Предыдущий | Оглавление | Следующий

2. АНАРХИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ О ГОСУДАРСТВЕ

Работами М.А. Бакунина второй половины 1860-х – начала 1870-х гг. завершается формирование раннего классического анархизма. Но в отличие от индивидуалистического и реформистского анархизма М. Штирнера и П.Ж. Прудона, анархизм в учении Бакунина впервые принял революционную направленность. Если Прудон выступал как сторонник синтеза коммунистического общества и общества, допускающего "частное владение"[1], то Бакунин отрицал частную собственность на средства производства, проповедовал идеи безгосударственного общества, основывающегося на коллективной собственности работников на средства производства.

Анархизм Бакунина как феномен российской и западноевропейской политической мысли XIX в. явился равнодействующей ряда факторов, пересечением нескольких "линий развития" политического сознания. Бакунизм был адекватным выразителем интересов мелкобуржуазных, деклассированных, маргинальных слоев, части рабочего класса ряда стран Европы – Италии, Испании, Германии, Бельгии, Швейцарии, Франции, а также России. Он продолжал линию радикальной политической мысли, представленную в конце XVIII в. начале XIX вв. У. Годвиным, Т. Пейном, И.Г. Фихте, И.Г. Гердером и др. Не являясь анархистами, эти мыслители способствовали вызреванию основ теории анархизма. Определенное влияние на Бакунина оказали идеи его современников – К. Шмидта (М. Штирнера)[2] и особенно П.Ж. Прудона. Соглашаясь порой с критикой К. Марксом П.Ж. Прудона, Бакунин, тем не менее, высоко ценил французского анархиста, называя его "общим великим и истинным учителем",

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.124

часто ссылался на него в своих сочинениях. В 1864 г., в переломный период эволюции своих взглядов, Бакунин работал с произведениями Прудона[3]. Обращался к ним он и позже (как и к работам О. Конта).

Во взглядах Бакунина-анархиста нашли более системное, последовательное и радикальное выражение элементы анархического сознания, в разной мере и форме проявившиеся в 1830-х гг. у друга Бакунина К.С, Аксакова[4], известных публицистов 1860-х гг., сотрудников революционно-демократического журнала "Русское слово" В.А. Зайцева и Н.В. Соколова[5], ученого-биолога и анархиста Н.Д. Ножина[6], географа и анархиста Л.И. Мечникова[7]. В научной литературе отмечаются элементы анархизма (или "анархическая тенденция") в политических взглядах А.И. Герцена[8], а также П.Л. Лаврова 9, Н.К. Михайловского.

Методологической основой политических и правовых взглядов Бакунина 1860-х – 1870-х гг. была своеобразная "негативная диалектика" (определенный приоритет момента отрицания, противоположностей, противоречия, релятивизма и т.д.). Материалистический (в определённой мере и механистический) взгляд на природу у Бакунина сочетался с признанием существенного значения в историческом развитии духовных факторов, воли, сознания, науки. В то же время он не раз подчеркивал, что разделяет основную идею исторического материализма К. Маркса об определяющей роли экономики по отношению к политической и юридической сфере.

Бакунин исходил из бесконечности исторического прогресса общества и познания. Допускал он и возможность выделения из человеческого общества новой ветви разумных существ, которым суждено продолжить эволюцию разума. Тем самым признавал еще большую относительность и условность значения политических форм и институтов с точки зрения глобального исторического развития.

Мировоззрение Бакунина проникнуто прежде всего гегелевской философией, определенным образом материалистически интерпретируемой. В 1860-х – 1870-х гг. заметно также начало освоения Бакуниным идей позитивизма, в частности, идей О. Конта (во многом критическое). Некоторая несистематичность, свободное перемещение мысли от одного уровня познаваемых явлений к другим, неожиданные повороты мысли, склонность к "откровениям", пророчествам, ориентир на природную и социальную стихию и т.д., в определенной мере роднят методологию Бакунина с более поздним интуитивизмом. Для взглядов Бакунина характерен антитеологизм.

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.125

В своих произведениях анархического периода Бакунин обращался к разным темам, но всегда, так или иначе, приходил к критике государства. Будь то проблемы общей теории государства, частные теоретические вопросы, или суждения по конкретным вопросам текущей внутренней и внешней политики, политической жизни различных стран – всегда конечной целью, мишенью его ретроспективных и перспективных теоретических построений оказывалось государство, его различные проявления, формы.

Происхождение, сущность и формы государства

Рассматривая вопрос о соотношении государства и общества, Бакунин выступал против их отождествления. "Государство, – писал он, – вовсе не однозначно с обществом, оно есть лишь историческая форма"[9]. Общество им определялось как "естественный вид существования совокупности людей, независимый от всяких договоров". Общество – часть природы; государство же не является "непосредственным продуктом природы" и не предшествует "пробуждению мысли в людях"[10]. Государство, в отличие от естественного общества, – механическая сила, искусственная организация[11]. Бакунин противопоставлял общество государству по времени возникновения и существования, по влиянию на человека, соотношению этого влияния и свободы человека, по отношению этого влияния к прогрессу и т.д.

Бакунин критиковал договорную теорию образования государства как сводящуюся к отрицанию общества и подчеркивал, что "никакое историческое государство никогда не имело основой своей договор, все они были основаны насилием, завоеванием"[12]. Ставя вопрос о происхождении государства, он обращался к догосударственному обществу, пытался найти биопсихологическую основу возникновения государства, установить соотношение государства и церкви, стремился проследить разнообразные черты этого сложного исторического процесса.

Государство Бакунин связывал с эволюцией борьбы за существование и вытекающим из нее (и проявляющимся в пей, по его мнению), "властническим инстинктом". Борьба за существование, по Бакунину, проходит ряд этапов вместе с развитием общества, принимая вид как борьбы индивидов, так и их групп. В условиях капиталистического общества борьба за существование между людьми "происходит двояким образом: в ниде экеилуашции наемного труда капиталом и в виде юридического, гражданского, военного,

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.126

полицейского угнетения государством и государственною официальною церковью, продолжая вызывать всегда во всех личностях, рождающихся в обществе, желание, потребность, иногда необходимость повелевать другими и эксплуатировать их"[13]. Бакунин видел в государстве одну из форм борьбы за существование, в которой реализуется "желание повелевать" или "пластический инстинкт", присущий, как он полагал, всем людям. Первоначально это был "животный инстинкт дикаря", "плотоядный инстинкт", но постепенно изменяясь под влиянием "умственного развития людей", он внешне облагораживается. Принцип власти существует как "естественный инстинкт" в каждом человеке в "зародышевой форме". Он растет и развивается, если находит в окружающей среде благоприятные условия: "тупость, невежество, безразличное ко всему отношение, апатия и рабские привычки масс"[14]. Согласно Бакунину, не борьба за существование и не "властнический инстинкт" непосредственно порождают государство, а благоприятные условия, при которых эти явления насильственно реализуются в государственные формы.

Вопрос о генезисе государства в политических теориях связан с трактовкой его сущности. Так, в марксизме классовая сущность государства корреспондирует возникновению государства с расколом общества на классы и обострением непримиримых классовых противоречий. В теории Бакунина государство является прежде всего органом насилия и эксплуатации. Не случайно происхождение государства у Бакунина связано в первую очередь с насилием, завоеванием, либо противодействием завоеванию[15]. Значительную роль в обожествлении, в идеологическом обосновании возникающих государственных учреждений, по Бакунину, сыграли церковь, религия. В вопросе о происхождении Древнерусского государства он являлся сторонником норманской теории, подтверждающей, по его убеждению, антигосударственные настроения издревле присущие русскому и другим славянским народам.

В произведениях Бакунина встречается несколько определений государства. Стремясь оттенить многообразные его свойства, Бакунин устанавливал его соотношение с обществом, человечеством, подчинением и эксплуатацией, с интересами народа и отдельных людей, моралью. Часто он называл государство отрицанием человечности и человечества, а принцип власти – "противочеловеческим". В его понимании государство – неразрывно слившийся с обществом эксплуатации человека человеком механизм, сам ставший необходимым моментом,

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.127

звеном, рычагом этой эксплуатации и неотъемлемой частью эксплуататорского общества. Государство определялось им как "насилие, угнетение, эксплуатация, несправедливость, возведенные в систему и ставшие основными условиями самого существования общества"[16], предназначенными удерживать в повиновении народы "и стричь их, не заставляя кричать слишком громко"[17].

В государстве Бакунин видел своего рода социальное изобретение, механическое устройство для осуществления эксплуатации, насилия, подавления свободы народа. Размышляя об идеях Н. Макиавелли в одном из фрагментов к "Кнуто-германской империи и социальной революции", он следующими словами сформулировал "основной принцип современной государственной власти". "Этот принцип, – писал он, – не что иное, как принцип искусственной и главным образом механической силы, опирающейся на тщательно разработанную, научную эксплуатацию богатств и жизненных ресурсов нации и организованной так, чтобы держать её в абсолютном повиновении"[18].

Государство, по Бакунину, – гарантия спокойной эксплуатации, оно узаконивает, охраняет те отношения в обществе, которые "находит". Здесь проявлялось определенное понимание вторичности (в конечном счете) государства, первичности общества и общественных отношений. Он видел, что государство гарантирует одним – "их богатство" и "свободу, основанную на собственности", а другим – "их бедность" и "рабство, неизменное следствие их нищеты". И это утверждение имеющейся в обществе несправедливости, по Бакунину, – "истинная миссия государства"[19]. В то же время он склонен рассматривать государство как омертвевший продукт исторического развития, как устаревшую и исчерпавшую себя форму общественной организации. "Мы смотрим на государство в настоящем фазисе его развития, – писал он П.Л. Лаврову, – как на окаменелый аноргический продукт жизненного процесса народов, как на механическое отделение живого народного организма"[20].

Одним из специфических аспектов анархической критики государства, максимально выраженным в анархо-индивидуализме (Штирнер), является критика государства с точки зрения неограниченной свободы личности. Эта критика свойственна и для бакунинского анархо-коллективизма (без индивидуалистических крайностей штирнерианства). Проявление, античеловеческой, противоестественной и насильственной сущности государства как "обособленной концентрации" Бакунин видел в "особой государственной морали".

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.128

Эта "трансцендентальная мораль государства", по Бакунину, не совпадает с человеческой и часто противоречит ей (например, убийства во время войн). Все литературное красноречие теоретика анархизма нацелено на развенчание государства, его институтов и деятельности, на его нравственное принижение и уничтожение. Острый и внимательный взгляд Бакунина находил в эксплуататорском государстве множество недостатков и отрицательных черт.

Рассматривая учение великого итальянского мыслителя Н. Макиавелли, Бакунин приходил к выводу, что согласно ему основной принцип политики – "ужасен, но реален. Это преступление". Причем преступление, берущееся государством на вооружение, превращается им в добродетель. "Таков великий принцип Макиавелли, – писал Бакунин, – таков и вечный принцип политической борьбы всех минувших, настоящих и грядущих государств"[21].

Поскольку государство понималось как явление негативное, то степень совершенства государства, по его убеждению, обратно пропорциональна степени существующей свободы, процветанию народа. "...Все государства, – заключал Бакунин, – в которых народы могут еще дышать, являются с точки зрения идеала, государствами несовершенными..."[22]. Государство "есть историческое освещение всех форм деспотизма, всех привилегий, политическая основа для всяких форм экономического и социального порабощения, сама сущность и центр всякой реакции"[23].

Анархическим негативизмом, как правило, проникнуты суждения Бакунина о формах государства, их соотношении с сущностью явления. Сущность государства он считал постоянной и недосягаемой для изменений на уровне форм государства. "Формы, или вернее этикеты нашего государства могут измениться, – писал он А.И. Герцену и Н.П. Огареву, – но сущность его неизменна"[24]. Отрицая авторитарный принцип организации общества, он провозглашал безразличное отношение к монархии, конституционному государству, буржуазной республике и революционной диктатуре. Любое государство, по Бакунину, уже деспотизм изначально, монархия же, республика и вообще формы государства – лишь формы деспотизма[25]. Рассуждения Бакунина напоминают относительное отождествление бесконечностей. Как в принципе не имеет значения увеличение или уменьшение бесконечности на определенное конечное число, поскольку она все равно останется бесконечностью, так и у Бакунина изменение в форме государства не касаются его сущности.

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.129

В монархии, не без иронии замечал он, народ грабится чиновниками "для вящей пользы привилегированных, имущих классов, а также и своих собственных карманов, во имя монарха"; в республике – "для тех же карманов и классов, только уже во имя народной воли... Но народу отнюдь не будет легче, если палка, которою его будут бить, будет называться палкою народной"[26]. Бакунин достаточно отчетливо видел ложность и демагогичность буржуазных политиканов, политики современных ему государств.

К традиционной анархистской идее об отрицании любых форм государства на основании независимости от них его сущности, Бакунин подходил с несколько иных позиций, чем его предшественники. Например, М. Штирнер признавал однородность форм государства преимущественно как проявлений власти, возвышающейся над индивидом и им управляющей. Бакунин не выпускал этого аспекта, но акцентировал внимание на единстве антинародности всех форм государства и его сущности.

Республика, по Бакунину, больше соответствует интересам буржуазии, чем монархия[27]. В то же время он отмечал тенденцию к установлению военной диктатуры буржуазии, которая "обожая республику платонически", все же сомневается "в ее возможности или по меньшей мере длительности существования"[28]. Для большей устойчивости государства буржуазия, считал Бакунин, стремится сочетать эту диктатуру с народно-представительными формами, "которые бы ей позволили эксплуатировать народные массы во имя самого народа"[29]. М.А. Бакунин признавал некоторые преимущества республики по сравнению с монархией и для народа[30], но во многом сводил их к нулю абсолютизацией независимости внутреннего содержания от его форм.

Аксиоматичность эксплуататорской и насильственной сущности государства единой для относительно самостоятельных и различных его форм, отличала взгляды Бакунина от иных трактовок в политической мысли России XIX в. соотношения единства сущности и многообразия форм государства. Так, П.Л. Лавров видел в исторической эволюции форм совершенствование "государственного союза", его постепенное приближение к общественному[31]. Известный юрист-гегельянец Б.Н. Чичерин, признавая историческую ценность идеи государства, считал, что эта идея не может воплотиться в какую-то одну форму, а раскрывается "в осуществлении всех вытекающих из нее форм"[32]. B.C. Соловьев различал формы государства и его "принцип" как соответственно досягаемые и недосягаемый для уничтожения в ходе политических или социальных революций[33].

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.130

Существенно отличалась от бакунинского понимания соотношения форм и сущности государства и марксистская трактовка вопроса, разграничивающая сущностное единство форм государства и целесообразность тех или иных форм с точки зрения возможностей классовой борьбы. Ф. Энгельс, критикуя идеализацию отдельных форм государства, отмечал, что "в лучшем случае государство есть зло, которое по наследству передается пролетариату, одержавшему победу в борьбе за классовое господство"[34]. В.И. Ленин пояснял, что эти слова Ф. Энгельса не означают, что для пролетариата безразлична "форма угнетения", "как "учат" иные анархисты", что более свободная форма "дает пролетариату гигантское облегчение в борьбе..."[35].

Объективная относительная самостоятельность государства и наличие особого слоя, профессионально занимающегося управлением, преломляясь в сознании Бакунина, выступает как "закон самосохранения" отдельного государства и правительства. Об этом законе он писал еще в "Исповеди" как подчиняющим все нравственные законы. Позднее он отмечал, что действие этого закона, ставящего "выше всего в мире" интерес собственного самосохранения государства, его мощи внутри и распространения ее во вне, автоматически ведет к отрицанию частных интересов и прав как своих подданных, так и иностранцев, ставит людей вне справедливости и вне человечности, разрушает "всемирную солидарность" между людьми и народами39. Этот закон в ряде случаев имеет важное значение непосредственно для самого аппарата власти, является критерием целесообразности и необходимости той или иной деятельности государства. Бакунин в общей форме подмечал общность интересов бюрократии как особой социальной группы, выполняющей специфические общественные функции и остро ощущающей на своем положении все изменения в государстве.

Абсолютизируя эксплуататорский характер государства, объявляя его сплошным скопищем реакции, Бакунин фактически разрывал связь общества и государства. Трактовка природы и сущности государства предопределяла решение вопроса о государственных функциях. Анархический максимализм Бакунина категорически противился признанию наличия социальных функций у государства. Все эти общественные функции, считал он, есть "нечто отвлеченное, фикция, ложь..."[36].

Деятельность государства, по Бакунину, распадается на несколько направлений, соответственно задачам государства. Он

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.131

выделял основную внутреннюю и внешнюю задачу государства. Внутри страны государство решает задачу, "как наименьшими и наилучше организованными средствами и силами, взятыми у народа, держать этот народ в повиновении или гражданском порядке..."[37]. В области внешних отношений государство имеет задачу, – "с одной стороны, предохранить независимость, не... народа, о котором здесь и речи не может быть, но своего государства против честолюбивых замыслов соседних держав, а с другой стороны, как увеличить свои владения в ущерб тем же самым державам"[38]. Деятельность государства во всех, направлениях сводится Бакуниным к насилию, притеснению, грабежу, захвату[39]. Правительство, действующее в интересах народа, по Бакунину, – квадратура круга[40].

Такой характер деятельности государства, по убеждению Бакунина, неизбежно порождает и поддерживает войны и столкновения межу государствами. "Пока существуют государства, – заявлял он, – не прекратятся войны и ужасные преступления войн"[41]. Государство, по Бакунину, – "вечная первопричина воины[42]. Причины воин идеолог анархизма сводил по существу к политическим явлениям. Он не углублялся в анализ системы общественных противоречий, одной из крайних форм разрешения которых является война.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] См.: Прудом П.Ж. Что такое собственность? Лейпциг – СПб., 1907. С. 157.

Н.М. Пирумова пишет, что "никаких сведений об идейных или личных контактах Бакунина со Штирнером нет" (Пирумова Н.М. Социальная доктрина М.А. Бакунина. М., 1990. С. 124.). Думается, полностью отрицать влияние Штирнера было бы неверно. Во-первых, его работы были широко известны. Во-вторых, у Бакунина и Штирнера были общие близкие знакомые (например, Г. Гервег). В-третьих, есть косвенные сведения об их встречах в Берлине в конце 1840-х гг., а возможно и в 1841 г. (См.: Стеклов Ю.М. Комментарий. В кн.: Бакунин М А Собр. соч. и писем Т. ГУ. М., 1935. С. 485). Этот вопрос требует специального исследования.

[2] См.: Ударцев С. Ф. Из истории политических взглядов МА Бакунина на государство и революцию //Известия ан КазССР. Серия обществ.наук, 1976, ЛЛ5 С. 76. Подробнее об этом см.: Кун М., Фодор И. Бакунин и его французские современники //Французский ежегодник. 1977. М., 1979. С173. Ю.М. Стеклов донускал также воздействие на Бакунина анархических идей французского рабочего Жозефа Дежака и врача Эрнеста Кэрдеруа. См.: Стеклов Ю.М. Михаил Александрович Бакунин, его жизнь и деятельность (1814-1876). Т. 3. С. 135-136.

В письме АИ. Герцену и Н.П. Огареву от 3 мая 1867 г. Бакунин отмечал, что Аксаков уже в 1830-х гг. был "врагом петербургского государства и вообще государственности и в этом отношении он даже опередил нас" (Письма М А Бакунина к АИ. Герцену и Н.П. Огареву. СПб., 1906. С. 310).

Н.В. Соколов еще в 1860 г. по рекомендации АИ. Герцена, характеризовавшего его как "большого почитателя" сочинений Прудона, познакомился с французским мыслителем и неоднократно бывал у него. См.: Летопись жизни и творчества АИ. Герцена. 1859-июнь 1864. М., 1983. С138-139. См. также: Кузнецов Ф.Ф. Публицисты 1860-х гг.: Круг "Русского слова". Григорий Благосветлов, Варфоломей Зайцев, Николай Соколов. 2-е изд. М., 1981. С. 263-266; Пирумова Н.М. Социальная доктрина МА Бакунина. М., 1990. С 242-243. Следует отметить, что Ф.Ф. Кузнецов допускает неточности, излагая знакомство Соколова с Прудоном.

[3] См.: Карелин АА Жизнь и деятельность Михаила Александровича Бакунина. М., 1919. С. 16; Рудницкая Е.Л. Шестидесятник Николай Ножин. М., 1975. С. 166-168; Канев С.Н. Революция и анархизм. М., 1987 С. 87-92.

[4] Брат биолога и физиолога лауреата Нобелевской премии И.И. Мечникова. См.: Мечников Л-И. М.А. Бакунин в Италии в 1864 //Исторический вестник, 1867, Л. 3, март.

[5] См.: Смирнова З.В. Социальная философия А.И. Герцена. АДДФИ. М., 1971. С. 18, 39; Пирумова U.M. Александр Герцен – революционер, мыслитель, человек. М., 1У89. С. 64; Бердяев H.A. Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX нека – начала XX века. В кн.: О России н русской философской культуре. Философы русского послеоктябрьского зарубежья. М.. 1990. С. 173.

[6] Об отношениях Герцена и Прудона (совместное издание газеты, переписка, встречи, в том числе посещение Герценым Прудона в тюрьме и т.д.) см.статью и публикацию Л.Р. Ланского "Переписка с П.Ж. Прудоном" в кн.: Герцен и Запад //Литературное наследство. Т. 96. М., 1985. С. 306-323.

[7] См., напр.: Баланенко АЛ. Политические взгляды П.Л. Лаврова. АДКЮН. М., 1969. С. 3. Первым писал об анархизме Лаврова Л. Кульчицкий. См.: Кульчицкий Л. Современный анархизм. Изложение, источники, критика. Пг., 1917. С. 83-91.

[8] См.: Виленскаи Э.С. Н.К. Михайловский и его идейная роль в народническом движении 70-х – начала 80-х годов XIX века. М., 1979. С. 44, 53, 140; Канев С.Н. Революция и анархизм. М., 1987. С. 97-101.

[9] Бакунин М.А. Избр. соч. Т. II. С предисл. Дж. Гильома. П.; М., 1919. С. 270.

[10] Бакунин М.А. Федерализм, социализм и антитеологизм. Лейпциг – СПб., 1906. С. 71, 72.

[11] См.: Бакунин МА. Избр. соч. Т. IV. П.; М., 1920. С. 135, 192.

[12] Там же. Т. Н. М. (другое издание – С.У.), 1919. С. 256-257.

[13] Бакунин М.А. Избр. соч. Т. V. П.; М., 1921. С. 6.

[14] Там же. С. 6-7.

[15] В соответствии с представлениями о насильственной природе государства Бакунин вёл происхождение и современных армий "непосредственно от шаек вольных средневековых разбойников, убийц и грабителей...". См.: Бакунин МА. Коррупция. – О Макиавелли. – Развитие государственности. Публ. Н.М. Пирумовой //Вопросы философии. 1990, N42. С. 63.

[16] Бакунин М.А. Избр. соч. Т. IV. П.; М., 1920. С. 234.

[17] Там же. Т. II. П.; М., 1919. С. 132.

[18] Бакунин М.А. Коррупция. – О Макиавелли. – Развитие государственности. //Вопросы философии. 1990, № 42. С. 65.

[19] Бакунин М.А. Избр. соч. Т. II. М., 1919. С. 242.

[20] "Archives Bakounine", V. Leiden, 1974, p.126.

[21] Бакунин М.А. Коррупция. – О Макиавелли. – Развитие государственности //Вопросы философии. 1990, № 12. С. 64.

[22] Бакунин М. А. Избр. соч. Т. IV. П.; М., 1920. С. 89.

[23] Там же. С. 185. Не соглашаясь с анархистами, П.Н. Ткачев замечал, что "власть есть не причина... существующего социального зла, а лишь его необходимый результат" (Ткачев П.Н. Соч. в двух томах. Т. 2. М., 1976. С. 93).

[24] Письма М.А. Бакунина к АИ. Герцену и Н.П. Огареву. СПб., 1906. С. 286.

[25] См.: Бакунин MA Философия. Социология. Политика. Вступит, ст., сост. и примеч. В.Ф. Пустарнакова. М., 1989. С. 212.

[26] Бакунин М А Избр. соч. Т. I. П.; М., 1919. С. 83. Иная ред. в кн.: "Archives Bakounine". Ш. Leiden, 1967, p. 20. Иногда в литературе встречаются ошибочные суждения об отождествлении Бакуниным монархии и республики (См.: Моисеев П.И. Критика философии М. Бакунина и современность. Иркутск, 1981. С. 109).

[27] См.: Бакунин М.А. Избр. соч. Т. V. П.; М., 1921. С. 85.

[28] Там же. Т. II. П.; М., 1919. С. 45-46.

[29] "Archives Bakounine". III. Leiden 1967, p. 96.

[30] Бакунин М.А. Федерализм, социализм и антитеологизм, 1906. С. 86. В иной ред.: Бакунин М.А. Полн. соч. Т. III. П.; М., 1920. С. 201. См. так же Бакунин М.А. Кнуто-германская империя и социальная революция. М., 1907. С. 40-41.

[31] См.: Лавров ПЛ. Философия и социология. Избр. произв. в двух томах. Т. 2. М., 1965. С. 200. 35 Чичерин Б.Н. Философия права. М., 1900. С. 319.

[32] См.: Соловьев B.C. Соч. в двух томах. Т. 2. М., 1988. С 169.

[33] Энгельс Ф. Введение к работе К. Маркса "Гражданская война во Франции" // Соч. Т. 22. М., 1962. С 200-201.

[34] Ленин В.И. Государство и революция. Полн. собр. соч., Т. 33. С 80.

[35] См.: Михаил Бакунин 1876-1926. Неизданные материалы и статьи. М., 1926. С. 104; Письма М А Бакунина к АИ. Герцену и Н.П. Огареву. СПб., 1906. С. 286.

[36] Бакунин М. А. Избр. соч. Т. ГУ. П.; М., 1920. С. 258.

[37] Бакунин М. А. Философия. Социология. Политика. М., 1989. С. 168.

[38] Там же.

[39] См.: Бакунин М А Избр. соч. Т. 1. П.; М., 1919. С. 84; Там же. Т. III. П.; М., 1920. С 193-194.

[40] "Archives Bakounine", V. Leiden, 1974, p. 55.

[41] Речи, произнесенные М. Бакуниным в Центральной секции округа Куртлари (Швейцария) Международного союза рабочих в мае 1871 г. ГАРФ, ф.825, оп.1, ед.хр. 301. Л.77. См. также: "Archives Bakounine" V, 1974, р.169; Бакунин М.А. Избр. соч. Т. Ш. П.; М., 1920. С. 116,35; Т. IV. П.; М., 1920. С 234-235.

[42] Материалы для биографии М. Бакунина. Т. 3. С. 376.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.