Предыдущий | Оглавление | Следующий

Глава 6. ПОНЯТИЕ ПРАВА (СОДЕРЖАНИЕ И ЦЕННОСТЬ; ОПРЕДЕЛЕНИЕ)

1. Содержание права.

2. Принципы права.

3. Ценность права. Правовые ценности.

4. Определение права.

5. Перспективы разработки общего понятия права.

 

1. Содержание права.

Непосредственное содержание права (т.е. его субстанция, плоть, "вещество", из которого оно состоит) складывается из норм – правил поведения общего характера.

Если же конкретизировать это общее положение и исходить из особенностей права как институционного образования, из "двойной" его надстроечной природы, то освещение его содержания должно быть дополнено указанием на наличие в нем интеллектуальной и волевой сторон[1].

Интеллектуальное в содержании права выражает его принадлежность к общественному сознанию. Образующие право нормы представляют собой нормативные обобщения, деонтические суждения, идеально-ценностное отражение общественных отношений в виде общих программ, моделей, образцов этих отношений[2]. Волевая же сторона содержания права, прямо отражая его статус как особой части надстройки, отличной от общественного сознания, характеризует активно-государственное, повелительное (авторитарное) начало в юридических нормах, заложенную в них заданность на практическое, реальное воплощение в жизнь нормативных программ, моделей, образцов поведения участников общественных отношений.

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. I. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.94

Именно эта, волевая сторона – определяющая в содержании права как особого институционного образования.

Еще более емкий, рельефный, предметный характер приобретает содержание права, если, не ограничиваясь особенностями его надстроечной природы, исходить из главного в содержании – сущности права. Именно тогда содержание права раскрывается как объективированная в государственно-властных нормативных предписаниях государственная воля[3]; именно тогда в содержании права можно разграничить несколько уровней и, прежде всего, выделить в нем социально-политическое и специально-юридическое содержание.

Социально-политическое содержание – это наиболее глубокий слой, прямо выражающий экономическую основу и классовую сущность права – орудия классового, политического господства (в классово-антагонистических обществах), инструмента общесоциального регулирования.

Необходимо обратить внимание на то, что единое социально-политическое содержание свойственно не только собственно праву, но и всей правовой системе; оно в зависимости от конкретных социально-классовых условий может в различной степени проявляться через те или иные ее компоненты, но всегда так, что в конечном итоге осуществляется выраженная в праве классово-господствующая воля, содержание которой детерминировано материальными условиями жизни господствующего класса.

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. I. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.95

Специально-юридическое содержание характеризует субстанцию права как специфического институционного образования.

В нем тоже могут быть выделены две основные стороны: во-первых, собственно специально-юридическое содержание и, во-вторых, технико-юридическое содержание.

Первое – это, так сказать, глубинно правовое, то, что имел в виду К. Маркс, когда писал, что в борьбе с необузданными, алчными интересами отдельных индивидов нужно "уделять... главное внимание правовому содержанию, чтобы у нас, в конце концов, не осталась одна только пустая маска"[4]. Здесь раскрывается важная грань марксистской формулы о том, что право есть классово-господствующая государственная воля, возведенная в закон. Иными словами, такая воля, которая выражена в виде институционного нормативного образования и которая притом именно возведена, приподнята, перемещена в специфическую плоскость закона в его глубоком, философском смысле. Такая воля, которая оснащена свойствами, характерными для закона, воплощена в субъективных правах, существующих и функционирующих в единстве с юридическими обязанностями, и с данной стороны призвана конституировать и обеспечивать юридическую свободу поведения участников общественных отношений, соответствующую потребностям конкретного, определенного классового общества[5].

Весьма существенна и та сторона специально-юридического содержания права, которая относится к его технико-юридическому, конструктивному построению. Эта сторона выражает институционность права, юридическое оформление государственной воли, использование здесь особого юридического инструментария, в частности самое нормативное построение государственной воли, воплощение ее в специфических правовых конструкциях, в тех или иных видах юридических установлений и правовых связей и т.д. – во всем том, что охватывается условным выражением "догма права".

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. I. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.97

2. Принципы права.

Это выраженные в праве исходные нормативно-руководящие начала, характеризующие его содержание, его основы, закрепленные в нем закономерности общественной жизни.

Сама возможность выражения содержания права в принципах объясняется его надстроечной природой. Именно потому, что право представляет собой идеологическое явление, относится к общественному сознанию, его содержание в концентрированном, сжатом виде раскрывается в виде идей, руководящих начал – принципов.

В принципах содержание права, всей правовой системы раскрывается углубленно: в них непосредственно выявляются сущность права, его основы, закономерности общественной жизни, ее тенденции и потребности.

Вот почему понятие "принцип права" обнаруживает свой познавательный потенциал главным образом на том уровне теоретического осмысления правовой действительности, на котором рассматриваются особенности правовых систем того или иного исторического типа. Именно тогда принципы права и выступают в качестве начал, в которых аккумулируются, собираются воедино, кристаллизуются характерные черты права той или иной общественно-экономической формации[6].

Будучи исходными началами исторически определенных правовых систем, принципы права имеют в их развитии и функционировании направляющее значение. Впрочем, такое направляющее, руководящее значение принципов связано с тем, что они являются глубинными элементами структуры права, – характеристика, при которой необходимо с предельной четкостью различать принципы, выраженные в самой материи права, и принципы правосознания (1.15.8.)[7].

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. I. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.98

В связи с тем, что в принципах права, в их составе, свойственном исторически определенным правовым системам, проявляются особенности содержания права, они (с уточнениями, о которых будет сказано ниже) могут быть подразделены на общесоциальные, имеющие характер социально-политических начал (выражают социально-политическое содержание права), и специально-юридические или собственно правовые принципы (выражают специально-юридическое содержание права).

3. Ценность права. Правовые ценности.

Право является ценностью в обществе, т.е. социальным благом, соответствующим интересам и идеалам определенных классов, общества, личности.

Если рассматривать право с той стороны его сущности, которая характеризует его как орудие классово-политического господства, то ценность права является однопорядковой с ценностью других социально-политических институтов и учреждений, существующих в данной системе классовых отношений. Ценность права в этой плоскости состоит в служении определенным классовым интересам. В обеспечении экономических, политических, идеологических интересов господствующего класса (трудящихся во главе с рабочим классом – в социалистическом обществе) и заключается высшая социальная ценность права как политического классового явления.

Освещение ценности права требует также учета другой стороны его единой классовой сущности – его значения как общесоциального регулятора.

Право – высокоэффективный и целесообразный социальный регулятор. В классовом обществе нет другой системы социальных норм, которая смогла бы обеспечить, причем на началах сочетающихся нормативного и индивидуального опосредствования поведения людей, целесообразное регулирование экономических, государственно-политических, организационных и ряда других отношений. Благодаря свойствам права оказывается возможным ввести в социальную жизнь всеобщую, стабильную, строго определенную по содержанию, гарантированную государством систему типовых масштабов поведения, функционирующую постоянно, непрерывно во времени. И потому именно право в классовом обществе является одним из главным инструментов, способных обеспечить организованность общественной жизни, начала общественной дисциплины, нормальное функционирование всего общественного организма, действенность социального управления[8].

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. I. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.99

Право как высокоэффективный и целесообразный социально-классовый регулятор – прежде всего служебная, или, по иной терминологии, инструментальная ценность, т.е. целость, выступающая в качестве инструмента, орудия, средства, обеспечивающего функционирование иных социальных институтов (государства, социального управления, морали и др.) иных социальных благ[9].

В то же время право обладает своей собственной ценностью.

Самое главное здесь состоит в том, что право способно, так сказать, совместить несовместимое, соединить с большим и только праву присущим социальным эффектом два момента – быть организующим и дисциплинирующим фактором и одновременно выражением и олицетворением классово определенной социальной свободы, активности, ответственности. При прогрессивных социальных условиях оно способно дать простор для активности участников общественных отношений на основе строгого и жесткого порядка этих отношений. Иными словами, право имеет ценность упорядоченной активности. И отсюда – оно может внести в жизнь людей такие высокозначимые блага, как безопасность человека в людских взаимоотношениях, стабильность сложившихся отношений, гарантированность прав, социального долга, торжество правды, справедливости, истины в конфликтных ситуациях.

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. I. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.100

Вот тут-то и раскрывается наиболее важный момент собственной ценности права.

Даже в условиях, когда право "работает" не на полную, определяемую этими условиями мощность, и, более того, даже в условиях эксплуататорского общества, когда право имеет не соответствующее нуждам прогресса содержание, оно все же является некоторым социальным плюсом по сравнению с тем, что противостоит праву, – по сравнению с просто случаем и просто произволом, в том числе беззаконием, своеволием, субъективизмом отдельных индивидуумов и групп. Ведь социальная активность, не связанная правом, вне права – это активность, которая без преград может перерасти в произвол. В праве же социальная активность, в той или иной мере отражая единство свободы и ответственности, заложена в субъективных правах, существует в связанном виде, в очерченных законом рамках, в сочетании с юридическими обязанностями, в соединении с гарантиями, юридическими процедурами и таким путем сдерживается "до грани", за которой в активности знаки могут поменяться с плюса на минус, т.е. активность может обернуться неконтролируемым действованием, произволом. Но хотя опыт истории свидетельствует, что произвол и беззаконие в эксплуататорских обществах осуществляются и через право, так сказать, приспосабливаются к нему и его подчиняют, все же право по своим свойствам такой социальный феномен, « который вызван к жизни потребностями внести в социальную жизнь организованность и порядок, основанные на началах социальной свободы, активности, ответственности, и потому по своей природе "сопротивляется" произволу и беззаконию. И вовсе не случайно во все исторические эпохи реакционные политические режимы на деле неизменно выступали в качестве противников права и законности[10].

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. I. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.101

Именно как явление, противостоящее произволу и беззаконию и в то же время, обеспечивающее простор для упорядоченной социальной активности, право само по себе занимает высокозначимое место в социальной жизни, выступает как фактор социального прогресса. Хотя вполне понятно, собственная ценность права прямо обусловлена его классовой природой, весьма существенно различна в зависимости от особенностей социально-классовых отношений, типа и характера политического режима и, исходя из всего этого, в эксплуататорском обществе практически может быть сведена к нулю.

И еще один момент, о котором здесь, пожалуй, достаточно лишь упомянуть. Если право – социальная ценность, то теоретически вполне оправданно, освещая право, видеть в его свойствах, регулятивных, охранительных, процессуальных механизмах, в его многообразном инструментарии своего рода правовые ценности – такие достижения регулятивной культуры, которые выражают позитивный потенциал права, его "вклад" в обеспечение социального регулирования, соответствующего потребностям социального прогресса.

4. Определение права.

В советский юридической литературе господствующими являются определения, которые, суммируя основные характеристики права, начинаются со слов "система норм...".

Достоин пристального внимания тот факт, что, несмотря на довольно резкие негативные оценки подобных определений некоторыми авторами, полагающими, будто эти определения отражают "узконормативный" подход к праву, такие определения, подчеркивающие его нормативность, продемонстрировали свою жизненность[11]. И это вполне закономерно. Они являются итогом длительной творческой работы советских ученых, их коллективных у г ил ли, в результате чего были преодолены односторонне и крайние позиции при освещении понятия права.

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. I. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.102

Отражая в начальных словах ("система норм") ведущее свойство права как институционного образования (то, что является решающим в его социальной ценности), принятые в нашей науке определения неизменно делают акцент на его глубинных социальных характеристиках, наглядно демонстрируя достоинство марксистско-ленинской концепции права, органическое соединение в ней философского, социологического и специально-юридического аспектов. Поэтому и в теоретико-прикладном плане подобные определения оказались хорошо "работающими", прямо "выводящими" на идею законности, на проблематику, связанную с задачами по укреплению правопорядка, совершенствованию законодательства, практики его применения. Настойчивость, с какой большинство советских правоведов защищают нормативное понимание права, объясняется не только важностью исходных философских и общетеоретических положений, лежащих в его основе, но и его значением для обоснования идеи строжайшей законности в социалистическом обществе[12]. Нормативные определения оказались вполне удовлетворительными и при рассмотрении правовых вопросов на уровне отраслей права, каждая из которых иначе, чем посредством формулировки "система норм", вообще не может быть определена.

В то же время, признавая возможность и оправданность существования нескольких определений одного и того же явления (права), призванных отразить его особенности в различных ракурсах и функциональных связях, целесообразно на данном уровне развития общетеоретических знаний таким образом дифференцировать общие определения, чтобы в одном из них еще более четко высвечивались черты права со стороны его глубинных социальных особенностей, а в другом – черты права, характеризующие еще и его теоретико-прикладное значение.

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. I. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.103

В первом из указанных аспектов представляется полезным сделать общее определение права более емким, в большей мере фиксирующим его регулятивные качества, его значение как высокоэффективного регулятора, действующего через субъективные юридические права и обязанности. Дефиниция права в данном случае может быть сформулирована так: право – социально-классовый, нормативный регулятор, который выражает и призван обеспечить возведенную в закон государственную волю экономически господствующего класса (трудящихся во главе с рабочим классом – в социалистическом обществе) и который воплощен в системе общеобязательных, формально-определенных норм, действующей через субъективные права и обязанности и поддерживаемой силой государственного принуждения.

Во втором из указанных аспектов, ориентируясь на практическую сторону правовой действительности, целесообразно, надо полагать, оттенить те черты права, которые основаны на выраженной в праве классово определенной свободе поведения в ее единстве с ответственностью и сообразно этому характеризуют его как определитель юридической свободы поведения, критерий правомерного и неправомерного. Если при этом не воспроизводить как сами собой разумеющиеся ряд других черт права, в том числе его черты как государственно-волевого явления, то его краткая дефиниция может быть сформулирована следующим образом: право – это система общеобязательных, формально-определенных норм, которые выражают и призваны обеспечивать классово определенную свободу поведения в ее единстве с ответственностью и сообразно этому выступают в качестве государственно-властного критерия правомерного и неправомерного поведения[13].

5. Перспективы разработки общего понятия права.

Вопросы общего понятия права – одни из главных в социалистической юридической, науке. Они неизменно остаются предметом пристального внимания ученых, творческого, всестороннего обсуждения.

Результаты такого творческого обсуждения в целом оказались плодотворными. И хотя некоторые намеченные в ходе обсуждения варианты решения проблемы не были приняты наукой, они все же в какой-то мере способствовали уяснению трудных вопросов, совершенствованию, уточнению ряда общетеоретических положений.

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. I. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.104

Среди ряда конструктивных направлений, позволяющих углубить и развить общее понятие права под углом зрения новейших философских, общенаучных идеи, достижений правовой мысли, представляется важным выделить следующие:

а) углубление понятия права как юридического феномена в его соотношении с тем близким к нему неюридическим явлением жизни общества, которое может быть обозначено в качестве непосредственно-социальных притязаний (а также, следует добавить, и социального долга). Не отождествляя, четко разграничивая то и другое, не допуская их смешения, представляется в высшей степени существенным раскрыть их особые роли в выражении и опосредствозании социальной свободы, активности, ответственности в классовом обществе, а главное, их взаимодействие, частичное взаимопроникновение;

б) развертывание в понятии права тех его характеристик, которые выражают особенности права как институционного социально-классового нормативного образования. С данных позиций одна из задач в научных исследованиях состоит не в противопоставлении права и закона, а, наоборот, в достаточно полном выявлении той определяющей роли, которую играет закон, другие формы права в конституировании, существовании и функционировании права как особого институционного образования и в связи с этим в приобретении и выявлении присущих ему регулятивных качеств: всеобщности, значения стабилизирующего фактора, формы, дающей "гарантированный результат", и др.;

в) утверждение наряду и в связи с понятием "право" другой научной категории – "правовая система", и с этой точки зрения анализ права в единстве и соотношении с правовой действительностью, особенно с правоконкретизнрующими предписаниями органов правосудия. Отсюда – необходимость учета в материи права объективных форм судебной и иной юридической практики, а также роли в этой сфере правовой идеологии, в том числе юридической науки, профессионального правосознания – всего того, что обеспечивает и выражает (разумеется, при социализме в условиях строжайшей законности) функционированные права как социально-классового нормативно-регулятивного образования;

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. I. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.105

г) выявление особенностей права как нормативного, государственно-властного выражения классово определенной свободы в ее единстве с социальной ответственностью, а отсюда – его черт как определителя юридически дозволенного поведения участников общественных отношений и, следовательно, критерия правомерного и неправомерного поведения;

д) с учетом только что сказанного – более полное освещение особенностей права в плоскости его единства с субъективными правами. Здесь, однако, важно избежать такой интерпретации данного единства, при которой бы стерлись грани между объективным и субъективным правом – разноуровневыми элементами правовой системы. Надо полагать, наиболее перспективный подход к проблеме – в том, чтобы рассматривать субъективные права как выражение и показатель особенностей объективного права, определяющее звено специфически правовых механизмов, как его регулятивное качество, которое состоит в обеспечении и поддержании в обществе социальной свободы, активности, ответственности участников общественных отношений.

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. I. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.106

В ряде случаев при рассмотрении общего понятия права создается впечатление, что некоторые авторы, употребляя одни и те же термины, говорят все же на "разных языках", имеют в виду качественно различные социальные явления.

И дело не только в том, что подчас в одной плоскости освещаются непосредственно-социальные притязания (права) и право в юридическом смысле, но и в том, что наряду со всеми указанными ранее явлениями, обозначаемыми термином "право", в реальной жизни действительно существует феномен, который может быть назван видением права, т.е. господствующим в данном обществе образом права, массовым представлением "о праве", относящимся к субъективной стороне конкретной правовой системы того или иного классового общества и охватывающим одновременно (сквозь призму видения):

право как социально оправданное притязание, т.е. по своему содержанию непосредственно-социальные права (притязания), выраженные в виде требования правосознания;

право как официальную, формально-определенную норму, модель поведения (объективное право);

и право как фактическое субъективное юридическое право конкретного участника общественного отношения.

Указанный многоаспектный феномен, принадлежащий к области правосознания, нужно предельно строго отличать от права как институционного образования

Вместе с тем следует обратить внимание и на то, что каждый отмеченный ранее аспект в видении права сложит своего рода точкой отсчета в восприятии в массовом правосознании права, правового и неправового и, следовательно, выдвигает на первое место тот или иной элемент правовой системы. Именно отсюда проистекает подмеченная рядом авторов неоднозначность самого понимания права в разных обществах. Ибо в зависимости от экономических, политических, социальных и иных особенностей данного классового общества и от вытекающей отсюда специфики присущей ему правовой системы самая трактовка права в общественном и индивидуальном сознании различна, да притом так, что в том или ином конкретном обществе оно видится сквозь призму либо требований господствующей правовой идеологии, либо действующих юридических норм (закона), либо наличных юридических прав.

Нетрудно заметить, что некоторые трактовки права, в том числе его широкое понимание, имеют в виду не право как институционное социально-классовое нормативное образование, а указанный многоаспектный феномен, относящийся к субъективной стороне правовой действительности.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] О конструктивном характере различения указанных сторон см.: Неновски Нено. Преемственность в праве, с 113-114.

[2] См.: Кашанина Т. В. Правовые понятия как средства выражения содержания права -Сов. государство и право, 1981, № 1, с. 37-39.

[3] См.: Керимов Д.А. Свобода, право и законность в социалистическом обществе. М., 1960, с. 200; Александров Н.Г. Право и законность в период развернутого строительства коммунизма. М., 1961, с. 207; Шебанов А.Ф. Форма советского права. М., 1968, с. 17 и след.; Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Основные институты и понятия, с. 377-378; и др.

[4] Mapкс К., Энгельс Ф. Соч., т. 1, с. 158-159.

[5] В юридической литературе ГДР правильно отмечено, что именно специфически правовое содержание является тем критерием, который дает возможность отличать право от бесправия и в каче стве обобщенного вывода подчеркивается, что любое право определенно и должно представлять меру специфически правового содержания, детерминированного закономерностями исторического процесса (см.: Y. Wagner. Opcit, S. 16).

[6] По справедливому мнению В.Н. Кудрявцева, "во многих случаях социальные ценности, отраженные в праве, становятся правовыми идеями, принципами права, находят в нем свое как бы "второе рождение" (Кудрявцев В.Н. Право и поведение, с. 99).

[7] С этой точки зрения вряд ли оправданно выделение принципов права в качестве особого элемента правовой системы (см.: Тихомиров Ю.А. Правовая система развитого социалистического общества.- Сов. государство и право, 1979, № 7, с. 32-33). Если принципы не выражены в содержании права, то они являются элементами правовой идеологии.

[8] Ф.Н. Фаткуллин пишет, что при рассмотрении ценности права очень важно исследовать социалистические нормы как социально-организационную дисциплину, при помощи которой совершенствуется этическая система, вносящая в нашу общественную жизнь устойчивость, разумность, оптимальность, гармонию, справедливость и другие гуманные начала (см.: Фаткуллин Ф.Н., Чулюкин Л.Д. Социальная ценность и эффективность правовой нормы, с. 14). Но исследование всего этого, что, по словам автора, характеризует "колоритное" и "респектабельное" в праве, возможно только на основе достаточно полной характеристики и оценки объективных свойств права, значение которых для аксиологического освещения права Ф.Н. Фагкуллин, в сущности, отрицает (см. там же, с. 11 – 12).

[9] Об инструментальной ценности права см.: Черданцев А.Ф. Социальная ценность социалистическою права. – Сов. государство и право, 1978, № 7, с. 21-28.

[10] По справедливому мнению В.А. Туманова, как ценность, право противостоит режиму произвола и беззакония. Хотя на протяжении веков в право отнюдь не всегда вкладывалось содержание, отвечающее нуждам прогресса, но вместе с тем без права нельзя утвердить принципы демократии, равенства, свободы (см.: Туманов В.А. Современный антимарксизм и теория права. – Сов. государство и право, 1969, № 4, с. 62).

[11] См. об этом: Рабинович П.М. О понятии права в советской юридической науке.- Правоведение, 1977, №4, с. 41 и след.

[12] Как справедливо отмечает В.Н. Кудрявцев, "право, какое бы определение ему ни давать, всегда противостоит бесправию, беззаконию, правонарушению, преступлению. Следовательно, оно должно иметь (и, несомненно, имеет) четкие нормативные, юридические границы" (Кудрявцев В.Н. Юридические нормы и фактическое поведение.- Сов. государство и право, 1980, № 2, с. 19).

[13] Обсуждение вопросов понимания права (см.: Сов. государство и право, 1979, № 7 и 8) подтвердило плодотворный и конструктивный характер такого его понимания, которое ориентировано на ведущее его свойство-общеобязательною нормативность (выступления С.П. Братуся, II.Е. Фарбера, А.М Васильева, И.С. Самощенко, Б.Л. Назарова, С.В. Полениной. А.Ф. Черданцева, Л.С. Явича, Н.С. Маленина, Р.О. Халфиной, А.В. Мицкевича, Ю.А. Тихомирова, А.Б. Венгерова, А.С. Пиголкина и др.).










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.