Предыдущий | Оглавление | Следующий

ГЛАВА IV. СЛОВЕСНОЕ ТОЛКОВАНИЕ

 

§ 1. ЗАДАЧИ И СРЕДСТВА СЛОВЕСНОГО ТОЛКОВАНИЯ

1. Лексический элемент.

2. Синтаксический элемент.

3. Логический элемент.

4. Стилистический элемент.

§ 2. ПРАВИЛА СЛОВЕСНОГО ТОЛКОВАНИЯ

 

§ 1. ЗАДАЧИ И СРЕДСТВА СЛОВЕСНОГО ТОЛКОВАНИЯ

Словесное толкование имеет задачей определить содержание нормы на основании смысла слов, из которых она состоит.

Словесная оболочка норм служит единственным материалом, над которым работает эта форма толкования, и единственным средством, с помощью которого она стремится к достижению своей цели. «Словесное толкование», говорит Бласс: «не обращает внимания ни на цель, ни на обстоятельства, при которых писалось произведение, ни даже на предметы, о которых в нем трактуется, а только на слова и их взаимную связь, насколько ими выражаются мысли». Иначе говоря, смысл нормы изъясняется исключительно на основании «объективного значения речи», т.е. «смысла, который имеют слова сами по себе и в связи по правилам речи».

Словесная оболочка норм при ближайшем рассмотрении оказывается состоящей из нескольких элементов.

Возьмем какую-либо норму, например, 534 ст. Xт. 1 ч.: «движимые вещи почитаются собственностью того, кто ими владеет, доколе противное не будет доказано». В этой статье мы видим прежде всего ряд отдельных слов: существительных («вещи», «собственностью»), прилагательных («движимые», «противное»), местоимений («того», «кто», «ими»), глаголов («почитаются», «владеет») и т.д. Рассматриваемые порознь, слова являются тем сырым материалом, теми атомами, из которых состоит человеческая речь. Они образуют ее лексический элемент.

Далее, в 534 статье слова не стоят изолированно друг от друга, а соединены в три предложения («движимые вещи почитаются собственностью того», «кто ими владеет», «доколе противное не будет доказано»). В предложениях слова получают определенную форму: предложения строятся из слов, как здания из камней, по правилам словесной архитектуры, именуемой синтаксисом. Способ сочетания слов образует второй элемент речи – синтаксический.

Но слова – не пустые, бессмысленные звуки. Они -знаки, показатели идей. Под каждым словом скрывается какое-либо представление или понятие, и соединяются слова в предложения не ради достижения одной

Васьковский Е. В. Руководство к толкованию и применению законов. – М., Конкорд , 1997. – С. 37

лишь звуковой красоты сочетаний, а с тем, чтобы выразить ту или иную мысль. В 534 ст., например, высказана законодателем та мысль, что владение движимостью служит презумпцией права собственности на нее. Каждое предложение, поэтому, рассматриваемое с внутренней стороны, является ничем иным, как воплощенной в словах мыслью, и во всяком предложении между составляющими его словами имеется не только синтаксическая, но и логическая связь: одни слова предложения обуславливают, влекут за собой, дополняют другие. Это -логический элемент речи.

Наконец, одна и та же мысль может быть выражена разными словами и различными способами сочетания их. Так, постановление 534 статьи допускает и более краткую, и более пространную формулировки. Вот более краткая: «владение движимостью служит презумпцией права собственности на нее», а вот более пространная: «пока кто-либо не доказал своего права собственности на движимую вещь, до тех пор собственником ее считается тот, в чьем фактическом владении она находится». Способ выражения мысли в речи, проявляющийся в подборе слов и употреблении синтаксических конструкций, называется слогом или стилем и составляет четвертый элемент речи – стилистический.

Обратимся к подробному рассмотрению каждого из названных четырех элементов порознь.

1. Лексический элемент.

Для того, что понять норму, нужно прежде всего выяснить смысл отдельных слов, из которых она состоит.

Смысл слов определяется словоупотреблением, которое представляет собой господствующий и общепринятый способ обозначения словами понятий и представлений (norma loquendi, usus communis).

Словоупотребление определяется путем исследования значения, которое связывается со словами в жизни и литературе. При этом важную роль играет изучение этимологического происхождения слов, синонимов и противоположных по смыслу слов. Установив, от какого корня происходит данное слово, какими оттенками отличается от сходных по значению слов и каким противоположным словам соответствует, можно получить точное понятие о сфере его применения. Результаты этого исследования заносятся в словари, которые и служат ближайшим источником для познания словоупотребления.

Но словоупотребление не представляет собой чего-либо единого и безусловно устойчивого. Оно, прежде всего, изменяется с течением времени. Слова живут, подобно организмам: они тоже рождаются, развиваются, борются между собой за существование, взаимно влияют друг на друга и, наконец, погибают, уступая место новым словам. Кромеэтой внеш-

Васьковский Е. В. Руководство к толкованию и применению законов. – М., Конкорд , 1997. – С. 38

ней жизни, слова проявляют еще и внутреннюю, заключающуюся в изменении их смысла. «Каждое слово и каждый оборот имеют свою историю, и в ней часто отражается культурная история всего народа» (Бёк).

Далее, словоупотребление изменяется не только во времени, но и в пространстве: одно и то же слово может иметь разное значение у разных народов или племен одного народа и в разных местностях. Слово «вера», например, считается в некоторых губерниях синонимов слова «желание», а в других означает «обычай»; «веткой» называется в некоторых местностях лодка, а «вехой» – вредная для скота трава и т.д.

Затем, даже в пределах одного и того же периода времени и пространства с каждым почти словом связывается целый ряд значений. Так, следует различать: основное (коренное), или собственное (ignificatio propria), значение, которое первоначальное было присуще данному слову и соответствует его этимологическому происхождению, и переносное, или несобственное (sign, impropria), которое впоследствии приобретено словом; обычное, часто применяемое, и исключительное, встречающееся редко; обширное, или родовое (generalis, lata), обнимающее целый класс предметов, и узкое, или видовое (specialis, stricta), относящееся к одному виду или предмету данного класса; обыденное (vulgaris), употребляемое в житейском обиходе, и специальное, техническое (particularis, terminus technicus), которым пользуются специалисты той или иной отрасли знания или профессии.

Разницу между всеми этими значениями можно пояснить на следующем примере. Слово «владение» означает в обыденной жизни всякое отношение власти или господства. Мы говорим: «владение своими руками и ногами, владение домом, владение государством, подданными». Не таков технический смысл слова «владение». Оно употребляется в юриспруденции для означения фактического господства лица над вещью, в отличие от юридического господства, каковым является право собственности. Это -техническое и в то же время основное и обширное значение. В переносном смысле под владением понимается юристами осуществление содержания какого-либо права («владение правом, quasi possessio»), а в узком – защищаемое особыми исками фактическое господство в отличие от лишенного такой защиты держания (detentio).

Не с каждым словом, конечно, могут быть связываемы все перечисленные виды значений, но сравнительно немногие слова имеют всего одно.

2. Синтаксический элемент.

Слова употребляются в речи не порознь, не каждое в отдельности, а в связи между собой, в виде предложений и периодов.

Васьковский Е. В. Руководство к толкованию и применению законов. – М., Конкорд , 1997. – С. 39

Синтаксическая форма обусловливает как значение отдельных слов, так и общий смысл предложений.

С одной стороны, смысл слова изменяется, смотря по тому, в какой синтаксической связи оно находится с другими словами. Так, слово «отец» обозначает неодинаковые понятия в предложениях: «он был отец двух сирот» и «он был отцом двум сиротам».

С другой стороны, целая совокупность одних и тех же слов получает различный смысл в зависимости от приданной им синтаксической формы. Не все равно, сказать ли: «я здоров, когда я много хожу», или: «когда я здоров, я много хожу», «я не пойду в театр сегодня», или: «я приду в театр не сегодня».

3. Логический элемент.

Каждое предложение представляет собой с логической точки зрения – суждение. «Если грамматическая связь», говорит Ланг: «основывается на правилах грамматики, то логическая связь представляет собой соединение слов и предложений, отдельных предложений и целых рядов их с предшествующими и последующими согласно законам мышления. Логическую связь речи можно разделить на ближайшую и отдаленную. Ближайшая относится к субъекту и предикату одного отдельного предложения, как понятиям, к соединению этих понятий, к основанию этого соединения и к побочным понятиям. Более отдаленная связь имеет место между двумя, тремя и несколькими друг с другом связанными предложениями, которые соединены между собой либо посредством частиц, либо без них, и вследствие этого соединения образуют одно логическое целое».

При словесном толковании, имеющем целью определить смысл одной какой-либо нормы исключительно на основании употребленных в ней слов, должна быть принимаема в соображение только ближайшая логическая связь, т.е. та, которая существует между словами этой нормы. Исследование более отдаленной связи предполагает сопоставление толкуемой нормы с другими нормами и со всей системой действующего законодательства, а это уже дело реального толкования.

Логическая связь между понятиями и представлениями, соединенными в предложении, определяет смысл отдельных слов и разъясняет синтаксическое строение этого предложения. Так, слово «коса» приобретает различное значение в зависимости от слов, с которыми стоит в связи, как, например, в выражениях: «заплести косу», «взобраться на косу». Равным образом, синтаксическая гомонимия: «мать любит дочь» теряет двусмысленность, если за этой фразой следует другая: «а отец сына». В данном случае логическая связь между обеими фразами указывает, что подлежащими в них являются: «мать» и «отец», а не «дочь» и «сын».

Васьковский Е. В. Руководство к толкованию и применению законов. – М., Конкорд , 1997. – С. 40

4. Стилистический элемент.

Для надлежащего понимания литературного произведения необходимо знакомство с особенностями его слога.

Разный слог присущ, прежде всего, разным нациям, затем, разным родам и видам произведений и, наконец, отдельным авторам. Всякому известна разница между легкой, ясной и сжатой речью французов и тяжелым, туманным, запутанным слогом немцев. С другой стороны, ученые сочинения пишутся не таким стилем, как поэтические, а среди поэтических – элегия не так, как ода, сатира не так, как драма. К довершению различия, каждый автор обладает более или менее своеобразной манерой выражаться, в которой проявляется его индивидуальность.

Стиль автора оказывает влияние на смысл употребляемых им слов и оборотов. Один и тот же эпитет, одна и та же фраза приобретают различное значение, смотря по тому, употреблены ли они писателем, отличающимся простотой и умеренностью стиля, или же автором, любящим яркие и напыщенные выражения.

§ 2. ПРАВИЛА СЛОВЕСНОГО ТОЛКОВАНИЯ

Сделанное в предыдущем параграфе исследование состава речи обнаружило, что она состоит из четырех элементов (лексического, синтаксического, логического и стилистического), которые, находясь между собой в тесной связи и влияя друг на друга, создают в своей совокупности словесный смысл каждого предложения. Отсюда само собой следует, что методический процесс словесного толкования норм должен заключаться в анализе всех названных элементов порознь, а затем в синтезе добытых данных. Иначе говоря, юрист. должен установить смысл каждого слова нормы в отдельности, выяснить ее синтаксическое строение и логическую связь между ее частями, принять в расчет стиль автора и затем, основываясь на полученных результатах, определить смысл того сочетания всех разобранных элементов, какое дано в подлежащей толкованию норме.

Наибольшие трудности при толковании юридических норм представляет их лексический элемент. Синтаксическое строение современных норм, логическая связь между их частями и стиль отличаются, говоря вообще, простотой и ясностью, только в редких случаях тормозя понимание велений законодателя. Главнейшей помехой в этом отношении служат отдельные слова норм вследствие того, что каждое почти слово имеет несколько значений. Поэтому правила словесного толкования норм касаются главным образом способов определения смысла их слов.

Васьковский Е. В. Руководство к толкованию и применению законов. – М., Конкорд , 1997. – С. 41

Эти правила состоят в следующем:

1. Прежде всего, следует заметить, что в самом законе нередко указывается, в каком значении употреблено данное слово.

Так как вообще словам следует придавать то значение, какое с ними связывал их автор, и так как, вдобавок, данное в законе определение какого-либо термина является своего рода нормой и потому имеет обязательное значение для граждан, то первым и основным правилом словесного толкования норм является следующее: если в самом законе указано, в каком смысле употребляется данное слово, то в таком именно смысле оно и должно быть понимаемо.

Пример. В обыденной речи и в литературном языке под «уплатой» точно так же, как и под «платежом», разумеется всякое вообще удовлетворение по денежному обязательству, как полное, так и частичное. Но в ст. 2051 ч. 1 т. X говорится, что «если должником заплачена заимодавцу часть долговой суммы, то таковое удовлетворение называется уплатой». Отсюда видно, что законодатель придает термину «уплата», в отличие от обычного словоупотребления, смысл частичного погашения долга, и в этом смысле, значит, нужно понимать данный термин при толковании тех статей 1 ч. Х., где он встречается.

Это правило теряет силу, если в каком-либо частном случае с несомненностью обнаружится, что, вопреки своему собственному определению, законодатель придал известному слову другой смысл.

В самом деле, хотя устанавливаемые в законе определения терминов являются в сущности предписаниями понимать эти термины в известном смысле и потому имеют характер норм, соблюдение которых обязательно для граждан, тем не менее это – нормы особого рода: второстепенные, вспомогательные, пояснительные. Они не обладают самостоятельным значением и сами по себе не могут получить применения в жизни, а служат исключительно для разъяснения смысла других норм. Поэтому, если они в каком-либо частном случае достижению этой цели не способствуют, то их следует игнорировать. Такой вывод подтверждается еще и другим соображением.

Пояснительные нормы представляют собой заявления законодателя о том, что он намерен употреблять известные слова в определенном смысле. Раз с несомненностью доказано, что он в данном случае этого намерения не исполнил и употребил слово в ином смысле, то в таком именно смысле оно и должно быть понимаемо, ибо задача толкования состоит в том, чтобы раскрыть действительную мысль автора.

Пример. Во втором пункте 16741 ст. I ч. Хт. говорится:

Васьковский Е. В. Руководство к толкованию и применению законов. – М., Конкорд , 1997. – С. 42

«Делающий ссуду, с своей стороны, выдает получающему оную также письменное удостоверение в том, что в обеспечение данных в ссуду денег принял такие-то акции или бумаги, которые, по уплате обратно данных под залог их денег, обязывается возвратить по принадлежности; в противном случае, если уплата не последует, имеет право обратить их в свою пользу или продать, по состоящей на бирже цене».

Ясный смысл этого постановления свидетельствует, что под «уплатой» понимается в данном случае не частичное, в полное погашение долга, ибо только при полном погашении может быть речь о возврате заложенных вещей.

2. Если сам законодатель не указал, в каком смысле следует понимать тот или иной термин, то нередко можно узнать это посредством сопоставления тех мест. законодательства, где этот термин встречается, или где идет речь о том же самом предмете.

Представляющееся неясным слово получает вполне определенный смысл благодаря тому, что оно в другой норме употреблено в сочетании с иными словами или заменено более точным выражением.

Этот прием толкования называется толкованием посредством параллельных мест. (interpretatio ex dictis alio loco).

Итак, второе правило словесного толкования таково: если смысл слова прямо не определен в самом законе, то следует установить его на основании сопоставления параллельных мест.

Пример применения этого правила имеется в реш. гражд. касс, деп. сената за 1899г. № 15, где разъяснен смысл употребленного в 1294 ст. Xт. слова «происхождение»: «прибегая к грамматическому толкованию обсуждаемого правила», говорит сенат, «оказывается, что по терминологии, принятой в законах о состояниях, словом «происхождение» означается рождение».

Другой пример. В 560 ст. I ч. Xт. постановлено, что «для силы давности надобно владеть на праве собственности, а не на ином основании». Сопоставив эту статью ст. 533 того же тома («спокойное, бесспорное и непрерывное владение в виде собственности превращается в право собственности, когда оно продолжится в течение установленное законом давности»), мы убеждаемся, что под выражением «владение на праве собственности» закон разумеет «владение в виде собственности», т.е. имеющее внешний вид собственности, самостоятельное, соединенное с намерением осуществлять по отношению к данному имуществу содержанием права собственности (possessio cum animo domini).

3. При отсутствии в законе определений терминов и параллельных мест, необходимо обратиться к тем данным, от которых может зави-

Васьковский Е. В. Руководство к толкованию и применению законов. – М., Конкорд , 1997. – С. 43

сеть смысл слов. К ним принадлежит, прежде всего, время, когда издан закон. Так как значение слов изменяется в разные эпохи, то словам нормы должен быть придаваем тот смысл, в каком они употреблялись во время ее издания.

Пример. В ст. 448 и 16931 ч. Xт. встречаем слово «дача».

Ст. 448. Владелец, пользующий землями и промыслами в казенных и частных дачах, имеет право проходить и проезжать коным.

Ст. 1693. В виде изъятия из ограничения в сроке, в предшедшей (1692) статье постановленного, на наем и арендование разного рода частных имений, допускается отдача благоприобретенных пустопорожних земель в аренду или содержание и на продолжительнейшие сроки, полагая до тридцати лет, когда предполагается на них устроить фабрики или заводы. Сие изъятие распространяется и на наем пустопорожних земель под устройство дач в окрестностях обеих столиц, на двадцатипятиверстном от оных расстоянии.

Как видно уже из самого содержания этих статей, в первой, составленной на основании узаконений XVIII века, слово «дача» употребляется в старинном значении всякой земельной собственности, а во второй, заимствованной из закона 1847 г. – в современном значении загородной усадьбы, виллы.

4. Значение слов изменяется не только во времени, но и в пространстве. Поэтому слова закона должны быть понимаемы в том смысле, в каком они употребляются в местном языке или диалекте, из которого они заимствованы.

Так, в наших гражданских законах, встречаются слова малороссийские («улиточные записи» в 710 ст.), татарские («яфта» в ст. 1339), молдавские («мазылы» в ст. 242) и др. Всем им должно быть придаваемо то значение, какое они имеют на языках, откуда взяты.

Так, слово «улиточный» на великорусском наречии означает «относящийся к улитке». Но совершенно не то значение имеет оно в черниговской и полтавской губерниях, к которым относится та статья Xт., где оно помещено: «в губерниях черниговской и полтавской записи об уступке открывшегося уже наследства или о передаче прав на отыскание оного остаются в своей силе и именуются улиточными» (прим. к 710 ст. 1 ч. Xт.). Если бы законодатель не определил здесь значения термина «улиточный», то нужно было бы сделать это, основываясь на словоупотреблении, принятом в Малороссии.

5. Смысл слов находится также в зависимости от круга лиц, к которому обращена или который имеет в виду норма. Вследствие этого словам должно быть придаваемо то значение, какое с ним связывается в данном кругу лиц.

Рельефным примером может служить слово «двор»: оно употребляется законом в трех значениях.

Васьковский Е. В. Руководство к толкованию и применению законов. – М., Конкорд , 1997. – С. 44

Прим, к 394 ст. 1 ч. Xт.: «обывателям городов дозволено разделять обширные места и дворы на части для продажи порознь»...

Ст. 131 общ. пол. о крест.: «когда земля приобретена крестьянскими дворами»...

Ст. 167 осн. зак.: «Императрица, во время царствования Ее Супруга, получает по 200 тыс. руб. в год и содержание Ее двора».

6. Смысл каждого слова зависит от тех слов, с которыми оно соединяется в том или ином случае, а потому слова должны быть толкуемы не порознь, а в совокупной связи.

Так, слово «содержание» имеет совершенно различный смысл в 106,1585 и 1709 статьях гражд. законов.

Ст. 106. «Муж обязан доставлять жене пропитание и содержание по состоянию и возможности своей».

Ст. 1585. «Неустойка, определенная в самом договоре, взыскивается в том количестве, какое назначено, но независимо от взыскания по неисполнению самого договора, который и при взыскании неустойки остается в своей силе, разве бы в содержании договора было изъяснено, что платежом неустойки он прекращается».

Ст. 1709. Казенные имения и оброчные статьи, принадлежащие казне, отдаются от нее в содержание по особым правилам.

7. Каждой норме, взятой целиком, должен быть придаваем тот смысл, какой соответствует ее синтаксическому строению.

Пример. Ст. 533 Xт. I ч. постановляет, что «спокойное, бесспорное и непрерывное владение в виде собственности превращается в право собственности, когда оно продолжится в течение установленной законом давности». Некоторые цивилисты полагают, что эту статью следует понимать так: «непрерывно спокойное и непрерывно бесспорное владение превращается» и т.д. Однако такое толкование противоречит синтаксическому строению статьи, так как в ней слово «непрерывное» является таким же определением подлежащего «владение», как и слова «спокойное и бесспорное».

8. Как при определении смысла отдельных слов, так и при установлении общего смысла нормы, взятой целиком, необходимо сообразоваться со стилем ее автора.

Стиль законодателя может быть точным и сжатым или же, наоборот, многословным и расплывчатым. В первом случае постановления законодателя должны быть толкуемы так, чтобы ни одно слово не оказывалось лишним и не имеющим значения. Во втором случае толкование может и должно быть более свободным. Точно также иногда язык закона тщательно обработан и отшлифован, иногда же он страдает архаизмами и

Васьковский Е. В. Руководство к толкованию и применению законов. – М., Конкорд , 1997. – С. 45

варваризмами Все эти особенности стиля следует принимать в соображение при установлении смысла норм.

Пример. Ст. 37 гражд зак. перечисляет браки, которые «не признаются законными и действительными» Если бы эти термины были употреблены в кодексе, отличающемся точностью и сжатостью стиля, то следовало бы предположить, что каждый из них имеет особый смысл и самостоятельное значение, и постараться истолковать эту статью именно таким образом.

Стиль нашего Свода законов, который в значительной части составлен из старинных указов, страдает многословием, плеоназмами, тавтологиями и архаизмами при извлечении статей Свода из старых указов, как известно, было принято за правило «излагать их теми самыми словами, какие стоят в тексте без малейшего их изменения, ибо в законе не столько изящество слога, сколько сила и важность его, а для важности древность драгоценна». В виду этого, убедясь из общего смысла 37 статьи в том, что она указывает причины недействительности браков, следует признать, что термины «незаконный» и «недействительный» означают одно и то же понятие

Другой пример. Ст. 574 гражд. зак гласит:

«Как по общему закону никто не может быть без суда лишен прав, ему принадлежащих, то всякий ущерб в имуществе и причиненные кому-либо вред или убытки с одной стороны налагают обязанность доставлять, а с другой стороны производят право требовать вознаграждение».

Применив к этой статье стилистический анализ, можно убедиться, что слово «как» употреблено в ней в старинном смысле союза «так как», и что она представляет собой не сравнительный, а причинный период, причем в первой части указывается основание той нормы, которая содержится во второй.

Предыдущий | Оглавление | Следующий










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.