Предыдущий | Оглавление | Следующий

О понятии государства и его происхождении

Сколько раз ни перечитывай труд «Государство и революция», в нем не отыщешь всестороннего обсуждения вопроса о понятии и происхождении государства. Аналогичное положение и в работе «О государстве», и в других сочинениях Ленина. Практически никакого исследования этих проблем в огромном литературном наследии основателя большевизма нет. И это – лишнее свидетельство теоретической ущербности воззрений Ленина на государство. Почти полное отсутствие теоретических рассуждений по общим вопросам государства дает основание высказать мнение, что Ленин не был теоретиком государства, что самое большее – это известная систематизация ленинских высказываний по ряду вопросов марксистского учения о государстве.

И все же в названных сочинениях Ленина, равно как и в нескольких иных, содержатся его разрозненные высказывания о понятии и происхождении государства, об отдельных сторонах его деятельности и структуре. Известная систематизация этих высказываний позволяет составить впечатление о представлениях Ленина по рассматриваемым вопросам. Но прежде несколько слов о содержании ленинской лекции «О государстве», поскольку общие суждения о работе «Государство и революция» уже были высказаны.

Обычно в марксистской государствоведческой литературе лекция Ленина, прочитанная в 1919 г. в Свердловском университете, рассматривалась как гениальное развитие учения марксизма о государстве. На самом деле эта лекция – примитивное изложение нескольких положений труда Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства». В этой лекции указывается, что вопрос о государстве крайне запутан представителями различных наук, что это – коренной вопрос современности, что государство есть продукт классовой борьбы, машина, дубинка в руках господствующего класса, что это – аппарат для систематического применения насилия. В ней подчеркивается необходимость каждому ознакомиться с трудом «Происхождение семьи, частной собственности и государства», в котором каждая фраза сказана не «наобум». Далее следуют: самое схематическое происхождения государства из классового общества, форм государства в древних Греции и Риме и в буржуазных государствах... При этом подчеркивается, что капитал особенно цинично господствует в таких демократических республиках, как Швейцария и США. Содержание ленинских работ – наглядное свидетельство того, что их автор не располагал к тому времени накопленным за последние четыре десятилетия новым, после написания энгельсовской работы, археологическим, антропологическим и этнографическим материалом. Хотя в этих работах нет достаточно полного раскрытия понятия государства и его происхожде-

Розин Э. Ленинская мифология государства. М.: Юристъ, 1996. С. 121

ния, но по отрывочным высказываниям, относящимся к данным проблемам, можно сделать вывод, что Ленин приемлет из марксизма узко классовое понимание государства и его происхождения.

С точки зрения Ленина, сложный вопрос о государстве – один из наиболее запутанных буржуазными учеными, писателями и философами, как умышленно, так и неумышленно. Ленин объясняет эту «запутанность» тем, что вопрос о государстве затрагивает интересы господствующих классов больше, чем какой-либо иной вопрос, уступая в этом отношении лишь основам экономической науки. В конечном счете автор лекции «О государстве» приходит к выводу именно об умышленности запутывания и усложнения вопроса о государстве, поскольку учение о государстве «служит оправданием общественных привилегий, оправданием существования эксплуатации, оправданием существования капитализма» (39, 66). Поэтому в данном вопросе нельзя ожидать беспристрастия. В учении о государстве, приходит к заключению Ленин, четко проявляется борьба различных классов, по-разному оценивающих место, роль и значение государства. Таким образом, и здесь не покидается классовая точка зрения, и учение о государстве рассматривается как сознательный обман в интересах господствующих классов. Значит, по Ленину, учение о государстве лишено статуса науки и представляет собой классовую доктрину, выгодную и угодную определенным социальным слоям.

Приведя соответствующее положение Энгельса из «Происхождения семьи, частной собственности и государства», Ленин в «Государстве и революции» писал: «Государство есть продукт и проявление непримиримости классовых противоречий. Государство возникает там, тогда и постольку, где, когда и поскольку классовые противоречия не могут быть примирены» (33, 7). И далее следует утверждение, что само существование государства доказывает непримиримость классовых противоречий. Это положение Ленин ничем не аргументирует, никак не доказывает – он выдвигает его как постулат, по примеру положения, что учение Маркса всесильно, потому что оно верно.

В работе «Грозящая катастрофа и как с ней бороться» Ленин просто утверждает: «...Что такое государство? Это организация господствующего класса...» (34, 191). Точно такое же определение содержится в ленинской статье «О необходимости основать союз сельских рабочих в России», опубликованной в июле 1917 г. Ничего иного Ленин в государстве не видит и не желает видеть. Как же он далек от более широкого взгляда своих учителей на государство, видевших в нем иные различные стороны и грани. Ленин использовал только одно положение марксизма о государстве: что это есть организация господствующего класса. Именно это помешало Ленину увидеть многообразные аспекты государственности, его в целом общечеловеческий социальный характер и значимость. И все эскапады о государстве буржуазном, про-

Розин Э. Ленинская мифология государства. М.: Юристъ, 1996. С. 122

летарском и т.д. основаны именно на чрезвычайно узком, чтобы не сказать примитивном, и схематичном взгляде на широкое и многогранное понятие.

Что же представляет собой государство как организация господствующего класса? На этот вопрос Ленин отвечает так: государство «всегда было известным аппаратом, который выделялся из общества и состоял из группы людей, занимавшихся только тем или почти только тем, или главным образом тем, чтобы управлять» (39,72). Отсюда и деление на управляемых и управителей, являющихся представителями государства. По концепции марксизма-ленинизма, в условиях классового общества и наличия государства всегда существовала группа лиц, которые управляли, командовали, господствовали и имели в своих руках для удержания власти аппарат физического насилия, аппарат принуждения. Отсюда и ленинские определения: «Государство – это есть машина для поддержания господства одного класса над другим» (39, 73); «государство есть машина для угнетения одного класса другим, машина, чтобы держать в повиновении одному классу прочие подчиненные классы» (39, 75); «государство по-прежнему оставалось машиной, которая помогает капиталистам держать в подчинении беднейшее крестьянство и рабочий класс» (39, 79) и т.п.

Ленин видит различие между мелкобуржуазными демократами и большевиками в том, что первые не понимают, что государство есть орган определенного класса, который не может быть примирен с противоположным ему классом. «Отношение к государству – одно из самых наглядных проявлений того, что наши эсеры и меньшевики вовсе не социалисты (что мы, большевики, всегда доказывали), а мелкобуржуазные демократы с почти социалистической фразеологией» (33, 8). Ленин утверждает, что, по Марксу, государство не могло бы ни возникнуть, ни функционировать, если бы было возможно примирение классов. Он обвиняет «мещанских и филистерских профессоров и публицистов» в том, что они, ссылаясь на Маркса, утверждают, что государство классы примиряет. «По Марксу, – писал Ленин, – государство есть орган классового господства, орган угнетения одного класса другим, есть создание «порядка», который узаконяет и упрочивает это угнетение, умеряя столкновение классов. По мнению мелкобуржуазных политиков, порядок есть именно примирение классов, а не угнетение одного класса другим; умерять столкновение – значит примирять, а не отнимать у угнетенных классов определенные средства и способы борьбы за свержение угнетателей» (33, 7). Но если это действительно так, если классовые противоречия непримиримы, то государству, будь то буржуазному или пролетарскому, отводится роль органа насилия, террора по отношению к противоположным классам и социальным слоям.

Розин Э. Ленинская мифология государства. М.: Юристъ, 1996. С. 123

Если, говорит Ленин, государство есть особая организация силы, есть организация насилия для подавления какого-либо класса, то какой же класс должен подавлять пролетариат? И отвечает: «Конечно, только эксплуататорский класс, т.е. буржуазию. Трудящимся нужно государство лишь для подавления сопротивления эксплуататоров, а руководить этим подавлением, провести его в жизнь в состоянии только пролетариат...» (33, 24).

Согласно Ленину и марксизму вообще государство есть надстройка, обусловленная экономическим базисом. Именно базисные отношения определяют собой государство и это положение наводит на мысль понимания государства как второстепенного социального явления. Однако Ленин, как и Маркс, подчеркивая всемерно активную роль надстройки, исходит из того, что государство может перевернуть все. Это страшный рычаг, который и перевернул в бывшем СССР за 75 лет экономику, культуру, мораль, человеческие отношения, нарушил экологию так, что нужны многие десятилетия, если не века, чтобы восстановить все порушенное.

Основу марксистско-ленинского понимания государства образует представление о том, что государство есть особый аппарат насилия, использующий публичную власть в целях поддержания политического господства того класса, который является главенствующим в экономике. Исходя из положения «Манифеста Коммунистической партии» о том, что государство представляет собой организованное насилие одного класса для подавления другого, Ленин считал, что функция насилия, осуществляемая государственной машиной, является превалирующей, если не единственной в деятельности государства.

Сердцевину ленинского понимания государства составляет и утверждение о возникновении государства как продукта распада общества на враждебные классы, противоречия между которыми и борьба которых непримиримы. Это ленинское понимание государства четко выражено в «Государстве и революции» и в лекции «О государстве». В теории большевизма преобладает утверждение, что все государственные формы, все институты публичной власти являются воплощением диктатуры того класса, который руководит обществом. Пожалуй, наиболее ясно о происхождении государства Ленин высказывается в лекции «О государстве»: «История показывает, что государство, как особый аппарат принуждения людей, возникло только там и тогда, где и когда появлялось разделение общества на классы – значит, разделение на такие группы людей, из которых одни постоянно могут присваивать труд других, где один эксплуатирует другого» (39,69). Лишь тогда, когда появилась первая форма деления общества на классы, тогда, когда появилось рабство, полагает Ленин, когда упрочилось существование класса рабовладельцев, явилось рабовладельческое государство. Стоит отметить одно положение Ленина, которое противоречит его общему

Розин Э. Ленинская мифология государства. М.: Юристъ, 1996. С. 124

представлению о классовом характере происхождения государства, Так, в планах книги «Государство и революция» Ленин писал: «I. Введение. (Государство в доклассовом и в классовом обществе. Что такое государство?)» (33, 309). Из этого следует, что, вопреки основным своим взглядам, Ленин допускал известные колебания о возможности государства в доклассовом обществе. В целом же автор «Государства и революции» резко выступал против внеклассового понимания происхождения государства. На вопрос о том, почему явилась надобность в государстве, «надобность в особых, над обществом поставленных, отчуждающих себя от общества отрядах вооруженных людей (полиция, постоянная армия), западноевропейский и русский филистер склонен отвечать парой фраз, заимствованных у Спенсера или у Михайловского, ссылкой на усложнение общественной жизни, на дифференциацию функций и т.п.» (33, 10). Но это-то верно и у Спенсера, и у Михайловского. Между тем Ленин еще в работе «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов», написанной весной-летом 1894 г., критиковал Михайловского за представления о том, что семья как ячейка всякого общества разрослась в племя, а племя разрослось в государство. Эти представления Михайловского Ленин называет ребяческим вздором и чисто буржуазной идеей. Однако это вовсе не буржуазная концепция происхождения государства, это – патриархальная теория происхождения государства, восходящая к аристотелевской «Политике». Однако многочисленные теории происхождения государства Лениным никогда не обсуждались.

Если государство связано с насилием, означает насилие, подавление, то до тех пор, говорит Ленин в «Государстве и революции», пока существует государство, свободы нет. А тогда, когда будет свобода, государства не будет. Эта мысль повторяется Лениным. В подготовительных материалах к этой книге он писал о пролетарском государстве: «...Государство нужно не для свободы, а для подавле-ния...противников пролетариата» (33, 169). Ленин не расшифровывает, кто эти противники. Но по смыслу это – все собственники, т.е. абсолютное большинство населения, которое и должен подавлять пролетариат. Таков конечный вывод этого большевистского Евангелия насилия и террора.

Конечно, политическая идеология классового насилия вовсе не плод воображения Ленина и его учителей. Еще в период глубокой древности уходит представление о по крайней мере двух сторонах деятельности государственности. С одной стороны, это организованное насилие. С другой – общие блага, или то, что мы называем общественным или всеобщим благосостоянием. Абсолютизация одной из этих сторон вела к признанию, что суть государства либо в насилии, либо в определенном способе государственной власти, которая и обеспечивает общие блага. Отсюда восходящая к Аристотелю идея правильных и

Розин Э. Ленинская мифология государства. М.: Юристъ, 1996. С. 125

неправильных форм государства, по-своему интерпретированная множеством государствоведов и обретшая наиболее прогрессивные формы в политико-правовом учении Монтескье, Канта и др. В связи с социально-историческим контекстом теоретических представлений о государстве складывается либо теория насилия, либо наука о благой жизни. К чести представителей буржуазной политико-правовой мысли, они рассматривали обе ипостаси государства, а не абсолютизировали ни одну из названных сторон, во всяком случае большинство теоретиков государства признавали как принудительный характер государственной власти, так и стремление и способность государства осуществлять общие блага, действовать во всеобщих интересах.

Безусловно, Маркс и Энгельс абсолютизировали в целом насильственную сторону государства, исходя из идеи непримиримости классовой борьбы. Это четко выражено, начиная с их первых совместных трудов: «Немецкой идеологии» и «Манифеста Коммунистической партии». Но они абсолютизировали насильственную сторону государства только в целом, а не вообще. Уже в «Капитале» Маркс выдвигает идею о том, что каждое государство, с одной стороны, осуществляет правительственную, насильственную власть, а с другой – осуществляет общие дела, вытекающие из природы всякого общества. Маркс далее не разрабатывал этого положения, но в «Гражданской войне во Франции» он проявляет понимание, что человечество объединяет не только угроза гибели, но и способность к выживанию, преодолению тех препятствий, которые встают на пути общества. И в названной работе он выдвигает мысль о правомерных функциях государственной власти. Не исключено, что новейшие исследования в области археологии, антропологии и этнографии побудили Маркса и Энгельса отойти от чисто классовой теории происхождения и сущности государства.

Вот что писал в 1871 г. Маркс в «Гражданской войне во Франции»: «...Задача состояла в том, чтобы отсечь чисто угнетательские органы старой правительственной власти, ее же правомерные функции отнять у такой власти, которая претендует на то, чтобы стоять над обществом, и передать общественным слугам общества» (МЭС, 17, 344). Маркс не расшифровывает понятия «правомерные функции», но ясно, что это нечто вроде «общих дел» всякого общества, это функции, связанные не с насилием, а с деятельностью государства как определенного управляющего устройства. «Правомерные функции» означают не что иное, как функции, осуществляемые в интересах всего общества. Это был новый подход, мимо которого не должны были пройти последовательные сторонники и ученики Маркса. Но Ленин проходит мимо приведенного положения. Правда, он цитирует его в «Государстве и революции» (33, 51). Но никаких суждений, размышлений о новом марксовом подходе к анализу многогранной деятельности государства у Ленина нет. Он остался на старой марксо-энгель-

Розин Э. Ленинская мифология государства. М.: Юристъ, 1996. С. 126

совской позиции, сформулированной основоположниками марксизма еще в 40-х годах XIX в.

Государство, по Энгельсу, это сила, стоящая над обществом. Ленин ссылается в «Государстве и революции» на то, что «Энгельс развертывает понятие той «силы», которая называется государством, силы, происшедшей из общества, но ставящей себя над ним и все более и более отчуждающей себя от него. В чем состоит, главным образом, эта сила? В особых отрядах вооруженных людей, имеющих в своем распоряжении тюрьмы и прочее...

...Постоянное войско и полиция суть главные орудия силы государственной власти, но – разве может это быть иначе» (33, 9). Это положение повторяется несколько раз в «Государстве и революции», а затем и в других ленинских работах. Так, в статье «К лозунгам», написанной в середине июля 1917г., Ленин говорит: «Государство есть прежде всего отряды вооруженных людей с материальными привесками вроде тюрем – писал Фридрих Энгельс» (34, 14). Это одномерное, одностороннее понимание государства как только силы. Другие грани государства остаются вне поля зрения Ленина. Но не Маркса, как мы видели, следуя за его положениями в «Капитале», и в «Гражданской войне во Франции». Но даже не Энгельса, у которого Ленин в основном заимствует классовую концепцию государства. Конечно, в этом вопросе труд Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства» для Ленина был важнейшей точкой отсчета для характеристики государственности.

Но и у Энгельса в «Анти-Дюринге» намечается более широкое понимание государства, связанное с разделением труда и развитием родовой общины. Правда, после «Анти-Дюринга» была- написана книга «Происхождение семьи, частной собственности и государства», откуда Ленин черпал свои взгляды на происхождение и сущность государства. Но ведь шесть лет спустя после написания главной эн-гельсовской работы о государстве появляются иные соображения Энгельса по вопросу о происхождении государства, которые дополняют приведенные суждения Маркса в «Капитале» и в «Гражданской войне во Франции». 27 октября 1890 г. Энгельс написал свое известное письмо Конраду Шмидту. Вот интересующий нас отрывок из этого письма, свидетельствующий о продвижении Энгельса к более объемному видению процесса происхождения государства. «В этих нескольких замечаниях о моем понимании отношения производства к торговле товарами и их обоих к торговле деньгами я в основном уже ответил на Ваши вопросы об историческом материализме вообще. Это легче всего понять с точки зрения разделения труда. Общество порождает известные общие функции, без которых оно не может обойтись. Предназначенные для этого люди образуют новую отрасль разделения труда внутри общества. Тем самым они приобрета-

Розин Э. Ленинская мифология государства. М.: Юристъ, 1996. С. 127

ют особые интересы также и по отношению к тем, кто их уполномочил; они становятся самостоятельными по отношению к ним, и – появляется государство. А затем происходит то же, что и при торговле товарами и позднее при торговле деньгами. Новая самостоятельная сила, правда, в общем и целом должна следовать за движением производства, но она, в свою очередь, оказывает обратное воздействие на условия и ход производства в силу присущей ей или, вернее, однажды полученной ею и постепенно развивавшейся дальше относительной самостоятельности» (МЭС, 37, 416).

В этом энгельсовском положении отсутствуют классы и их борьба между собой. Вместо этого имеет место суждение, что общество порождает определенные общие функции, без которых оно не может обойтись. Эта мысль, достаточно широко известная античным писателям, получила развитие у представителей классической буржуазной политической экономии, философии и государствоведения. Так что Энгельс ничего нового не изобрел. Он просто продвинулся вперед от узкоклассовой точки зрения на происхождение государства и в письме к Конраду Шмидту показал, что он развивал свои представления о государстве в русле уже сложившейся государственно-правовой теории. Новым было и прямое выведение Энгельсом возникновения государства из разделения труда внутри общества, не связанное с образованием классов. Это был гигантский шаг вперед от «Происхождения семьи, частной собственности и государства». И хотя Энгельс больше не возвращался к этому вопросу, но общее представление его и Маркса о происхождении государства явно начало смещаться от чисто классовой позиции в вопросе о происхождении и понимании государства.

Замечает ли Ленин эти изменения, эти смещения, и мы бы сказали развитие взглядов основоположников марксизма? Судя по всему, нет! Во всяком случае в труде «Государство и революция» он остается на старых позициях Маркса и Энгельса. Для него оставалась священным писанием по этому вопросу, «Ветхим заветом» концепция государства в «Происхождении семьи, частной собственности и государства». Не случайно в лекции «О государстве» в Свердловском университете 11 июля 1919 г. он настоятельно советовал аудитории ознакомиться с сочинением Энгельса, где, как он утверждал, каждое слово сказано не наобум, а написано на основе значительного политического и исторического материала. Но лекция «О государстве» была прочитана спустя 35 лет после написания энгельсовского труда и не учитывала известных изменений взглядов Энгельса по этому вопросу. Таким образом, Ленин не пошел вперед за развивающими свои взгляды основоположниками марксизма, а отошел от них назад, что свидетельствует о крайней бедности теоретических представлений Ленина о государстве.

Розин Э. Ленинская мифология государства. М.: Юристъ, 1996. С. 128

Если государство есть лишь орудие насилия в руках господствующего класса, а именно так понимал Ленин государство, то оно представляет собой абсолютное зло, которое подлежит уничтожению. Отсутствие действительно теоретического подхода привело Ленина к отказу от идеи скрепления элементов общества в единое целое с помощью государства. Он следует за мыслью Энгельса о необходимости выкинуть на свалку истории хлам государственности.

8 известном «Введении» к труду Маркса «Гражданская война во Франции» Энгельс писал: «По учению философов, государство есть «осуществление идеи» или, переведенное на философский язык, царство божие на земле, государство является таким поприщем, на котором осуществляется вечная истина и справедливость. А отсюда вытекает суеверное почтение к государству и ко всему тому, что имеет отношение к государству, – суеверное почтение, которое тем легче укореняется, что люди привыкают с детства думать, будто дела и интересы, общие всему обществу, не могут быть иначе выполняемы и охраняемы, как прежним способом, т.е. через посредство государства и его награжденных доходными местечками чиновников... В действительности же государство есть не что иное, как машина для подавления одного класса другим и в демократической республике ничуть не меньше, чем в монархии. И в лучшем случае государство есть зло, которое по наследству передается пролетариату, одержавшему победу в борьбе за классовое господство; победивший пролетариат, так же, как и Коммуна, вынужден будет немедленно отсечь худшие стороны этого зла, до тех пор пока поколение, выросшее в новых, свободных общественных условиях, окажется в состоянии выкинуть вон весь этот хлам государственности» (МЭС, 22, 200–201). Конечно, энгельсовская концепция о предшествовавших ему философах и государствоведах по крайней мере упрощена. Политическая мысль всегда дифференцированно относилась к различным государственным устройствам по признаку их функционирования в интересах общего блага или в своекорыстных интересах правителя и т.д. По сути дела Энгельс возвращается к идеям «Происхождения семьи, частной собственности и государства» от высказанных им мыслей в письме к Конраду Шмидту. Приведенное положение Ленин цитирует с явной симпатией в труде «Государство и революция».»...Почему только новое поколение в состоянии будет совсем выкинуть вон весь этот хлам государственности (слова Энгельса из «Введения» 1891 г. к «Гражданской войне во Франции»), – этот вопрос связан с вопросом о преодолении демократии...» (33, 80). Рассмотрение ленинской проблемы «преодоления демократии» еще впереди, а пока обратим внимание на оценку Лениным форм государства как различных способов устройства государственной машины насилия.

Розин Э. Ленинская мифология государства. М.: Юристъ, 1996. С. 129

В лекции «О государстве» Ленин утверждает, что буржуазия, называя свое государство свободным, лжет, ибо до тех пор, пока есть частная собственность, буржуазное государство, будь оно демократической республикой или монархией, всегда является машиной для подавления рабочих. И Ленин в качестве примера ссылается на Швейцарию и Соединенные Штаты Америки. При этом он не затрудняет себя соответствующими аргументами. Его вывод: «...Сила капитала – все, биржа – все, а парламент, выборы – это марионетки, куклы...» (39,83). Так Ленин отказался признать прогрессивный характер парламентских институтов. Большая неправда и в утверждении, что нигде так цинично и беспощадно не господствует капитал, как в Швейцарии и в Соединенных Штатах Америки. Ленин, проживший полтора десятка лет в Швейцарии, дававшей пристанище различного рода революционерам, в том числе и большевикам, так и не понял существа современного ему демократического буржуазного государства.

Весьма схематично высказывается Ленин о формах государства. Он оперирует понятиями, известными уже из гимназических учебников по истории. Так, отметив, что формы государства были чрезвычайно разнообразны, в лекции «О государстве» Ленин писал о сложившемся уже в древней Греции и Риме различии между монархией и республикой, между аристократией и демократией. При этом теоретические вопросы различия государственных форм Лениным не обсуждаются. Он лишь констатирует наличие тех или иных форм государства в различные исторические периоды и в различных странах. И в этом также проявляется слабость Ленина как теоретика. В вопросах государства, в учении о государстве он выступает как прагматик, но не как теоретик.

В то же время Ленин, для того чтобы противопоставить буржуазному или иному «эксплуататорскому» государству переходное государство рабочих, использует понятие «государство в собственном смысле слова» и «не государство в собственном смысле слова». К первым он относит государства, действующие как аппарат насилия меньшинства над большинством, а ко вторым – государство, переходное от капитализма к коммунизму, государство, подавляющее сопротивление меньшинства большинством бывших угнетенных. В работе «Задачи пролетариата в нашей революции (проект платформы пролетарской партии)» – апрель 1917 г. – Ленин пишет, что жизнь и революция создали на деле, хотя и в зачаточной форме, новое «государство», которое не является «государством в собственном смысле слова». А что же такое государство в собственном смысле слова? Это, по Ленину, «командование над массами со стороны отрядов вооруженных людей, отделенных от народа.

Наше рождающееся новое государство есть тоже государство, ибо нам необходимы отряды вооруженных людей, необходим строжай-

Розин Э. Ленинская мифология государства. М.: Юристъ, 1996. С. 130

ший порядок, необходимо беспощадное подавление насилием всяких попыток контрреволюции и царистской и гучковски-буржуазной.

Но наше рождающееся, новое государство не есть уже государство в собственном смысле слова, ибо в ряде мест России эти отряды вооруженных людей есть сама масса, весь народ, а не кто-либо над ним поставленный, от него отделенный, привилегированный, практически несменяемый» (31, 180). Это различение «государства в собственном смысле слова» и «государства не в собственном смысле слова» вовсе не есть плод теоретических рассуждений. Ничего кроме банальности вроде «стол в собственном смысле слова» и «стол не в собственном смысле слова» оно не содержит. Пожалуй, на этом заканчиваются «теоретические» суждения Ленина о государстве в труде «Государство и революция», где они встречаются несколько раз.

Ленин считает, что большевики ставят своей конечной целью уничтожение государства как всякого организованного и систематического насилия над людьми. В процессе перерастания социализма в коммунизм, по мнению автора «Государства и революции», будет исчезать надобность в насилии вообще, в подчинении одних людей другими, одной части населения другой. И постепенно люди привыкнут к соблюдению элементарных правил поведения без всякого насилия и подчинения. И Ленин возвращается к уже отмеченной нами энгельсовской идее о «хламе государственности». «Чтобы подчеркнуть, – пишет он, – этот элемент привычки, Энгельс и говорит о новом поколении, «выросшем в новых, свободных общественных условиях, которое окажется в состоянии совершенно выкинуть вон весь этот хлам государственности», – всякой государственности, в том числе и демократически-республиканской государственности» (33, 83). Именно коммунизм, по мнению Ленина, создает всякую ненадобность государства, ибо некого подавлять в смысле класса, в смысле постоянной борьбы с определенной частью населения. А до тех пор пролетариату и эксплуатируемым классам необходимо политическое государство в целях полного уничтожения всякой эксплуатации, «т.е. в интересах громаднейшего большинства народа, против ничтожного меньшинства современных рабовладельцев, т.е. помещиков и капиталистов» (33, 25). Ленин в 1917 г., когда Россия превратилась в результате Февральской революции в самую свободную демократическую (по словам того же Ленина) страну мира, так и не понял страшного вреда проповеди разжигания классовой борьбы, вместо того чтобы заняться самоотверженным строительством государственной жизни. Так и не понял он, что только взаимные уступки, компромисс и согласие могут быть надежным фундаментом общественной жизни.

Но если, по Ленину, государство в тех условиях было орудием для подавления и эксплуатации пролетариата, то отсюда вытекает и задача пролетарской революции – уничтожить отчужденное от общества

Розин Э. Ленинская мифология государства. М.: Юристъ, 1996. С. 131

государство, весь его аппарат. По Ленину, задача пролетарской революции чисто отрицательная – уничтожить насильственное буржуазное государство, буржуазное общество. И, как прямо пишет Ленин, «полное уничтожение буржуазии», уничтожение огромного класса. В представлении Ленина, единственной творческой страстью является страсть к разрушению. Дан лишь общий ответ. На смену уничтоженной государственности должна, по Ленину, прийти диктатура пролетариата.

Предыдущий | Оглавление | Следующий










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.