субъективных прав и обязанностей участников уголовно-процессуальных отношений. При этом общепризнанные принципы и нормы международного права в области прав человека и международные договоры РФ, согласие на обязательность которых дано в форме федерального закона, имеют преимущество перед российским уголовно-процессуальным законом. Положения официально опубликованных международных договоров РФ в сфере уголовного процесса, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в Российской Федерации непосредственно. Для осуществления иных положений международных договоров в РФ принимаются соответствующие правовые акты.

7. Издание внутригосударственного акта во исполнение международных норм является обязательным, когда в них имеются указания на необходимость внутригосударственной правотворческой деятельности. Встречаются три типа такого рода указаний: общее указание (принять все необходимые меры, в том числе законодательные); конкретное указание (закрепить аналогичное правило); подразумеваемое указание (внесение соответствующих изменений во внутреннее право вытекает из смысла международно-правовых норм).

В Российской Федерации применяется следующие основные способы внесения изменений в уголовно-процессуальное законодательство: определение порядка применения международно-правового акта; внесение изменений в УПК во исполнение международных обязательств; включение в законодательство отсылок к международным нормам.

В сфере уголовного процесса в РФ используются пять основных видов отсылок к нормам международного права:

а) "если, то" (если международным договором РФ установлены иные правила, чем законом, то применяются правила международного договора);

б) "и, и" (отношения регулируются и законодательством, и международными договорами);

в) "если иное" или "за исключением" (отношения регулируются следующим образом, если иное не предусмотрено международным договором (за исключением случаев, предусмотренных международными договорами));

г) "другие" (дополнительные случаи (или варианты) регулирования данных отношений предусмотрены международными договорами);

д) "смотри" ("привязка" к конкретному международному договору).

8. При формулировании задач российского уголовно-процессуального закона следует учитывать и "международно-правовой" аспект. Уголовно-процессуальный закон Российской Федерации должен быть призван содействовать международному сотрудничеству в борьбе с преступностью, повышению эффективности правовой помощи по уголовным делам.

9. Нормы МУПП устанавливают границы правотворческой и правоприменительной деятельности российских органов власти. Поэтому в сфере уголовного процесса в РФ не могут:

а) издаваться законы и другие правовые акты, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина, нарушающие независимость суда и состязательную форму процесса, придающие доказательствам заранее установленную силу, противоречащие общепризнанным принципам и нормам международного права, международным договорам РФ;

б) применяться законы и другие правовые акты, регулирующие порядок уголовного судопроизводства, противоречащие общепризнанным принципам и нормам международного права, международным договорам РФ.

Установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного органа общепризнанным принципам и нормам международного права международному договору Российской Федерации, дознаватель, следователь, прокурор, суд, обязаны принимать решения в соответствии с нормами, имеющими наибольшую юридическую силу.

10. Нормы международного права могут устанавливать правила действия уголовно-процессуального закона в пространстве, отличные от предусмотренных российским УПК. Международные договоры РФ:

а) ограничивают применение УПК в отношении некоторых преступлений, совершенных в российских территориальных и внутренних водах;

б) распространяют действие УПК на некоторые преступления, совершенные за пределами РФ.

11. Предусмотренное уголовным законодательством РФ правило о том, что на иностранные суда и находящихся на их борту пассажиров и членов экипажей во время пребывания указанных судов в портах распространяется уголовная юрисдикция Российской Федерации, действует, если иное не предусмотрено международными договорами. Международные договоры РФ содержат изъятия из уголовной юрисдикции России на преступления иностранных граждан, совершенные в российских внутренних и территориальных водах.

12. Производство по делам о преступлениях, совершенных в районе континентального шельфа и исключительной экономической зоны Российской Федерации, должно вестись по правилам российского УПК, за исключением случаев, предусмотренных международными договорами.

13. В соответствии с международными договорами Российская Федерация распространяет уголовную юрисдикцию на преступления, совершенные лицами, входящими в состав воинских формирований, находящихся на территории иностранного государства, а также вне пределов их дислокации в случае совершения лицами, входящими в состав воинских формирований, противоправных деяний в отношении Российской Федерации или лиц, входящих в состав воинских формирований.

14. Производство по уголовному делу должно осуществляться в соответствии с законом, вступившим в силу к моменту выполнения определенного процессуального действия, принятия и исполнения конкретного процессуального решения.

Уголовно-процессуальный закон, отменяющий или умаляющий принадлежащие участникам процесса права, ограничивающий их использование дополнительными условиями, не может распространяться на производство, начатое до издания такого закона.

Допустимость доказательств должна определяться в соответствии с законом, действовавшим в момент их получения. В случае, когда закон изменяет условия допустимости доказательств, не могут быть положены в основу обвинения те из них, которые не соответствуют положениям этого закона.

15. Применение на территории Российской Федерации уголовно-процес-суального права иностранного государства допускается, если это предусмотрено международным договором РФ при условии, что применяемые нормы иностранного права не наносят ущерба суверенитету или безопасности Российской Федерации и не противоречат общим началам российского уголовно-процессуального законодательства.

16. В возбуждении уголовного дела в отношении лица, пользующегося в соответствии с международными нормами иммунитетом от российской уголовной юрисдикции, должно быть отказано, а возбужденное дело подлежит прекращению, если иностранное государство или соответствующая международная организация не дают ясно выраженного согласия на привлечение этого лица к уголовной ответственности.

17. В соответствии с международными обязательствами нашего государства российские следователи, прокуроры и судьи обязаны информировать иностранных граждан, находящихся под стражей, о положениях соответствующих статей международных договоров, предоставляющим им права общения с консульскими должностными лицами государства их гражданства. Это должно отражено процессуально.

18. Российские правоохранительные органы обязаны уведомлять консульские должностные лица иностранного государства об аресте, задержании или лишении свободы в иной форме гражданина представляемого ими государства. Такое уведомление должно производиться в течение определенного срока с момента задержания или ареста иностранного гражданина.

19. Консульские должностные лица иностранного государства имеют право посещать находящегося в РФ под арестом гражданина представляемого ими государства для беседы, а также для принятия мер к обеспечению для него юридического представительства. Указанное право необходимо закрепить законодательно и четко определить срок, в который должны даваться разрешения на эти посещения.

20. Лица, пользующиеся в Российской Федерации международно-правовыми иммунитетами, не могут быть задержаны или арестованы, кроме случаев, когда это предусмотрено международным договором Российской Федерации.

21. Обязательность на территории Российской Федерации процессуальных решений органов расследования иностранных государств определяется международными договорами Российской Федерации. Приговоры иностранных судов признаются в Российской Федерации в случаях и в порядке, предусмотренных международными договорами Российской Федерации. В уголовно-процессуальном законодательстве необходимо определить условия и процедуру такого признания, основания отказа в признании, юридические последствия признания. Признание иностранного приговора в Российской Федерации должно оформляться путем вынесения постановления следователя или отражаться в вынесенном приговоре суда.

22. Представители правоохранительных органов иностранных государств являются самостоятельными субъектами российского уголовного процесса. В случаях, предусмотренных международными договорами РФ, при совершении процессуальных действий может присутствовать представитель правоохранительного органа иностранного государства. О допуске в процесс представителя правоохранительного органа иностранного государства необходимо выносить постановление.

Представитель правоохранительного органа иностранного государства в российском уголовном процессе:

а) имеет право присутствовать при производстве соответствующего следственного действия; давать объяснения по существу поручения; знакомиться с материалами дела в части, относящейся к исполнению поручения; заявлять ходатайства; задавать вопросы свидетелям, потерпевшим, экспертам; делать в ходе совершения процессуального действия замечания, подлежащие внесению в протокол; знакомиться с протоколом соответствующего процессуального действия; подписывать протокол; получить копию протокола; приносить жалобы на действия лица, производящего исполнение поручения; а также иные права, предусмотренные УПК и международными договорами.

б) обязан являться для участия для производства запрошенного процессуального действия; не вправе разглашать ставшие ему известными сведения об обстоятельствах, затрагивающих неприкосновенность частной жизни, составляющих государственную и другую охраняемую законом тайну; соблюдать положения УПК РФ и международных договоров.

23. Доказательствами по уголовному делу могут быть любые сведения, на основе которых в определенном законом порядке и / или в соответствии с международным договором Российской Федерации орган дознания, следователь, прокурор и суд устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию.

24. Для признания доказательств, полученных на территории иностранного государства, допустимыми в российском уголовном процессе необходимы три условия:

соблюдение процедуры взаимодействия российских правоохранительных органов с иностранными;

соблюдение норм права иностранного государства о порядке получения и закрепления доказательств;

соответствие "иностранных" доказательств "российским" по форме.

25. Иностранная судимость должна приравниваться к осуждению российским судом в случаях и в порядке, предусмотренных международными договорами Российской Федерации.

Признание иностранного приговора в Российской Федерации должно оформляться путем вынесения органом дознания, следователем, прокурором мотивированного постановления, в котором указывается: наименование суда иностранного государства, который вынес приговор; дата вступления приговора в силу; какой именно нормой уголовного закона Российской Федерации оно предусмотрено; какое наказание было назначено подсудимому и отбыто ли оно подсудимым. К постановлению должны прилагаться приговор и справка об отбытии наказания.

В признании приговора иностранного суда должно быть отказано, если: приговор по законодательству государства, на территории которого он вынесен, не вступил в законную силу; деяние, за которое лицо осуждено, не является в Российской Федерации преступлением; на момент рассмотрения вопроса о признании приговора он не может быть приведен в исполнение в Российской Федерации вследствие истечения срока давности или по иному законному основанию; в отношении лица, осужденного в иностранном государстве, на территории Российской Федерации за то же преступление был вынесен приговор или постановление о прекращении производства по делу, вступившие в законную силу.

26. Правовая помощь по уголовным делам представляет собой уголовно-процессуальные действия, осуществляющиеся правоохранительными органами государства на основании поручений иностранных учреждений юстиции в соответствии с нормами международного права. Правовая помощь оказывается учреждениями, к компетенции которых относится производство по уголовным делам.

27. Взаимодействие судов, прокуроров, следователей и органов дознания с судебно-следственными органами иностранных государств, а равно порядок исполнения поручений последних определяется действующим уголовно-процессуальным законодательством и международными договорами Российской Федерации. Сношения по вопросам выдачи, уголовного преследования лиц, а также исполнения следственных поручений, затрагивающих права граждан и требующих санкций прокурора, осуществляются Генеральным прокурором Российской Федерации. С государствами, с которыми соответствующие международные договоры не заключены, сношения осуществляются дипломатическим путем. При оказании правовой помощи взаимодействие осуществляется через центральные органы, если международным договором Российской Федерации не установлен иной порядок.

28. Поручения учреждений юстиции иностранных государств с просьбой о возбуждении уголовного преследования в отношении российских граждан, подозреваемых в совершении преступлений за рубежом, должны быть закреплены в УПК в качестве самостоятельного "повода к возбуждению уголовного дела" в Российской Федерации. Необходимо также определить процедуру и условия осуществления уголовного преследования в этих случаях. При направлении в Российскую Федерацию возбужденного уголовного дела в соответствии с международными договорами расследование по делу должно продолжаться по правилам российского УПК.

29. В случаях, предусмотренных международными договорами Российской Федерации, заявления потерпевших, поданные в зарубежные правоохранительные органы, имеют то же юридическое значение в российском уголовном процессе, что и "российские".

30. Необходимо привести российский УПК в соответствие с международными обязательствами нашего государства и урегулировать особенности заключения под стражу в целях обеспечения выдачи в Российской Федерации. Необходимо: определить условия исполнения поручения иностранного государства и отказа в выдаче; предусмотреть срок содержания под стражей; закрепить право судебного обжалования заключения под стражей и др. вопросы.

31. В российском уголовно-процессуальном законодательстве необходимо: закрепить выдачу лица как акт правовой помощи; установить условия осуществления выдачи и отказа в выдаче; определить перечень и реквизиты соответствующих документов; зафиксировать срок рассмотрения требования о выдаче, порядок передачи выдаваемых лиц.

32. Представляется неточным положение ч. 1 ст. 13 УК РФ о том, что "граждане Российской Федерации, совершившие преступление на территории иностранного государства, не подлежат выдаче этому государству". Российские граждане не подлежат выдаче иностранному государству в любом случае, а не только когда преступление совершено на территории иностранного государства.

33. Нуждается в уточнении и норма ч. 2 ст. 13 УК РФ: "иностранные граждане и лица без гражданства, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации и находящиеся на территории Российской Федерации, могут быть выданы иностранному государству для привлечения к уголовной ответственности или отбывания наказания в соответствии с международным договором Российской Федерации". По международным договорам РФ выдача производится не для "отбывания наказания", а "для приведения в исполнение приговора". В международном праве предусмотрено самостоятельное процессуальное действие, не являющееся выдачей – передача лиц, осужденных к лишению свободы для отбывания наказания в государство своего гражданства.

34. Когда принятие решения о доставке лица, находящегося под стражей в иностранном государстве, для производства с его участием следственных действий на территории Российской Федерации, отнесено к компетенции органов прокуратуры и доставка осуществляется в порядке, предусмотренном для выдачи, имеет место "выдача на время". В остальных случаях предусматриваемая договорами "доставка лица" выдачей не является.

35. Нормы международного права устанавливают более широкий, нежели российское законодательство, круг лиц, пользующихся в РФ иммунитетом от уголовной юрисдикции и личной неприкосновенностью. Представляется целесообразным закрепить перечень таких лиц законодательно. В случае "наложения" иммунитетов, вытекающих из различных международно-правовых норм, лицо пользуется иммунитетом в наибольшем объеме.

36. Подлежат уточнению и положения действующего УПК о свидетельском иммунитете. Международные договоры Российской Федерации предусматривают дополнительные категории лиц, обладающих свидетельским иммунитетом в уголовном процессе: лица, полностью освобожденные от обязанности давать показания; лица, освобожденные от обязанности давать показания лишь в отношении своих функций.

37. Нельзя согласиться с положением УПК о том, что доступ в помещения, на которые распространяются специальные правила производства обыска и выемки, или производство в них каких-либо принудительных действий могут иметь место лишь по просьбе или с согласия главы консульского представительства или главы дипломатического представительства данного иностранного государства. Дача такого согласия является прерогативой МИДа иностранного государства или главного должностного лица международной организации, поскольку в данном случае имеет место отказ от иммунитета, а от иммунитета могут отказаться лишь аккредитующее государство либо международная организация, но не сам дипломатический агент.

38. Круг освобожденных от обысков и выемок представительств и частных резиденций не ограничивается дипломатическими, как это предусмотрено уголовно-процессуальным законодательством.

Кроме обыска и выемки существуют и иные принудительные действия, которые ни при каких обстоятельствах не могут производиться в отношении учреждений и лиц, пользующихся неприкосновенностью.

39. В целях совершенствования международно-правовой базы сотрудничества в области правовой помощи по уголовным делам Российской Федерации целесообразно ратифицировать Европейскую конвенцию о международной силе решений по уголовным делам 1970 г. и Европейскую конвенцию о передаче разбирательства уголовных дел 1972 г.

Предыдущий | Оглавление | Следующий










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.