Предыдущий | Оглавление | Следующий

§ 3. РЕЗУЛЬТАТ СЛОВЕСНОГО ТОЛКОВАНИЯ

Подвергнув норму словесному толкованию, мы узнаем ее словесный смысл При этом может оказаться одно из двух: 1) что словесный смысл вполне ясен, или 2) что он неясен

Словесный смысл представляется ясным тогда, когда норма, согласно своему грамматическому строению и установившемуся словоупотреблению, допускает только один безусловно точный и определенный способ понимания.

Возьмем для примера 44 ст. 1ч. Xт.. «по смерти одного из супругов, оставшийся в живых может вступить в новый брак, если нет никаких

Васьковский Е. В. Руководство к толкованию и применению законов. – М., Конкорд , 1997. – С. 46

законных к тому препятствий». Многие из слов, употребленных в этой статье, имеют по несколько значений. Так, «брак» означает супружество, 2) негодный товар и 3) определение сортов товара, «вступить» значит: 1) войти, 2) начать («вступить в бой)» и 3) поступить («вступило от овец прошение в приказ»), «живой» значит: 1) живущий, 2) подвижной, резвый, 3) отзывчивый («живая газета»), 4) рельефный, яркий («живо изобразить») и т.д. Однако эти слова, толкуемые в той связи, в какую они поставлены в приведенной статье, могут быть понимаемы только в одном, вполне определенном и точном смысле. Поэтому статья 44 должна быть признана ясной.

Напротив, если норма двусмысленна, или если она страдает неточностью и неполнотой, или же противоречит другим нормам, то она является неясной.

По окончании словесного толкования возникает важный вопрос, считать ли задачу толкования выполненной, когда словесный смысл нормы оказался ясным, и как быть, если он в каком-либо отношении неясен.7

На этот вопрос наше законодательство дает два прямо противоположных ответа.

Административные учреждения и должностные лица обязаны руководствоваться ясным буквальным смыслом законов, а если закон неясен, то обращаться за разъяснением его смысла к начальству. Право толкования неясных законов принадлежит только высшим органам власти. Об этом была уже речь на стр . 34-35

Общ. губ. учр.

Ст. 474. В случае важных и чрезвычайных, встретив сомнение и недоразумение в смысле законов, губернское правление, по распоряжению губернатора, приглашает в свое присутствие казенную палату и управление государственных имуществ составленное на сих основаниях общее присутствие губернских установлений рассуждает и делает постановление большинством голосов настоит ли сомнение или недоразумение по предложенному вопросу. Когда вопрос сей будет решен утвердительно, то губернское правление представляет дело на благоусмотрение правительствующего сената, если же присутствие решит, что недоразумения нет, то объясняет, в чем именно должно состоять исполнение, и губернское правление действует на сем основании, донося в том и другом случае правительствующему сенату. По вопросам более частным, покоим могло возникнуть сомнение, губернское правление может также ограничить представлением через губернатора тому главному начальнику, к ведению которого предмет относится.

Ст. 475 (попрод 1906 г.). При сомнении насчет прямого смысла какого-либо закона, а также во всех прочих случаях губернское правление входит непосредственно с представлениями своими в правительствующий сенат.

Васьковский Е. В. Руководство к толкованию и применению законов. – М., Конкорд , 1997. – С. 47

В прежних изданиях основных законов (1857 и 1892 гг.) была еще общая статья.

Ст. 52. В случае неясности или недостатка существующего закона, каждое место и правительство имеет право и обязанность представлять о том по порядку своему начальству. Если встреченное сомнение не разрешается прямым смыслом закона, тогда начальство обязано представить правительствующему сенату или министерству по принадлежности.

В иное положение поставлены судебные учреждения. Они должны применять законы не по буквальному смыслу, а по действительному, внутреннему смыслу, и самостоятельно разрешать встречающиеся при толковании законов затруднения, не смея обращаться за разъяснениями к высшим инстанциям.

Уст. гражд. суд.

Ст. 9. Все судебные установления обязаны решать дела по точному разуму действующих законов, а в случае их неполноты, неясности, недостатка или противоречия, основывать решения на общем смысле законов.

Ст. 10. Воспрещается останавливать решения дела под предлогом неполноты, неясности, недостатка или противоречия законов. За нарушение сего правила виновные подвергаются ответственности, как за отказ в правосудии.

Ст. 129. Мировой судья, по выслушивании сторон, принимает в соображение все приведенные по делу обстоятельства, и, определив, по убеждению совести, значение и силу доказательств, постановляет решение, которое не должно противоречить закону.

Уст. торг. суд.

Ст. 327. Решения коммерческого суда утверждаются на законах, в тех же случаях, на кои нет точных и ясных законов, дозволяется принимать в основание торговые обычаи и примеры решений, в том же суде последовавших и вступивших окончательно в законную силу.

Уст. угол. суд.

Ст. 12. Все судебные установления обязаны решать дела по точному разуму существующих законов, а в случае неполноты, неясности или противоречия законов коими судимое деяние воспрещается под страхом наказания, должны основывать решение на общем смысле законов.

Ст. 13. Воспрещается останавливать решение дела под предлогом неполноты, неясности или противоречия законов. За нарушение сего правила виновные подвергаются ответственности, как за противузаконное бездействие власти (улож о наказ, ст. 341-343).

Ст. 119. Мировой судья в применении к делу законов руководствуется правилами, постановленными в статьях 12 и 13 сего устава.

Правила об устр. суд. ч. 12 июля и 29 декабря 1889 г., разд I.

Ст. 30. Судебные дела, отнесенные к ведению уездного члена окружного суда (ст. 29), производятся порядком предписанным в уставах гражданского и уголовного судопроизводства для мировых судебных установлений.

Васьковский Е. В. Руководство к толкованию и применению законов. – М., Конкорд , 1997. – С. 48

Те же правила, разд II.

Ст. 1. Судебные дела, подведомственные земским начальникам и городским судьям, рассматриваются и решаются на основании изложенных ниже правил с соблюдением общих положений, содержащихся в статьях 1 -28 устава гражданского судопроизводства и в статьях 2,6-8,12-16,18-32 устава уголовного судопроизводства.

Ст. 88. Земский начальник или городской судья, по выслушании сторон, принимает в соображение все обстоятельства дела и представленные доказательства и, определив по внутреннему убеждению, значение и силу оных, постановляет решение, которое не должно противоречить закону.

Употребленное в 9 статье уст. гражд. суд. выражение «точный разум закона» означает, в противоположность «букве», или буквальному смыслу закона, внутренний, истинный его смысл. Такое противоположение вполне соответствует обычному словоупотреблению. Сам составитель Свода законов Сперанский противопоставляет разум закона буквальному смыслу его, замечая, что «буквальным смыслом закона не всегда выражается во всей полноте и точности внутренний его разум»[1]. Притом, если бы законодатель желал сохранить прежний порядок толкования законов, он сослался бы в 9 ст. уст. гр. суд. на действовавшие раньше законы или повторил употребленное в них выражение: «по буквальному смыслу». Наконец, из мотивов к 10 ст. уст. гр. суд видно, что составители судебных уставов 1864 г хотели санкционировать в 9 ст. принцип свободного толкования законов. Именно, они думали, что не вводят нового принципа, так как будто бы «по точному разуму ст. 60 и 65 осн. законов, судебным местам следовало бы решать дела по смыслу существующих законов, а затем уже представлять, по ст. 52 законов основных, о неясности или недостатке закона своему начальству», и будто бы противоположный порядок «установился на практике вследствие того, что в I т. учр. сен. и во II т. о губ. учр. есть статьи, не вполне согласные с 60 и 65 осн. зак.». Хотя это мнение составителей устава ошибочно, так как во всех указанных ими законах предписано буквальное толкование, однако оно свидетельствует, что в ст. 9 уст. гр. суд. они хотели санкционировать принцип толкования законов по внутреннему смыслу.

По отношению к мировым и заменившим их судам закон употребляет другое выражение Он не обязывает их постановлять решения «по точному разуму законов», а дозволяет постановлять «решения, которые не должны противоречить закону».

Это выражение не отличается ясностью.

Васьковский Е. В. Руководство к толкованию и применению законов. – М., Конкорд , 1997. – С. 49

Под «решением, которое не противоречит закону», можно понимать такое решение, которое не противоречит: 1) буквальному смыслу закона, или 2) внутреннему разуму его, или 3) общему смыслу законов.

Первое толкование нельзя принять, так как оно не согласуется с общим правилом толкования законов, установленным в 9 ст. уст. гражд. суд. для всех судов, в том числе, следовательно, и для мировых, а это правило требует, как только что было выяснено, чтобы суды разрешали гражданские дела по внутреннему разуму законов и общему их смыслу. Нужно, значит, понимать ст. 129 в том смысле, что решения мировых судей не должны противоречить ни внутреннему разуму, ни общему смыслу законов. Но это положение в сущности означает, что мировые судьи должны, подобно общим судам, основывать свои решения на внутреннем разуме и общем смысле законов. В самом деле, каждый случай может быть разрешен если не по смыслу одного какого-либо закона, то на основании общего смысла законов, т.е. посредством логического развития их. «Непредусмотренных законом случаев нет; а предусмотрены они прямо или косвенно – в таких ли выражениях, которые понятны для судей сразу, или же так, что судья должен приложить труд для уразумения – это безразлично. Коль скоро же все без исключения случаи имеют разрешение в законе, причем правильное разрешение может быть только одно, то, значит, каждое без исключения судебное решение может быть либо согласным с законом, либо противоречить ему; юридически немыслим ни один случай, который мог бы пройти «мимо» закона, ему не подчинившись, но вместе с тем и не противореча ему» (Боровиковский).

Отсюда следует, что мировые судьи тоже не могут ограничиваться словесным толкованием законов, в обязаны подвергать их реальному толкованию.

Так понимает 129 ст. и сенат.

«Мировые судьи обязаны каждый спор о праве гражданском разрешать силою того закона, которым право, подвергшееся спору, определено и ограждено» (гражд. 67 № 42).

«Ст. 129 и 142 уст. гражд. суд. не дают мировому суду права решения по делам гражданским основывать на одном безотчетном убеждении, потребуют, чтобы судебное решение оправдывалось соображениями, выведенными из обстоятельств дела и законов» (72 № 895).

«Если в решениях съездов не будут объяснены существенные обстоятельства дел, не будут приведены те законы или обычаи (ст. 129 и 130 уст. гражд. суд.), которые служили основанием состоявшегося решения, то сенат, при рассмотрении кассационных прошений об отмене решений по нарушению прямого смысла законов или неправильного его толкования или, наконец, по несоблюдению существенных форм и обрядов судопроизводства, лишен был бы возможное-

Васьковский Е. В. Руководство к толкованию и применению законов. – М., Конкорд , 1997. – С. 50

ти судить о том, в какой мере заслуживает уважения объяснение просителя» (66 № 69).

«Съезд установил правило, не содержащееся в законах» (83 № 75).

«Съезд придал... праву такое распространительное значение, какогооно... в силу означенной статьи иметь не может» (87 № 30). Ср. еще реш. 83 № 71, 84 № 47, 73 № 64, 70 № 1717, 69 № 376.

В таком же положении находятся уездные члены окружных судов, городские судьи и земские начальники, так как все они обязаны руководствоваться при разрешении гражданских дел правилами 9 и 129 ст. уст. гражд. суд.

Таким образом, задача подчиненных органов администрации ограничивается при толковании законов только установлением буквального, словесного смысла норм. Если он ясен, то норма должна быть применена, если неясен, то нужно обратиться за разъяснением ее по начальству.

Напротив, судебные учреждения не вправе останавливаться на буквальном смысле законов, а обязаны доискиваться их действительного, внутреннего смысла, соответствующего истинной воле законодателя. Будет ли буквальный смысл нормы ясен или неясен, все равно, суды обязаны подвергнуть ее реальному толкованию либо для того, чтобы проверить, соответствует ли ясный смысл нормы ее внутреннему смыслу, либо для того, чтобы устранить неясность словесного смысла.

Гражданский кассационный департамент сената неоднократно высказывал противоположное мнение: что если буквальный смысл закона ясен, то суд обязан руководствоваться им, не прибегая к дальнейшему толкованию, которое допустимо только в случае неясности буквального смысла (68 № 853,71 № 394,79 № 3,80 № 107,81 № 79,86 № 77,89 № 106,90 № 77 и др.).

81 № 79. «В виду ясного смысла 2 пункта 1054 ст. т. X ч. I, указание просителя на то, что заключающаяся в устранении родственников и свойственников наследников по завещанию цель освобождения завещателя от всякого прямого или косвенного влияния, при совершении завещания в пользу одних и во вред других наследников, по закону не достигается, не может быть признано заслуживающим уважения. Суд обязан применять закон по точному его смыслу, он не может толковать его в другом смысле, которого он не имеет, хотя бы закон действительно не достигал той цели, которую имел в виду законодатель».

90 № 77: «Законы должны быть исполняемы по точному и буквальному смыслу оных, без всякого изменения или распространения».

Требуя применения законов по буквальному смыслу, сенат ссылался иногда на правило 65 ст. основных законов прежних изданий («законы должны быть исполняемы по точному и буквальному смыслу оных»...), упуская из виду, что правила толкования, введенные судебными уставами 1864 г., как законы позднейшие и специально установленные для судебных учреждений, отменили действие пра-

Васьковский Е. В. Руководство к толкованию и применению законов. – М., Конкорд , 1997. – С. 51

вила 65 ст. сон. зак. В последнем издании основных законов (1906 г.) этого правила нет.

Однако во многих других решениях сенатразрешал судам применять и сам постоянно применял реальное толкование и к ясным по буквальному смыслу законам.

Реш. гр. касс. деп. 1880 № 109; «Палата обратилась для разъяснения точного разума 683 ст., не к смыслу тех выражений, в которых изложен этот закон, не к обсуждению внутреннего содержания того источника, из которого заимствовано это постановление, и не к уяснению цели, какую имел в виду законодатель при ее издании»...

79 г. № 3: «Так как буквальное содержание этого закона (2 п. 399 ст. 1 ч. Xт.) не дает прямого указания для разрешения спора в том или другом смысле, то палате следовало обратиться к точному его разуму».

1884 г. № 12: «При применении законов судебные места обязаны руководствоваться их точным разумом, уяснению же смысла, разума закона служит та цель, для которой закон этот издан».

89 № 131: «За силой 9 ст. устр. гр. суд. и по неоднократным разъяснениям сената (реш. 1882 №14 и 128,1884 № 112и 126,1885 №3 и др.), притолковании и аналогическом применении законов могут быть принимаемы к руководству и послужившие им основанием мотивы и соображения».

85№ 76: «Истинный смысл 1 п. 737 ст. уст. гражд. суд., познаваемый не столько по тексту его, сколько сопоставлением его с другими законами и усвоением его цели»...

1909 № 26: «По буквальному смыслу содержания ст. 555 гр. код., она имеет в виду лишь третьих лиц в указанном смысле. Но, толкуя этот закон по общему его смыслу (ст. 9 уст. гр. суд.), нельзя не признать, что в основании его лежит такой принцип, который вполне применим и к случаю, возникшему в настоящем деле». Ср. 1890 № 78; угол. 68 № 145,69 № 101,69 № 1 17.

Васьковский Е. В. Руководство к толкованию и применению законов. – М., Конкорд , 1997. – С. 52

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Обозрение историч. сведений о Своде зак., 1837, 155










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.