Предыдущий | Оглавление | Следующий

§ 4. Коллизии и конфликты в публично-правовой сфере

В общественной жизни всегда возникает множество противоречий. Среди них можно выделить юридические коллизии как противоречия между правовыми нормами, актами и институтами и притязаниями, действиями по их изменению, нарушению, отторжению. Коллизии такого ряда отличаются специфическими признаками. К ним относятся:

– законная процедура рассмотрения;

– использование и оценка доказательств;

– наличие органа, уполномоченного разрешать коллизии;

Тихомиров Ю.А. Публичное право. Учебник. – М.: БЕК, 1995. С. 253

– признание обязательной силы решения по спору;

– компенсация ущерба и восстановление прежнего юридического состояния[1].

Юридические коллизии подвижны и динамичны, переходят из стадии в стадию. В прошлые годы для их обозначения применялись понятия «правонарушение», «преступление», «проступок», «законность», «ответственность», «споры», «отклоняющееся поведение». Тогда акцент был сделан на воздействиях государства, причем на разрешение коллизий преимущественно в гражданском и уголовном праве. В настоящее время публично-правовые коллизии признаются в конституционном, административном праве. Вообще примечательно, что во многих отраслях стало больше норм о коллизиях. В этом отражается возросшая потребность граждан и общества в реализации принципов правового государства и использовании юридических процедур.

Существуют правила рассмотрения юридических споров и нарушений законности. Их можно разделить условно на три большие группы. Одна включает законы общего характера – типа уголовного, уголовно-процессуального, арбитражно-процессуального кодексов.

Другая группа охватывает специальные правила рассмотрения споров в тех или иных сферах либо категории нарушений (по видам актов). Сошлемся на «Правила рассмотрения дел о нарушениях антимонопольного законодательства», утвержденные Госкомитетом по антимонопольной политике и поддержке новых экономических структур 12 мая 1994 г., в соответствии с п. 3 статьи 27 Закона «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках».

Кабинет Министров Республики Казахстан 4 мая 1993 г. утвердил типовое положение о третейском суде для разрешения экономических споров.

Третья группа – это согласительные процедуры, когда проводятся переговоры и достигаются договоренности, создаются паритетные и согласительные комиссии, вышестоящие органы выступают арбитром в споре. Современное законодательство все чаще предусматривает использование таких процедур. Но их пока немного, и предстоит разработать типологию подобных

Тихомиров Ю.А. Публичное право. Учебник. – М.: БЕК, 1995. С. 254

процедур и на их основе вводить в действие конкретные процедуры.

Но общественная жизнь столь сложна, что далеко не всегда удается ввести коллизии в легальное русло. Более того, нередко их трудно «погасить». И тогда мы имеем дело с юридическим конфликтом.

Его можно определить как противоборство сторон – государств и их органов, общественных объединений, граждан – с целью противоправного изменения статуса и юридического состояния субъектов права. Конфликт может возникать в собственно юридической сфере, когда в его эпицентре государственно-правовые явления. Это подрыв и ослабление государственной власти, целостности государства, отчуждение граждан от государственных институтов, отступления от конституции, принципов правовой системы, массовые нарушения законодательства.

Юридические конфликты непосредственно сопрягаются с правовым режимом. Юридический конфликт со своими признаками фиксируется в конституции и законодательстве в виде:

– «особых юридических состояний»;

– конфликтной ситуации;

– запрета нарушать конституционные принципы устройства государства;

– средств преодоления конфликтов;

– особо опасных составов преступлений – государственных. Достаточно упомянуть о российских законах о безопасности, обороне, чрезвычайном положении, государственной границе, о федеральных органах государственной безопасности, о внутренних войсках, о милиции, Уголовный кодекс.

Нормы международного права не признают конфликт как нормальное юридическое состояние и его осуждают. В них содержится механизм согласованного преодоления конфликтных ситуаций. Особенно это относится к угрозе войны, агрессии.

Юридический конфликт не одномерное явление, выражающееся в одномоментном столкновении «право – сущего», «право – должного». Это – сложное явление, со своими подвижными элементами. Причем каждое из них выступает в двух аспектах – как часть, нормативно-правовой системы и правопорядка и как элемент деформирующейся правовой системы и юридической деятельности. Во втором случае их нужно тщательно анализировать в тех последовательностях и связях,

Тихомиров Ю.А. Публичное право. Учебник. – М.: БЕК, 1995. С. 255

которые присущи развивающемуся юридическому противоречию

В качестве важного элемента юридического конфликта выделим прежде всего различия в правопонимании как базовые для формирования массового правового сознания. Обострившийся спор между пониманием права как выражения общечеловеческих ценностей и как «писаного права», норм законов и иных актов приобрел очевидную практическую значимость. Сторонники гуманитарной трактовки сеют недоверие к любой нормативной системе, законам и законности, давая повод каждому определять меру отношения к нормам. Видя коллизию между «писаными нормами» и демократическими правовыми принципами, мы обращаем внимание на возможности ее преодоления путем признания актов оспоримыми, дефектными, неконституционными и незаконными, наконец, путем проведения референдума.

Разные правовые взгляды, отражающие неодинаковый уровень правосознания и правовой культуры, служат первопричиной будущих юридических конфликтов. Правовой нигилизм[2], искажение смысла норм, неверное понимание иерархии актов, произвольный выбор отдельных норм, предпочтение им целесообразности – таков диапазон взглядов подобного рода. А отсюда различные правовые установки: «не соблюдать», «избегать», «нарушать», «ждать», «провоцировать» отход от права, «не исполнять». Формируются негативные правовые мотивы, побуждающие к сужению зоны правомерного поведения.

За этим следуют, естественно, нарушения законности, выражающиеся в издании актов с нарушением их иерархии, нарушениях компетенции субъектов, противоправных действиях и бездействии, препятствиях законной деятельности, внеправовом образовании организаций, произвольном изменении статуса субъектов права. Их можно считать вторичными причинами юридических конфликтов.

Выявившиеся конфликты переходят далее в стадию юридического спора, когда можно рассчитывать на успех путем договоренности и соглашений, посредством приостановления и отмены незаконных актов, проведения судебных разбирательств. Окончательное решение может вести либо к восстановлению

Тихомиров Ю.А. Публичное право. Учебник. – М.: БЕК, 1995. С. 256

прежнего юридического состояния, либо к формированию нового. Но в реальности конфликт не всегда угасает...

Юридический конфликт может быть причиной, а затем составной частью другого конфликта – межнационального, экономического и т. д., выступать сначала как повод, как «запал», а потом в качестве элемента более общей конфликтной ситуации. Вычленение юридического конфликта на первой фазе, при зарождений общего конфликта, и на последующих этапах очень важно. Бездействие властей в конституционном конфликте Федерации и Чечни привело даже к военным действиям.

Иными словами, необходимо всеми средствами переводить общий конфликт с его «размытыми гранями» в юридический конфликт с присущими ему легальными средствами и процедурами. Сделать это, конечно, довольно трудно. Но предвидеть и вовремя «гасить» противоречия собственно правовые, внутри правовой системы, не давать им возможности разрастания в зоне других конфликтов и использовать правовые средства для урегулирования любого конфликта – задача крайне важная в современный период.

Юридический конфликт, как и всякий иной конфликт, проходит свои фазы. Если юридическую коллизию того или иного вида не удается преодолеть, то происходит обострение противоречий, и нередко коллизионные ситуации одного типа перерастают в конфликтные ситуации другого, подчас комплексные по объему противоречий. А в них уже меняются намерения и роли участников, их отношение к предмету спора. Ряд использованных средств остается без достигнутых результатов и приходится избирать другие, подчас насильственные, способы разрешения конфликта.

Своеобразие юридического конфликта заключается в том, что он «прорывает» конституционную, правовую ткань государства и общества. Конфликт наносит удар прежде всего по конституции, а также конституционному и административному законодательству. Это объясняется характером объекта юридического конфликта, который касается преимущественно вопросов власти и управления.

Нарастание кризисных явлений в югославском обществе, отражавших политические, межнациональные и экономические противоречия, привело в начале 1990 г. к пониманию необходимости изменений Конституции СФРЮ. Перемен не произошло. Словения и Хорватия осенью 1990 г. предложили модель кон-

Тихомиров Ю.А. Публичное право. Учебник. – М.: БЕК, 1995. С. 257

федеративного устройства. Президиум СФРЮ вновь подтвердил концепцию устройства Югославии на федеративных началах, поддержанную зимой 1991 г. представителями Сербии и Черногории. Весной появляется платформа Югославского содружества, но уже ощутимы блокады и прямое противодействие федеральным властям. Кризис нарастал и в итоге обернулся распадом федерации и образованием новых государств. Развернулись военные действия.

Все это не могло не беспокоить мировое сообщество. Неоднократно выступали с мирными инициативами и предложениями о посреднических услугах Совет Европы, Совет Безопасности, США и Россия, Германия и Франция. Конвенция о глобальном решении проблем югославского кризиса, заявление Европейского Сообщества о принципах достижения новых конституционных договоренностей по Боснии и Герцеговине, заявления СБСЕ о ситуации в Югославии, Декларация о критериях признания новых государств в Восточной Европе и Советском Союзе – это меры подобного рода. К сожалению, пока стабилизации в Югославии достичь не удалось.

Естественно, в конфликт может перерасти любая юридическая коллизия, например в области трудовых отношений, когда противостояние как бы перемещается с локального и ведомственного уровня на государственный уровень, а экономические требования перерастают в политические. Забастовки по профессиям и регионам в России и на Украине в 1993 – 1994 гг. характеризовались именно такой трансформацией, перерастая в требования проведения референдума о доверии Президенту Украины, отставки Правительства России.

Экономические конфликты и кризисы, развиваясь по собственным орбитам, всегда сопрягаются с правом. Это касается соблюдения статуса хозяйствующих субъектов, объема экономических функций государства и методов регулирования экономических отношений. Но и здесь правовые средства могут помочь предотвратить конфликт и выйти из него легальным, наиболее безболезненным путем. Опыт преодоления экономической депрессии в США 30-х гг. и в Германии в 40 – 50-х гг. подтверждает роль законов, обеспечивающих последовательность проведения реформ. У права в эти периоды есть, конечно, и другие циклы развития[3].

Тихомиров Ю.А. Публичное право. Учебник. – М.: БЕК, 1995. С. 258

Попытаемся определить наиболее характерные проявления юридических конфликтов, имея в виду отмеченные выше признаки. Таких типичных, часто встречающихся конфликтных ситуаций, возникающих в связи с определенным объектом конфликта, его причиной,– шесть. Они могут профилировать конфликт, как бы придавая ему ту или иную направленность, но нередко причины и проявления конфликтов пересекаются, и тогда возникает общий кризис государства и его институтов, всей правовой системы. Этот кризис усугубляется экономическими, межнациональными и иными кризисами. И все-таки вычленим и дадим краткую характеристику собственно юридических конфликтов.

Так, первая разновидность юридического конфликта – это конституционный кризис. Такие кризисы – общие или частичные – наблюдались в конце 50-х гг. во Франции, Италии, Канаде, Бельгии.

В настоящее время острые конституционные кризисы происходят в России и на территориях некоторых бывших республик Союза ССР, а также на территории Югославии. Во всех случаях общим является ослабление конституционного строя, нарушение целостности государства и подрыв его безопасности, создание не предусмотренных конституцией и законами структур власти, незаконных вооруженных формирований. Статья 7 Конституции Российской Федерации, в которой вводится запрет на любые попытки насильственного изменения конституционного строя, носит именно такой превентивно-запретительный смысл.

Политическое противоборство разных лидеров, партий и общественных движении, собственно политический конфликт постепенно, по мере неуступчивости участников, приобретали и антиконституционную направленность. Конституционный кризис выразился «ослаблении многих государственно-правовых институтов и разрыве конституционных связей в государстве и обществе. Разогнан парламент, идет распад Советов на местах, субъекты. Федерации произвольно меняют свой статус и отношения с Центром, приостановлена деятельность Конституционного Суда, в «досудебном порядке» прекращены, деятельность ряда партий, выпуск газет, введены цензурные ограничения. Верховенству Конституции и закона нанесен удар «указным правом», которым «вводятся» новые институты.

Тихомиров Ю.А. Публичное право. Учебник. – М.: БЕК, 1995. С. 259

Еще одно проявление юридического конфликта связано с отчуждением граждан, населения от государства и его институтов. Эту тенденцию не могут скрыть временные «приливы» и «отливы» общественных симпатий к тем или иным лидерам, программам, которые быстро меняются. Проблема участия граждан теперь заменяется решением задачи общественной поддержки государственной власти, а она иссякает при отсутствии видимых положительных результатов реформ. Отметим в данной связи разновидности отчуждения власти от масс.

Выделим прежде всего открытое выступление против властных структур, как было в Португалии, Греции в 70-х гг., в Турции в 1983 г. Не случайно в Конституции Греции установлено, что всякий акт, узурпирующий народный суверенитет и власть, преследуется законной властью. Примечательно: соблюдение Конституции вверяется патриотизму греков, которые правомочны и обязаны оказывать сопротивление всеми средствами всякой попытке отменить ее путем насилия (статья 120). Видимо, это повлияло на включение аналогичных положений в проекты новых Конституций России

Открытые и одновременные выступления против властей и общественного порядка являются уголовно-наказуемыми деяниями. Статья 79 УК предусматривает ответственность за массовые беспорядки, статья 1903–за организацию и активное участие в групповых действиях, нарушающих общественный порядок.

Отчуждение от власти выражается в утрате ею общественного доверия. Падение авторитета, престижа власти всегда является плохим симптомом, но массовый масштаб такого явления – свидетельство остроты конфликта.

Болезненным противоречием является гражданское неповиновение, известное в прошлом скорее по иллюстрациям из зарубежной жизни. Теперь нам пришлось в этом убедиться самим, налицо открытое игнорирование населением положений Конституции, законов, указов и постановлений, непослушание властям, противозаконные забастовки, митинги. Это заметно на примере Республики Татарстан, Чеченской Республики, Грузии, ситуаций в Северо-Кавказском регионе, ряде областей.

Резкие массовые выступления со своими требованиями лиц разных профессий, приостановление работы, оказания услуг, поставок продукции находятся в ряду акций гражданского неповиновения.

Тихомиров Ю.А. Публичное право. Учебник. – М.: БЕК, 1995. С. 260

Крайне нежелательно создание альтернативных структур власти, незаконное наделение теми или иными правами общественных объединений, съездов, национальных конгрессов, формирование вооруженных отрядов служат свидетельством неверия официальным властям и стремления решать дела на основе собственного усмотрения. Это – опасные действия.

Юридический конфликт выражается в массовых нарушениях прав человека и национальных меньшинств. Ограничения прав граждан, размах их несоблюдения, дискриминация граждан по национальному признаку уже привели к потоку беженцев и вынужденных переселенцев. Международное сообщество резко критикует подобные ситуации, осуждает правительства и вносит свой вклад в урегулирование конфликтов. Состоявшаяся в октябре 1993 г. в Вене встреча Совета Европы на высшем уровне завершилась принятием Приложений к Венской декларации. Одно из них – «О нацменьшинствах», другое – «Декларация и план действий по борьбе с расизмом, ксенофобией, антисемитизмом и любыми формами нетерпимости», третье – «О реформе контрольного механизма выполнения Европейской конвенции по правам человека» и создание Евросуда по правам человека. Жизнь подтверждает актуальность подобных акций.

Острый конфликт, обращенный внутрь республики и вовне, возник в связи с принятием в Эстонии Государственным Собранием Закона об иностранцах, и в Латвии Закона о гражданстве. Протесты дискриминируемого русскоязычного населения вынудили парламенты вносить изменения в проекты.

Если конституционный конфликт в силу своей значимости чаще всего порождается политическими причинами и как бы вырастает из политического конфликта, то в собственно юридической сфере наиболее острое проявление конфликт находит в сокрушении правовой системы. Устойчивое нигилистическое отношение к праву, усиливаемое периодически борьбой за власть, сепаратистскими тенденциями, выражается в падении престижа конституции, в резком ослаблении роли закона, в увеличении удельного веса подзаконных актов. Юридическое противодействие субъектов федерации ведет к непризнанию на их территории действия федеральных актов. Население вообще подпадает под власть стереотипа непослушания и неисполнения законов и иных актов, приспосабливается к этому стереотипу, а то и одобряет его. Санкции применяются редко. Правовая система распадается...

Тихомиров Ю.А. Публичное право. Учебник. – М.: БЕК, 1995. С. 261

Наиболее ярким выражением юридического конфликта служат паралич и развитие деструктивных явлений в правовой системе. В ней резко нарушаются внутрисистемные связи. Многие 4кты принимаются произвольно, а присвоение права на издание актов становится средством деятельности органов и организаций. Губительный характер приобретает систематическое игнорирование и массовое невыполнение законов и иных актов, когда усмотрение становится квазинормой деятельности, когда не срабатывает механизм ответственности. Нередко из-за конфликтов задерживается ратификация международных договоров, например России с Республикой Молдова, России с государствами Балтии. Сдерживается и даже срывается программа принятия новых законов, столь нужных обществу, отменяются и изменяются действующие акты

Тревожат и противоречие между «словесной договорной эйфорией» и повсеместным нарушением достигнутых договоренностей, заключенных договоров и соглашений, и разлад сознания и действий, когда скрытые мотивы поведения конфликтующих сторон берут верх над внешне выраженными намерениями. Это лишний раз подтверждает значимость социально-психологического фактора во всех юридических конфликтах.

Одно из типичных выражений юридического конфликта – несоответствие актов национального права, юридических действий конфликтующих сторон принципам и нормам международного права. На этом стыке международного и национального права нужно искать пути преодоления конфликтных ситуаций. Непросто, к примеру, обеспечивается согласование актов Европейского Сообщества и государств, входящих в его состав. По данным европейских исследователей, есть трудности в реализации общенормативных предписаний в сфере охраны природной среды, и государства ищут лазейки для отхода от строгих экологических стандартов. Так, из 136 обязательных директив в Дании осуществляются 122, во Франции – 117, в Германии – 99, в Италии – 70. Европейская судебная палата может вынести им порицания за пренебрежение к ее актам[4].

Выделим юридические аспекты международных конфликтов, возникающих вследствие острых противоречий между государствами и их союзами. «Запалом» могут послужить не-

Тихомиров Ю.А. Публичное право. Учебник. – М.: БЕК, 1995. С. 262

соблюдение договорных обязательств, вторжения на границу, военные нападения, провокации – и стороны конфликта готовы порвать с международными принципами, пактами и договорами, с нормами собственных конституций. Подрыв государственного суверенитета всегда чреват угрозой общему миру и безопасности, ибо здесь в противоборство вступают государства. Предотвращение и преодоление конфликтов весьма актуальны в наше неспокойное время и требуют серьезных усилий как государств, вовлеченных в конфликт, так и международных организаций – типа ООН, СБСЕ, Содружества Независимых Государств. Улаживанию конфликта могут способствовать подтверждение незыблемости положений международных договоров, признание и уважение суверенных прав каждого государства, проведение политических консультаций, подготовка международно-правовых документов.

Большинство ученых считают главной линией в уже выявившемся конфликте не столько предотвращение и устранение, сколько управление конфликтом. Оно позволяет минимизировать потери и оптимизировать сферы, общественной жизни с помощью некоторых средств. К их числу относятся институционализация, т.е. установление норм и правил разрешения конфликта, структурирование коллективных субъектов – носителей интересов, редукция конфликта, т.е. последовательное его ослабление за счет перевода на другой уровень, а также информационное и энергетическое противоборство[5].

В этих рассуждениях есть и спорные положения. Вряд ли юридический конфликт не является искусственным образованием, поскольку его надо рассматривать в общем контексте общественного развития. Происходит отклонение от нормативной модели общества и его сферы, государства, органов, статуса граждан и их объединений, хозяйствующих субъектов. Осмысление юридического конфликта в узле противоречий позволяет верно определять способы его регулирования как путем введения специальных режимов, актов и норм, процедур, так и посредством их включения в общие тематические и статутные акты.

Удачным примером могут служить шведский Закон «О посредничестве в трудовых конфликтах» 1920 г., Закон «О спе-

Тихомиров Ю.А. Публичное право. Учебник. – М.: БЕК, 1995. С. 263

циальном третейском суде в трудовых конфликтах» 1920 г., которые были отменены и как бы поглощены в части норм, регулирующих конфликты, Законом «О совместных решениях в щрудовых отношениях» 1976 г. В этом Законе есть обязательство работодателя и работополучателя по соблюдению мира и недопущению мер борьбы, процедуры посредничеству, и переговоров по урегулированию конфликта, а также судебного разбирательства.

Можно с уверенностью утверждать: полезность юридических правил поведения в предконфликтных и конфликтных ситуациях подтверждена отечественной и зарубежной практикой. Эти правила должны быть сопутствующим элементом закона, иного правового акта, например о статусных законах Правительства и иных органов федеральной исполнительной власти, местного самоуправления, предприятий и т.п., тематических законов в сферах культуры, образования, землепользования и т.д.

Насущно необходимы специальные правила, процедуры разрешения не только хозяйственных, трудовых, земельных, экологических и иных споров, но и юридических конфликтов в сфере конституционного, административного права. Например, вполне оправданны процедуры рассмотрения межтерриториалъных споров, споров о компетенции, о противоречиях законов и подзаконных актов, о межнациональных конфликтах и др. Здесь, как видно, споры выступают процессуальной стадией разрешения юридических конфликтов.

Поясним другие аспекты сопряжения права, юридических средств с иными способами предотвращения и устранения социальных, экономических, политических и иных конфликтов. Науке предстоит найти более тесные зоны их соприкосновения. Пока же выскажем предложение о возможности гибкого использования правовых средств на всех стадиях любых конфликтов с учетом степени их развития – от мягких до более жестких. Это, во-первых, правовая ориентация на достижение нормативных целей и недопущение противоречий, отклонений от нормативного статуса субъектов права Во-вторых, юридические запреты создавать конфликтные ситуации. В-третьих, допускаемые притязания конфликтующих сторон на установление нормативного юридического состояния. В-четвертых, предусматриваемые правом согласования проектов актов и действий разных субъектов. В-пятых, использование согласованных переговорных процедур и

Тихомиров Ю.А. Публичное право. Учебник. – М.: БЕК, 1995. С. 264

паритетных комиссий для преодоления противоречий на ранних стадиях конфликта. В-шестых, рассмотрение споров о компетенции, споров о неправомерности актов и действий и других споров в суде и в порядке иерархической подчиненности. В-седьмых, применение санкций, компенсация убытков и восстановление прежнего юридического состояния.

В-восьмых, надо иметь в виду принятие мер по изменению юридического состояния и статуса субъектов в случае выявления положительного потенциала конфликта. Юридическим конфликт может выражать не только «отклонение» от норм, но и прогрессивные тенденции, требующие преобразований и реформ. В этом – потенциальный «пафос» конфликта, и его нельзя не замечать и игнорировать. Такова логика общественного развития, объективно требующая глубокого и систематического анализа происходящих процессов и оценки «конфликтной информации», своевременного выявления юридических и связанных с ними противоречий и выработки стратегии их преодоления, разрешения. Прогнозирование в данной сфере должно быть спутником не только познавательного процесса, но и любого вида деятельности.

Тогда можно заранее предвидеть юридические конфликты – временные, порожденные, например, неурегулированностью полномочий государственных органов, желанием ряда областных органов своими решениями преобразовать области в республики. Неизбежны и постоянно возникают конфликты из-за различий в правопонимании и правовых ролях, выбираемых и играемых участниками конфликта, из-за нарушаемых соотношений различных правовых актов, в связи со спорами о компетенции органов, из-за притязаний сторон на установление нового правового порядка.

Все это требует нового подхода к праву в условиях неизбежно существующих юридических коллизий, конфликтов. Пока российское право плохо приспособлено к их разрешению ввиду почти полного отсутствия коллизионных норм, неразвитости процедур разрешения юридических споров и вообще процессуальных норм и институтов. И в науке эти проблемы получили лишь частичное освещение[6], хотя острота проблем требует новых подходов. К их числу следует отнести предлагаемое нами новое понимание коллизионного права. Оно

Тихомиров Ю.А. Публичное право. Учебник. – М.: БЕК, 1995. С. 265

всегда трактовалось как механизм разрешения противоречий между нормами национального и международного права, а коллизионные нормы рассматривались как различные способы «привязки» к спорным ситуациям[7]. Лишь недавно Конститууция России и Федеративный договор признали федеративное коллизионное право.

По нашему мнению, есть достаточные основания для формирования в рамках публичного права общей процессуальной отрасли «коллизионное право» с более широким объемом и содержанием. Она может, во-первых, состоять из принципов и норм о восстановлении нарушенных связей внутри правовой системы и, во-вторых, из норм о преодолении противоречий между компетенцией субъектов права, в-третьих, включать «резервные нормы» на случай несовпадения норм разных правовых систем, в том числе международного права (отсылки к нормам, «привязки норм» и т.д.), в-четвертых, состоять из общих и специальных процедур рассмотрения и разрешения юридических споров, в-пятых, содержать статутные нормы о специальных органах по разрешению коллизий (как, например, Третейский информационный суд в соответствии с Указом Президента Российской Федерации «Об информационных гарантиях для участников избирательной кампании 1993 г.» от 29 октября 1993 г.), в-шестых, предусматривать порядок разрешения споров в договорных отношениях.

Формирование мощной и современной отрасли «коллизионное право» будет способствовать своевременному и правильному разрешению юридических конфликтов как собственно в правовой сфере, так и в других сферах общественной жизни.

Контрольные вопросы

1. Каковы понятия правовой системы и порядок ее установления?

2. По каким критериям дается классификация правовых актов?

3. В чем заключается верховенство закона?

4. Что такое правотворческий процесс и каковы его основные параметры?

5. Какова природа правоприменения и его формы7

6. Что такое юридическая коллизия? В чем заключается юридический конфликт?

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Тихомиров Ю.А. Юридическая коллизия. М., 1994.

[2] Туманов В.А. Правовой нигилизм в историко-идеологическом ракурсе// Государство и право 1993. № 8.

[3] Халфина Р.О. Право и экономические кризисы // Теория права: новые идеи. М., 1992. С 28–41

[4] Европа. 1992. № 39/42. С. 34

[5] Чумиков А.Н. Социально-политический конфликт теоретические и прикладные аспекты. М., 1993

[6] Управленческие процедуры (под ред. Лазарева Б.М ). М., 1988, Протасов В.Н. Основы общеправовой процессуальной теории. М., 1991

[7] Международное частное право. М., 1984










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.