Предыдущий | Оглавление | Следующий

Из книги «Сумма теологии»

Существует ли вечный закон?

Рассмотрение. 1. Видимо, вечного закона не существует. Всякий закон устанавливается для кого-то. Однако не вечно существовал кто-то, для кого мог быть установлен закон: только Бог существовал вечно. Таким образом, ни один закон не является вечным.

2. Кроме того, провозглашение основывается на убедительности закона. Однако провозглашение не могло существовать вечно, так как не существовало вечно того, для кого его можно было провозгласить. Таким образом, ни один закон не может быть вечным.

3. Кроме того, закон означает упорядочивание с определенной целью. Однако не существует ничего вечного, что упорядочивается с

определенной целью: лишь конечная цель является вечной. Таким образом, ни один закон не является вечным.

Однако против этого говорит то, что сказано Августином: «Закон, называемый высшим разумом, не может казаться ни одному разумному не являющимся неизменным и не вечным».

Я отвечаю: Как было сказано выше, закон является ничем иным, как определенным предписанием действующего разума главы, который руководит каким-то совершенным сообществом. Однако очевидно, что при предположении правления миром Божественного провидения все сообщество единого мира управляется Божественным разумом. И именно поэтому имеет вес закона разумность управления вещей, как она присутствует в Боге, главе всеединства. А так как Божественный разум ничего не воспринимает из времени, а имеет вечную врожденность... то получается, что подобный закон следует назвать вечным.

Итак, к I. То, что само по себе не существует, у Бога имеет свое существование, если это заранее распознается и упорядочивается им, согласно Римл. 4, 17: «Который называет несуществующее, как и существующее»[1]. Подобным образом вечная мысль Божественного закона имеет вес вечного закона, и, следовательно, она упорядочивается Богом относительно управления заранее распознанных им вещей.

К 2. Провозглашение происходит через слово и запись, и каждым из этих способов Божественный закон был провозглашен со стороны провозглашающего Бога, так как Божественное СЛОВО вечно, как и писание Книги Жизни вечно. Однако со стороны создания, которое слушает или читает, провозглашение не может быть вечным.

К 3. Закон говорит о действительном упорядочивании в соответствии с целью, а именно – упорядочивает что-нибудь в соответствии с целью; однако не страдательно, т.е. когда сам закон упорядочивается в соответствии с целью, кроме как дополнительно у правящего, цель которого находится за пределами его самого, и для этой цели необходимым образом должен быть упорядочен его закон. Однако целью Божественного правления является сам Бог, и его закон не является иным, чем он. Поэтому вечный закон не упорядочен в соответствии с другой целью.

Имеется ли в нас какой-либо природный закон?

Из рассмотрения. Я отвечаю: Как было сказано ранее, закон (поскольку он является правилом и мерой) может иметься двояким образом в одном: во первых, как в ориентирующем и определяющем, а во вторых, как в судимом и измеряемом, так как что либо регулируется и оценивается, когда наделяется правилом и мерой. Так как все, что подчинено Божественному провидению, оценивается и измеряется по вечному закону, как явствует из сказанного (предыдущая статья), то

История философии права. Под ред. Керимова Д. А.  – СПб., Санкт-Петербургский университет МВД России, 1998. С.75

очевидно, что все как-либо участвует в Божественном законе, насколько он по своему воздействию ориентирован на собственные действия и цели. Еще более отчетливо, чем все остальное, подчиняется Божественному провидению разумное создание, в той мере, в какой оно само участвует в провидении, предвидя для себя и других. Поэтому и оно участвует в вечном разуме, благодаря которому оно имеет естественную склонность к подобающему действию и подобающей цели. И такое участие в вечном законе разумного создания называется естественным законом. Поэтому, после того, как псалмопевец сказал (псалом 4, 6): «Пожертвуйте жертву правды», он добавляет, как если бы некоторые спросили, что же такое дела справедливости, вопрос: «Кто явит нам благая?», и отвечает на этот вопрос словами: «Знаменася на нас свет лица Твоего, Господи», как если бы светило природного разума, с помощью которого мы различаем, что хорошо, а что плохо (это – сфера природного закона), было ничем иным, как воздействием Божественного света в нас. Из этого явствует, что природный закон является ничем иным, как участием разумного создания в вечном законе.

Существует ли человеческий закон?

Рассмотрение. 1. Очевидно, не существует никакого человеческого закона. Ведь естественный закон является частью вечного закона, как уже было сказано (предыдущая статья). А с помощью вечного закона «все приведено в наилучший порядок», как говорит Августин. Таким образом, природного закона достаточно, чтобы упорядочить все человеческое. Таким образом, вовсе нет необходимости в том, чтобы имелся какой-то человеческий закон.

2. Кроме того, закон имеет весомость меры, как об этом говорилось выше. Однако человеческий разум не является мерой вещей, скорее имеет место противоположное, как говорится в «Метафизике» Аристотеля25. Таким образом, из человеческого разума не может происходить никакого закона.

3. Кроме того, как говорится в «Метафизике», какой-либо мере подобает наивысшая надежность. Однако отдача человеческим разумом приказов относительно вещей, которые необходимо сделать, ненадежна ... так как мысли смертных ненадежны и наши расчеты ненадежны. Таким образом, из человеческого разума не может происходить никакого закона.

Однако этому противоречит то, что Августин предполагает два закона: один вечный, а другой временный, и его он называет человеческим.

Я отвечаю: Как было сказано выше, закон является определенным приказом действующего разума. Однако подобный же подход встречается у действующего разума и познающего разума: каждый из них идет от определенных исходных положений к определенным выводам,

как это уже было разъяснено. В соответствии с этим необходимо сказать: как познающий разум делает на основании естественных известных недоказуемых исходных положений выводы в различных науках, знание которых не является для нас естественно присущим, а находится через старание разума, так, необходимым образом, и человеческий разум должен исходить из требований природного закона некоторым образом, как из своего рода всеобщих и недоказуемых исходных положений, чтобы более точно принять свое решение. И эти особые частные решения, найденные в соответствии с человеческим разумом, называются человеческими законами, если соблюдаются другие условия, которые, как уже было сказано, относятся к убедительности закона. Поэтому и Туллий говорит в своей Риторике: «Начало права произошло из природы; затем известное перешло из полезной разумности в привычку; потом страх перед законом и единение с Богом сделали нерушимыми пришедшие от природы и сохраненные привычкой вещи».

Итак, к 1. Человеческий разум не может участвовать в полном изречении приказаний Божественного разума, а делает это по-своему и несовершенно. Поэтому, как внутри нас с точки зрения пытливого разума посредством естественного участия в Божественной мудрости живет весть об определенных всеобщих исходных положениях, но не собственное осознание всякой истины, как она содержится в Божественной мудрости, так и с точки зрения действующего разума человек естественно участвует в вечном законе в соответствии с определенными всеобщими исходными положениями, но не с особыми отдельными направлениями частного, которые, правда, содержатся в вечном законе. Поэтому человеческий разум необходимым образом должен, кроме того, перейти к тому, чтобы законодательно установить определенные особые частные непреложности.

К 2. Человеческий разум сам по себе не является мерилом всех вещей, а данные ему от природы исходные положения являются определенными видовыми правилами и масштабами всего того, что должно делаться человеком, для чего разум является естественным правилом и мерой, даже если он не может являться мерой того, что имеется от природы.

К 3. Действующий разум направлен на осуществление дела (это есть нечто частное и свободное), но не на необходимое, как пытливый разум. И поэтому человеческие законы не могут иметь ту непогрешимость, которую имеют выводы доказательств наук. И, кроме того, каждой мере не требуется во всех отношениях быть безупречной и надежной, а лишь насколько это возможно в своем роде.[2]

История философии права. Под ред. Керимова Д. А.  – СПб., Санкт-Петербургский университет МВД России, 1998. С.77

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Цитата из Послания к римлянам святого апостола Павла. В русском тексте Нового Завета звучит следующим образом: «(Как написано: Я поставил тебя отцом многих народов) пред Богом, Которому он поверил, животворящим мертвых и называющим несуществующее, как существующее» (прим. Сост.).

[2] Thomas Aquinas. Summe der Theologie Zusammengefaßt, eingel. und erläut. von Joseph Beknhart. Bd. 1–2. Bd. 2. Leipzig. 1934. S 432–437.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.