Предыдущий | Оглавление | Следующий

§ 3. Иммунитет от выемки, обыска и иных принудительных действий, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством

Как известно, действующий УПК (ст. 173) регламентирует производство обыска и выемки в помещениях дипломатических представительств. Аналогичный подход сохранен и в проекте УПК РФ (ч. 10 ст. 191, ч. 12 ст. 182).

Положения ст. 173 УПК РСФСР воспроизводятся в литературе по уголовному процессу. Так, в одном из Комментариев к УПК говорится, что помещения, на которые распространяются специальные правила производства обыска и выемки, перечислены в Положении о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств. "К их числу отнесены помещения, занимаемые дипломатическим представительством (посольством, миссией); резиденция главы дипломатического представительства; жилые помещения дипломатического персонала (советников, торговых представителей, военных, военно-морских и военно-воздушных атташе, первых, вторых и третьих секретарей и др.)". И далее. "Помещения, занимаемые консульским представительством (генеральным консулом, консульством, вице-консульством или консульским агентством), а равно резиденция главы консульского представительства пользуются неприкосновенностью на основе взаимности. Доступ в помещения консульского представительства или производство в них каких-либо принудительных действий могут иметь место лишь по просьбе или с согласия главы консульского представительства или главы дипломатического представительства данного иностранного государства (ст. 21 Положения)... Положение о дипломатических и консульских представительствах перечисляет и других лиц, пользующихся привилегиями и иммунитетами, предусмотренными для дипломатического персонала представительства"[1]. Как видим, круг помещений и лиц, имеющих право на освобождение от принудительных действий, неточен.

Не критически относятся к содержанию ст. 173 УПК и Ф.А.Агаев и В.Н.Галузо: "в некоторых признающихся Российской Федерацией двусторонних консульских конвенциях СССР предусмотрена оговорка о том, что "неслужебные бумаги не должны храниться в консульском архиве" (делается ссылка на ст. 13 Консульской конвенции между СССР и ФНРЮ 1960 г. и ст. 16 Консульской конвенции между СССР и Японией 1966 г. – П.Б.). Эта оговорка дает право органам предварительного следствия производить обыски, выемки и изъятия бумаг разведывательного характера и иных бумаг неслужебного характера"[2]. Начну с того, что между РФ и Югославией действует Консульская конвенция 1987 г.[3], которая не содержит правила о "неслужебных бумагах". Более того, Конвенция закрепляет принцип неприкосновенности консульских помещений и архивов (ст. 17 и 18). Что касается другого приведенного примера, то действительно по ст. 16 Консульской конвенции между СССР и Японией 1966 г. "неслужебные бумаги не должны храниться в консульских архивах". Однако в этой же статье говорится о неприкосновенности любых консульских архивов, а ч. 2 ст. 15 Конвенции прямо указывает, что "полиция и другие власти государства пребывания не могут вступать в указанные здания или части зданий, или на земельный участок, а также в жилые помещения консульских должностных лиц без согласия главы консульства, назначенного им лица или главы дипломатического представительства представляемого государства". Иначе говоря, органы следствия, вопреки утверждению Ф.А.Агаева и В.Н.Галузо, не вправе "производить обыски, выемки и изъятия бумаг разведывательного характера и иных бумаг неслужебного характера".

Анализ международных договоров, в которых участвует РФ, приводит к следующим выводам:

1. Просьба или согласие дипломатического представителя на производство обыска или выемки "в помещениях, занимаемых дипломатическими представительствами, а равно в помещениях, в которых проживают члены дипломатических представительств и их семьи" (ст. 173 УПК), не имеет никакого юридического значения. Дача такого согласия является прерогативой МИДа иностранного государства или главного должностного лица международной организации, поскольку в данном случае имеет место отказ от иммунитета, а от иммунитета могут отказаться лишь аккредитующее государство либо международная организация, но не сам дипломатический агент.

2. Круг освобожденных от обысков и выемок представительств и частных резиденций не ограничивается дипломатическими. Несанкционированные доступ и принудительные действия запрещены также в отношении помещений и имущества:

а) специальных миссий (ст. ст. 25, 30 Конвенции 1969 г.);

б) международных организаций (раздел 5 Конвенции о привилегиях и иммунитетах специализированных учреждений 1947 г., ст. V и VI Конвенции о правовом статусе, привилегиях и иммунитетах межгосударственных экономических организаций, действующих в определенных областях сотрудничества 1980 г. и др.);

в) представительств государств при международных организациях (ст. 23 Конвенции 1975 г.);

г) консульских представительств и частных резиденций их сотрудников (ст. 31 Конвенции 1963 г., ст. 21 Положения 1966 г.);

д) групп наблюдателей, инспекторов и членов летных экипажей (Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и его уничтожении 1993 г., Положение о коллективных силах по поддержанию мира в СНГ 1996 г. и др.);

е) некоторых иных категорий представительств.

3. Существуют и иные процессуальные действия (кроме обыска и выемки), которые ни при каких обстоятельствах не могут производиться в отношении учреждений и лиц, пользующихся неприкосновенностью. Так, на основании ст. 22 Конвенции 1961 г. помещения представительства, предметы их обстановки и другое находящееся в них имущество, а также средства передвижения представительства пользуются иммунитетом от реквизиции, ареста и исполнительных действий. Сходные нормы зафиксированы в ст. 25 Конвенции 1969 г., ст. 31 Конвенции 1963 г. и других соглашениях.

Таким образом, положения УПК РСФСР и проекта УПК нуждаются в корректировке.

Помещения, занимаемые представительствами иностранных государств и международных организаций, жилые помещения членов дипломатического персонала, имущество, находящееся у них, и средства перемещения являются неприкосновенными. Доступ в эти помещения, а также обыск, выемка, взятие под стражу, наложение ареста на имущество могут производиться только с согласия главы представительства или лица, его заменяющего. На основе взаимности указанные правила распространяются на жилые помещения, занимаемые сотрудниками административно-технического и обслуживающего персонала представительств и членами их семей, которые проживают совместно с ними, если эти сотрудники и члены их семей не являются гражданами Российской Федерации или не проживают в РФ постоянно. Согласие глав представительств на доступ в помещения, упомянутые в частях первой, второй настоящей статьи, обыск, выемку и арест у них испрашивается прокурором через министерство иностранных дел соответствующего государства. Обыск, выемка и арест в упомянутых помещениях проводятся обязательно в присутствии прокурора и представителя министерства иностранных дел соответствующего государства. Международным договором Российской Федерации могут быть установлены дополнительные правила в отношении указанных лиц и учреждений.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. С. 309, 310.

[2] Агаев Ф.А., Галузо В.Н. Указ. соч. С. 60.

[3] СМД СССР. Вып. XLIV. М., 1990. С. 168 – 183.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.