Предыдущий | Оглавление | Следующий

Интересное положение закреплено в ст. 6 Договора о порядке пребывания и взаимодействия сотрудников правоохранительных органов на территориях государств-участников СНГ 1999 г. Сотрудники правоохранительных органов, осуществляющие на территории своего государства непосредственное преследование лица, совершившего либо подозреваемого в совершении преступления, могут продолжать преследование на территории другого государства-участника Договора с разрешения его компетентных правоохранительных органов. При этом задержание преследуемого лица осуществляется совместно сотрудниками правоохранительных органов обеих сторон. Если правоохранительные органы Стороны, на территории которой продолжается преследование, не могут своевременно оказать содействие в задержании преследуемого лица, преследователи вправе задержать это лицо с немедленной передачей его в правоохранительный орган Стороны, на территории которой осуществлялось задержание. Данные, содержащие процессуальные основания для задержания, представляются в правоохранительные органы Стороны, на территории которой осуществлено задержание, в сроки, предусмотренные ее законодательством. Задержанное лицо находится в ведении Стороны, на территории которой оно задержано, до решения вопроса о его выдаче. Таким образом, задержание становится возможным даже без "ходатайства".

Применительно к Российской Федерации речь может идти о задержании в порядке ст. 122 действующего УПК РСФСР. Однако ст. 122 содержит четкий перечень ("только при наличии") оснований для задержания. В этом перечне "международные" основания отсутствуют. По смыслу УПК на территории РФ лицо, подозреваемое в совершении преступления за рубежом, может быть задержано лишь в том случае, если оно покушалось на побег или не имеет постоянного места жительства, или когда не установлена личность подозреваемого. Здесь мы имеем очередную коллизию международно-правовых и внутригосударственных норм.

При решении вопроса о заключении под стражу запрашиваемого к выдаче лица органам внутренних дел следует учитывать, что применение меры пресечения и по международным договорам РФ, и по законодательству возможно лишь при отсутствии у этого лица российского гражданства. Поэтому поручать органам внутренних дел розыск и арест запрашиваемых лиц можно только после проверки их гражданской принадлежности. Вывод о наличии или отсутствии у лица гражданства РФ оформляется в виде заключения паспортно-визовой службы. О каждом случае задержания запрашиваемых к выдаче иностранцев необходимо уведомлять Генеральную прокуратуру РФ, ГУУР МВД РФ, НЦБ Интерпола в РФ, надзирающего прокурора и учреждение юстиции запрашивающего государства.

В новом УПК вопросы избрания меры пресечения для обеспечения возможной выдачи урегулированы в ст. 466: "При получении от иностранного государства запроса о выдаче Генеральный прокурор Российской Федерации или его заместитель решают вопрос о необходимости, избрания меры пресечения для обеспечения возможности выдачи запрашиваемого к ней лица в соответствии с порядком, установленным настоящим Кодексом". Нетрудно заметить, что ст. 466 проекта учитывает не все международные обязательства РФ. Отсутствуют нормы о реквизитах поручения, о ходатайстве как возможном основании ареста, о задержании подозреваемых и т.д.

В проекте не закреплено право на судебное обжалование ареста, производимого в целях выдачи. Более того, согласно ч. 2 ст. 466 проекта, "если к запросу о выдаче прилагается решение судебного органа иностранного государства о заключении лица под стражу, Генеральный прокурор Российской Федерации или его заместитель вправе избрать в отношении этого лица меру пресечения в виде заключения под стражу без подтверждения этого решения судом Российской Федерации. При этом срок содержания лица под стражей не может превышать предельный срок, предусмотренный для данного вида преступления статьей 107 настоящего Кодекса". Вряд ли можно согласиться с не установлением в УПК предельного срока содержания под стражей и обязанности прокурора освобождать лицо из под стражи в случае, если выдача не состоится. По моему мнению, данные пробелы необходимо восполнить. Новый УПК должен быть дополнен нормами следующего содержания:

1. По получении просьбы о выдаче Генеральная прокуратура РФ обязана немедленно принимать меры к заключению под стражу лица, выдача которого требуется, за исключением тех случаев, когда согласно Конституции Российской Федерации и международным обязательствам РФ выдача не допускается.

2. В том случае, когда просьба о выдаче не содержит необходимых данных, Генеральная прокуратура РФ должна истребовать дополнительные сведения. Если иностранное учреждение юстиции не представит дополнительных сведений в течение 30 дней, лицо, взятое под стражу, должно быть освобождено.

3. Лицу, взятому под стражу в целях обеспечения выдачи, должно быть предоставлено право предстать перед судьей для утверждения, изменения или отмены избранной в отношении него меры пресечения. Лицо, взятое под стражу по ходатайству, должно быть освобождено, если в течение одного месяца с момента взятия под стражу от иностранного государства не поступит просьба о выдаче.

4. В случаях, не терпящих отлагательства и предусмотренных международными договорами РФ, лицо, выдача которого требуется, может быть взято под стражу и до получения требования о выдаче – по ходатайству иностранного государства. Ходатайство должно быть передано по почте, телеграфу, телексу или телефаксу. В ходатайстве должны содержаться сведения о лице, выдача которого требуется, о его местожительстве и местопребывании, если об этом известно; краткое описание фактических обстоятельств дела; сведения о наличии постановления о взятии под стражу или ордера на арест либо вступившего в законную силу приговора и указание на то, что просьба о выдаче будет выслана незамедлительно. В течение пяти дней после получения ходатайства компетентный орган должен сообщить запрашивающему учреждению юстиции о результатах его рассмотрения.

5. Лицо, взятое под стражу по ходатайству, должно быть освобождено, если в течение одного месяца с момента взятия под стражу от иностранного государства не поступит просьба о выдаче.

Выдача лиц

Выдаче лиц, совершивших уголовно наказуемое правонарушение, как средству, повышающему эффективность сотрудничества в борьбе с преступностью, придается все более важное значение. Ежегодно Генеральная прокуратура РФ направляет в иностранные государства свыше тысячи требований о выдаче. Однако недостаточная регламентация данного действия (действующий УПК, как известно, о выдаче вообще не упоминает) затрудняет использование этого вида правовой помощи.

В отечественной юридической науке различные вопросы выдачи преступников традиционно рассматриваются в рамках науки международного права[1]. Лишь в последнее время внимание выдаче стало уделяться и в уголовном праве, что объясняется включением в УК РФ 1996 г. статьи 13. Однако уголовно-процессуальные аспекты выдачи по-прежнему остаются "темным пятном" в литературе.

Международным правом предусматриваются три вида выдачи: для привлечения к уголовной ответственности; для исполнения приговора; "на время". Правда, ст. 102 Римского статута разграничивает выдачу и передачу. Под "передачей" понимается доставка лица государством в Суд; "выдача" же – доставка лица одним государством в другое государство. Очевидно, что такое различение не случайно; положения Статута должны помочь государствам "обходить" запрет выдачи собственных граждан; "передача" по Статуту – не что иное как названная иначе "выдача".

I. Выдача для привлечения к уголовной ответственности

1. Условия, при которых осуществляется выдача

Соглашения о борьбе с отдельными видами преступлений международного характера, как правило, не регламентирую процедуры выдачи, требований к запросу о выдаче, оснований отказа в выдаче, относя эти вопросы к сфере действия национального уголовно-процессуального законодательства. Исключения немногочисленны: Конвенция о борьбе с захватом заложников 1979 г. (сформулированы основания отказа в выдаче по делам о захвате заложников), Конвенция против транснациональной организованной преступности 2000 г. (подробно урегулированы многие аспекты выдачи).

По договорам о правовой помощи выдача может производиться за любые деяния, которые по законам запрашивающей и запрашиваемой сторон являются наказуемыми и за совершение которых предусматривается лишение свободы на срок не менее одного года или более тяжкое наказание (ст. 2 Европейской конвенции о выдаче 1957 г., ст. 61 Договора между РФ и Республикой Кыргызстан 1992 г., ст. 56 Конвенции СНГ 1993 г. и др.). В соответствии со ст. 23 Договора между СССР и Иракской Республикой 1973 г. срок лишения свободы должен превышать два года. Договор между РФ и Индией о выдаче 1998 г. вводит в оборот понятие "составного преступления": выдача "осуществляется за правонарушение, влекущее выдачу, невзирая на то, что деяние лица, выдача которого запрашивается, было совершено полностью или частично в запрашиваемой Стороне, если это деяние и его последствия, или планировавшиеся последствия, взятые в целом, рассматривались бы как совершение правонарушения, влекущего выдачу, по законодательству обеих Договаривающихся Сторон" (ст. 3).

В проекте УПК условия, при которых осуществляется выдача, сформулированы следующим образом. Выдача производится в случаях:

1) если законодательство Российской Федерации предусматривает за совершение этих деяний наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года или более тяжкое наказание, если выдача производится для целей уголовного преследования;

2) если лицо, выдача которого запрашивается, осуждено к лишению свободы на срок не менее шести месяцев, или к более тяжкому наказанию;

3) запрашивающее государство может гарантировать, что лицо, в отношении которого направлен запрос о выдаче будет преследоваться только за преступление, которое указано в запросе, после окончания судебного разбирательства и отбытия наказания сможет свободно покинуть его территорию, а также не будет выслано, передано либо выдано третьему государству без согласия Российской Федерации.

Условие, закрепленное в п. 3, выходит за рамки международных обязательств РФ и должно быть исключено. В противном случае мы получим неработающую статью о выдаче

2. Содержание запроса о выдаче

Международные договоры РФ закрепляют два основных подхода к содержанию требования о выдаче.

А. По договорам, заключенным Союзом ССР до 1984 г. (ст. 57 Договора между СССР и КНДР 1957 г., ст. 6 Договора между СССР и ПНР 1957 г., ст. 60 Договора между СССР и СФРЮ 1962 г. и др.) требование о выдаче должно содержать лишь общие реквизиты поручения о правовой помощи. Положения, касающиеся собственно выдачи, фиксируются в прилагаемых к требованию документах.

Б. В договорах, заключенных нашим государством после 1984 г., указывается широкий перечень реквизитов специально для требования о выдаче. Такого же подхода придерживается и проект УПК Согласно ч. 4 ст. 460 проекта запрос о выдаче должен содержать: 1) наименование и адрес запрашивающего органа; 2) полное имя лица, в отношении которого направлен запрос о выдаче; дату его рождения, данные о гражданстве, местожительстве или местопребывании и другие сведения о его личности, а также, по возможности, описание внешности, фотографию и другие материалы, позволяющие идентифицировать личность; 3) изложение фактических обстоятельств и правовую квалификацию деяния, совершенного запрашиваемым к выдаче лицом, включая сведения о размере причиненного им ущерба, с приведением текста закона, предусматривающего ответственность за это деяние, и обязательным указанием санкций; 4) сведения о месте и времени вынесения приговора, вступившего в законную силу, либо постановления о привлечении в качестве обвиняемого с приложением заверенных копий соответствующих документов.

3. Документы, прилагаемые к требованию о выдаче

По договорам Союза ССР, заключенным до 1984 г., к требованию о выдаче должны прилагаться: удостоверенная копия постановления об аресте с указанием обстоятельств преступления и юридической квалификации; текст закона, по которому данное деяние признается преступлением; в случае причинения материального ущерба – данные о размере ущерба, который преступник причинил или намеревался причинить; подробные сведения о лице, выдача которого требуется, данные о его гражданстве, местопребывании, описание внешности и, по возможности, его фотография, если только эти данные не содержатся в постановлении об аресте или в приговоре (ст. 57 Договора между СССР и ВНР 1958 г., ст. 30 Договора между СССР и Алжирской Республикой 1982 г.). В соглашениях, заключенных после 1984 г., перечень прилагаемых к требованию документов сокращен, поскольку большинство необходимых сведений указывается в самом требовании о выдаче.

Любопытная норма закреплена в ст. 57 Договора между СССР и ВНР 1958 г.: в случае совершения преступлений, дела о которых возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего, в требовании о выдаче следует указать дату подачи такого заявления. Кроме этого необходимо сообщить, имеются ли какие-либо ограничения в законе, относящиеся к сроку подачи такого заявления. Данное положение основывается на п. "е" ст. 55 Договора, по которому выдача не имеет места, если "уголовное дело хотя бы по закону одной Договаривающейся Стороны возбуждается не иначе как по жалобе потерпевшего, а потерпевший такой жалобы своевременно не подал". В данном случае речь, по моему мнению, идет о подтверждении обстоятельства, служащего возможным основанием отказа в выдаче.

В случае, если просьба о выдаче не содержит всех указанных в договоре необходимых данных, запрашиваемое государство может затребовать дополнительные сведения (ст. 69 Договора между РФ и Литовской Республикой 1992 г., ст. 69 Договора между РФ и Латвийской Республикой 1993 г. и др.). Ответ на это требование должен быть отправлен в срок, не превышающий одного месяца; этот срок может быть продлен (как, правило, на 15 дней) при наличии уважительных причин. Если запрашивающая сторона не представит в установленный срок дополнительных сведений, запрашиваемое государство может освободить лицо, взятое под стражу в целях выдачи.

Проект УПК РФ в этой части соответствует международным обязательствам РФ (ч. 5 ст. 460). К запросу о выдаче для уголовного преследования должна быть приложена удостоверенная копия постановления судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу. К запросу о выдаче для исполнения приговора должны быть приложены удостоверенная копия вступившего в законную силу приговора и справка о неотбытом сроке наказания.

4. Срок рассмотрения требования о выдаче

Как уже говорилось, большинство договоров не устанавливает ни общих сроков исполнения поручений о правовой помощи, ни специальных сроков рассмотрения требования о выдаче. В результате свыше 40 % требований о выдаче, направленных прокуратурой Воронежской области в 1998-99 гг., рассматривались свыше пяти месяцев, что отрицательно сказалось на качестве расследования и рассмотрения уголовных дел. Правда, косвенным образом срок рассмотрения требования о выдаче ограничен сроком заключения под стражу для обеспечения выдачи (от одного до двух месяцев). По окончании этого срока лицо, заключенное под стражу, должно быть освобождено, что, впрочем, не препятствует запрашивающей стороне снова поставить вопрос о выдаче со всеми вытекающими отсюда последствиями.

В проекте УПК вопрос о сроке рассмотрения запроса о выдаче не решен.

5. Отказ в выдаче

Международное право различает два вида оснований отказа в выдаче: абсолютные (при наличии которых выдача не производится) и относительные (когда вопрос оставлен на усмотрение правоохранительных органов запрашиваемого государства).

"Стандартный" минимум абсолютных оснований, закрепленный в большинстве договоров, следующий. Требование о выдаче отклоняется, если: а) лицо, выдача которого требуется, является гражданином запрашиваемой стороны; б) на момент получения требования уголовное дело не может быть возбуждено или приговор не может быть приведен в исполнение вследствие истечения срока давности, амнистии или по иному законному основанию, предусмотренному законодательством запрашиваемого государства; в) в отношении лица, выдача которого требуется, на территории запрашиваемой стороны по тому же преступлению был уже вынесен приговор, вступивший в законную силу, или прекращено производство по делу. В том или ином виде эти обстоятельства закреплены практически во всех договорах о правовой помощи. Однако перечень абсолютных оснований указанными условиями не исчерпывается.

По Европейской конвенции о выдаче 1957 г. выдача не осуществляется за политические (ст. 3) и воинские преступления (ст. 4). Статья 3 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г. устанавливает запрет выдачи, если существуют серьезные основания полагать, что лицу может угрожать в запрашивающем государстве применение пыток.

По ст. 16 Соглашения Совета Европы о незаконном обороте на море в осуществление статьи 17 Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1995 г. если какое-либо правонарушение, в отношении которого государство флага решает осуществить свою юрисдикцию, карается смертной казнью и если в связи с таким правонарушением смертная казнь не предусматривается законодательством вмешивающегося государства или обычно не приводится в исполнение.

По ст. 3 Типового договора ООН о выдаче 1990 г. выдача также не разрешается: если правонарушение, в отношении которого поступает просьба о выдаче, рассматривается запрашиваемым государством как правонарушение политического характера; если судебное решение в запрашивающем государстве вынесено i№ abse№tia, осужденное лицо не имело достаточной возможности для обеспечения его защиты и оно не имело или не будет иметь возможности для проведения повторного слушания дела в его присутствии.

Согласно ст. 62 Договора между РФ и Азербайджанской Республикой 1992 г., ст. 62 Договора между РФ и Республикой Кыргызстан 1992 г., ст. 57 Конвенции СНГ 1993 г., выдача не имеет места, если преступление в соответствии с законодательством запрашивающей или запрашиваемой сторон преследуется в порядке частного обвинения[2].

Ряд соглашений (как Союза ССР, так и РФ) в качестве абсолютного основания указывает на предоставление запрашиваемому к выдаче лицу права убежища (ст. 38 Договора между СССР и Республикой Кипр 1984 г., ст. 26 Договора между СССР и Тунисской Республикой 1984 г., ст. 62 Договора между РФ и Латвийской Республикой 1993 г.). В числе абсолютных оснований называются также случаи, когда выдача не разрешается по законодательству запрашиваемой стороны (ст. 26 Договора между СССР и Тунисской Республикой 1984 г., ст. 3 Договора между РФ и КНР о выдаче 1995 г.).

В то же время некоторые основания – например, когда преступление, в связи с которым направлена просьба о выдаче, совершено на территории запрашиваемой стороны – в одних конвенциях выступают как абсолютные (ст. 26 Договора между СССР и Иракской Республикой 1973 г., ст. 38 Договора между СССР и Республикой Кипр 1984 г.), в других – как относительные (ст. 57 Конвенции СНГ 1993 г.).

Что касается относительных оснований отказа в выдаче, то некоторые соглашения, в которых участвует наше государство, их вообще не предусматривают (Договор между СССР и Греческой Республикой 1981 г., Договор между СССР и Алжирской Народной Демократической Республикой 1982 г.). Другие (ст. 68 Договора между СССР и ЧССР 1982 г., ст. 62 Договора между РФ и Республикой Молдова 1993 г.) закрепляют лишь одно относительное основание: в выдаче может быть отказано, если преступление, в связи с которым требуется выдача, совершено на территории запрашиваемого государства. Иногда в договорах зафиксирован более широкий перечень относительных оснований. Так, по Договору между РФ и КНР о выдаче 1995 г. (ст. 4) запрашиваемая сторона может отказать в выдаче в любом из следующих случаев: "1) в соответствии с законодательством запрашиваемой стороны она обладает юрисдикцией в отношении лица, выдача которого запрошена, или преступления, в связи с которым направлена просьба о выдаче. В таком случае запрашиваемая сторона должна по просьбе запрашивающей стороны возбудить уголовное преследование в отношении этого лица; 2) если запрашиваемая сторона, принимая во внимание характер преступления и интересы запрашивающей стороны, сочтет, что, исходя из обстоятельств уголовного дела, выдача данного лица не отвечает принципу гуманности ввиду возраста, состояния здоровья или других личностных обстоятельств этого лица; 3) запрашиваемая сторона осуществляет уголовное преследование за то же преступление в отношении лица, чья выдача требуется". Думается, пункты 1 и 3 указанной статьи закрепляют юридические основания отказа в выдаче, п. 2 отражает общую тенденцию гуманизации сотрудничества в сфере уголовного процесса.

На основании ст. 14 Договора между РФ и Индией о выдаче 1998 г. если в соответствии с законодательством запрашивающей Стороны лицо, выдача которого запрашивается, может быть подвергнуто смертной казни за правонарушение, в связи с которым запрашивается выдача, а законодательство запрашиваемой Стороны не предусматривает смертной казни за такое правонарушение, в выдаче может быть отказано, если запрашивающая Сторона не представит достаточных, по мнению запрашиваемой Стороны, заверений в том, что смертный приговор не будет исполнен.

По Европейской конвенции о выдаче 1957 г. выдача также может не осуществляться за фискальные преступления (ст. 5). Государство может отказать в выдаче лица: требуемого в связи с преступлением, которое в соответствии с его законодательством считается совершенным полностью или частично на его территории (ст. 7); если компетентные органы запрашиваемой стороны ведут в отношении его уголовное преследование в связи с преступлением или преступлениями, по поводу которых запрашивается выдача (ст. 8); если преступление, в связи с которым запрашивается выдача, наказуемо в запрашивающем государстве смертной казнью и если в отношении такого преступления смертная казнь не предусматривается в запрашиваемой стране или обычно не приводится в исполнение; в выдаче может быть отказано, если запрашивающая сторона не предоставит таких гарантий, которые запрашиваемая сторона считает достаточным, и о том, что смертный приговор не будет приведен в исполнение (ст. 11). При ратификации этой Конвенции Российская Федерация сделала оговорку, согласно которой в выдаче может быть отказано:

"а) если выдача лица запрашивается в целях привлечения к ответственности в чрезвычайном суде или в порядке упрощенного судопроизводства либо в целях исполнения приговора, вынесенного чрезвычайным судом или в порядке упрощенного судопроизводства, когда имеются основания полагать, что в ходе такого судопроизводства этому лицу не будут или не были обеспечены минимальные гарантии, предусмотренные в статье 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и в статьях 2, 3 и 4 Протокола № 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод. При этом в понятия "чрезвычайный суд" и "порядок упрощенного судопроизводства" не включается какой-либо международный уголовный суд, полномочия и компетенция которого признаны Российской Федерацией;

б) если имеются серьезные основания полагать, что лицо, в отношении которого поступил запрос о выдаче, было или будет подвергнуто в запрашивающем государстве пыткам или другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения или наказания, либо что этому лицу в процессе уголовного преследования не были или не будут обеспечены минимальные гарантии, предусмотренные в статье 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и в статьях 2, 3 и 4 Протокола № 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод;

в) исходя из соображений гуманности, когда имеются основания полагать, что выдача лица может повлечь для него серьезные осложнения по причине его преклонного возраста или состояния здоровья".

Российская Федерация также оставила "за собой право не выдавать лиц, выдача которых может нанести ущерб ее суверенитету, безопасности, общественному порядку или другим существенно важным интересам. Преступления, в связи с которыми выдача не может быть произведена, устанавливаются федеральным законом".

Проект УПК (ст. 464) содержит как абсолютные, так и относительные основания отказа в выдаче.

Абсолютными основаниями признаны: 1) наличие у лицу, в отношении которою поступил запрос о выдаче, гражданства Российской Федерации; 2) возможностью преследования лица, в отношении которого поступил запрос о выдаче и которому предоставлено убежище в Российской Федерации, по признаку расы, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений; 3) наличие в отношении запрашиваемого лица в Российской Федерации за то же самое деяние вступившего в силу приговора или решения о прекращении производства по делу; 4) истечение сроков давности или наличие иного препятствия к возбуждению уголовного дела или приведению приговора в исполнение; 5) наличие вступившего в силу решение суда Российской Федерации о наличии препятствий для выдачи данного лица. Как видим, перечень абсолютных оснований в принципе совпадает с предусмотренными договорами. Вместе с тем в числе абсолютных не вошло признаваемое большинством договоров РФ, такое основание, как предоставление права убежища.

В проекте закреплены следующие относительные основания: 1) деяние, послужившее основанием ходатайства о выдаче, не признается в Российской Федерации преступлением; 2) деяние, в связи с которым направлен запрос о выдаче, совершено на территории Российской Федерации или против ее интересов вне пределов Российской Федерации; 3) за то же самое деяние в Российской Федерации осуществляется уголовное преследование в отношении запрашиваемого к выдаче лица; 4) уголовное преследование в отношении запрашиваемого к выдаче лица возбуждается в порядке частного обвинения. Вызывает возражения первое основание. Получается, что выдача может осуществляться даже за деяние, не признаваемое в России преступлением, что нарушает Конституцию и, кстати, ст. 466 проекта УПК.

6. Отсрочка выдачи

Практически все договоры о правовой помощи предусматривают правило: выдача может быть отсрочена, если запрашиваемое к выдаче лицо привлечено к уголовной ответственности или осуждено за другое преступление на территории запрашиваемой стороны. Однако сам момент окончания отсрочки определяется неодинаково. В соответствии со ст. 19 Европейской конвенции о выдаче 1957 г. запрашиваемая сторона может, "приняв решение в отношении запроса о выдаче, отложить передачу запрашиваемого лица с тем, чтобы в отношении его эта сторона могла возбудить уголовное расследование или, если это лицо уже осуждено, с тем, чтобы оно могло отбыть свое наказание на территории этой Стороны за преступление иное, чем то, в связи с которым запрашивается выдача". По Договору между СССР и ЧССР 1982 г. (ст. 74) выдача может быть отсрочена "до прекращения уголовного преследования, приведения приговора в исполнение или до освобождения от наказания", по Договору между СССР и Республикой Куба 1984 г. (ст. 62) – "до окончания уголовного преследования, отбытия наказания или досрочного освобождения", по двусторонним договорам Российской Федерации (ст. 63 Договора между РФ и Латвийской Республикой 1993 г., ст. 63 Договора между РФ и Республикой Грузия 1995 г.) – "до окончания уголовного преследования, отбытия наказания или освобождения по любому законному основанию", по Конвенции СНГ 1993 г. (ст. 63) – "до прекращения уголовного преследования, приведения приговора в исполнение или до освобождения от наказания". Однако если момент "прекращения уголовного преследования" особых споров не вызывает, то понятия "отбытие наказания", "освобождение по любому законному основанию" и "освобождение от наказания" в российском праве не идентичны. По ст. 73 УК РФ если, назначив лишение свободы, суд придет к выводу о возможности исправления осужденного без отбывания наказания, он постановляет считать назначенное наказание условным. Согласно ст. 79 УК РФ, лицо, отбывающее лишение свободы, может быть освобождено условно-досрочно, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. По УК РФ возможно также освобождение от наказания в связи с болезнью (ст. 81), с истечением сроков давности обвинительного приговора суда (ст. 83). Сходные положения имеются и в праве иностранных государств (§ 56g УК ФРГ, ст. 28 УК Японии, п. 22 Закона о полномочиях уголовных судов Великобритании и т.д.).

Таким образом, в каждом конкретном случае вопрос о моменте окончания отсрочки в выдаче должен решаться в точном соответствии с требованиями национального законодательства.

Предусмотренные в ст. 465 проекта положения об отсрочке в выдаче соответствуют международным обязательствам РФ.

7. Право выдаваемого лица на защиту

Международное право различает три периода времени, когда выдаваемому лицу должно быть обеспечено право на защиту:

а) с момента заключения под стражу и до принятия решения о выдаче (эти проблемы нами уже рассматривались);

б) с момента принятия решения о выдаче до передачи лица запрашиваемому государству;

в) с момента доставки лица в запрашиваемое государство до предъявления обвинения.

"Поскольку выданное лицо подпадает под действие юрисдикции запрашиваемого государства, никаких неправомерных действий страна-исполнительница в отношении выданного ею лица не совершает, что исключает обжалование этим гражданином на ее территории выполнение ею международных обязательств. Право на защиту у выданного лица возникает лишь на территории страны, которой он будет выдан, после пересечения этим лицом государственной границы. Представляется, что следователь РФ обязан выехать в пограничный пункт, выполнить следственные действия, связанные с предъявлением обвинения и обеспечить выданному лицу защиту"[3] – пишет В.М.Волженкина. Однако, как уже говорилось, международные нормы не делают изъятий для права на обжалование решений о выдаче. Эта позиция подтверждается и законодательством. По ст. 4 ФЗ "О ратификации Европейской конвенции о выдаче, Дополнительного протокола и Второго Дополнительного протокола к ней" 1999 г. "решение компетентных органов Российской Федерации о выдаче может быть обжаловано лицом, в отношении которого принято решение о выдаче, в судебном порядке в соответствии с законодательством Российской Федерации". Однако указанная норма не решила всех проблем. С одной стороны, формулировка этой статьи носит общий характер и по идее должна распространяться на всех лиц, в отношении которых принято решение о выдаче. С другой, норма о праве на судебное обжалование решения о выдаче пока зафиксирована лишь в законе о ратификации Европейской конвенции о выдаче. Проблема требует законодательного решения.

Статья 463 проекта УПК РФ регулируют вопросы обжалования решения о выдаче и судебной проверки его законности и обоснованности. По проекту решение о выдаче может быть обжаловано лицом, в отношении которого принято решение о выдаче, или его защитником в течение десяти суток с момента получения уведомления в федеральный суд субъекта РФ. Проверка законности и обоснованности решения о выдаче производится судом в срок не позднее одного месяца со дня получения жалобы в составе коллегии из трех судей и открытом судебном заседании с участием прокурора, лица, в отношении которого принято решение о выдаче и его защитника, если он участвует в деле. Суд не входит в обсуждение вопросов о виновности лица, принесшего жалобу, ограничиваясь проверкой соответствия решения о выдаче законодательству и международным договорам Российской Федерации. В результате проверки суд выносит одно из следующих определений: 1) о признании решения о выдаче незаконным или необоснованным и его отмене; одновременно отменяется и соответствующая мера пресечения; 2) об оставлении жалобы без удовлетворения. Таким образом, решение о выдаче по новому УПК может быть отменено судом субъекта РФ, с чем вряд ли можно согласиться учитывая степень осведомленности судей о договорах, в которых участвует РФ. Кроме того, вызывает выражение целесообразность рассмотрения судом вопроса об обоснованности выдачи; фактически суд вторгается в компетенцию органов прокуратуры..

8. Передача выдаваемого лица.

Однако обжалованием решения о выдаче проблема защиты прав выдаваемого лица не исчерпывается. На практике зачастую имеют место случаи просрочки передачи и принятия выдаваемых лиц. Согласно ст. 67 Конвенции СНГ 1993 г., запрашиваемое государство уведомляет запрашивающее государство о месте и времени выдачи. Если запрашивающая Договаривающаяся Сторона не примет лицо, подлежащее выдаче, в течение 15 дней после поставленной даты передачи, это лицо должно быть освобождено из-под стражи". По просьбе запрашивающей Стороны указанный срок может быть продлен, но не более чем на 15 дней (ст. 71 Договора между РФ и Литовской Республикой 1992 г., ст. 71 Договора между РФ и Латвийской Республикой 1993 г.). По ст. 1 Соглашения о порядке передачи и транзитной перевозки лиц, взятых под стражу, 1994 г. стороны обязуются "обеспечивать охрану, конвоирование и этапирование взятых под стражу лиц до передачи их представителям запрашивающей Стороны. Запрашивающая Сторона обязуется в течение суток подтвердить получение уведомления о задержании или взятии под стражу разыскиваемого лица и в десятидневный срок после получения разрешения на выдачу подтвердить готовность принять его у запрашиваемой Стороны с указанием места и времени передачи". Однако в Соглашении участвуют лишь страны-члены СНГ; в отношении других государств процедура не урегулирована.

Пока остается без ответа вопрос о юридических последствиях просрочки принятия выдаваемого лица. С одной стороны, на основании п. 4 Указания Генерального прокурора РФ "О порядке рассмотрения ходатайств других государств об экстрадиции" 1998 г. при удовлетворении требования о выдаче международно-правовое управление Генеральной прокуратуры РФ должно своевременно принимать меры к уведомлению запрашивающей стороны о принятом решении и направлению поручения МВД РФ и ФСБ РФ об организации передачи выдаваемых лиц представителям правоохранительных органов запрашивающей стороны. Территориальные прокуроры, прокуроры субъектов федерации и специализированные прокуроры обязаны о каждом случае невыполнения решения о передаче выдаваемых лиц незамедлительно уведомлять Генеральную прокуратуру РФ. Казалось бы, нормативная база для дальнейших действий правоохранительных органов достаточная. С другой стороны, Генеральная прокуратура РФ зачастую неоперативно реагирует на сообщения территориальных прокуроров, в результате чего лица, в отношении которых принято решение о выдаче, могут несколько месяцев находиться под стражей практически не имея никаких прав. Данная проблема требует своего разрешения.

Передаче выдаваемых лиц посвящена ст. 467 проекта УПК. По проекту Российская Федерация должно уведомить иностранное государство о месте и времени передачи. Если подлежащее передаче лицо не будет принято в течение пятнадцати дней со дня, установленного для передачи, оно освобождается из-под стражи. Указанный срок может быть продлен не более, чем на пятнадцать дней, Генеральным прокурором Российской Федерации или его заместителем по обоснованному ходатайству иностранного государства. Такое решение вопроса позволит снять проблему несоблюдения сроков содержания под стражей и соответствует международным обязательствам.

9. Пределы уголовного преследования выданного лица

В соответствии с международными договорами РФ без согласия запрашиваемой стороны выданное лицо нельзя привлечь к уголовной ответственности или подвергнуть наказанию за совершенное до его выдачи преступление, за которое оно не было выдано. Без согласия выдавшего государства лицо не может быть также выдано третьему государству (ст. 65 Договора между СССР и КНДР 1957 г., ст. 15 Европейской конвенции о выдаче 1957 г.). Однако согласия запрашиваемой стороны не требуется, если выданное лицо до истечения одного месяца после окончания уголовного производства, а в случае осуждения – до истечения одного месяца после отбытия наказания или освобождения от него не покинет территорию запрашивающей стороны или если оно туда добровольно возвратится.

Установленные в ст. 461 проекта УПК правила о пределах уголовной ответственности лица, выданного Российской Федерации, согласуются с международными договорами РФ.

10. Выдача за совершение нескольких преступлений

По данным Генеральной прокуратуры РФ, в 34 % поступивших в Россию требований о выдаче просьба о выдаче касается нескольких деяний, каждое из которых является уголовно наказуемым, но при этом некоторые из них не подпадают под категорию преступлений, влекущих выдачу. Возникает вопрос, за какие преступления лицо может быть выдано и осуждено?

Большинство договоров каких-либо положений на этот счет не содержит: действует правило – выдача и привлечение к ответственности производится лишь за те преступления, которые влекут выдачу. Однако некоторые соглашения закрепляют специальные положения. Так, по ст. 2 Европейской конвенции о выдаче 1957 г. "если запрос о выдаче включает ряд отдельных преступлений, каждое из которых наказуемо в соответствии с законодательством запрашивающей Стороны и запрашиваемой Стороны лишением свободы или подпадает под постановление о задержании, однако некоторые из которых не отвечают условию в отношении срока наказания, которое может быть установлено, запрашиваемая Сторона также имеет право осуществить выдачу за остальные преступления". Договор между РФ и КНР о выдаче 1995 г. (ст. 2) идет еще дальше: запрашиваемое государство может разрешить выдачу и в отношении других преступлений при условии, что данное лицо выдается, по крайней мере, за одно деяние, которое может повлечь за собой выдачу. Сходные положения закреплены и в ст. 16 Конвенции против транснациональной организованной преступности 2000 г. В данном случае речь идет о заранее полученном разрешении на привлечение к уголовной ответственности за деяние, за которое лицо не было выдано. Эта практика в договорных отношениях нашего государства требует своего осмысления.

Вопрос о выдаче за совершение нескольких преступлений в проекте УПК не решен, что, несомненно, является пробелом, требующим восполнения.

11. Повторная выдача

Большинство договоров, в которых участвует РФ, предусматривают возможность повторной выдачи – когда выданное лицо уклоняется от уголовного преследования и возвращается на территорию запрашиваемого государства. При этом не требуется приложения к просьбе о выдаче постановления о заключении под стражу.

Думается, данное правило может быть закреплено в новом УПК РФ.

12. Уведомление о результатах производства по уголовному делу

Как правило, государства обязаны сообщать друг другу сведения о результатах уголовного преследования выданного лица (такая обязанность, однако, не зафиксирована в Договоре между СССР и Алжирской Республикой 1982 г. и в Договоре между СССР и Тунисской Республикой 1984 г.). Государству, осуществившему выдачу, высылается копия приговора, вступившего в законную силу, в отношении выданного лица. Любопытно, что в одних случаях копия приговора высылается лишь по просьбе осуществившего выдачу государства, в других – направление копии приговора обязательно. Второй вариант более предпочтителен, так как позволяет государству, осуществившему выдачу, проследить развитие событий и предоставляет дополнительные гарантии защиты выданному лицу своих прав. Интересно также, что в договорах, заключенных Союзом ССР, речь идет о направлении лишь копии приговоров. Соглашения Российской Федерации предусматривают направление не только копии приговора, но и иного окончательного решения по делу. Такой подход отвечает интересам сотрудничества в борьбе с преступностью; соответствующая норма должна быть закреплена и в новом УПК РФ.

II. Выдача для приведения приговора в исполнение

В соответствии с договорами выдача для приведения приговора в исполнение производится за деяния, которые в соответствии с законодательством запрашивающей и запрашиваемой сторон являются наказуемыми и за совершение которых лицо, выдача которого требуется, было приговорено к лишению свободы на срок не менее шести месяцев или к более тяжкому наказанию (ст. 56 Конвенции 1993 г., ст. 61 Договора между РФ и Республикой Молдова 1993 г. и др.). По отдельным договорам (ст. 62 Договора между СССР и ПНР 1957 г., ст. 37 Договора между СССР и Республикой Кипр 1984 г.) назначенный судом срок лишения свободы должен превышать один год. В ст. 2 Договора между РФ и КНР о выдаче 1995 г. зафиксировано дополнительное условие: выдача может иметь место только при условии, когда до истечения назначенного срока остается не менее 6 месяцев.

Нормы договоров (ст. 29 Договора между СССР и Тунисской Республикой 1982 г., ст. 67 Договора между РФ и Литовской Республикой 1992 г. и т.п.) достаточно подробно регламентируют условия осуществления этого вида выдачи. Они в принципе не отличаются от сформулированных для выдачи в целях привлечения к ответственности с теми дополнениями, что к требованию о выдаче прилагается официальная копия вступившего в законную силу приговора и текст закона, по которому данное деяние признается преступлением; если осужденный частично уже отбыл наказание, сообщается также об этом.

Статья 460 проекта УПК предусматривает    направление запроса о выдаче для исполнения приговора и согласуется с международными обязательствами РФ.

III. Выдача на время

Международные договоры РФ предусматривают два варианта выдачи на время.

В первом случае речь идет о выдаче для привлечения к ответственности, но с отсрочкой исполнения приговора: если отсрочка выдачи приведет к невозможности уголовного преследования в связи с истечением срока давности или может создать трудности в уголовном преследовании лица, выдача которого требуется, можно обращаться с просьбой о временной выдаче для осуществления уголовного преследования. Запрашивающая сторона должна вернуть выданное ей на время лицо немедленно по окончании предварительного или судебного следствия, не приводя приговор в исполнение, но не позднее трех месяцев со дня выдачи.

Другим вариантом выдачи на время является выдача для допроса в качестве свидетелей, потерпевших и т.д. лиц, находящихся под стражей на территории другого государства. Так, по ст. 12 Договора между РФ и США о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1999 г. лицо, содержащееся под стражей в одной из Сторон, чье присутствие в другой Стороне запрашивается для целей оказания правовой помощи согласно Договору, передается в этих целях из направляющей Стороны в принимающую Сторону при наличии согласия этого лица на такую передачу, а также при наличии согласия центральных органов обеих Сторон. При этом: 1) принимающая Сторона вправе и обязана содержать переданное лицо под стражей, если только направляющей Стороной не предусмотрено иное; 2) принимающая Сторона возвращает переданное лицо в распоряжение направляющей Стороны, как только это позволят обстоятельства либо в соответствии с иной договоренностью центральных органов Сторон; 3) принимающая Сторона не требует, чтобы направляющая Сторона инициировала процедуры выдачи для возврата переданного лица; 4) период пребывания переданного лица под стражей в принимающей Стороне засчитывается в срок отбытия наказания, назначенного переданному лицу в направляющей Стороне.

Договоры между СССР и ПНР 1957 г. (ст. 79 и 81), между СССР и КНДР 1957 г. (ст. 70), между СССР и ВНР 1958 г. (ст. 70, 71), Европейская конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 г. (ст. 11) считают "доставку лица" вариантом выдачи на время.

По моему мнению, поскольку в РФ вопрос о выдаче решают органы прокуратуры, в тех случаях, когда решение о "доставке лица, находящегося под стражей", отнесено к компетенции прокуратуры и доставка осуществляется в порядке, предусмотренном для выдачи, мы имеем дело с выдачей на время. В остальных случаях "доставка" выдачей не является.

В проекте УПК (ч. 2 ст. 465) вопрос о выдаче на время решен следующим образом: если отсрочка выдачи может повлечь за собой истечение срока давности уголовного преследования или причинить ущерб расследованию преступления, то запрашиваемое к выдаче лицо может быть выдано на время при наличии обязательства соблюдать условия, установленные Генеральным прокурором РФ. Эти положения нуждаются в совершенствовании. Во-первых, при выдаче на время должен быть установлен срок, на который она осуществляется. Во-вторых, должны быть предусмотрены абсолютные основания отказа в выдаче, в числе которых необходимо назвать следующие: неполучение согласия лица, запрашиваемого к выдаче; если выдача может повлечь нарушение установленных сроков содержания этого лица под стражей или отбывания им наказания в виде лишения свободы.

Несколько слов о действующем в Российской Федерации законодательстве о выдаче.

1. Конституция РФ закрепляет правило невыдачи российских граждан, но не регулирует выдачи для исполнения приговора, что, впрочем, не означает запрета на осуществление данного вида выдачи.

В Конституции РФ закреплены два абсолютных основания отказа в выдаче, вытекающие из договоров о правовой помощи (невыдача собственных граждан, невыдача за деяния, не являющиеся преступлениями), и одно – конвенций о борьбе с международными преступными деяния (преследование за политические убеждения). В то же время Конституция не предусматривает таких международных признанных оснований отказа в выдаче, как невозможность возбуждения дела или приведения приговора в исполнение вследствие истечения срока давности, амнистии или по иному законному основанию, предусмотренному национальным законодательством; вынесение в отношении лица, выдача которого требуется, на территории запрашиваемого государства по тому же преступлению приговора или иного окончательного решения по делу, вступивших в законную силу; предоставление запрашиваемому к выдаче лицу права убежища. Впрочем, Конституция не содержит запрета на закрепление указанных обстоятельств в актах российского законодательства.

Далее. Согласно ч. 2 ст. 63 Конституции РФ, "выдача лиц, обвиняемых в совершении преступления, а также передача осужденных для отбывания наказания в других государствах осуществляются на основе федерального закона или международного договора Российской Федерации". Данное положение касается лишь процедуры выдачи и не очень удачно сформулировано: использование союза "или" может привести к неправильному выводу, что правовым основанием выдачи в РФ может являться лишь федеральный закон. Такая позиция нашла отражение в проекте УПК (ч. 2 ст. 460): "направление запроса о выдаче на основе взаимности осуществляется в случае, если в соответствии с законодательством обоих государств деяние, в связи с которым запрашивается выдача, является уголовно наказуемым и за его совершение предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок не менее одного года пли более тяжкое наказание, если выдача запрашивается для уголовного преследования, либо лицо осуждено к лишению свободы на срок не менее шести месяцев, если выдача запрашивается для исполнения приговора".

Между тем закон, регламентирующий процессуальные вопросы выдачи, пока не принят, поэтому обязательность выдачи в том или ином случае должна определяется прежде всего договором с соответствующим государством. При этом поскольку выдача затрагивает основные права и свободы человека, договоры, содержащие нормы о выдаче, подлежат ратификации Государственной Думой Федерального Собрания РФ в силу ст. 15 ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" 1995 г.

2. Положения Конституции конкретизированы в УК РФ (ст. 13). Не затрагивая вопроса о целесообразности закрепления норм о выдаче – акте, по большому счету процессуальном, – в УК, можно отметить неудачные формулировки норм УК.

Первое. В соответствии с ч. 1 ст. 13 УК "граждане Российской Федерации, совершившие преступление на территории иностранного государства, не подлежат выдаче этому государству". При анализе данной нормы может создаться ошибочное впечатление, что российские граждане, совершившие преступление на территории России, или на территории третьего (не запрашивающего о выдаче) государства, либо за пределами территории какого-либо государства вообще (скажем, в открытом море) могут быть выданы иностранному государству, что противоречит Конституции РФ. Часть 1 ст. 13 не содержит абсолютного запрета на выдачу российских граждан.

Второе. Небесспорна с точки зрения юридической техники и ч. 2 ст. 13 УК. "Иностранные граждане и лица без гражданства, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации и находящиеся на территории Российской Федерации, могут быть выданы иностранному государству для привлечения к уголовной ответственности или отбывания наказания в соответствии с международным договором Российской Федерации". Во-первых, как уже говорилось, международные договоры допускают возможность выдачи иностранцев и лиц без гражданства и за преступления, совершенные на российской территории (см. ст. 9 Международной конвенции по борьбе с подделкой денежных знаков 1929 г., ст. 16 Конвенции о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов 1963 г. и т.д.). Во-вторых, по международным соглашениям выдача производится не для "отбывания наказания" (как это зафиксировано в ч. 2 ст. 13 УК), а "для приведения приговора в исполнение". В отношении лиц, отбывающих наказание, в международном праве предусмотрено самостоятельное действие, не являющееся выдачей – передача лиц, осужденных к лишению свободы для отбывания наказания. Иными словами, если дословно следовать требованиям ст. 13 УК РФ, выдачу для исполнения приговора вообще нельзя осуществлять. Так что и ч. 2 ст. 13 УК РФ нуждается в уточнении.

3. Определенный шаг в регламентации вопросов выдачи применительно к конкретному договору сделан в ФЗ "О ратификации Европейской конвенции о выдаче, Дополнительного протокола и Второго Дополнительного протокола к ней" 1999 г. Оговорки и заявления Российской Федерацией при ратификации Конвенции закрепляют основания отказа в выдаче, а также перечень преступлений, на которые не распространяется действие Конвенции. Кроме того, закон определяет "орган, назначенный Российской Федерацией для рассмотрения вопросов о выдаче", и закрепляет право выдаваемого лица на обжалование решения о выдаче.

ФЗ "О ратификации Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам и Дополнительного протокола к ней" 1999 г. затрагивает вопрос о временной передаче содержащегося под стражей лица для допроса в качестве свидетеля или для очной ставки и подробно регламентирует реквизиты запроса о выдаче. Согласно ст. 1 закона, в запросе должны быть указаны: имя и фамилия лица и, если возможно, место его содержания под стражей; краткое описание преступления, время и место его совершения; обстоятельства, подлежащие выяснению на допросе или очной ставке; время, в течение которого необходимо присутствие данного лица в запрашивающем государстве.

4. Норма отсылочного характера содержится в ст. 12 ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем" 2001 г. Решение о выдаче иностранному государству лиц, совершивших преступления, связанные с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, принимается на основании обязательств РФ, вытекающих из международного договора РФ.

5. Неотмененное пока постановление Президиума Верховного Совета СССР "О мерах по выполнению международных договоров СССР о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам" 1988 г. относит сношения по вопросам выдачи к компетенции органов прокуратуры и имеет характер акта о порядке применения международного договора.

6. Помимо указанных документов нормы о выдаче закреплены в ведомственных приказах, инструкциях, распоряжениях. В частности, Указанием Генерального прокурора РФ "О порядке выполнения ходатайств о правовой помощи" 1992 г. (в ред. 1993 г.) предусмотрено осуществление в порядке правовой помощи выдачи преступников. Нормы Указания в принципе не отличаются от предусмотренных международными соглашениями. Вместе с тем, Указание определяет срок исполнения международных поручений (включая требование о выдаче) – один месяц. Указание Генерального прокурора РФ "О порядке рассмотрения ходатайств других государств об экстрадиции" 1998 г. закрепляет обязанности органов прокуратуры в связи с осуществлением выдачи, предусматривает меры по обеспечению защиты прав задержанных и т.п. Нормы, затрагивающие различные аспекты выдачи, зафиксированы и в актах МВД РФ (Инструкция о порядке обработки информации в НЦБ Интерпола в РФ, Инструкция об оперативно-розыскной деятельности и др.), которые носят главным образом отсылочный характер. Однако ведомственные акты – это не "законодательство" в точном значении этого слова и не могут восполнять пробелы в уголовно-процессуальном регулировании выдачи.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] См., напр.: Валеев Р.М. Выдача преступников в современном международном праве (Некоторые вопросы теории и практики). Казань, 1976; Бастрыкин А.И. Институт выдачи: взаимодействие национальных и международных норм // СЕМП. 1989 – 90 – 91. СПб, 1992. С. 115 – 124; Беляев С.С. Юридическая регламентация института экстрадиции (выдачи) // ГиП. 1998. № 1; Лукашук И.И., Наумов А.В. Выдача обвиняемых и осужденных в международном уголовном праве. М., 1998 и др.

[2] Согласно Протоколу 1997 г. к Минской Конвенции обязательно указание на меру наказания, предусматриваемую уголовным законом. Это положение, с одной стороны, видимо, обусловлено необходимостью точного соблюдения условий выдачи (наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года), а с другой стороны, связано с неприменением смертной казни и сокращением числа случаев выдачи за такие преступления.

[3] Волженкина В.М. Применение норм международных права в российском уголовном процессе. С. 32.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.