Предыдущий | Оглавление | Следующий

II. Разноликость

1. Право — явление сложное, многогранное, по ряду характеристик даже противоречивое. Более того, право вообще выступает в системе общественных отношений в нелогичном виде, облике.

И дело не только в том, что существуют разнообразные национальные правовые системы, их семьи, в том числе — укрупненные (об этом речь пойдет в девятой главе книги). Право разнолико по существенным сторонам своей природы, сущности. И учет этой разноликости представляется весьма важным потому, что упомянутые «лики» права — тот вид, облик, в котором оно выступает в данной системе общественных отношений, — по-разному соотносятся с цивилизацией, ее развитием.

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.71

Наиболее важно учитывать здесь:

а) уровень развития (развитости) права;

б) своеобразие права, определяемое взаимосвязью с различными интересами — публичными и частными;

в) особенности права как институционного образования и как гуманитарного явления.

2. Необходимо с достаточной строгостью разграничивать неразвитое право и развитое право.

Неразвитое право — это те правовые системы, в которых не раскрылись, не развернулись свойства права как самостоятельного и «сильного» нормативного социального феномена, играющего свою особую роль в жизни общества. Такие неразвитые правовые системы остаются в основном инструментом, придатком государственной власти, всецело зависимым от ее усмотрения. Поэтому, в какой-то степени упорядочивая общественные отношения, они не в состоянии противостоять государственному произволу.

Развитое право — это правовые системы, в которых раскрылись, развернулись свойства писаного права, и оно выступает в качестве самостоятельного и «сильного» нормативного социального феномена, способного противостоять любому произволу, в том числе и произволу государственной власти.

Рассматриваемая градация правовых систем, их целение на «развитые» и «неразвитые», в большой мере связана с этапами развития общества, цивилизации. Во всяком случае на первых фазах развития человеческого общества (в азиатских теократических монархиях, в рабовладельческих и феодальных государствах) существовали, как правило, неразвитые правовые системы. Напротив, нынешняя фаза развития цивилизации — формирование современного гражданского общества, как свидетельствует опыт развитых демократических стран, более обретает «суверенную» силу, способную противостоять силе государственного произвола.

Однако зависимость уровня развитости права от этапов истории общества не автоматическая, не абсолютная. Тем более если рассматривать эти фазы в самом общем виде (скажем, по неким «формациям»). Например, и в древнем мире, нередко относимом к «рабовладельческой формации», существовала развитая правовая система — римское частное право. В современную же эпоху в странах, где господствуют авторитарные и

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.72

тем более тоталитарные режимы, мы встречаемся с неразвитыми юридическими системами. Одной из таких систем, как мы увидим, была юридическая система советского общества.

3. Правовые системы обладают значительным своеобразием в зависимости от характера интересов, опосредуемых при помощи права. С этой точки зрения различаются две своеобразные правовые сферы — публичное и частное право.

Принято считать, что право (в целом, по основным своим особенностям) представляет собой общеобязательный социальный институт, отличающийся императивностью, строгой государственной обязательностью.

В этом подходе много верного. Право действительно характеризуется общеобязательной нормативностью, оно тесно связано с государственной властью, в немалой степени зависит от нее.

И все же подобное представление сориентировано в основном на одну правовую сферу — на публичное право. Это правовая сфера, в основе которой — государственные интересы, «государственные дела», т.е. само устройство и деятельность государства как публичной власти, регламентация деятельности государственного аппарата, должностных лиц, государственной службы, уголовное преследование правонарушителей, уголовная и административная ответственность и т.д. — словом, институты, построенные в «вертикальной» плоскости, на началах власти и подчинения, на принципах подчиненности, субординации. Сообразно этому для публичного права характерны императивные предписания и запреты, обращенные к подчиненным, подвластным лицам; дозволения же, имеющие императивный характер, — прерогатива властвующих субъектов.

Но, как это ни покажется неожиданным, для права исторически исходной, первичной и вместе с тем перспективной является другая правовая сфера — частное право.

Характеризуя частное право, необходимо прежде всего отметить, что оно напрямую не связано с государственной властью (во всяком случае не является ее продуктом и инструментом), а рождается спонтанно, в силу требований самой жизни, под ее напором в условиях перехода общества в эпоху цивилизации. Весьма показательно, что те же факторы, которые определили развитие общества при переходе к цивилизации (избыточный продукт и вытекающая из него частная собствен-

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.73

ность; обособление отдельной, автономной личности), обусловили необходимость существования горизонтальных» юридических отношений, которые бы строились на самостоятельности субъектов, на свободном определении ими условий своего поведения.

И вот тут важно отметить, что частное право — само по себе явление парадоксальное. Оно дает людям — отдельным гражданам, их объединениям — возможность в определенном круге отношений свободно поступать сообразно их интересам, их собственной воле, самостоятельно, самим определять условия своего поведения и т.д. При этом предполагается или прямо декларируется, что применительно к отношениям такого рода государственная власть так и остается в стороне, она не вправе произвольно вмешиваться а частно-правовые отношения. Здесь обитель и господство частных воль и частных интересов.

В то же самое время сами-то действия субъектов как частных лиц — договоры, односторонние акты собственника и т.д., совершаемые в этой сфере, приобретают самое настоящее, полное юридическое значение. Государство, которое изначально как бы «изгнано» из данного круга отношений, теперь обязано — не парадокс ли? — признавать частноправовые отношения, защищать их всеми законными способами, реализовать при помощи всей системы своих принудительных органов и средств.

В частном праве, в отличие от публичного, господствуют «горизонтальные» отношения, основанные на юридическом равенстве субъектов, координации их золи и интересов. Преимущественное положение в нем занимают не императивные предписания, не запреты, а юридические дозволения.

Так что деление права на публичное и частное — не просто классификационное подразделение, позволяющее распределить юридические нормы и правоотношения по наиболее крупным рубрикам. Тем более что в результате взаимодействия публичного и частного права границы между ними не всегда являются достаточно строгими (пример тому — трудовое право, семейное право). Публичное и частное право — качественно разные области правового регулирования, два разных «юридических мира».

С первых стадий цивилизации право (разумеется, со многими различиями в разных странах) так и развивается в составе двух относительно самостоятельных сфер, по двум руслам — публичного и частного права. И. поскольку в любом обществе

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.74

(понятно, в различном соотношении, в разных пропорциях) существуют государственные и частные интересы, то более или менее развитое право только и может существовать и развиваться при наличии двух соответствующих сфер — публичного и частного права. Причем уровень «развитости» права, его «качество» во многом обусловлено тем, насколько развита каждая из указанных сфер. Недостатки в этом отношении и тем более умаление одной из сфер (например, частного права) приводят, помимо всего другого, к деформации всей правовой системы страны, к ее однобокости, ущербности.

Мы вновь вернемся к вопросам публичного и частного права под углом зрения структурированности права в главе седьмой.

4. Существенное значение при характеристике права, явно недооцененное наукой, имеют его особенности как писаного права, с одной стороны, а с другой — особенности права как гуманитарного явления.

Первое (особенности права как писаного феномена) в немалой мере является основой для понимания права, дает опорные точки для освещения всей суммы правовых явлений. Именно такой характер права раскрывает его своеобразие как нормативного институционного образования, делает возможным понимание его свойств, закономерностей; именно здесь истоки основополагающих правовых понятий, таких, в частности, как законность, правопорядок.

В то же время широко распространены и иные оценки права.

Например, немало сторонников в понимании права как явления «свободы», при котором отделяются друг от друга и разводятся понятия «право» и «закон».

Нередко те и другие определения (писаное право и только что приведенные определения) трактуются как конкурирующие, взаимоисключающие, по принципу «или—или».

Между тем есть достаточные основания полагать, что в том и другом случае перед нами хоть и взаимосвязанные, но все же разные плоскости права как сложного, многогранного («многоликого») социального явления.

Такого рода подход является ключевым в данной книге. В последующем анализ права в основном и будет осуществляться по двум указанным плоскостям.

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.75

Предыдущий | Оглавление | Следующий










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.