Предыдущий | Оглавление | Следующий

* * *

Действующее российское законодательство о выдаче нуждается в совершенствовании.

Во-первых, необходимо: изложить в новой редакции ч. 1 ст. 13 (о невыдаче иностранному государству граждан Российской Федерации); закрепить в ч. 2 положение, согласно которому иностранные граждане и лица без гражданства, находящиеся на российской территории, могут быть выданы иностранному государству для привлечения к уголовной ответственности или исполнения приговора в соответствии с международным договором РФ.

Во-вторых, изложить в новой редакции главу 54-ю проекта нового УПК (см. Приложение).

Производство обысков и выемок

Важной мерой по обеспечению доказательственной базы по делам о преступлениях "с иностранным элементом" является производство выемок и обысков. В 1999 г. в практике, например, ФСНП РФ поручения о производстве выемок (главным образом бухгалтерских и иных документов) составили около 23 % от общего объема международных запросов; поручения о производстве обысков не превышают 1 % от общего объема направляемых поручений. Однако в самое ближайшее время количество таких поручений должно резко увеличиться в связи с присоединением Российской Федерацией к Конвенции Совета Европы об "отмывании", выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности 1990 г. и принятием ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем" 2001 г. На основании ст. 10 указанного ФЗ органы государственной власти РФ, осуществляющие деятельность, связанную с противодействием легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, в соответствии с международными договорами РФ и федеральными законами исполняют в пределах своей компетенции запросы компетентных органов иностранных государств о конфискации доходов, полученных преступным путем, а также о производстве отдельных процессуальных действий по делам о выявлении доходов, полученных преступным путем (наложении ареста на имущество, об изъятии имущества, в том числе обысков, выемки, передают вещественные доказательства). Данная норма нуждается в соответствующем механизме реализации.

Однако в науке уголовного процесса (как, впрочем, и в международном праве) проблеме обысков и выемок особого внимания не уделяется (исключения составляют работы учебно-методического характера[1]). Любопытно также, что производству обысков и выемок в порядке правовой помощи не уделено внимания и в проекте УПК, хотя в ст. 468 говорится о "передаче предметов, являющихся орудиями преступления, а также предметов, имеющих следы преступления, или добытых преступным путем". Правда остается непонятным, каким образом могут быть переданы предметы, изъятие которых не запрашивалось, и как они могут быть использованы в российском уголовном процессе (ведь как "иностранные" доказательства они не оформлялись)?

Между тем возможность производства обыска зафиксирована многими международными соглашениями с участием РФ (ст. 5 Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 г., ст. 4 Договора между СССР и Республикой Куба 1984 г., ст. 6 Договора между СССР и Сирийской Арабской Республикой 1984 г., ст. 6 Конвенции СНГ 1993 г., ст. 1 Договора между РФ и Канадой 1997 г. и др.). Нормы этих договоров содержат отсылки к национальному законодательству.

Договоры, заключенные РФ в последнее время, более подробно регламентируют осуществление данного процессуального действия. Так, по ст. 9 Договора между РФ и Республикой Индией о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1998 г. компетентный орган, исполнивший запрос о проведении обыска и изъятия, представляет информацию "относительно идентификации, состояния, целостности и продолжительности обладания изъятыми документами, материалами или предметами и обстоятельствах изъятия. Запрашивающая Сторона соблюдает любые условия, оговоренные запрашиваемой Стороной, по отношению к любым изъятым документам, материалам или предметам, которые могут быть переданы запрашивающей Стороне".

Статья 16 Договора между РФ и США о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1999 г. еще более детально регламентирует процедуру обыска в порядке правовой помощи:

"1. Запрашиваемая Сторона исполняет запрос о производстве обыска или выемки, а также о передаче какого-либо предмета запрашивающей Стороне, если в запрос включена информация, обосновывающая эти действия в соответствии с законодательством запрашиваемой Стороны.

2. Каждое должностное лицо запрашиваемой Стороны, на хранении которого находился изъятый предмет, при наличии просьбы удостоверяет подлинность предмета, его неприкосновенность и непрерывность хранения.

3. Запрашиваемая Сторона может потребовать у запрашивающей Стороны соблюдения условий, которые представляются необходимыми для защиты интересов третьих лиц в отношении передаваемого предмета".

Конвенция против транснациональной организованной преступности 2000 г. (ст. 1) дает понятие "ареста" и "выемка". Под ними понимается "временное запрещение передачи, преобразования, отчуждения или передвижения имущества, или временное вступление во владение таким имуществом, или временное осуществление контроля над ним по постановлению суда или другого компетентного органа". На основании ст. 13 Конвенции государство, которое получило просьбу о конфискации доходов от преступления: направляет эту просьбу своим компетентным органам с целью получения постановления о конфискации и, в случае вынесения такого постановления, приводит его в исполнение; или направляет своим компетентным органам постановление о конфискации, вынесенное судом на территории запрашивающего государства с целью исполнения.

В российском законодательстве возможность проведения обыска в порядке правовой помощи зафиксирована в ст. 1 ФЗ "О ратификации Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам и Дополнительного протокола к ней" 1999 г. Российская Федерация оставила за собой право исполнять поручения о проведении обыска или наложении ареста на имущество только при соблюдении следующих условий: преступление, с которым связано поручение, наказуемо по законам и запрашивающего государства, и Российской Федерации; преступление является в РФ преступлением, влекущим выдачу; исполнение поручения не противоречит российскому законодательству.

По ст. 10 ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем" 2001 г. органы государственной власти РФ, осуществляющие деятельность, связанную с противодействием легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, в соответствии с международными договорами РФ и федеральными законами исполняют в пределах своей компетенции запросы компетентных органов иностранных государств о конфискации доходов, полученных преступным путем, а также о производстве отдельных процессуальных действий по делам о выявлении доходов, полученных преступным путем, наложении ареста на имущество, об изъятии имущества, в том числе проводят обыски, выемки, передают вещественные доказательства, налагают арест на имущество.

Особенности производства обысков и выемок в помещениях, пользующихся в силу международного права иммунитетом от принудительных действий со стороны властей государства пребывания, рассматриваются в § 4 главы 4.

Что касается выемки, то международные договоры РФ, как правило, не содержат специальных правил о ней; выемка включается в категорию "иных следственных действий, предусматриваемых законодательством запрашиваемой Стороны". В тех соглашениях, где о выемке имеются специальные упоминания (ст. 4 Договора между СССР и КНДР 1957 г., ст. 2 Договора между СССР и ПНР 1957 г., ст. 4 Договора между СССР и ВНР 1958 г., ст. 2 Соглашения между Правительством РФ и Правительством США о сотрудничестве по уголовно-правовым вопросам 1995 г.[2]), это процессуальное действие просто названо в числе других видов правовой помощи. По этим договорам в отношении выемки (там, где она допускается) действуют нормы, общие для всех действий, осуществляемых в порядке правовой помощи.

Однако имеются и исключения. Так, по ст. 2 Соглашения между Правительством РФ и Правительством Финляндской Республики о сотрудничестве и борьбе с преступностью 1993 г., под "выемкой" понимается мера, при помощи которой определенный предмет изымается официальным органом, когда имеется основание предполагать, что он может являться доказательством в уголовном деле, или что им завладели преступным путем, или что он будет судом объявлен конфискованным. Как видим, термин "выемка" здесь используется и как синоним "изъятия". По ст. 9 Договора между РФ и Канадой о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1997 г. компетентный орган, исполнивший запрос о проведении выемки, представляет информацию, требуемую запрашивающей Стороной, включая, но не ограничиваясь, информацию о тождественности, состоянии, целостности и продолжительности обладания изъятыми документами, записями или предметами и обстоятельствах выемки.

В соответствии с международными нормами в запросе об изъятии документов необходимо указывать: держателя и/или местонахождение документов; их подробное описание (например, для банковских документов – название банка, его адрес, номер счета и фамилию владельца счета, описание необходимых документов). Конкретные вопросы осуществления данных процессуальных действий регламентируются законодательством запрашиваемого государства. Так, по федеральному праву США возможны следующие формы изъятия документов: изъятие по повестке (письменному указанию держателю документов передать их представителю правительства в определенное время в установленном месте); выдача ордера на проведение обыска и изъятие документов. Для получения ордера на обыск частного владения с целью изъятия документов ФБР должно предъявить суду конкретную информацию, указав причину, по которой можно предполагать, что указанные улики могут находиться в конкретном месте. Запрашивающие органы должны предоставить правоохранительным органам США точную информацию об адресе места производства обыска[3]. Согласно ст. 41 Федеральных правил уголовного процесса США, ордер на обыск выдается для обыска и конфискации: имущества, служащего основанием для преступления; контрабанды, плодов преступления или иного имущества, которое находится в неправомерном владении; имущества, использовавшегося для совершения преступления.

Проект УПК РФ (ч. 1 ст. 453) предусматривает возможность направления международных поручений о производстве обыска или выемки. Суд, прокурор, следователь, должны внести запрос о производстве обыска или выемки компетентным органом или должностным лицом иностранного государства "в соответствии с международным договором РФ, международным соглашением или на основе взаимности". Специальных норм относительно производства этих процессуальных действий в порядке правовой помощи проект УПК не содержит.

§ 3. Передача осужденных для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются

Одной из важных мер предупреждения преступности является возвращение отбывающих наказание лиц к нормальной жизни. Для достижения этого часто бывает необходимо, чтобы лицам, лишенным свободы, была предоставлена возможность отбывать наказание в стране их гражданства. Статья 17 Конвенции против транснациональной организованной преступности 2000 г., например, рекомендует государствам заключать соглашения о передаче лиц, осужденных к тюремному заключению или другим видам лишения свободы за преступления, охватываемые Конвенцией, с тем чтобы они могли отбывать срок наказания на их территории.

Российская Федерация заключает соответствующие договоры, по которым лица, осужденные к лишению свободы в другом государстве, могут передаваться для отбывания наказания в государство их гражданства.

По Конституции РФ (ч. 2 ст. 63) передача осужденных для отбывания наказания осуществляется "на основе федерального закона или международного договора Российской Федерации" (однако федеральный закон о передаче осужденных в России пока не принят). В нашем государстве с 1979 г. действует Указ ПВС СССР "О порядке выполнения обязательств, вытекающих для СССР из Конвенции о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются 1978 г." В п. 12 Указа содержится положение, согласно которому в отношении осужденного, переданного для отбывания наказания в наше государство, наступали такие же правовые последствия, как и в отношении лиц, осужденных в нашей стране за совершение таких же деяний. Согласно п. 4.3. Положение о Главном управлении исполнения наказаний Министерства юстиции Российской Федерации 1999 г., ГУИН осуществляет в установленном порядке "передачу осужденных для отбывания наказания в другие государства на основе федерального закона или международного договора Российской Федерации". Таким образом, акты, действующие в настоящее время, носят в основном отсылочный характер.

Передача осужденных регламентируется следующим образом.

1. Основание для передачи.

По договорам передача может иметь место лишь после вступления приговора в законную силу (ст. 2 Конвенции о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются, 1978 г., ст. 1 Договора между РФ и Туркменистаном о передаче для отбывания наказания лиц, осужденных к лишению свободы, 1995 г. и т.д.). Основанием для передачи является наличие международного договора между государствами. Впрочем, отсутствие договора не может повлиять на законность передачи, если она осуществляется на основе взаимности.

По проекту УПК (ст. 469) основанием для передачи является международный договор РФ с соответствующим иностранным государством, либо письменное соглашение на условиях взаимности Генерального прокурора РФ с компетентными органами и должностными лицами иностранного государства. Разделяя положение о договоре как правовом основании передачи осужденных, не могу согласиться с указанием в качестве альтернативы такового "письменного соглашения Генерального прокурора РФ" (которое в данном случае является индивидуальным актом). По Конституции РФ передача осуществляется на основе федерального закона или договора. Кроме того, ст. 6 ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" 1996 г. устанавливает обязательность постановлений иностранных судов (а передача прежде всего означает признание иностранного приговора) лишь в случаях, предусмотренных международными договорами. Поскольку закон о передаче в РФ отсутствует, ее обязательность определяется международными договорами. Следует также учитывать, что передача затрагивает основные права и свободы человека. По ст. 15 ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" 1995 г. договоры, содержащие нормы о передаче, подлежат обязательной ратификации. Отсутствие договора с соответствующим государством означает, что требование о передаче может быть не выполнено Российской Федерацией; в свою очередь, иностранным государством может быть отказано в передаче преступника в Российскую Федерацию. Следовательно, для принятия ст. 469 проекта УПК РФ в предлагаемой редакции необходимо предварительно изменить ФКЗ о судебной системе.

2. Вопрос о том, кто может быть передан для отбывания наказания, решен в договорах неоднозначно. Передаваться могут:

а) только граждане государств-участников договора (ст. 1 Конвенции 1978 г., ст. 1 Договора между РФ и Латвийской Республикой о передаче осужденных для отбывания наказания 1993 г., ст. 1 Договора между РФ и Грузией о передаче для отбывания наказания лиц, осужденных к лишению свободы 1996 г.);

б) граждане и иные лица, имеющие постоянное место жительства на территории этого государства (ст. 1 Договора между СССР и Финляндской Республикой о взаимной передаче для отбывания наказания лиц, осужденных к лишению свободы 1990 г., ст. 1 Договора между РФ и Азербайджанской Республикой о передаче осужденных для отбывания наказания 1994 г., ст. 1 Договора между РФ и Туркменистаном о передаче для отбывания наказания лиц, осужденных к лишению свободы 1995 г., ст. 2 Конвенции 1998 г., ст. 64 Договора между РФ и Республикой Куба 2000 г.).

Проект УПК (ст. 470) не включает в перечень лиц, могущих быть переданными, лиц, не являющихся гражданами, но имеющими постоянное место жительства в запрашиваемом государстве, что вряд ли обоснованно, учитывая международные обязательства РФ.

3. Условия, при которых осуществляется передача.

В договорах зафиксировано обязательное условие передачи – по законодательству государства гражданства осужденного деяние, за которое он осужден, должно являться преступлением и влечь наказание в виде лишения свободы. Статья 5 Конвенции о передаче осужденных к лишению свободы для дальнейшего отбывания наказания 1998 г. содержит дополнительные условия передачи: получение ходатайства о передаче; наличие письменного согласия осужденного или его законного представителя; на момент получения просьбы о передаче срок лишения свободы, который не отбыт, составляет не менее шести месяцев; наличие согласия государства вынесения приговора и государства исполнения приговора на передачу и прием осужденного.

Проект УПК в качестве условий передачи называет осуждение к лишению свободы и ходатайство осужденного либо его представителя, а также просьбу компетентного органа государства с согласия осужденного.

4. Основания отказа в передаче.

В практике РФ можно отметить два подхода к определению оснований отказа в передаче:

а) Договор между СССР и Финляндской Республикой о взаимной передаче для отбывания наказания лиц, осужденных к лишению свободы, 1990 г. и Договор между РФ и Латвийской Республикой о передаче осужденных для отбывания наказания 1993 г. не фиксируют оснований отказа, предусматривая лишь случаи возможной передачи (используется метод "от противного");

б) по Конвенции 1978 г. (ст. 4) передача осужденного не производится, если: по законодательству государства, гражданином которого является осужденный, деяние, за которое он осужден, не является преступлением; в государстве, гражданином которого является осужденный, за совершенное деяние он понес наказание или был оправдан, либо дело было прекращено, а равно если лицо освобождено от наказания компетентным органом этого государства; наказание не может быть исполнено в государстве, гражданином которого является осужденный, вследствие истечения сроков давности или по иному основанию, предусмотренному законодательством этого государства; осужденный имеет постоянное место жительства на территории государства, судом которого вынесен приговор; не достигнуто согласие о передаче осужденного на условиях, предусмотренных Конвенцией.

По ст. 6 Конвенции 1998 г. в передаче осужденного может быть отказано также, если им не возмещен ущерб, нанесенный преступлением.

В ст. 3 Договора между РФ и Туркменистаном 1995 г. и ст. 3 Договора между РФ и Грузией о передаче для отбывания наказания лиц, осужденных к лишению свободы, 1996 г. к названным обстоятельствам добавлены еще два. Передача не осуществляется, если: нет согласия осужденного, а в случае неспособности его свободно изъявить свою волю из-за возраста, физического или умственного состояния – согласия его законного представителя; на момент получения запроса о передаче срок лишения свободы, который осужденному еще предстоит отбыть, составляет менее шести месяцев. Правда, в исключительных случаях стороны могут договориться о передаче, даже если срок отбывания наказания составляет менее шести месяцев.

По Договору между РФ и Азербайджанской Республикой о передаче осужденных для отбывания наказания 1994 г. (ст. 4) в передаче будет отказано, если на территории государства исполнения приговора за совершенное деяние осужденный понес наказание или был оправдан, либо дело было прекращено, а равно, если лицо освобождено от наказания компетентным органом этой стороны.

Авторы проекта УПК придерживаются второго подхода. По проекту (ст. 471) в передаче лица, осужденного к лишению свободы судом Российской Федерации, для отбывания наказания в государстве, гражданином которого он является, может быть отказано в случаях, если:

1) ни одно из деяний, за которое лицо осуждено, не признается преступлением по законодательству государства, гражданином которого является осужденный;

2) наказание не может быть исполнено в иностранном государстве вследствие истечения сроков давности или по иному основанию, предусмотренному законодательством этого государства;

не получены гарантии исполнения приговора в части гражданского иска;

не достигнуто согласие о передаче осужденного на условиях, предусмотренных международным договором;

5) осужденный имеет постоянное место жительства в РФ.

Вместе с тем в ст. 471 не учтены такие "международные" основания отказа в передаче осужденного, как:

отсутствие согласие осужденного на передачу;

деяние осужденного в государстве исполнения приговора не влечет лишения свободы;

на момент получения запроса о передаче срок лишения свободы, который осужденному еще предстоит отбыть в Российской Федерации, составляет менее шести месяцев.

Таким образом, положения проекта нуждаются в совершенствовании.

5. Обязанность государства вынесения приговора разъяснить осужденному его право на обращение с ходатайством о передаче.

Такая обязанность зафиксирована всеми международными договорами, в которых участвует РФ (ст. 5 Конвенции 1978 г., ст. 4 Договора с Финляндией, ст. 3 Договора с Латвией, ст. 2 Договора с Азербайджаном, ст. 2 Договора с Туркменистаном, ст. 2 Договора с Грузией). Статья 6 Конвенции 1998 г. расшифровывает это правило более детально: "о возможности передачи и ее юридических последствиях осужденному либо его законному представителю должно быть письменно разъяснено должностными лицами центральных или территориальных органов управления уголовно-исполнительной системы государства вынесения приговора".

Однако, пожалуй, наибольшие гарантии защиты прав выдаваемых лиц содержит ст. 65 Договора между РФ и Республикой Куба о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам 2000 г.: государство вынесения приговора информирует осужденного о его праве на передачу и о правовых последствиях передачи, одновременно с оглашением приговора. Данный вариант представляется наиболее удачным, так как осужденный получает возможность выбора соответствующего способа защиты своих прав с момента оглашения приговора.

Обязанность суда, вынесшего приговор, разъяснить осужденному его право на обращение с ходатайством о передаче должна быть зафиксирована и в новом УПК.

6. Субъект права на обращение с ходатайством.

Договорная практика РФ на этот счет весьма разнообразна. Обращаться с ходатайством о передаче могут:

а) осужденный (ст. 2 Договора с Финляндией);

б) осужденный и его родственники (ст. 5 Конвенции 1978 г., ст. 3 Договора с Латвией, ст. 2 Договора с Туркменистаном);

в) осужденный, его родственники и законные представители осужденного (ст. 2 Договора с Азербайджаном, ст. 2 Договора с Грузией);

г) осужденный, его близкие родственники, законный представитель и адвокат (ст. 5 Конвенции 1998 г.).

Проект УПК (ч. 1 ст. 470) содержит широкий перечень субъектов права на обращение с ходатайством. Ходатайствовать о передаче могут: осужденный, его представитель, компетентный орган соответствующего государства с согласия осужденного.         

7. Порядок рассмотрения ходатайства.

В соответствии с международными договорами ходатайство о передаче для отбывания наказания может быть обращено как к государству вынесения приговора, так и к государству, его исполняющему. В проекте УПК этот вопрос не решен.

Рассмотрев ходатайство, компетентный орган государства обращается с предложением о передаче. Компетентным органом по договорам является либо генеральная прокуратура (в РФ, Латвии, Туркменистане и др.), либо министерство юстиции (в Финляндии, Азербайджане и Грузии). По Конвенции 1998 г. (ст. 7) государство-участник должно в течение месяца со дня вступления для него в силу Конвенции сообщить депозитарию наименование своего компетентного органа.

Международные нормы закрепляют различный перечень документов, которые необходимо прилагать к запросу. В случае, если запрос направляется государством исполнения приговора, к нему должны прилагаться заявление осужденного или его близких родственников (ст. 4 Договора с Латвией).

Минимальный перечень сведений, предусматриваемый договорами, следующий: документ о гражданстве осужденного или его постоянном месте жительства; удостоверенные копии приговора и всех имеющихся по делу судебных решений, документы о вступлении приговора в законную силу; документ о части наказания, отбытой осужденным, и той части наказания, которая подлежит дальнейшему отбыванию; документ об исполнении дополнительного наказания, если оно было назначено; текст статей уголовного закона, на основании которого лицо осуждено.

По ст. 7 Конвенции 1978 г. к запросу прилагаются и другие документы, если это сочтут необходимым органы государства, судом которого вынесен приговор, а также заверенный перевод обращения и прилагаемых к нему документов.

На основании ст. 4 Договора с Финляндией к вышеназванному перечню добавляется краткое изложение преступлений, за которые лицо осуждено, срок лишения свободы и режим содержания осужденного, дата обращения приговора к исполнению.

В соответствии со ст. 5 Договора с Туркменистаном, ст. 5 Договора с Грузией необходимы также сведения о личности осужденного (фамилия, имя, отчество, дата и место рождения), письменное согласие осужденного на его передачу для дальнейшего отбывания наказания на территории государства исполнения приговора. При этом государство вынесения приговора должно обеспечить возможность проверить через консула или другое официальное лицо государства исполнения приговора, что согласие осужденного на передачу дано добровольно.

Согласно ст. 8 Конвенции 1998 г., прилагаются также: сведения о состоянии здоровья и особенностях поведения осужденного; сведения об ущербе и его возмещении; иные документы, если это сочтет необходимым Государство вынесения приговора.

Точный срок рассмотрения запроса о передаче соглашениями не определен. По ст. 8 Конвенции 1978 г. уведомление компетентного органа о согласии либо об отказе принять осужденного должно производиться в "возможно короткий срок"; в Договоре с Финляндией срок указан в форме – "незамедлительно".

Договоры, заключенные уже Российской Федерацией, фиксируют стандартное правило: запрос о передаче разрешается по возможности "безотлагательно, но не позднее пятнадцати дней со дня получения запроса" (ст. 6 Договора с Латвией), "в возможно короткий срок, но не более 25 (ст. 6 Договора с Туркменистаном) или 35 дней с момента получения необходимых документов" (ст. 6 Договора с Грузией). Конвенцией 1998 г. срок определен в 40 дней (ст. 3).

Государство исполнения приговора обеспечивает продолжение отбывания наказания в соответствии со своим законодательством, не ухудшая положение осужденного. Назначенное осужденному наказание отбывается на основании приговора суда страны вынесения приговора. В срок наказания в виде лишения свободы засчитывается отбытый срок в государстве вынесения приговора. Суд государства исполнения приговора, исходя из вынесенного приговора, принимает решение о его исполнении, определяя по закону своего государства такой же срок лишения свободы, как и назначенный по приговору. В том случае, когда по законодательству государства исполнения приговора за данное деяние предельный срок лишения свободы меньше, чем назначенный по приговору, суд определяет максимальный срок лишения свободы, предусмотренный законодательством этого государства.

Если приговор относится к двум или более деяниям, из которых одно или несколько не признается преступлениями в государстве исполнения приговора, суд определяет, какая часть наказания применяется к деянию, являющемуся преступлением. Решение об исполнении дополнительного наказания принимается судом государства исполнения приговора, если такое наказание за совершенное деяние предусмотрено законодательством этого государства (ст. 12 Конвенции 1998 г.). Дополнительное наказание исполняется в этом же порядке.

В проекте УПК порядок разрешения судом вопросов, связанных с исполнением приговора суда иностранного государства, урегулирован в ст. 472 – 473.

Согласно ч. 2 ст. 472, в случае если Генеральный прокурор Российской Федерации или его заместитель придет к заключению о том, что ходатайство подлежит удовлетворению, он вносит соответствующее представление в суд субъекта Российской Федерации по месту постоянного места жительства осужденного до его выезда из РФ. При отсутствии у осужденного постоянного места жительства представление вносится в Верховный Суд РФ.

Вряд ли можно согласиться с наделением судов субъектов РФ правом рассмотрения вопроса об определении порядка исполнения иностранного приговора. Суды субъектов федерации, к сожалению, в своей массе слабо осведомлены о международных договорах, регулирующих вопросы передачи, и практически не знакомы с иностранным уголовным и уголовно-процессуальным законодательством, которое необходимо учитывать в определенных случаях. Кроме того, в связи с отменой института прописки зачастую бывает трудно определить последнее "место постоянного жительства осужденного". Представляется более правильным отнести вопрос о порядке исполнения иностранных приговоров к компетенции исключительно Верховного Суда РФ.

Представление о передаче рассматривается судом в составе коллегии из трех судей в закрытом судебном заседании с участием прокурора в порядке и сроки, установленные Кодексом для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора.

В случае если в результате судебного рассмотрения суд придет к выводу, что представление Генерального прокурора не соответствует законодательству и международным договорам РФ он выносит определение об отказе в удовлетворении представления. Во всех остальных случаях суд выносит определение об исполнении приговора суда иностранного государства, в котором указывается:

1) наименование суда иностранного государства, время и место постановления приговора;

2) сведения о последнем месте жительства осужденного в Российской Федерации, месте его работы и роде занятия до осуждения;

3) квалификация преступления, в совершении которого гражданин признан виновным, и на основании какого уголовного закона он осужден;

4) уголовный закон Российской Федерации, предусматривающий ответственность за преступление, совершенное осужденным;

5) вид и срок наказания (основного и дополнительного), срок начала и окончания наказания, которое осужденный должен отбыть в РФ; вид исправительно-трудового учреждения, порядок возмещения ущерба по иску.

Если по УК РФ за данное преступление предельный срок лишения свободы меньше, чем назначенный по приговору, судья определяет максимальный срок лишения свободы за совершение данного деяния, предусмотренный УК. Если лишение свободы непредусмотрено в качестве наказания, судья определяет наказание в пределах установленного УК РФ за данное преступление и наиболее соответствующее назначенному по приговору иностранного государства.

Если приговор относится к двум или нескольким деяниям, не все из которых признаются преступлениями в Российской Федерации, судья определяет какая часть наказания, назначенного по приговору иностранного государства, применяется к деянию, являющемуся преступлением.

Таким образом, проект УПК не в полной мере учитывает международные обязательства РФ и нуждается в совершенствовании.

Во-первых, основанием для передачи лица, осужденного российским судом к лишению свободы, для отбывания наказания в государство, гражданином которого он является, а также для передачи российского гражданина, осужденного иностранным судом для отбывания наказания в Российской Федерации, должен являться международный договор, а также письменное соглашение Генерального прокурора РФ с компетентными органами иностранного государства о передаче конкретного лица.

Во-вторых, в случае удовлетворения ходатайства осужденного о передаче его в Россию Генеральный прокурор РФ должен вносить представление об исполнении приговора суда иностранного государства в Верховный Суд РФ. Представление рассматривается судьей единолично в судебном заседании в отсутствие осужденного в порядке и сроки, установленные настоящим Кодексом для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора.

В-третьих, в постановлении судьи об исполнении приговора суда иностранного государства должны указываться:

наименование суда иностранного государства, время и место постановления приговора;

сведения о последнем месте жительства осужденного в Российской Федерации, месте его работы и роде занятия до осуждения;

квалификация преступления, в совершении которого гражданин признан виновным, и на основании какого уголовного закона он осужден;

уголовный закон Российской Федерации, предусматривающий ответственность за преступление, совершенное осужденным;

вид и срок наказания (основного и дополнительного), срок начала и окончания наказания, которое осужденный должен отбыть в Российской Федерации; вид исправительно-трудового учреждения, порядок возмещения ущерба по иску.

В случае, когда по УК РФ за данное преступление предельный срок лишения свободы меньше, чем назначенный по приговору, судья определяет максимальный срок лишения свободы за совершение данного деяния, предусмотренный российским УК. Если лишение свободы не предусмотрено в качестве наказания, судья определяет наказание в пределах установленного УК РФ за данное преступление и наиболее соответствующее назначенному по приговору иностранного государства.

Если приговор относится к двум или нескольким деяниям, не все из которых признаются преступлениями в Российской Федерации, судья определяет какая часть наказания, назначенного по приговору иностранного государства, применяется к деянию, являющемуся преступлением.

В-четвертых, постановление судьи вступает в силу с момента его вынесения и направляется в Генеральную прокуратуру для исполнения.

В-пятых, в случае отмены или изменения приговора суда иностранного государства либо применения акта амнистии или помилования, изданного в иностранном государстве к лицу, отбывающему наказание в Российской Федерации, вопросы исполнения иностранного приговора, а также применение амнистии или помилования решаются по правилам УПК.

В-шестых, часть наказания, отбытая осужденным в государстве, судом которого вынесен приговор, засчитывается в срок наказания, а при определении наказания, не связанного с лишением свободы, отбытая часть наказания должна приниматься во внимание. Назначенное по приговору дополнительное наказание, если оно не было исполнено, определяется судьей, если такое наказание за совершение данного деяния предусмотрено Уголовным Кодексом Российской Федерации. Дополнительное наказание определяется в порядке, предусмотренном УПК.

8. Иммунитет осужденного.

После передачи осужденный не может быть вновь привлечен к ответственности за то же деяние, за исключением случаев, когда приговор в государстве, где он был вынесен, отменен и предусмотрено новое расследование или судебное разбирательство (ст. 3 Конвенции 1978 г.). При этом копия решения и другие материалы, необходимые для нового рассмотрения дела, направляются компетентному органу государства, которому передан осужденный, для решения вопроса о привлечении его к ответственности по законодательству этого государства.

Вопрос об иммунитет в проекте УПК не решен.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] См., например: Михайлов В.А. Уголовно-процессуальная деятельность федеральных органов налоговой полиции России. М., 1995. С. 145 – 168; Соловьев А.Б., Волеводз А. Г. Указ. соч. С. 6 – 9.

[2] В соответствии со ст. 4 данного Соглашения в запросе о производстве выемке должно содержаться "точное описание предметов, подлежащих выемке".

[3] См.: Машленко И.Ф. Указ. соч. С. 12; Дестефано К.Л. Способы получения доказательств из США для судопроизводства за границей // РЮ. 1996. № 10. С.. 43: С точки зрения профессионала // Интерпол в России. 2000. № 1. С. 45 – 47 и др.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.