Предыдущий | Оглавление | Следующий

V. Грани законности. Правозаконность

1. Понятие «законность» раскрывает содержание писаного права под углом зрения его практического осуществления, идейно-политических основ правовой системы, ее связи с основополагающими общественно-политическими институтами, с политическим режимом данного общества. Под этим углом зрения законность может быть охарактеризована как реальность писаного права, когда его требования и гарантированные им возможности последовательно, полно и точно претворяются в жизнь.

Этот подход принципиально важен для теории права в нескольких отношениях.

Во-первых, понятие законности — одна из граней реалистического отношения к писаному праву, к его общеобязательности. к его силе и ценности.

Во-вторых, существенное значение имеет принцип (идея) законности, который непосредственно выражает уровень гуманистического содержания господствующего мировоззрения, природу данной общественной системы, ее нацеленность на обеспечение и охрану прав личности, на исключение из общественной жизни произвола и бесправия личности. Здесь, как мы увидим дальше, идея законности может быть возвышена до крупной, высокозначимой категории — правозаконности, утверждающейся в современном гражданском обществе.

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.266

В-третьих, понятие законности позволяет еще раз — после рассмотрения собственно права и правосознания и ряда специальных правовых проблем — обратиться в рамках общетеоретической проблематики к высокозначимым общественно-политическим вопросам. Анализ законности как особого, самостоятельного общественно-политического явления позволяет определенным образом охарактеризовать данную правовую систему, увидеть связь законности с природой социального строя, с особенностями свойственного стране политического режима, раскрыть ее значение как составной части, элемента демократии, на высокой ступени общественного развития представляющего собой элемент современного гражданского общества (правозаконность).

2. Необходимо выделять в законности (в ее соотношении с писаным правом — нормативным институционным образованием) три элемента, три грани, которые в своей взаимной обусловленности и историко-временной последовательности подчинены единой логике.

Исходная, первая грань законности — аспект общеобязательности права. Здесь законность является только проекцией, специфическим выражением свойств права как нормативного институционного образования, ибо писаное право по самой своей природе таково, что мыслимо лишь в состоянии, когда образующие его нормативные предписания реально, фактически проводятся в жизнь. Коль скоро есть право, пусть даже и право власти, значит, существует и законность, т.е. такой порядок, при котором участники общественных отношений должны строго соблюдать и исполнять нормы права.

Вторая грань, или элемент законности (и в исторической очередности фактов правовой действительности этот элемент на самом деле является вторым),— это идея законности, т.е. формирующаяся в правосознании идея о целесообразности и необходимости такого реально правомерного поведения всех участников общественных отношений, при котором не оставалось бы места для произвола, фактически достигалась бы всеобщность права, действительная реализация субъективных прав. А такого рода идея неизбежно «выходит» на вопросы социального строя, политического режима, т.е. на категории политического сознания. В соответствии с этим идея законности, охватываемые ею начала (равенство всех перед законом, отсутствие привилегий, высшая сила закона, неотвратимость

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.267

юридической ответственности за правонарушение и др.) выступают по своей сути прежде всего в качестве элемента политического сознания, начала политической демократии, а на современной стадии развития цивилизации — в качестве начала современного гражданского общества.

Третья, конститутивная, наиболее важная грань или элемент законности состоит в том, что законность как особое, отличное от собственно права, самостоятельное явление складывается лишь тогда, когда два первых ее элемента воплощаются в особом режиме общественно-политической жизни, в системе требований законности. При этом весьма отчетливо проявляется тесная связь законности с правом как институционным образованием[1] даже с терминологической стороны: именно потому, что право конституируется через закон (и иные близкие к нему писаные формы), данный режим и именуется законностью;

в конечном итоге рассматриваемый процесс воплощается в формировании провозаконностпи.

Из чего складывается режим законности? При ответе на этот вопрос выясняется, что содержание законности, ее субстанция как раз и складываются из того, что именуется требованиями законности. Однако в этих требованиях нужно видеть не идеи, не принципы правосознания, а политико-юридические реальности, воплощающие соответствующие идеи и принципы. Эти реальности представляют собой политико-юридические нормативные начала, входящие в состав данного политического режима, а если посмотреть еще глубже — нормативных начал общества. Требования законности объективируются в праве, в свойственных ему механизмах, в правовой системе, а также во всех иных общественно-политических институтах, в их организации и деятельности.

Предложенная трактовка законности ориентируется на то, чтобы рассматривать ее как режим общественно-политической жизни, активной политико-юридической силы в обществе. Именно потому, что законность (правозаконность) складывается из политико-юридических требований, утверждение в обществе режима законности означает наличие таких активных реальных нормативных факторов (требований), которые призваны распространять на общественные отношения состо-

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.268

яние юридической правомерности, реальности и эффективности правового регулирования, основанного в гражданском обществе на фундаментальных правах человека — всего того, что требует данный исторически определенный режим законности (прежде всего обеспечение в гражданском обществе прирожденных прав человека, охрану независимости, суверенного статуса автономной личности, ограждение ее от произвола и самочинных действий).

Принципиально важно, что такой подход к законности дает возможность проводить ее конкретно-исторический анализ. Законность при таком подходе вообще оказывается величиной переменной и даже неоднозначной. В одних общественных системах она может существовать только в виде аспекта общеобязательности права; в других к этому первичному элементу присоединяется утверждающаяся в общественном сознании идея законности; в обществах, где законность сформировалась как особый общественно-политический феномен, ее «величина» выражается в составе, глубине и характере тех требований, из которых она складывается, реализуется в жизни.

В наиболее примитивном виде законность предстает в обстановке антидемократических, тоталитарных режимов. В условиях демократических политических режимов она обретает весь набор элементов и выступает в виде особого политико-юридического явления, в гражданском обществе — в виде пра-возаконности.

Следует признать верной мысль М.С. Строговича о том, что «в том или ином виде законность (или ее элементы) можно видеть и в тех эксплуататорских государствах, где демократии вовсе не было»[2]. Исходный элемент законности, который выражает общеобязательность права и состоит в требовании "неукоснительного соблюдения и исполнения юридических предписаний, существует, разумеется, в любом цивилизованном обществе. С точки зрения своего исходного элемента законность вообще выступает в виде метода деятельности государства.

Даже в автиритарныл государствах может формироваться и становиться политико-юридической реальностью ряд требований законности (например, требования верховенства закона,

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.269

неотвратимости юридической ответственности за совершенное правонарушение). Еще в большей мере накопление элементов законности касается социальных механизмов, обеспечивающих взаимоотношения внутри господствующего класса, его полновластие; здесь, в частности, утверждаются и начала юридического равенства, и требование реального осуществления субъективных прав.

Таким образом, к вопросу о возникновении и развитии законности нужно подходить конкретно-исторически, дифференцирование, различая элементы законности, фиксируя их формирование и постепенное накопление, а также сложные противоречивые тенденции, свойственные всем этим процессам.

Приведем в этой связи соображение более общего характера. Хотя те или иные элементы законности складываются при различных социальных системах и политических режимах, все же в полном, развернутом виде, с полным набором элементов законность выступает в качестве органического элемента демократии (потому-то и возможно обозначить законность с полным составом элементов термином «режим», используемым и при обозначении демократии), элемента современного гражданского общества.

Утверждение законности как особого, самостоятельного общественно-политического феномена в условиях буржуазной демократии сопряжено с деятельностью идеологов революционной буржуазии, с обоснованием ими идеи законности как органической части общих представлений о политической демократии и их стремлением воплотить ее в политическую жизнь.

И на практике в условиях буржуазной демократии, в отличие от авторитарных режимов, законность обретает достаточно четкое собственное бытие, свойства самостоятельного общественно-политического феномена, элемента демократического политического режима. Ведь демократические права и возможности, прежде всего права и возможности личности как важнейший компонент демократии, становятся реалией общественной жизни через субъективные юридические права, их реализацию, а значит — через законность. Когда же законность обретает свое собственное бытие, она в качестве режима общественно-политической жизни способна воплотиться в виде особого принципа в само содержание права, стать принципом и элементом политической системы.

В полной мере — не только со стороны формы, но и со стороны содержания — глубокое единство демократии и законнос-

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.270

ти возникает в гражданском обществе, где она выступает в качестве правозаконности.

3. Собственное содержание, субстанция законности выражена в системе политико-юридических требований — нормативных сторон, устоев политико-юридической жизни, отражающих глубокие нормативные начала общества.

Основные требования законности, проявляющиеся в условиях демократических политических режимов, состоят в следующем:

— всеобщность права, выраженная в необходимости развитого, совершенного законодательства — такого, при котором все общественные отношения, нуждающиеся в юридическом опосредовании, регулируются законом, а не произволом, усмотрением, чьей-либо прихотью; в законодательстве не должно быть таких существенных пробелов и таких несовершенств, которые бы давали возможность для произвольных действий;

— верховенство Конституции и законов, т.е. подчиненность всех иных нормативных и индивидуальных актов действующим законам, а всех законов и других актов государственных органов — Конституции;

— равенство всех перед законом, предъявление всем участникам общественных отношений одинаковых требований, отсутствие у кого-либо привилегий;

— наличие социальных и юридических механизмов, обеспечивающих реализацию прав (строжайшее соблюдение и исполнение обязанностей; беспрепятственные возможности для использования субъективных прав);

— гарантированное, качественное применение права, активная и решительная борьба с правонарушениями, неотвратимость юридической ответственности для всех, кто нарушил закон;

— стабильность, устойчивость правопорядка, эффективная работа всего механизма правового регулирования.

Эти требования и образуют законность. В своей совокупности они призваны исключить из общественной жизни произвол, своеволие, бесконтрольность и в конечном итоге привести в соответствии с идеалами законности к тому, чтобы все заложенное в юридических нормах могло стать реальностью, претвориться в фактическое поведение участников общественных отношений, в действительную правомерность этих отношений, в строгий правопорядок.

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.271

4. Особо следует остановиться на требовании исключительности закона.

Суть этого требования состоит в том, что закону и иным юридическим источникам, а также содержащимся в них правовым нормам принадлежит ведущая роль среди социальных регуляторов, и потому их действие имеет приоритет, при котором в принципе исключается все, что подрывает или умаляет это их действие. Требование исключительности более значимо и весомо, чем требование просто верховенства закона (последнее, строго говоря, есть одно из проявлений исключительности).

Вполне понятно, что уровень и мера выражения исключительности закона — один из наиболее надежных показателей законности в обществе, демократизма социального строя.

Наиболее отчетливо рассматриваемое требование проявляется в соотношении законности, с одной стороны, и целесообразности и морали — с другой.

Обращаясь к соотношению законности и целесообразности, необходимо подчеркнуть, что высшая социальная целесообразность в принципе выражена именно в законах, в нормативных юридических актах государства. Поэтому недопустимо отступление от требований закона по каким бы то ни было соображениям, даже по мотивам «высших интересов», революционной обстановки, пользы и т.д., сколь бы весомыми они ни казались тому или иному лицу.

В то же время учет целесообразности, пользы и т.д. весьма важен при применении юридических норм, особенно при реализации (применении) права органами правосудия. Тем более что нормы права нередко предусматривают возможность решения некоторых юридических вопросов в порядке поднормативного регулирования (скажем, при назначении конкретной меры наказания за преступления, при определении размера алиментов). Но во всех случаях соображения целесообразности учитываются на основании и в рамках закона, т.е. опять-таки в условиях строжайшей законности. Следует лишь учитывать особую миссию правосудия, которое в условиях гражданского общества призвано утверждать дух и идеалы права, опираясь на свою «собственную» основу — основополагающие принципы права, фундаментальные права человека.

С аналогичных позиций решается вопрос о морали и законности. Известно, что мораль и право тесно взаимодействуют,

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.272

взаимопроникают; некоторые стороны такого взаимодействия, взаимопроникновения ранее были уже рассмотрены. Высшие нравственные идеалы, господствующие в данном обществе, и в первую очередь идеалы справедливости, выражаются, как правило, именно в нормах права.

Вместе с тем здесь наряду с противоречивостью морали, даже самой «высокой» (см. главу пятую), важен вот какой еще момент. В соответствии с требованием исключительности закона не допускается какое-либо отступление от начала законности по тем соображениям, что осуществление прав и исполнение обязанностей по мнению того или иного лица не согласуется с моральными представлениями. Помимо иных соображений, обусловливающих требование исключительности закона, здесь следует учитывать уже отмеченное ранее специфическое положение права и морали в системе нормативного регулирования: их разнопорядковость, самостоятельную ценность, суверенность.

Отступление от установленных законом общих правил по моральным соображениям возможно лишь в случаях и по основаниям, которые тоже предусматриваются законом. Судебные органы вправе принять во внимание соображения морального характера при решении юридического дела (например, при назначении конкретной меры наказания). Но опять-таки это происходит потому, что суду законом предоставлена возможность осуществлять в известных пределах индивидуальное поднормативное регулирование.

Понятно, что указанные выше политико-юридические требования законности — своего рода идеальный «максимум». В практической жизни, в особенности при авторитарности власти, они не только могут быть урезаны, усечены, но и, что самое главное, выступать в основном в формальном виде как начала законодательства, нередко лишь в малой степени соответствующие или вовсе не соответствующие реальной политической и правовой практике государства.

5. Пора более строго определить понятие, не раз употреблявшееся ранее, понятие правозаконностти.

С точки зрения общепринятых представлений о номенклатуре правовых явлений право — центральное звено в его соотношении с законностью. И действительно, без права нет законности. Более того, если видеть в законности только аспект общеобязательности права (исходный элемент законности), то особой проблемы вообще не возникает: законность здесь — лишь

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.273

проекция права, т.е. явление, всецело производное от права, зависимое от него. И это касается всех ступеней права с гуманитарной стороны, в том числе и права власти, когда законность — как это ни парадоксально — служит упрочению авторитарного режима.

Когда же законность обретает полный набор свойственных ей требований и представляет собой особое, самостоятельное общественно-политическое явление, элемент демократического политического режима, то, казалось бы, она еще более обособляется от собственно права.

Между тем соотношение между правом и законностью — и как раз в современном гражданском обществе — приобретает совсем иной, «нелогичный» характер.

Причем в данном случае, наряду с научной стороной проблемы, не менее существенны ее общественно-политические и даже мировоззренческие аспекты.

Суть дела в том, что в современном гражданском обществе, в котором утверждается верховенство права, точнее — правление права, и оно (а не только государство) становится правовым, характерно тесное, плотное единение права и законности, что свидетельствует о формировании правозаконности как целостного и фундаментального явления, свойственного обществу с развитыми гражданскими и демократическими институтами.

Отличительная черта правозаконности заключается в том, что право в современном гражданском обществе обретает собственное бытие, независимое от государственной власти. Решающим устоем собственного бытия права здесь наряду с демократическими правовыми принципами, частным правом становятся фундаментальные права человека.

Правозаконность, стало быть,— это категория, имманентная праву гражданского общества, раскрывающая его особенности с гуманитарной стороны и качественно отличающаяся по существу от права власти. Она выражает не просто «общеобязательность закона», а господство, верховенство закона, правление права, основанного на правах человека. Весьма симптоматично, что понятие правозаконности получает все большее признание в литературе, отстаивающей идеалы Свободы.

По мнению Ф.А. Хаека, «пожалуй, ничто не свидетельствует так ярко об особенностях жизни в свободных странах, отличающих их от стран с авторитарным режимом, как соблюде-

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.274

ние великих принципов правозаконности». И вслед за тем он отмечает: «Концепция правозаконности сознательно разрабатывалась лишь в либеральную эпоху и стала одним из ее величайших достижений, послуживших не только щитом свободы, но и отлаженным юридическим механизмом ее реализации»[3].

6. Непосредственным итогом правового регулирования, венцом действия права в условиях правового государства является правопорядок — состояние фактической упорядоченности общественных отношений, выражающее реальное, практическое осуществление требований права и режима законности.

Понятия «законность» и «правопорядок» близки друг к другу и обычно употребляются в одном ряду (или даже как взаимозаменяемые). Все же между ними есть четкая грань. Правопорядок — результат законности, характеризующий степень осуществления ее требований, причем так, что реализуются глубокие правовые начала, дух права. Если законность представляет собой режим общественно-политической жизни, который вводит известные требования, то правопорядок — это уже фактическое «правовое состояние» упорядоченности общественных отношений, та нормальная правовая жизнь, которая наступает в результате реализации требований законности. Режим законности, выраженный в виде системы политико-правовых требований, на уровне правопорядка как бы материализуется в системе реальных правовых отношений.

Будучи венцом, итоговым результатом действия права, правопорядок как бы замыкает цепь основных общественно-политических явлений из области правовой надстройки (право — законность — правопорядок).

Основные черты правопорядка, существующего в данной общественной системе, рельефно и ярко выражают особенности соответствующей правовой системы в целом.

Выделим эти основные черты правопорядка: господство закона в области отношений, регулируемых правом;

полное и своевременное соблюдение и использование субъектами юридических обязанностей;

строгая общественная дисциплина;

обеспечение максимально благоприятных условий для использования субъективных прав;

безусловное утверждение прирожденных прав и свобод человека;

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.275

четкая и эффективная работа всех юридических органов, прежде всего правосудия;

неотвратимость юридической ответственности для каждого совершившего правонарушение.

Другими словами, правопорядок есть реальное, полное и последовательное осуществление всех требований законности, идеалов и принципов права, правового государства, прежде всего реальное и полное обеспечение прав человека.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] См.: Самощенко И.С. Охрана режима законности Советским государством- М, 1960. С. 15 и сл.

[2] Строгович М.С. Основные вопросы советской социалистической законности. М., 1966. С. 227.

[3] Хаек Ф.А. Дорога к рабству//Вопросы философия. 1990. № 11. С. 123,128.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.