Предыдущий | Оглавление | Следующий

4. ЭВОЛЮЦИЯ И СТРУКТУРА ТЕОРИИ АНАРХИЗМА В РОССИИ (XIXXX вв.)

Этапы эволюции теории анархизма

Диалектика и факторы эволюции анархизма

 

Этапы эволюции теории анархизма

Одним из стереотипов восприятия анархизма в советской литературе на протяжении нескольких десятилетий было представление p нем как об учении с неизменным набором элементов и статичным содержанием. Отчасти отрицание возможности развития теории анархизма было связано с идеологизированным ее восприятием, продиктованным политическими и идеологическими соображениями без выяснения глубинной природы и роли этого явления в общественном сознании и на практике. С другой стороны, сведение анархизма к его ранним формам XIX в., неисследованность политических и правовых взглядов такой крупной фигуры как П.А. Кропоткин, неизвестность учений других теоретиков анархизма, особенно более позднего периода в России, – все это обусловило восприятие политической и правовой теории анархизма как явления, остановившегося в своем развитии. С конца 1960-х гг., когда анархизм все более отчетливо стал

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.82

вырисовываться в общественном сознании как феномен, имеющий длительную историю и существующий во многих современных странах, стало меняться и отношение к нему с точки зрения понимания его эволюции в изменяющихся общественных условиях. К необходимости исследования становления и эволюции политического и правового сознания анархизма наука подошла в самое последнее время[1]. Однако до настоящего времени проблемы эволюции теории анархизма, в частности, политического сознания анархического типа в России, относятся к числу малоисследованных.

Анархизм как и все общественные явления возникает и эволюционирует в ходе исторического развития. Анархический тип политического сознания зарождается в общественном политическом сознании как один из его полюсов в глубокой древности, видимо, на ранних этапах институализации политических отношений. Сложные механизмы социально-политического развития, чередования циклов порядка и хаоса в общественной системе активизировали в общественном сознании, синхронно с переменой этих состояний, соответствующие им идеологические явления и процессы. По мере эволюции политической и правовой реальности цивилизации, усложнения общественной жизни, повышения уровня ее организованности, эволюционировали и типы (полюсы) политического сознания – этатизм и анархизм. В частности, менялась структура, содержание и формы анархизма, его удельный вес и значение в различные периоды в общественном сознании. Начиная с идей даосизма в Древнем Китае, идей киников и части софистов в Древней Греции, анархический тип политического сознания долгое время представлял собой сравнительно аморфное, отчасти фрагментарное, во многом синкретное идеологическое образование (адекватное уровню развития политической культуры и политического сознания).

Позднее, в период буржуазно-демократических революций и формирования индустриального общества с соответствующими ему политическими формами, анархический тип политического сознания достигает новой ступени развития. В этих условиях под воздействием целой системы факторов, в частности, появления новой социальной основы (в значительной части мелкобуржуазной), происходит переход накопившихся количественных изменений в качественные, и анархический тип политического сознания в XIX в. кристаллизуется на теоретическом уровне в целостную систему идей, а в практике-политическом отношении анархизм оформляется в сравнительно разветвленное пестрое политическое движение.

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.83

В дальнейшем, становление государственно-монополистического капитализма, противоречивые революционные процессы в странах с более поздним индустриальным развитием, возникновение социалистических государств и обнаружившаяся вскоре после этого объективная тенденция к формированию тоталитарных политических режимов, появление институтов современной многопартийной политической системы – все это наряду с другими факторами привело к глубокой трансформации политического сознания в XX в. В анархическом сознаний, пережившим глубокий кризис в период российской революции 1917 г., происходили крупные изменения, протекали процессы синтеза, переосмысления прежних анархических идей, теорий, происходила интеграция в теорию анархизма некоторых идей, концепций, появившихся в различных течениях политической и правовой мысли, в гуманитарных и естественных науках. Формируется ряд течений постклассического анархизма. В результате анархический тип сознания в России после 1917 г. достигает новой ступени теоретической зрелости,

В истории политической и правовой мысли в России XIXXX вв., по нашему мнению, можно выделить следующие этапы эволюции теоретического анархического сознания: 1) 1830-1870-е гг. – формирование и развитие раннего классического анархизма; 2) 18.70-е гг. – начало XX в. – становление и развитие позднего классического анархизма; 3) примерно с 1903 до периода гражданской войны 1918-1920 гг. – завершение эволюции и кризис классического анархизма, а также формирование раннего постклассического анархизма; 4) с 1918-1920. гг. до 1930-х гг. эволюция течений постклассического анархизма (в эмиграции и позднее)[2]; 5) со второй половины 1980-х гг. – формирование современного постклассического анархизма на территории бывшего СССР.

Начальный этап связан с формированием и развитием воззрений M А. Бакунина. Некоторые элементы анархизма содержались и у ряда мыслителей из ближайшего окружения Бакунина: в левом славянофильстве (К.С. Аксаков), в нигилизме (В.А. Зайцев, Н.В.Соколов) и др. К этому же периоду относится творчество бакунистов в русском революционном народничестве, в том числе эмигрантов (М.П. Сажин, H.H. Жуковский, З.К. Ралли и др.)[3].

Второй и третий этапы прежде всего связаны с творчеством П.А. Кропоткина – центральной фигуры в истории анархизма конца XIX – начала XX вв. Второй этап преимущественно эмигрантский. Особенность третьего этапа в возрождении анар-

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.84

хизма как политического движения в самой России (примерно с 1903 г.)[4], его параллельное развитие и взаимосвязь с анархизмом в эмиграции[5]. Ко второму и третьему этапам относится художественное и публицистическое творчество христианского анархиста Л.Н. Толстого, В.Н. Черкезова и др. С третьим этапом эволюции анархизма связано творчество таких его теоретиков, как А.А. Боровой, Г.И. Гогелиа, М.И. Гольдсмит, П.Д. Турчанинов, Я.И. Кирилловский и др.

Этап эволюции постклассического анархизма связан прежде всего с творчеством таких его теоретиков как А.А. Боровой, А.Л. Гордин, А.А. Солонович, А.М. Атабекян, А.А. Карелин, А.Ф. Агиенко, Г.П. Максимов, В.M. Эйхенбаум и др.

Наконец, в настоящее время в период формирования современного позднего постклассического анархизма активно выступают с теоретическими и публицистическими статьями такие лидеры современного анархизма, как А. Исаев, А. Червяков, А. Шубин, П. Рауш, Д. Жвания и др.

Периодическое изменение географической концентрации теоретиков российского анархизма, чередование мест разработки теории анархизма связаны со сменой политических режимов, репрессиями по отношению к революционному и освободительному движениям, уровнем развития политической свободы, с чередующимися состояниями относительного порядка и хаоса в общественных отношениях, институтах, сознании, с географическим распределением и соотношением этих факторов[6].

Диалектика и факторы эволюции анархизма

Изменения, происходящие в анархическом сознании, вполне соответствуют критериям развития, принятым в науке[7]. В философской литературе развитие понимается как необратимое, направленное, закономерное изменение материальных и идеальных объектов, как одно из всеобщих свойств материи и сознания[8]. Необратимость развития анархического сознания проявляется в нетождественности, несводимости друг к другу, неповторяемости исторически эволюционирующих его форм. Обращение на новом историческом этапе к прежним идеям (например, современного анархизма к наиболее известным идеям М.А Бакунина и, отчасти, П.А. Кропоткина, менее известного современным анархистам) принимает новые формы, происходит в контексте иного содержания теории анархизма. Преемственность в истории политической и правовой мысли, в том числе

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.85

в теории анархизма, нельзя рассматривать как механический процесс: она отличается сложной диалектикой. Направленность изменений политического и правового анархического сознания в ходе его эволюции определяется направленностью изменений в объекте его отражения – в государстве, других политических институтах, в праве. Структурное, функциональное и иное развитие влечет за собой развитие (усложнение, утончение и т.д.) идеальных средств отражения, моделирования этих явлений и процессов (в типах сознания как с положительным, так и с отрицательным отношением к данным явлениям, процессам). Направленность происходивших изменений в теории анархизма проявилась в постепенном формировании раннего и позднего классического анархизма, а затем в начале XX в. – в складывании целой ветви новых течений постклассического анархизма. При этом анархическое сознание как нечто целостное имеет и общие черты, а развитие анархизма оказывается направленным развертыванием потенциальных возможностей этого типа сознания. "Для того, чтобы нечто развивалось, – писал А.Ф. Лосев, – необходимо, чтобы оно уже в самом начале содержало в себе в замкнутом и неразвернутом виде все свое дальнейшее становление и движение"[9]. Наконец, закономерность исторических трансформаций анархизма обусловлена всей системой воздействующих на него экономических, социально-классовых, политических, духовных и иных факторов. Закономерность эволюции анархизма проявляется и в подчинении ее общим закономерностям развития общественного сознания, и в действии специфических закономерностей, свойственных системе идей анархизма.

В литературе имеется и более широкий взгляд на развитие как на совокупность многообразных процессов, происходящих в предмете и явлении: "...Развитие – единство- многообразных процессов, которые во взаимодействии друг с другом образуют необходимые моменты развития, различные его определенности. Это движение, изменение, превращение, возникновение, становление, уничтожение, образование новой формы, структуры, преобразование содержания, осуществление тенденций, порожденных предшествующим состоянием, формирование новой системы и т.д. Развитие – интегративный процесс, единство многообразия процессов"[10]. Все черты движений, модификаций также прослеживаются в эволюции учений анархизма.

Следует отметить некоторые особенности развития анархизма в России в XIXXX вв.: цикличность и прерывность этого процесса, а также относительное снижение теоретического

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.86

уровня анархизма в начале нового цикла, "витка развития и постепенный выход его на новый уровень теоретического осмысления реальности. Так было в начале XX в., когда формирующийся постклассический анархизм сначала во многом уступал уровню развития классического анархизма. Подобная ситуация повторяется в настоящее время, когда новый (более поздний) постклассический анархизм значительно уступает уровню анархизма предшествующего этапа его эволюции. Однако история анархизма свидетельствует о том, что начиная новый "виток спирали" своего развития анархическое сознание, как бы в сокращенном варианте, ускоренно проходит предшествующие этапы своей эволюции и постепенно выходит к уровню предыдущего кульминационного развития, раскрывая при этом новые возможности познания и критики, выдвигая новые идеи, концепции, обращаясь к новым методологическим основам и т. д. Так было в зрелых произведениях П. А. Кропоткина, завершившего развитие классического анархизма и в зрелых течениях постклассического анархизма, "перераставших" в 1920-х гг. традиционный анархизм[11]. Есть основания предполагать постепенный выход на новый теоретический уровень и на будущих этапах развития современного анархизма. При этом отмеченные процессы протекают в условиях общего ускорения ритма социального времени и увеличения информационной емкости общественных процессов[12].

Эволюция анархизма – сложный, неоднозначный и противоречивый процесс его адаптации к изменившимся историческим условиям. В период 1918-1920-е гг. анархизм пережил глубокий кризис, долгое время в советской литературе трактовавшийся ошибочно как окончательный крах и конец анархизма. В действительности кризис привел к напряженной работе анархического сознания, переосмыслению им своих теоретических конструкций, к глубокой внутренней трансформации и появлению ряда новых течений. Фактически в результате кризиса наметилась смена внутритиповых форм данного сознания. По сути это был кризис и "потрясение основ" классического анархизма, сформировавшегося в XIX в. Но внутри анархизма с начала XX в. уже формировалось несколько новых течений. В условиях кризиса классического анархизма происходит интенсивное развитие новых течений, их дальнейшая дифференциация. Постепенно именно они начинают определять "лицо" трансформированного анархизма.

Обновление, усложнение анархизма происходило не только на уровне появления новых идей, концепций. Формировалась

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.87

и новая историческая макроструктура анархического типа политического сознания – постклассический анархизм отделялся от анархизма классического. Тем самым происходила своего рода локализация кризиса анархического сознания как кризиса прежнего, традиционного анархизма. Постклассический анархизм воспринял от классического анархизма ряд его фундаментальных идей, но в обновленной форме, а также выдвинул новые положения, концепции, поставил новые проблемы.

В результате кризиса классического анархизма, обнаружившего во многом практическую несостоятельность, произошла своего рода "мутация" анархического сознания. Возникший при этом постклассический анархизм интегрировал два основных направления эволюции прежнего анархизма: а) линию относительной модернизации, при которой сохранялась значительная преемственность и тесная связь обновленных теорий с предшествующими и б) линию максимально радикальной модернизации, предполагающей меньшую степень преемственности и больший разрыв с классическим анархизмом, значительную его ревизию. В результате в рамках постклассического анархизма появились два крупных идейных образования – модернизированный классический анархизм (неоклассический анархизм) и неклассический анархизм.

Важно отметить, что процессы, протекавшие в анархическом сознании в России в 1918-1920-х гг. были более ярким, несколько опережающим и многообразным проявлением общих мировых тенденций эволюции анархизма. Так, известный немецкий теоретик анархизма Р. Роккер в статье "ревизия анархизма" (1925 г.) констатировал, что произошедшие исторические события поставили много новых проблем и что "в анархической прессе большинства стран происходит в последние годы оживленная дискуссия"[13] о старой теории анархизма. Сам Роккер стоял на позициях умеренной ревизии прежнего анархизма без отказа от его основных идей, т.е. на позициях неоклассического направления в постклассическом анархизме.

К особенностям постклассического анархизма, отличающим его от классического, можно отнести следующие его черты:

1. Критическое отношение к классическому анархизму при стремлении сохранить определенные основы анархизма. При этом классический анархизм не отождествляется с анархизмом вообще.

2. Более широкая методологическая основа. Она включала интуитивизм, мистицизм и т.д.

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.88

3. Большая толерантность по отношению к другим течениям мысли, в том числе к марксизму, социал-демократизму, либерализму.

4. Активная интеграция различных идей из общественных и естественных наук и стремление к созданию синтетических теорий (политических, философских и т.д.).

5. Значительное внимание, уделяемое развитию науки, интеллигенции, проблемам сознания. Более выраженное внимание к проблеме человека, его прав, свобод, творчеству, индивидуальности.

6. Постановка ряда новых проблем в политической и правовой мысли (различные аспекты феномена бюрократии, соотношения права и закона и т.д.).

7. Особо следует отметить выдвижение принципиально новых концепций планетарного и космического масштаба.

8. Критическое осмысление исторического опыта существо-ванря не только феодальных и капиталистических государств, но и, что весьма существенно, – государств социалистических.

Наиболее ярко вышеназванные черты проявляются у неклассического анархизма. В этом же направлении постклассического анархизма отчетливо прослеживается тенденция к синтезу начал анархизма-индивидуализма и анархизма-коммунизма, что нашло крайнее выражение в теории интериндивидуализма А.Л. Гордина. Особое внимание неклассического анархизма к проблемам свободы личности продолжает общую традицию анархизма, проявившуюся в работах М. Штирнера, П.Ж. Прудона, М.А. Бакунина, П.А. Кропоткина. Обостренность же постановки этой проблемы связана с особенностями развития в России капиталистических отношений, некоторых буржуазно-демократических политических и правовых институтов до 1917 г. Опыт войн и революций начала XX в., формирование первых тоталитарных режимов в 1920-х гг. давал много нового материала для размышлений о незащищенности личности, ее бесправия и бессилия по отношению к государству в этих условиях.

Эволюция анархизма определяется системой факторов: экономических, социально-классовых, политических, юридических, духовных. Все факторы, усиливающие в обществе социальную неустойчивость, дестабилизацию, порождающие психологию отчаяния, содействующие дискредитации и распаду существующих политических структур, институтов, систем, нагнетающие ожидание глобального исторического скачка в развитии, своего рода чуда и т.д. являются теми векторами

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.89

воздействия, равнодействующая которых кристаллизуется в эволюционирующую и имеющую большую или меньшую степень распространенности систему идей анархизма.

В сфере экономики к ним относятся: разорение мелких собственников, обнищание различных социальных слоев, безнадежно опускающихся все ниже и ниже за черту бедности, контраст между нищетой народа и богатством государства, государственное покровительство перераспределению собственности в интересах капитала и вопреки интересам широких слоев общества, чрезмерные государственные прямые или косвенные налоги с населения, развитие государственного монополизма и его диктат, порождающие недовольство мелких собственников, неэффективное и некомпетентное вмешательство государства в экономику, экономические кризисы, недостаток продуктов питания и товаров первой необходимости, гиперинфляция, огромные расходы на содержание армии и т д.

К социальным факторам, влияющим на возникновение, эволюцию и интенсивность распространения идеологии анархизма можно отнести: рост социальных слоев с высокой степенью неустойчивости их положения в обществе (мелкобуржуазных, деклассированных, люмпенизированных и т.д.), получившие огласку льготы и привилегии бюрократии, особенно непропорциональные ее вкладу в общественное производство, науку и культуру и т.д.

К общим политическим факторам, благоприятным для развития анархизма относятся: произвол властей, деспотизм, процветающий бюрократизм, отсутствие или неразвитость демократических традиций, чрезмерный централизм и концентрация власти в одном органе или у одного лица, отсутствие местной инициативы и самоуправления, милитаризация политической жизни, рост взяточничества и коррупции в государственном аппарате, утрата авторитета властью и доверия населения к ней, непопулярность проводимой правительством политики, падение международного престижа государства, участие в бессмысленных войнах или поражение в них, распад существующих государственных форм и неопределенность новых, сепаратистские и центробежные тенденции в политической жизни, наличие сильной оппозиции, использующей популистские методы и тактику и т.д.

К аналогичного характера юридическим факторам могут быть отнесены: юридическая незащищенность личности, фиктивность формально признанных прав человека и гражданина, подмена права произволом в форме законов или других актов, высокая

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.90

степень противоречивости законодательства, многозаконие и неисполнение законов, нарушения законности, особенно самими государственными органами, падение роли законодательных органов, произвольные отмена, толкование законов или их дискредитация, игнорирование органами власти и управления – высшими или местными, широкое распространение и многообразие форм правового нигилизма, разрыв и невыполнение международных соглашений и т.д.

Факторы духовной сферы, содействующие формулированию и эволюции анархического сознания, включают: некомпетентное бюрократическое вмешательство государства в сферу науки, культуры, искусства, религии, идеологии; коизис государственной идеологии; кризис и крушение тоталитарной формы общественного сознания; глобальная переоценка ценностей политического, правового, нравственного сознания, разрушение прежних его устоев, стереотипов, традиций; распространение космополитических, антимилитаристских, радикально-либеральных, ультра-революционных идей как стимулирующих создание благоприятных для анархизма условий существования и т.д.

К социально-психологическим факторам, содействующим формированию и развитию анархического сознания, следует отнести, в частности: наличие у определенных социальных групп маргинального сознания, психологии отключенности и отчужденности от официальной политической жизни и политических институтов; возникновение устойчивого чувства безысходности, отчаяния, или, наоборот, надежд на мгновенные разовые радикальные перемены в общественном положении, возникновение и устойчивость отрицательных чувств, эмоций, образов по отношению к государству, его органам, законодательству, к бюрократии и т.д.

Сложное сочетание и различная интенсивность отмеченных факторов, многоплановые связи их с другими явлениями и процессами, протекающими в обществе, определяют особенности эволюции анархического сознания в различные исторические эпохи, периоды, в различных регионах. Эволюция социально-экономической, политической системы, права, развитие науки, культуры, общественного сознания оказывают свое влияние и на эволюцию анархизма.

Особенно интенсивное и многообразное развитие анархизма в России определялось некоторыми специфическими факторами, конкретно-историческими условиями существования и эволюции российского анархизма. Л.Н. Толстой связывал "такое

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.91

радикальное отношение к государству с особенностями "русского характера", его максимализмом ("все или ничего")[14]. По мнению НА. Бердяева, "Россия – самая безгосударственная, самая анархическая страна в мире. И русский народ – самый аполитичный народ, никогда не умевший устраивать свою землю. Все подлинно русские, национальные наши писатели, мыслители, публицисты были безгосударственниками, своеобразными анархистами. Анархизм – явление русского духа, он по-разному был присущ и нашим крайним левым и нашим крайним правым"[15].

Причины широкого распространения анархизма в России в конце XIX – начале XX вв. многообразны. Прежде всего они связаны с особенностями исторического развития России в этот период. Назревание и развитие буржуазной революции в стране соединилось с поражениями в Крымской войне и войне с Японией, с тяготами первой мировой войны, с подавлением революции 1905-1907 гг. Широкое проникновение капиталистических начал в экономику и запаздывание преобразований в политической сфере, праве создавало дополнительные противоречия. Сложное переплетение экономических, социальных, политических, идеологических, национальных противоречий отличали общественную жизнь и общественное сознание России этого периода. В начале XX в. в России возникает зона повышенного исторического напряжения. Накопившаяся и не имеющая возможности легально реализоваться, революционная энергия высвободилась, в катастрофической форме, разрушая и прошлое и представлявшиеся нерадикальными альтернативные варианты будущего развития[16] (в том числе конституционный путь преобразований).

По нашему мнению, важные моменты исторического развития России фиксирует предложенная В.Г. Хоросом концепция стадийного и эшелонированного развития капитализма. К региону первичного, классического капитализма автор относит Западную Европу и Северную Америку. Второй эшелон капиталистического развития – Россия, Япония, Турция, Балканские страны. Наконец, третий эшелон (третичный капитализм) – колониальная и зависимая "периферия Азии, Африки" и большинства стран Латинской Америки[17].

Вторичное развитие капитализма в России на более высоком историческом уровне и под влиянием опередивших ее стран происходило форсированно и требовало решительного разрешения накопившихся от разных эпох противоречий. Необходим был более энергичный исторический "рывок", "скачок". "Сжатие" в десятилетия и даже годы процессов, разверты-

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.92

вавшихся в странах первичного буржуазного развития на столетия, "приводит, общества второго эшелона к гораздо большему социальному напряжению, диспропорциям, общественным противоречиям и конфликтам"[18]. Дополнительное историческое напряжение вело к высокой степени поляризаций политического сознания, максимальному раскрытию возможностей его типов, а также к общей радикализации политической мысли. Это создавало благоприятную среду для развертывания и широкого распространения форм анархического сознания.

К существенным особенностям буржуазной трансформации в странах второго эшелона относится более значительная роль государства и государственного капитализма. При этом деятельность государства оказывалась весьма противоречивой: "активно насаждая технико-организационные формы буржуазного хозяйства", оно выступало как консервативная сила в общественно-политической жизни[19]. Одновременно происходил быстрый рост российской бюрократии. Если в 1804 г. Российская империя имела примерно 13260 табельных чиновников, то в 1847 г. их было уже 61548 чел. (более чем в 4,5 раза больше)[20]. Согласно переписи 1897 г. численность служащих государственного аппарата составляла около 250 тыс. чел., а в 1917 г. по косвенным оценкам – примерно 600-700 .тыс. чел.[21]. Кстати, как известно, к 1986 г. в СССР в аппарате государственного управления работали 18-19 млн. чел. или было занято 32,6 млн. должностей[22]. Быстрый рост бюрократии и бюрократизация разбухшего государственного аппарата всегда служили одним из факторов развития анархического сознания.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Отдельные вопросы эволюции теории анархизма в России затрагивались в работах: Полянский Ф.Я. Социализм и современный анархизм. М., 1973; Он же. Критика экономических теорий анархизма. М., 1976; Рудницкая ЕЛ. Русская революционная мысль. Демократическая печать. 1864-1873. М., 1984 (гл.3, 4). Гридчин Ю.В. Социальная философия^усского анархизма. ДКФН. М., 1984 (гл.1); Мамут Л.С. Этатизм и анархизм как типы политического сознания. М., 1989. С 191 и др.; Ударцев С.Ф. Кропоткин. М., 1989; Пирумова Н.М. Социальная доктрина МЛ. Бакунина М., 1990.

[2] Ранее в литературе признавалось, что анархизм пережил идеологический и политический крах и распад в период 1900-1917 гг. (А.Д. Косичев), в конце 1920-х гг. (Е.В. Старостин), в 1930-х гг. (С.Н. Канев). См.: Косичев А.Д. Анархисты. П.А. Кропоткин. В кн.: История философии в СССР в пяти томах. Т. 4. М., 1971. С. 142; Канев С.Н. Октябрьская революция и крах анархизма. М., 1974. С. 398-400; Старостин Е.В. Историко-революционный мемориальный музей П.А. Кропоткина. В кн.: Великий Октябрь и непролетарские партии. Материалы конференции. М., 1982. С. 198-199.

[3] О бакунистах в России см.: Пирумова Н.М. Социальная доктрина М.А. Бакунина. М., 1990. С. 231-301.

[4] В 1907 г. анархический журнал "Буревестник" признавал, что анархистские газеты в России не выходили 20 лет. См.: Рогдаев Н. Различные течения в русском анархизме //Буревестник, 1907, № 8 (ноябрь). С. 10. Здесь же отмечалось существование в 1900-1901 гг. на уральских рудниках анархической секты иеговистов, а также секты духоборов (Там же. С. 9). См.также: Хлеб и воля, 1904, № 42-13, октябрь-ноябрь. С. 1.

[5] До 1917 г. эмигрантскими центрами российского анархизма были Лондон (Англия), Женева (Швейцария), Париж (Франция), Нью-Йорк (США). Небольшие группы анархистов были также в Германии, Болгарии и т.д. См.: Корноухов Е.М. Борьба партии большевиков против анархизма в России. М., 1981. С. 87; Кривенький В.В. Анархисты в революции 1905-1907 гг. АДКИН. М., 1990. С. 16.

[6] По данным В.В. Кривенького, в 1906 г. в России действовала 221 группа анархистов в 155 городах, а за 1903-1910 гг. деятельность анархистов проявилась в 218 населенных пунктах, в 51 губернии и 7 областях. Численность анархистских организаций за этот же период составила ок. 6800-7100 чел. См.; Кривенький В.В. Указ. соч. С. 24-25.

[7] Нельзя согласиться с упрощенной точкой зрения о том, что анархизм не способен к развитию. См., напр.: Пронякин Д.И. Анархизм: "исторические" претензии и урок истории. Л-, 1990. С. 153, 155.

[8] См.: Юдин Э.Г. Развитие. Большая советская энциклопедия. 3-е изд. Т. 21. М., 1975. С 409; Он же. Развитие. Философский энциклопедический словарь. М., 1983. С 561.

[9] Лосев А.Ф. Античная философия истории. М., 1977. С. 5.

[10] Богомолов A.C., Ойзерман Т.И. Основы теории историко-философского процесса. М., 1983. С. 200.

[11] Дальнейшая эволюция новых теорий постклассического анархизма была прервана в силу ряда объективных и субъективных причин, в частности, некоторые анархисты были казнены (П.Д. Турчанинов), сосланы (АА Боровой и др.), заключены в лагеря (А.А. Солонович, П.И. Проферансов и др.), эмигрировали (А.Л. Гордин, Г.П. Максимов, В.М. Эйхенбаум и др.), умерли (П.А. Кропоткин, А.А. Карелин, В.Н. Черкезов, Г.И. Гогелиа и др.). Не без влияния политических репрессий была прекращена творческая деятельность значительной части видных теоретиков российского анархизма первой трети XX в. Эмигрировавшие анархисты также оказались в весьма сложных условиях. Разумеется, репрессии – не единственный фактор эволюции постклассического анархизма, но игнорирование его или искажение истории репрессий 1920-х – 1930-х гг., имевшие место в советской литературе прежних лет, не способствовали научному познанию феномена анархизма. (См., напр.: Канев С.Н. Октябрьская революция и крах анархизма. М., 1974. С. 13-15, 401 и др.). Позднее необоснованно репрессированные теоретики анархизма посмертно, реабилитированы (например, АА Солонович – в 1975 г. "за отсутствием состава преступления").

[12] См.: Луковская Д.И. Политические и правовые учения: историко-теоретический аспект. Л., 1985. С. 95.

[13] Рок[к]ер Р. Ревизия анархизма. I // Рассвет, 1925, 3 апреля. С. 2.

[14] У Толстого. 1904-1910. "Яснополянские записки" Д.П. Маковицкого. Кн. третья //Литературное наследство. Т. 90 в четырех книгах, кн. 3. М., 1979. С. 236.

[15] Бердяев Н.А. Судьба России. М., 1990. С. 4. Некоторые современные исследователи также признают, что "исторически стихия бунтарства, готовность к экстремизму как в сфере социальной справедливости, так и в экономике, и политике была и остается характерной национальной чертой многих народностей, населяющих Россию". Отмечается также, что эта особенность психологии "народов России уравновешивается ... известной терпимостью, граничащей с социальной заторможенностью. Проявление же той или иной части подобного уравнения обусловлено конкретными историческими условиями и обстоятельствами жизни" (Щегорцов А.А., Щегорцов В.А. Советская молодежь: эволюция политических взглядов. М., 1990. С. 85).

[16] Западногерманский исследователь Карл Шлёгель в книге "По ту сторону Великого Октября. Лаборатория современного. Петербург, 1909-1921" полагает, что русская революция была гигантским социальным взрывом, направленным не только против прошлого, но и против будущего, поскольку в ней потерпели поражение силы, способные вывести страну на путь развития современной западной цивилизации. См.: Schlцgel K. Venscits des Grossen Oktober: Das Laboratorium der Moderne. Petersburg, 1909-1921. B.: Siedler, 1988.

[17] См.: Пантин И.К., Плимак Е.Г., Хорос В.Г. Революционная традиция в России. 1783-1S83 гг. М-, 1986. С. 15 (автор главы В.Г. Хорос).

[18] Там же. С. 25. См. также: Хорос В.Г. Идейные течения народнического типа в развивающихся странах. М., 1980. С. 65-66. АА Галактионов справедливо относит мысль о типологии "эшелонов мирового капитализма" "к числу глубоких идей этой книги". См.: Галактионов A.A., Никандров П.Ф. Русская философия. 1Х-Х1Хвв. 2-е изд., испр. и доп. Л., 1989. С. 11 (примеч. A.A. Галактионова).

[19] Пантин И.К., Плимак Е.Г., Хорос В.Г. Указ. соч. С. 28.

[20] См.: Ерошкин Н.П. Крепостническое самодержавие и его политические институты (Первая половина XIX века). М., 1981. С. 63; Зайончковский ПА Правительственный аппарат самодержавной России в XIX в. М., 1978. С. 67.

[21] См.: Ерошкин H.П., Овруцкий Л.М., Подщеколдин А.М. Бюрократизм – тормоз перестройки. В кн.: Историки спорят. М., 1989. С. 433.

[22] См.: там же. С. 458; Социальные отклонения. 2-е изд. М., 1989. С. 330.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.