Предыдущий | Оглавление | Следующий

Естественно, что соответствующим образом понимая "анархию" и "анархизм", представители вышеупомянутых партий нередко называли большевиков и Ленина анархистами, Можно согласиться с негативной оценкой Лениным подобных суждений, понять его протест против этого. Так, в статье "Значение братанья" (11 мая/28 апреля 1917 г.) он заметил: "Сколько бы ни клеветала на нас злобствующая пресса капиталистов и их друзей, называя нас анархистами, мы не устанем повторять: мы не анархисты, мы горячие сторонники наилучшей организации масс и самой твердой "государственной" власти, – только государства мы хотим не такого, как буржуазно-парламентская республика, а такого, как Республика Советов рабочих, солдатских, крестьянских депутатов[1].

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.27

Г.Х. Шахназаров, справедливо отметив "недооценку регулятивной роли государства" в послереволюционный период у марксизма (с тем, что это составляет "характерную черту революционного мышления вообще" можно спорить) пришел к выводу, что в этом вопросе "большевики, осуждавшие анархизм, стояли в действительности на анархистских позициях"[2]. Полностью с этим, однако, нельзя согласиться. Действительно, во взглядах Ленина, особенно в 1917 г., можно отметить преувеличение значения одних факторов, явлений и недооценку других, несколько упрощенное, преувеличенно-идеологизированное видение исторической перспективы, "революционный романтизм", характерный для революционной эпохи. Нельзя отрицать и определенных утопических и анархических черт его политических взглядов (например, планы ликвидации чиновничества, уничтожения постоянной армии и полиции и т.п.)[3].

Однако определяющим в его леворадикальных взглядах было принятие той или иной формы государства (точнее "полугосударства"), но не отказ от него сразу после революции.

Леворадикальный "государственнический" революционаризм (ленинизм в 1917 – 1920 гг., троцкизм и т.д.), являясь в целом противоположностью анархическому типу сознания, оказывался более близким к нему по своему положению в спектре течений этатического типа. Кроме того, в условиях решения назревших исторических задач дестабилизации, трансформации прежней общественной системы в новую, происходила и интеграция отдельных элементов анархического типа политического сознания леворадикальным революционным сознанием этатического типа. Отчасти этими обстоятельствами объясняется и определенное сотрудничество большевиков и анархистов в период военного коммунизма и гражданской войны, поддержка анархистами Октябрьской революции и т.д.

Вопрос о понятии анархизма Ленин затрагивал, например, в статье "Союз лжи" (апрель 1917 г.) в связи с ответами оппонентам, обвинявшим его в "проповеди анархизма". "И в науке, и в практическом разговорном обиходе, – писал он, – установлено, что анархизмом называется отрицание государства для переходного периода от капитализма к социализму"[4]. Здесь же Ленин отмечал, что согласно учению марксизма "социализм ведет к "отмиранию" государства".

Признание будущего общества безгосударственным – общая черта марксизма и анархизма. Известно, что критикуя М.А. Бакунина в 1872 г. К. Маркс и Ф. Энгельс сами использовали термин "анархия" для характеристики будущего общества. "Все соци-

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.28

алисты – писали Маркс и Энгельс, – понимают под анархией следующее: после того, как цель пролетарского движения уничтожение классов – достигнута, государственная власть, существующая для того, чтобы держать огромное большинство общества, состоящее из производителей, под гнетом незначительного меньшинства, исчезает, и правительственные функции превращаются в простые административные функции. Альянс ставит вопрос навыворот. Он провозглашает анархию в пролетарских рядах..."[5]. Эта мысль основоположников марксизма представляет интерес для самооценки классического марксизма в плане его соотношения с анархизмом. Насколько существенным в теории марксизма был идеал безгосударственного будущего общества видно и из аргументов В.И. Ленина, которыми он обосновал в апреле 1917 г. необходимость переименования Российской социал-демократической рабочей партии (большевиков) в коммунистическую[6].

В заключительном параграфе "Государства и революции" Ленин выделил несколько существенных, по его мнению, отличий идеологии марксизма и анархизма. Он разграничивал их по отношению к государству в различных исторических условиях, по представлению об институциональных опорах и средствах социальных преобразований, по историческому месту в системах идей идеала безгосударственного строя и пути предлагаемого для его достижения[7].

Одной из важных черт марксистской трактовки анархизма является учет его социально-классовой основы. Известна марксистская характеристика анархизма как индивидуалистического мелкобуржуазного учения. Именно этот стереотип утвердился в советской литературе с 1930-х гг. Однако, марксистская трактовка социальной основы анархизма в действительности несколько шире. Это прослеживается и по работам Ленина. Так, в 1905 г. в статье "Социализм и анархизм" он констатировал, что "некоторое количество рабочих" на стороне анархистов[8]. Порой он подбирал менее категоричную форму характеристики социальной основы данного явления, замечая, например, в 1920 г., что взгляды анархистов часто бывают мелкобуржуазными[9]. В некоторых случаях он отмечал "стихийную анархичность" интеллигенции[10].

Касаясь различных факторов, влияющих на анархизм, Ленин обращал внимание на социально-психологическую среду, благоприятную для его развития. "На почве усталости и истощения, – говорил он в речи на Всероссийском съезде транспортных рабочих (1921 г.), – рождается известное настроение, а иногда отчаяние. Как всегда у революционных элементов это настроение

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.29

и отчаяние выражается в анархизме. Так было во всех капиталистических странах, так происходит и у нас"[11].

Интересна мысль Ленина об определенной функциональной взаимосвязи различных течений политической идеологии, выполнении ими соответствующей компенсаторной функции и заполнении образующегося "вакуума" в представительстве тех или иных социальных интересов. В работе "Европейская война и международный социализм" (1914 г.) он писал, что если не будет революционной политики, противостоящей оппортунизму и реформизму, то крах II Интернационала может обернуться крахом социализма и господством анархизма и синдикализма[12].

В литературе социал-демократического направления заметный след оставили работы А.А. Богданова. Разрабатываемые им проблемы организации человеческого общества, всеобщей организационной науки (тектологии) предвосхитили многие идеи в теории систем, кибернетике, теории управления. Полагая, .что организация – сущность процессов в живой и неживой природе, ученый рассматривал человеческую деятельность как объективно сводящуюся к организующей или дезорганизующей, "как некоторый материал организационного опыта"[13]. Этот подход представляет интерес и при исследовании истории анархизма.

Богданов нередко использовал термин "анархия" для обозначения стихийного, плохо организованного общества, в том числе капиталистического. Переход от такого "анархического" общества к новым гармоничным формам стройной организации ведет к существенному его организационному переустройству, соответствует высокому развитию социального чувства и познания, влечет за собой отказ от прежних институтов "анархического" общества – государства, законов, принудительной власти,[14] то есть произойдет переход к неанархическому (высокоорганизованному) безгосударственному обществу. Тем самым Богданов учитывал и по-своему интерпретировал диалектическое взаимодействие, относительность "хаоса" и "порядка", "организованности" и "неорганизованности" и т.д.

Рассматривая кризис идеологии начала XX в., Богданов отмечал в рабочем движении два фланга: оппортунистический и анархический. Анархизм, считал он, привносят в пролетарское движение те социальные группы, судьба которых оказывается при капитализме наиболее жестокой и мрачной. К ним он относил представителей "безнадежно гибнущей под ударами конкуренции мелкой буржуазии, ремесленной, торговой и крестьянской, люмпен-пролетариат, неудачников из интеллигенции и проч.".[15] Среди

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.30

"анархистов" в собственном смысле слова он констатировал наличие значительного количества деклассированных элементов, а у итальянских и французских "революционных синдикалистов" – преобладание чисто пролетарского состава. Чертами анархического сознания Богданов считал "весьма непримиримое отношение к существующему строю", крайнюю внешнюю революционность не соответствующую "глубине преобразовательных стремлений", сохранение в идеале ряда черт нынешней системы (в том числе "обособленность личности", договорные отношения между людьми и т.д.), крайнюю недооценку буржуазной культуры и даже презрение к ней, связь идей анархизма с буржуазной идеологией, революционно-демократическими и, отчасти, либеральными идеями[16].

В работе И.В. Сталина "Анархизм или социализм?"(1906-1907 гг.) различалась идеология буржуазии (либерализм) и пролетариата (социализм). Социализм подразделялся "на три главных течения: реформизм, анархизм и марксизм"[17]. Марксизм и анархизм, по Сталину, в отличие от реформизма, признают революцию, являются собственно социалистическими течениями, борющимися между собой. Упрощенность и схематизм, характерные для стиля мышления Сталина, весьма примитивизировали трактовку явления. На самом деле анархический тип сознания может иметь разнообразные формы: социалистические и несоциалистические, революционные и реформистские, пролетарские и буржуазные. В упрощенную схему Сталина укладывалось, в лучшем случае, определенное течение анархизма, а не весь этот тип политического сознания.

Определение анархизма, пронизанное идеологическими штампами и догмами сталинизма, было дано в "Словаре русского языка" С.И. Ожегова. Анархизм здесь определялся как "враждебное марксизму мелкобуржуазное реакционное течение, проповедующее анархию, отрицающее всякую государственную власть (в том числе диктатуру пролетариата), организованную политическую борьбу и руководящую роль пролетарской партии"[18]. Это определение соответствовало "узкому", ограниченному взгляду на политическую реальность, догматическому представлению о политическом сознании, атмосфере подозрительности и априорной враждебной непримиримости по отношению к другим точкам зрения. Следует отметить, что враждебность марксизму – это частный момент анархического антиэтатизма: он враждебен идеологии самодержавия, фашизма, в меньшей мере – либерализму и т.д. Не сводится только к реакции и историческая характеристика анархизма. Этот тип политического сознания и

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.31

тем более отдельные его течения могут играть разную роль: прогрессивную, революционную, консервативную, реакционную, – в зависимости от многих определяющих факторов, от идей диалектики "порядка" и "хаоса" в социальной системе. Социально-классовая основа, как уже отмечалось, шире декларируемой мелкобуржуазности. К "диктатуре пролетариата", по существу, отрицательно относился весь спектр не только анархистских, но и этатических течений политической мысли, как, впрочем, и к сталинскому пониманию "руководящей роли пролетарской партии". В целом, идеологизированное определение словаря С.И.Ожегова фиксировало весьма деформированное представление об анархизме и было далеко от научного объяснения и понимания данного явления.

В научной литературе по вопросу об определении понятия анархизма встречаются различные точки зрения. Предлагавшиеся в ряде работ, особенно в предшествующий период, признаки анархизма нередко не соответствуют современным научным представлениям и отражают отдельные частные аспекты исследования.

Так, в монографии А.Д. Косичева выделены пять "главных специфических черт анархического мировоззрения". К ним были отнесены: "1) отрицание роли и значения политических институтов и учреждений (государство, политические партии) в развитии общества».; 2) решительное отвержение необходимости пролетарского государства, против которого анархисты сосредоточивают основной фронт борьбы...; 3) требование неограниченной свободы личности, отвержение всех форм авторитета, руководства, управления (особенно политического), неподчинение личности коллективу, непризнание дисциплины; 4) немедленная ликвидация политических институтов, в первую очередь государства...; 5) крайний субъективизм и волюнтаризм, как философская основа анархического мировоззрения"[19].

Признавая определенную ценность сделанного А.Д. Косичевым обобщения, нельзя не отметить общий недостаток выделенных им признаков. Все они не учитывают множественность течений анархизма, историческую эволюцию как самого анархизма, так и отражаемого в анархическом сознании общества. Эти признаки отсутствуют,. например, у ряда течений постклассического анархизма. Выделенные А.Д. Косичевым признаки характерны, в основном, для отдельных течений классического анархизма XIX – первого десятилетия XX вв.

Можно согласиться с Ю.В. Соколовым в том, что к обязательным признакам анархизма относится отрицание государства

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.32

и политических партий (но не обязательно "принципа представительства", как ошибочно он полагал). Однако весьма спорно положение автора, что "третирование рационального подхода" (кстати, не являющееся общей чертой анархизма, – можно назвать хотя бы рационалиста П.А. Кропоткина) и "стремление к невозможному" дает основание сделать вывод, что "анархизм как идеология и социальная психология – патологическое общественное явление, в отличие от идеологии пролетарской или даже буржуазной, которые базируются на реалистической оценке действительности – естественно, каждая с позиций и в интересах своего класса"[20]. В действительности все сложнее. Анархизм .вполне адекватно выражает интересы, мировоззрение, мироощущение определенных социальных слоев. Но специфика феномена в том, что его социальная основа отличается высокой неустойчивостью общественного положения, как правило, противоречивым и промежуточным (между более стабильными слоями) положением. Для неустойчивых социальных слоев анархическое сознание – норма. Другой вопрос – нормальна ли высокая степень социальной неустойчивости определенных социальных групп. Очевидно, при ответе на этот вопрос следует подходить конкретно-исторически. Кроме того, сознание относительно стабильных классов (буржуазии, пролетариата) при определенных условиях также может дать "всплеск" утопической мысли или проявить неадекватность реальности (от чрезмерной критичности до чрезмерной апологии).

По мнению С.А. Мндоянца к признакам идеологии анархизма относятся: "во-первых, признание государства, а не частной собственности главной причиной всех негативных сторон социальной жизни; во-вторых, отрицательное отношение к любому типу государственного устройства (отметим некоторую некорректность термина "тип государственного устройства" – С. У.); в-третьих, представление о полностью отчужденной природе государства и права от гражданского общества"[21]. С этими положениями С.А. Мндоянца, в основном можно согласиться, однако, с одной весьма существенной оговоркой – речь идет не столько о разных признаках анархизма, сколько о конкретизации черт одного из основных признаков этого явления. Три других признака, выделяемых СА. Мндоянцем, относятся не к анархизму в целом, а, в лучшем случае, к некоторым его течениям. Так, "понимание свободы личности как полного отсутствия правового и институционального управления",[22] как правило, наоборот, не свойственно анархизму. Объект его отрицания конкретнее.

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.33

Важным моментом в современном понимании анархического типа сознания является признание его глубоких исторических корней, длительной исторической эволюции, различных теоретических уровней [23]. Эта традиция, имеющая убедительное обоснование, имеет уже значительную историю. Еще в книге профессора Г. Адлера "История социализма и коммунизма от Платона до современности" (1899 г.) одна из глав имела название "Идеалистический анархизм Зенона"[24]. В последующем, материалы и выводы книги широко использовал М. Неттлау в своей истории анархии[25].

Ряд существенных черт современного видения политического и правового сознания анархизма отмечены в некоторых новейших исследованиях. Так, И.Т. Касавин выделил в современной анархической теории познания' (эпистемологии) два момента, важных, по нашему мнению, для характеристики методологии анархизма, Это мировоззренческий плюрализм и гносеологический релятивизм[26].

Для современного понимания анархического сознания значительный интерес представляет исследование Л.С. Мамута о типах политического сознания в домарксистский период. Его концепция позволяет выделить "общий знаменатель" и некоторые существенные черты Значительной части класса явлений, относимых к анархизму. Давая краткий обзор оценок анархизма, содержащихся в нескольких авторитетных зарубежных энциклопедиях и словарях, а также в советской литературе, автор отметил следующие черты анархизма как исторического типа политического сознания: отрицание государственного элемента социальной жизни; присутствие идей анархизма на протяжении всей истории классового общества; разнообразие социальных групп, бывших носителями анархистских идей; суеверная вера в государство (но иного плана чем у неизменного его спутника – этатизма) и некоторые другие[27]. Монография Л.С. Мамута вместе с некоторыми работами.других авторов создает предпосылки для развертывания многопланового специального исследования анархического типа сознания на новом уровне развития общественных наук.

Таким образом, в литературе выделяется несколько вариантов понимания слова "анархий": 1) состояние безвластия, неорганизованности, неуправляемости, беспорядка в политической жизни общества; 2) идеал анархизма – будущее высокоразвитое самоорганизующееся общество; 3) черта стихийной, саморегулируемой экономики, экономических рыночных отношений, a также договорной и стихийной природы международного права (например, у A.C. Ященко); 4) синоним анархизма. В понятии

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.34

"анархизм" также можно отметить несколько основных значений: 1) мировоззрение, совокупность философских, экономических, религиозных, этических, эстетических и других идей, составляющих единую систему с анархическим типом политического сознания; 2) тип, полюс, подсистема политического сознания; 3) идеология анархистского движения; 4) определенное политическое движение; 5) мыслимая в анархическом сознании ступень социального развития, общественная формация.

При этом следует разграничивать такие смежные понятия как анархическое сознание, анархизм как тип политического сознания, анархизм, как политическое и правовое сознание анархистского движения и, наконец, анархизм как идеология, теория и психология.

Анархическое сознание – часть, тип общественного сознания, отражающий начало хаоса в природе, обществе и сознании ("хаотическое сознание", существующее наряду с "сознанием порядка"). Оно включает в себя не только анархический тип политического сознания, но и компоненты других форм общественного сознания – философского, экономического, эстетического, религиозного, естественно-научные идеи и концепции и т.д. Элементы его могут существовать и за пределами собственно анархического типа политического сознания, в частности, интегрироваться в отдельные теории этатического сознания.

Анархический тип политического сознания – основная часть анархического сознания (применительно к политико-правовой сфере), представляющая собой ценностно-негативно ориентированную, отрицательно "заряженную" по отношению к государству, законодательству и т. д. подсистему, полюс внутри системы общественного политического сознания. Может проявляться как в рамках организованного анархистского движения, так и за его пределами. Выражает начало "хаоса" в политической жизни и в политическом сознании, во многом определяет анархический "полюс" в правовом сознании.

Политическое и правовое сознание анархистского движения – наиболее концентрированная часть, экстракт анархического типа сознания. Включает в себя ярко выраженную анархическую идеологию (теорию) и психологию.

Политическая и правовая идеология анархизма (теория анархизма) теоретический слой анархического сознания, в том числе анархического типа политического сознания. Это система политических и правовых идей, концепций, теорий, доктрин Широкого спектра течений анархизма.

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.35

Политическая и правовая психология анархизма – психологический слой анархического сознания, – совокупность чувств, эмоций, настроений и т. д. по отношению к явлениям политической и правовой жизни, обусловленных прежде всего ценностными ориентирами этого сознания. Анархическая психология выражает высокую степень социальной неустойчивости, настроения отчаяния, исчерпанности терпения отдельных общественных групп, слоев. В периоды социальных кризисов, революций может выступать как своего рода "психологическая оболочка" массовых, особенно леворадикальных политических движений.

Основным понятием в данном ряду является, как видно, понятие анархизма как типа политического сознания. С ним соотносятся (дополняя его или выделяя его определенную часть) другие смежные вышеназванные понятия. Поэтому особое значение имеет выделение его признаков и определение. К таким признакам анархического типа политического сознания, в том числе его теоретического слоя, характеризующих это сознание как качественно обособленное, относительно самостоятельное и целостное явление, относятся:

1. Отражение моментов и явлений хаоса в политической жизни и политическом сознании как частного случая проявления начала хаоса в природе и обществе.

2. Отрицательное ценностное отношение к политико-юридическим институтам (государство, партии, и т. д.).

3. Противоположность анархического ("антигосударственнического") и этатического ("государственнического") типов политического сознания как основных подсистем внутри системы общественного политического сознания.

4. Эволюционное развитие и сложный, неоднозначный состав анархизма как подсистемы политического сознания (сложные идейные комплексы, .разнообразие и многовариантность эволюционирующих идей, теорий, доктрин, течений анархизма, его глубокие исторические корни).

5. Мировоззренческий плюрализм и гносеологический релятивизм.

6. Неотъемлемый атрибут теорий анархизма – высокий развивающийся идеал гипотетического безгосударственного самоуправляемого и процветающего общества высоконравственных свободных личностей.

7. Наличие определенного утопического элемента, Это связано с недооценкой исторического потенциала ряда политических и юридических явлений, с обоснованием возможности достижения идеала анархизма в разных исторических условиях, с пониманием путей и сроков его осуществления, а также с периодически

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.36

повторяющимися практическими попытками реализации идеала анархизма. В то же время анархистская утопия может исторически выступать в качестве антиутопии по отношению к утопиям этатического сознания.

8. Выражение интересов разнообразных общественных слоев, групп с высокой степенью неустойчивости их социального положения и весьма неудовлетворенных своим местом и ролью в обществе.

Периодическая активизация этого сознания в истории происходит в связи с резким ростом социальной неустойчивости этих слоев, их абсолютным и относительным ростом в составе населения, в периоды социальных кризисов и возрастания общего уровня неустойчивости и напряженности в социапьной системе.

Совокупность данных признаков (некоторые из них подробнее раскрываются в следующем параграфе) достаточно полно характеризует анархизм как целостное и в то же время сложно-составное, многовариантное и исторически изменчивое общественное явление. Отмеченные признаки отличают анархизм и от другого типа политического сознания – этатизма.

Из сказанного можно сделать вывод, что анархизм как тип, полюс политического сознания – это эволюционирующая и сложно-составная подсистема общественного политического сознания, базирующаяся на методологическом плюрализме и гносеологическом релятивизме, отрицающая политико-юридические формы организации общества, моделирующая во многом утопический идеал свободного безгосударственного самоорганизуемого строя и выражающая интересы и чаяния социально неустойчивых слоев и групп.

С анархическим типом политического сознания тесно связан анархический тип (полюс) правового сознания, являющийся по существу политико-правовым феноменом. С содержательной точки зрения – это подсистема правового общественного сознания, отличающаяся негативно-ценностным отношением ко всем государственным формам права, правотворчества и правоприменения, которым противопоставляется идеал свободного договорного гуманного права, спонтанного общественного правотворчества и реализации права без государственного принуждения.

Многоаспектное изучение обозначенного массива явлений – междисциплинарная задача, требующая объединения усилий специалистов разного профиля. Естественно, что одна работа не может претендовать на исчерпывающие ответы на все вопросы, многие из которых могут быть предметом специального монографического исследования.

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.37

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 31. С. 460. О полемике вокруг интерпретации взглядов Ленина см., напр.: Полянский ФЛ. Из истории буржуазных фальсификаций генезиса ленинизма. В кн.: История общественной мысли. Современные проблемы. М., 1972. С. 87-116; Джангирян ВТ. Критика англоамериканской буржуазной историографии М.А. Бакунина и бакунизма. M., 1978 (гл. III). Можно согласиться с оценкой взглядов В.И. Ленина, данной Э. Кирром: "Ленин оставался, по крайней мере вплоть до Октябрьской революции, последовательным марксистом в своем отношении к государству, точно прокладывая курс между Сциллой анархизма и Харибдой преклонения перед государством" (Карр Э. История Советской России. Кн.1. Большевистская революция 1917-1923. М., 1990. С. 196). Своеобразную позицию занимает известный историк анархизма А. Ленин г. Очевидно, не желая "компрометировать" анархизм, в отличие от многих зарубежных исследователей, он отрицает какую-либо связь бакунизма и большевизма. См.: Социальные движения и борьба идей. Проблемы истории и историографии. М., 1982. С. 234.

[2] Шахназаров Г. В поисках утраченной идеи. К новому пониманию социализма //Коммунист, 1991, //'4. С. 25. Еще более категоричен американский советолог Адам Улам, возглавляющий Русский исследовательский центр Гарвардского университета. По его мнению, лозунги, выдвинутые Лениным в 1917 г., показали, "что он связывал революционный марксизм с анархизмом". Улам полагает, что большевики добивались власти "путем углубления анархистского характера революции" и до конца гражданской войны "по сути, сами стали во многих отношениях, за исключением внутренней организации своей партии, анархистами" (Улам А. Незавершенная революция // Свободная мысль, 1991, № 18. С. 112). Признавая в ленинизме в 1917 г. некоторые элементы анархического сознания, мы полагаем, однако, что А, Улам не вполне учитывает диалектику политического сознания конкретного типа в меняющихся исторических условиях. Течения политической мысли, сохраняя принадлежность к тому или иному типу политического сознания, могут претерпевать существенную эволюцию по мере изменения исторических условий и интегрировать отдельные элементы политического сознания противоположного типа.

[3] В работе "Письма о тактике" (апрель 1917 г.) Ленин писал, что в отличие от анархизма он отстаивает государство для переходной эпохи после революции, но "не обычного парламентарно-буржуазного государства, а государства без постоянной армии, без противостоящей народу полиции, без поставленного над народом чиновничества" (Ленин В.И Поли. собр. соч. Т. 31. С 138). О "ненаучном" характере "типично максималистских" взглядов Ленина на государство-коммуну, на оплату труда руководителей, писал еще в 1918 г. А.А. Богданов. См.: Богданов A.A. Вопросы социализма. Работы разных лет. М., 1990. С. 344, 347-348. Кстати, Богданов относил максималистов к разновидности анархистов. 51 Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 31. С. 218.

[4] Маркс К. и Энгельс Ф. Мнимые расколы в Интернационале. Закрытый циркуляр Генерального Совета Международного Товарищества Рабочих. Соч. Т. 18. М., 1961. С. 45. Н.И. Бухарин, заметив, что "в одном месте Маркс действительно говорит об анархии" как цели пролетарского движения, отмечал, что в марксизме присутствует идея диктатуры пролетариата как переходной фазы на пути к коммунизму, коренным образом отличающая его от других учений.

[5] См.: Бухарин Н.И. Учение Маркса и его историческое значение /Избр. труды. История и организация науки и техники. Л., 1988 С. 221. О существенном значении идеи диктатуры пролетариата для различия марксизма и анархизма не раз писал В.И. Ленин.

[6] Ленин В.И. Задачи пролетариата в нашей революции (проект платформы пролетарской партии) / Поли. собр. соч. Т. 31. С. 180. 54 Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 33. С. 112-113.

[7] Представляется неубедительной несколько упрощенная трактовка взглядов К. Маркса как анархистских. См., например: Rubel M. Marx als Theoretiker des Anarchismus. In: Unsere Wьnsche sind Erinnerungen an die Zukunft. Marxismus und Anarchismus. Bd.3. Berlin, 1976. S. 94-104. В то же время и борьба марксизма с рядом течений анархизма (с прудонизмом, бакунизмом и др.) не исключала близости отдельных идей этих направлений революционной мысли, принадлежащих, в целом, к разным типам политического сознания.

[8] Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 12. С. 129. Он отмечал широкое распространение анархизма в 1870-х гг. "в романских странах, во Франции, Испании, Бельгии" среди "передовых рабочих", хотя и признавал, что эта идеология выражает "точку зрения мелкого буржуа" (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 12. С. 39).

[9] См.: Ленин В.И. Тезисы об основных задачах второго Конгресса Коммунистического Интернационала /Полн. собр. соч. Т. 41. С. 200.

[10] См., напр.: Ленин В.И. К партии / Полн. собр. соч. Т. 9. С. 15.

[11] Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 43. С. 141.

[12] См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 26. С. 11. С.Н. Канев подсчитал, что В.И. Ленин затрагивал отдельные вопросы идеологии и движения анархизма, преимущественно в критическом плане, в более 240 книгах, статьях, заметках, письмах. См.: Канев С.Н. Октябрьская революция и крах анархизма. М., 1974. С. 20. Е.М. Корноухое насчитал 430 работ К. Маркса и Ф. Энгельса, затрагивающих взгляды М. Штирнера, П.Ж. Прудона, М А Бакунина и т.д. См.: Корноухое Е.М. Борьба партии большевиков против анархизма в России. М., 1981. С. 11.

[13] Богданов A.A. Тектология". Всеобщая организационная наука. Берлин-Пб.-М., 1922. С. 19.

[14] См.: Богданов АА Социалистическое общество /Вопросы социализма. Работы разных лет. М., 1990. С. 96. Нетождественность анархии и безгосударственности обосновывал и Н.И. Бухарин, критикуя Г. Кельзена. См.: Бухарин Н.И. Учение Маркса и его историческое значение/ Избр. труды. История и организация науки и техники. Л., 1988. С. 21.

[15] Богданов А. Падение великого фетишизма (Современный кризис идеологии). Вера и наука (о книге В. Ильина "Материализм и эмпириокритицизм"). М., 1910. С. 120.

[16] Там же. С. 120-121.

[17] Сталин И.В. Анархизм или социализм? М., 1950. С. 3. См.также: Косичев А.Д. Борьба марксизма-ленинизма с идеологией анархизма и современность. М., 1964. С. 21-22; Ударцев С.Ф. Кропоткин. М., 1989. С. 108-109.

[18] Словарь русского языка. Составил С.И. Ожегов. 2-е изд., исправл. и дополн. М., 1952. С. 18. Все компоненты этого определения почти дословно повторены в Словаре иностранных слов (Изд. 6-е. М., 1964. С. 47-48).

[19] Косичев А.Д. Борьба марксизма-ленинизма с идеологией анархизма и современность. М., 1964. С. 12-13.

[20] Соколов Ю.В. Особенности идеологии и практики современного анархизма (на материалах США). АДКФН. М., 1973. С. 7. Сходные с вышеотмеченными признаки анархизма выделял М.П. Зяблюк. См.: Зяблюк М.П. Критика политических воззрений современного анархизма. АДКЮН. М., 1974. С. 5-6. Э.Я. Баталов обратил внимание на то, что в современном левом радикализме анархизм может присутствовать и в виде "эмоциональной оболочки". См.: Баталов Э.Я. Философия бунта. М., 1973. С. 26. В результате этого могут возникать сложные по своему составу идеологические образования смешанного типа.

[21] Мидоянц СА. Философия анархизма в России второй половины XIX – начала XX вв.: М.А. Бакунин, П.А. Кропоткин (историко-критический анализ). АДКФН. М., 1987. С. 10.

[22] Западногерманский исследователь У. Линзе отметил в феномене анархизма несколько элементов отрицания действительности: собственно анархический антиэтатизм, антикапитализм, антицентрализм, антиавторитаризм, антипарламентаризм, а также догматизм и специфическую концепцию порядка. См.: Linse U. Transformation der Gesellschaft durch die anarchistische Weltanschauung. Zur Ideologie und Organisation anarchistischer Gruppen in der Weimarer Republik. In: Archiv fьr Sozialgeschichte. XI. Bd. 1971. S. 291. Однако, не все эти "анти-" одновременно присущи всем течениям анархизма. В частности, не все течения современного анархизма следуют принципу антикапитализма и т.п. Мндоянц СА. Указ.соч. С. 10.

[23] См., напр.: Комин В.В. Анархизм в России. Калинин, 1969. С. 9-11; Он же. Выступление на заседании "круглого стола" историков Октября. В кн.: Россия 1917: Выбор исторического пути. М., 1989. С. 215; Koechlin H. Anarchismus – Gefahr Illusion, Hoffnung? In: Unsere Winsche sind Erinnerungen an die Zukunft. Marxismus und Anarchismus. Bd. 3. Berlin, 1976. S.12; Rock M. Anarxismus und Terror Urspiryge und Strategien. Trier, 1977. S. 11, 13; Лосев А.Ф. Античная философия истории. М., 1977. С. 112; Нахов И.М. Киническая литература. М., 1981. С. 22, 31; Он же. Философия киников. М., 1982. С. 24,112; Старостин Е.В. Анархизм / Философский энциклопедический словарь. М., 1983. С. 24-25; Золотухина Н.М. Развитие русской средневековой политико-правовой мысли. М., 1985. С. 80; Графский В.Г. Бакунин. М., 1985. С. 29-30; Мамут Л.С. Этатизм и анархизм как типы политического сознания. Домарксистский период. М., 1989. С. 42-60,188; Ударцев С.Ф. Кропоткин. М., 1989. С. 24.

[24] См.: Geschichte des Sozialismus und Kommunismus von Plato bis zur Gegenwart. Von Prof. Dr. Georg Adler. Erster Teil: Bis zur franzosischen Revolution. Leipzig, 1899. S. 46-52.

[25] См.: Nettlau M. Der Vorfrьhling der Anarchie. Ihre historische Entwicklung von den Anfangen bis zum Jahre 1864. Berlin, 1925. S. 14 u. and.

[26] См.: Касании И.Т. Теория познания и плену анархии. Критический анализ новейших тенденций в буржуазной философии науки. М., 1987. С. 33. Обращается внимание также на связь этих черт методологии современного анархизма с революцией в естествознании.

[27] См.: Мамут Л.С. Этатизм и анархизм как типы политического сознания. Домарксистский период. М., 1989. С. 188-193.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.