Предыдущий | Оглавление | Следующий

Глава 7. ПРАВО: НАЦИОНАЛЬНАЯ СИСТЕМА; ИСТОРИЧЕСКИЙ ТИП; СТРУКТУРНЫЕ ОБЩНОСТИ (СЕМЬИ)

1. Национальная правовая система.

2. Исторический тип права.

3. Структурная общность (семья национальных правовых систем).

4. Основные характеристики и факторы, определяющие формирование национальных систем и структурных общностей права эксплуататорских типов.

5. Идеологическая и технико-юридическая стороны в структурных общностях.

6. Оценка структурных общностей права эксплуататорских типов.

7. Некоторые закономерности развития национальных систем и структурных общностей права эксплуататорских типов в современном мире.

 

1. Национальная правовая система.

Право – конкретно-историческое социальное явление.

В каждую историческую эпоху, при каждой цивилизации, в каждой стране оно отличается немалым, подчас весьма существенным своеобразием. Исходное значение при рассмотрении этого своеобразия имеет понятие национальной правовой системы[1], т.е. рассматриваемое в единстве с другими конститутивными правовыми явлениями (1.5.6.) право данного общества (страны) как исторически конкретного социального организма.

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. I. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.107

Национальная правовая система – конкретно-историческая социальная реальность, находящаяся в сложных взаимосвязях и взаимодействии с другими частями данного общества: с определенными экономическими отношениями, государством, моралью, культурой – всем комплексом социальных институтов и ценностей.

Вот почему нельзя признать приемлемой проводимую рядом буржуазных ученых – специалистов по сравнительному правоведению идею о якобы существующем "праве" как юридическом явлении вне и независимо от государственных границ, например идею о романо-германском праве, представлявшем собой будто бы "право" и тогда, когда известные юридические принципы и категории разрабатывались только университетами и существовали только в виде явлений культуры ("право университетов")[2]. Такого рода "право" в действительности представляло собой не что иное, как формы правосознания, компоненты правовой культуры, которые обретали качества права в юридическом смысле лишь в той мере, в какой объективировались в правовых актах конкретных западноевропейских стран, т.е. в национальных правовых системах[3].

Национальная правовая система в принципе отличается единством, "суверенностью". Хотя история знает факты существования в пределах одной страны нескольких параллельно действовавших правовых систем (например, в эпоху феодализма), все же в конечном счете общей тенденцией является формирование в стране единой, "суверенной" национальной юридической системы.

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. I. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.108

Она выражает единство экономического базиса, выступает одним из проявлений государственного суверенитета страны. Национальная правовая система впитывает особенности экономического, политического, исторического и национального развития страны, существующие в ней общественно-политические традиции, специфику культурной и нравственной сторон жизни общества, национального быта, правовых традиций и мышления. Это во многом определяет фактическую роль и ценность данной правовой системы, ее положение в общей структуре социального нормативного регулирования и, следовательно, соотношение с другими регуляторами: моралью, религиозными и иными корпоративными нормами, неправовыми обычаями.

Национальная правовая система – это единичное и конкретное явление в мире правовых явлений. Особенности же правовых систем тех или иных эпох и цивилизаций выражены в двух других понятиях – "исторический тип права" и "структурная общность" ("семья правовых систем"),

2. Исторический тип права.

Это – категория, призванная выразить в обобщенных характеристиках единые социально-классовые черты всех национальных правовых систем, соответствующих исторически определенному экономическому базису классового общества.

Следовательно, каждой классовой общественно-экономической формации свойствен свой исторический тип права – рабовладельческий, феодальный, буржуазный, социалистический. Деление национальных правовых систем на указанные четыре типа и образует основу марксистско-ленинской типологии права.

Понятие "исторический тип права" – ключевое в марксистско-ленинской правовой теории.

При помощи рассматриваемого понятия происходит "привязка" правовых систем данной эпохи к исторически определенному экономическому базису, к типу собственности на средства производства и таким путем обеспечивается на подлинно научной основе конкретизация классовой сущности права, фиксируется конкретное социально-политическое содержание правовых систем. И это открывает путь к пониманию глубинных закономерностей, свойственных национальным правовым системам того или иного исторического типа.

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. I. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.109

Отмечая принципиально важные различия, существующие между всеми историческими типами права, нужно в то же время с предельной четкостью констатировать, что главными вехами, основными "пунктами сосредоточения" всех национальных правовых систем за всю историю их развития являются, с одной стороны, рассматриваемые в единстве эксплуататорские, частнособственнические типы права (рабовладельческое, феодальное, буржуазное), а с другой стороны, коренным образом отличающийся от них социалистический тип права – право трудящихся, антиэксплуататорское, построенное на общественной, социалистической собственности.

3. Структурная общность (семья национальных правовых систем).

В пределах одного или разных исторических типов национальные правовые системы нередко отличаются особым построением, значительной спецификой со стороны своего технико-юридического содержания. Это и позволяет рассматривать ту или иную правовую систему или их группу в качестве структурной общности.

Использование термина "структурная общность" оправданно в данном случае потому, что наиболее важными чертами, выделяющими правовую систему или группу систем с юридической стороны, являются свойственное ей структурное построение основных ее компонентов правовых норм, судебной практики, правовой идеологии (1.5.6), а в связи с этим – особенности ее технико-юридического содержания. Причем именно с точки зрения конструктивных и, следовательно, структурных характеристик: особенностей норм, их группировки по отраслям и институтам, места и роли юридического регулирования в общей структуре нормативного регулирования данной страны и т.д.

Понятие "структурная общность" – это вторичное, вспомогательное (после понятия "исторический тип") основание для подразделения национальных правовых систем на группы и оно имеет научное значение именно как вторичное, вспомогательное.

Качество особой структурной общности может иметь конкретная, юридически самобытная национальная правовая система (таковой, например, можно признать древнеримское частное право; в наше время – советское право до образования содружества социалистических стран). Если же складывается группа близких по конструктивным, технико-юридическим особенностям правовых систем, то качество особой структурной общности может быть признано за всей этой группой (регионом), и тогда научно обоснованно использование понятия "семья правовых систем"[4].

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. I. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.110

Основными семьями правовых систем в современном мире являются: романо-германское право, право национальных систем англо-американской группы, религиозно-общинные (неотдифференцированные) юридические системы Азии и Африки Особым юридическим образованием, а после возникновения содружества социалистических стран – семьей правовых систем, соответствующей особому историческому типу, является социалистическое право.

Хотя данная категория вторичная и вспомогательная по отношению к понятию "исторический тип права", надо учитывать, что она отражает относительную самостоятельность правовой формы, существенные особенности технико-юридического содержания права. Вследствие этого рассматриваемая категория позволяет осмыслить "живучесть" тех или иных правовых систем, возможность их сохранения с технико-юридической стороны в разных общественно-экономических формациях (например, особенности англо-саксонского романо-германского права в условиях феодализма и буржуазного строя), а также выявить важные правовые ценности, складывающиеся в различных правовых общностях, и проводить на этой основе целеустремленный сравнительно-правовой анализ. К этому следует добавить, что "структурная общность" – понятие, имеющее и известную идеологическую нагрузку: так или иначе оно отражает роль идеологических факторов (правовой идеологии) в самих механизмах правового регулирования, в структурном построении правовой системы.

4. Основные характеристики и факторы, определяющие формирование национальных систем и структурных общностей права эксплуататорских типов.

При всем многообразии характеристик, факторов и путей развития национальных систем и структурных общностей права эксплуататорских типов существенно важно то, что отправные моменты такого развития связаны с характером и уровнем дифференциации права и социального регулирования данной страны в целом, а еще больше – с доминирующим положением (в связи с особенностями классовой социально-политической обстановки) того или иного элемента разнородного технико-юридического содержания правовой системы.

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. I. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.111

Непосредственно же своеобразие структурных общностей во многом зависит от особенностей правообразования, форм права, ориентированных на тот или иной элемент содержания правовой системы[5].

Три основные структурные общности и отсюда три основные семьи национальных систем (регионов) права эксплуататорских типов могут быть в связи с этим выделены: романо-германское право, англо-саксонское, общее право и религиозно-общинные (неотдифференцированные) юридические системы ряда стран Азии и Африки[6].

Романо-германское право (национальные правовые системы Франции, Германии, Италии, Испании и др.) – структурная общность, характеризуемая таким высоким уровнем нормативных обобщений, который основан на прямых системных, кодифицированных актах законодательных и иных правотворческих органов и выражен в абстрактно формулируемых нормах, в формировании логически завершенной структурно-замкнутой ("закрытой") нормативной системы.

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. I. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.112

В соответствии с этим правовые системы данной общности имеют облик нормативно-законодательных и в массовом правосознании проявляются (видятся) в качестве таких, где право выступает в виде закона.

Источник возникновения национальных правовых систем рассматриваемой структурной общности следует искать, прежде всего, в экономических, социально-политических условиях развития общественной жизни. В континентальной Европе преодоление феодальной раздробленности, создание централизованных государств, политическое утверждение социально-экономического господства буржуазии осуществлялось преимущественно через центральные органы государственной власти, которые взяли на вооружение такие эффективные средства социального регулирования, как законы, кодексы, содержащиеся в них абстрактные нормы. Отмечая этот решающий источник, необходимо указать на то, что к XVII-XVIII вв., т.е. ко времени, когда реально в социальной жизни проявилась потребность в социально-регулятивном инструменте, который мог бы быть использован для решения указанных выше задач, у государственных органов "под рукой" оказались такие материалы правовой культуры, которые и предопределили особенности правовых систем континентальной Европы.

Речь идет о материалах правовой культуры, основанной на юридической системе Древнего Рима, давшего "первое всемирное право общества товаропроизводителей", право, отличавшееся "непревзойденной по точности разработкой всех существенных правовых отношений простых товаровладельцев"[7]. Однако вопреки довольно распространенному мнению романо-германское право опиралось не непосредственно на римское частное право – право казуистического характера, хаотическое, лишь в какой-то мере систематизированное (да и то после своего расцвета) в компиляциях Свода законов Юстиниана.

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. I. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.113

Упомянутые достижения правовой культуры являются скорее элементом духовной жизни эпохи Возрождения, созданным в западноевропейских университетах толкователями положений римского частного права – глоссаторами и в особенности постглоссаторами, историческая, недостаточно оцененная еще заслуга которых состояла в том, что они на новом уровне духовной, интеллектуальной жизни эпохи Возрождения создали логические принципы, конструкции и обобщенные юридические формулы, заложенные в римском частном праве. Они-то, эти логические принципы, конструкции и обобщенные формулы, а также терминология римского права и могут быть охарактеризованы в качестве материалов правовой культуры, которая была воспринята законодательством континентальной Европы, а затем через наиболее совершенные достижения его (кодификацию Наполеона, германское Гражданское уложение и др.) распространились на многие страны мира.

Англо-саксонское, общее право (национальные правовые системы Англии, США, ряда других стран), если рассматривать его в "чистом" виде, – самобытная структурная общность. Она характеризуется тем, что юридическое регулирование строится на судебных решениях, логические принципы которых имеют нормативное значение образцов при рассмотрении аналогичных жизненных проблем, повышенное значение придано процедурно-процессуальным правилам, и правовая система, не выраженная в абстрактно формулируемых нормах, в структурно-сложном, логически-замкнутом построении, носит характер "открытой" системы методов решения юридически значимых проблем. В соответствии с этим правовые системы данной общности имеют облик нормативно-судебных и в массовом правосознании проявляются (видятся) в качестве таких, где на первое место выступает непосредственно субъективное право, защищаемое судом.

Знаменательно, что экономический, социально-политический источник национальных правовых систем англо-американской группы в принципе тот же, что и в странах континентальной Европы.

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. I. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.114

Это – необходимость усиления центральной политической власти, государственно-правовое объединение страны. Но в Англии – прародительнице общего права (общего в том смысле, что оно вырабатывалось для всей страны, в противовес местным обычаям) назревшая потребность упрочения централизованной власти встретилась с иным элементом правовой системы – развитой судебной практикой. Именно потому, что королевские Вестминстерские суды в силу особенностей социально-политического развития того времени в Англии оказались наиболее мощным элементом государственной системы, отрабатываемые ими и закрепляемые в протоколах решения, точнее, их логическая суть, идеи стали прецедентами – образцами для решения аналогичных юридических дел в будущем и тем самым приобрели значение материалов, из которых в основном и сформировалась правовая система Англии, а затем некоторых других стран.

Религиозно-общинные (неотдифференцированные) юридические системы – системы регулирования, в которых юридические элементы не получили значительного обособленного функционирования. Они существуют в традиционно застойном виде, находятся в состоянии, которое характеризуется связанностью доминирующими регулирующими формами – религиозными, обычно-общинными и др. В соответствии с этим правовые системы данной общности имеют облик нормативно-догматизированных, традиционных и в массовом правосознании проявляются (видятся) в качестве таких, где основная регулирующая сила – религиозное учение, догма веры, непогрешимая традиция.

Юридические системы рассматриваемой структурной общности весьма разнообразны, подчас уникальны по своим чертам. Они характерны в основном для застойных общественных структур феодального или еще более архаичного типа. Перед нами, в сущности, застывшая во времени предыстория права, системы социального регулирования, которые в силу особых экономических, политических духовно-нравственных условий получают однобокое, негармоничное развитие с известным приоритетом таких регулирующих форм, как религиозные, традиционные, обычно-общинные и др. Таковы, например, правовые системы, относящиеся к мусульманскому праву, господствующие в ряде государств Азии и Африки. Социальное явление, именуемое мусульманским правом, вообще представляет собой причудливое смешение юридических, религиозных, морально-философских элементов, и слово "право", как считают специалисты по сравнительному правоведению, здесь применяется за отсутствием другого[8]. По своим главным особенностям мусульманское право, сложившееся еще в эпоху средневековья и выступающее по большей част в качестве реакционной идеологической силы, представляет собой одну из сторон религии ислама[9].

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. I. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.115

Указанной отличительной чертой характеризуются юридические системы и ряда других государств Азии и Африки. Их своего рода консервация во многих случаях оказалась соответствующей интересам наиболее реакционных классов и, что еще существенней, империалистических государств, активно использовавших традиционно-религиозные формы социального регулирования для поддержания и усиления своего экономического, политического и идеологического господства.

5. Идеологическая и технико-юридическая стороны в структурных общностях.

Нормативно-законодательные и нормативно-судебные правовые системы. Хотя в основном понятие "структурная общность" охватывает особенности структурного построения и технико-юридического содержания национальных правовых систем, оно отражает и социально-политическое содержание права той или иной страны, свойственную правовой системе юридическую идеологию.

Существуя в тесном единстве с технико-юридическим содержанием, идеологическая сторона правовых общностей раскрывает их принадлежность к классово определенным историческим типам права.

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. I. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.116

Наиболее отчетливо она выражена в религиозно-общинных системах, для которых характерно господство религиозных догм, застойных традиционных постулатов и др. В романо-германском и англо-саксонском, общем праве она состоит в господстве юридического мировоззрения – классического мировоззрения буржуазии.

Вместе с тем на весьма высоком уровне теоретических абстракций возможно обособление в логическом плане чисто технико-юридической стороны структурных общностей и формулирование на этой основе некоторых укрупненных (логических) систем юридического регулирования, которые бы позволили объединить наиболее типические правовые ценности. В зависимости от того, какой из элементов правовых систем, сопряженных с основными формами правообразования (общие нормы или же судебная практика), рассматривается в качестве основы юридического регулирования, могут быть выделены две главные с технико-юридической стороны системы регулирования: нормативно-законодательная и нормативно-судебная.

В условиях эксплуататорских типов права первая из них представлена романо-германским правом, вторая – англо-саксонским, общим правом.

6. Оценка структурных общностей права эксплуататорских типов.

Главное, что необходимо сразу же подчеркнуть, – это глубокое экономическое, социально-политическое единство всех национальных правовых систем в эксплуататорских обществах.

Все они построены на частной, эксплуататорской собственности на средства производства, на эксплуатации человека человеком, на господстве экономически сильного, на фактическом бесправии трудящихся.

Единая социально-политическая оценка правовых систем эксплуататорских обществ не исключает различия в оценке их технико-юридического, конструктивного содержания с точки зрения роли и места соответствующих юридических систем в правовом развитии.

Конечно, правовой прогресс, поступательное развитие юридической формы социального регулирования так или иначе, в тех или иных темпах проявляются во всех структурных общностях.

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. I. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.117

Даже в религиозно-общинных правовых системах, по большей части крайне медленно, исподволь, сквозь столкновение противоречивых тенденций, происходит известное обособление юридического инструментария, становление более или менее "чистых" юридических институтов, эволюция, напоминающая эволюцию близких институтов в других структурных общностях[10]. Процесс этот значительно усилился, а подчас и приобрел доминирующее значение в развитии всей системы социального регулирования в тех странах, где победила национально-освободительная революция и установились прогрессивные политические режимы.

В специфической, притом неоднозначной оценке нуждаются правовые системы англо-саксонского, общего права. Конечно, формирование данной структурной общности, обусловленное своеобразными историческими, социально-политическими условиями Англии, может быть охарактеризовано в качестве "особого пути" в правовом развитии. Природа ее такова, что в ней не могут в полной мере развернуться определяющие свойства и регулятивные качества права – его нормативность, всеобщность, связанные с нормативными обобщениями, а отсюда в какой-то мере неполноценными являются и другие его характеристики, например системность. И все же правовые системы англо-американской группы – это "работающие" нормативные регулятивные механизмы[11], отвечающие основным потребностям жизни эксплуататорского общества и потому, кстати (хотя и не без навязывания извне), воспринятые в том или ином виде рядом государств. Они, помимо иных моментов, имеют ряд по-своему позитивных технико-юридических черт. Они оказались весьма динамичными системами, точнее, такими, которые, сохраняя стабильность и незыблемость традиционных, подчас архаичных начал юридического регулирования, способны в то же время быстро приспосабливаться к новым технико-экономическим и социально-культурным условиям.

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. I. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.118

Иными словами, юридический инструментарий, присущий англо-саксонскому, общему праву, можно рассматривать в качестве своего рода ценности, выражающей достоинства нормативно-судебной системы юридического регулирования.

"Классическим" может быть назван путь формирования и развития романо-германской общности (следует напомнить, что в данном месте речь идет только о технико-юридическом, конструктивном содержании права, выражающем достоинства нормативно-законодательного регулирования). "Классическим", потому что здесь в результате прямого правотворчества компетентных органов открывается простор для развертывания с технико-юридической стороны свойств и регулятивных качеств права, которые образуют главное содержание правовой культуры и наиболее полно и всесторонне характеризуют правовой прогресс в обществе. Прямое правотворчество компетентных государственных органов, характерное для нормативно-законодательных систем, позволяет "строить" юридическую систему, внедрять в нее данные юридической науки и практики, достигать высокого уровня нормативных обобщений и в связи с этим обеспечивать все то социально ценное, что сопряжено с нормативностью права, его формальной определенностью, системностью, его регулятивными качествами.

Другой вопрос, что все эти позитивные потенции сковывает эксплуататорская классовая природа права в досоциалистических формациях. Немалое негативное влияние на их проявление оказывали также исторически конкретные условия развития тех или иных стран и в средневековый, и в буржуазный периоды их истории. В принципе же, с технико-юридической стороны, по самой логике нормативно-правового регулирования развитие правовой формы, выраженной в нормативно-законодательной системе, является "естественным", магистральным, способным обогатить правовую культуру наиболее значимыми технико-юридическими ценностями. Это и случилось в истории права, когда на базе достижений римского частного права были разработаны в эпоху Возрождения обобщенные положения, оказавшие столь сильное влияние на развитие системного, кодифицированного законодательства в странах континентальной Европы, а ныне во все более возрастающих масштабах – и на правовые системы англо-американской группы.

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. I. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.119

В последующем на принципиально новой социально-классовой, идейно-теоретической основе эти ценности были восприняты социалистическим правом – процесс, с географической и историко-социальной сторон подготовленный тем, что социалистические страны первоначально возникли именно на территории, охватывающей континентальную Европу и, в той или иной степени, имели соответствующие правовые традиции.

Вполне понятно поэтому, что в настоящем курсе, нацеленном на характеристику достижений юридической культуры, столь полно и последовательно раскрывшейся в социалистическом праве, общетеоретические положения формулируются с учетом именно тех фактических данных, которые соответствуют магистральному пути правового прогресса в истории права и, следовательно, связаны в основном с правовыми системами нормативно-законодательного характера

7. Некоторые закономерности развития национальных систем и структурных общностей права эксплуататорских типов в современном мире.

Развитие национальных систем и структурных общностей права эксплуататорских типов характеризуется сложными, многообразными, порой противоречивыми, сталкивающимися тенденциями. Среди этих тенденций можно выделить ряд доминирующих.

В первую очередь должна быть отмечена тенденция, выражающая закономерности развития социально-политических отношений на империалистической стадии капиталистического общества, тенденция кризиса законности, девальвации права и отсюда – своего рода тупика в развитии технико-юридического содержания права, утраты им позитивных достижений, роста негативных сторон, в том числе и в правовых системах романо-германской группы (ослабление формальной определенности правового регулирования, возрастание удельного веса казуистических норм и др.). Впрочем, надо заметить, такого рода тенденция характерна вообще для правовых систем в обществах, находящихся в состоянии упадка Пример тому – право позднего Рима, для которого стали обычными юридические упрощения, отход от четкой юридической логики, проникновение чужеродных элементов ("варваризация").

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. I. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.120

В известном противоречии с только что отмеченной тенденцией находится и другая линия правового развития. Это – все большее фактическое признание позитивной ценности тех достижений юридической культуры, которые выражены в нормативно-законодательной системе юридического регулирования Данная линия правового развития, обусловленная необходимостью нормативного решения сложных проблем социальной жизни в связи с НТР и рядом других социально-экономических и политических процессов, отчетливо прослеживается в Англии, США, в других странах общего права. И хотя в соответствии с особенностями структурного построения правовых систем указанных стран законодательные решения становятся вполне "работающими" юридическими реальностями лишь после того, как они "пропущены" через судебную практику, тем не менее, отмеченная линия правового развития является еще одним свидетельством значения юридического инструментария, выработанною на магистральном пути формирования и развития правовых систем.

Указанная линия правового развития может получить и более широкое освещение. Оно связано с подмеченным многими исследователями фактом сближения юридических систем различных структурных общностей. Возникли вариации правовых систем, вобравшие черты и романо-германского, и общего права: шотландское право, право Филиппин, ряда развивающихся стран. И если в странах общего права – в Англии, США и других – усилилась (и притом в немалой степени) роль закона, общих норм кодификации, то в странах континентальной Европы тенденция формулирования все более абстрактных норм породила закономерную по логике юридических систем встречную тенденцию – усиление роли судебных органов в процессе юридического регулирования, развитие их индивидуально-правовой, правоприменительной деятельности (широко используемой для того, чтобы в процессе применения права ограничить, а то и свести на нет демократические завоевания трудящихся, закрепленные в законе).

Чем объяснить сближение по технико-юридическим, конструктивным чертам правовых систем различных структурных общностей? Здесь, видимо, ряд причин.

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. I. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.121

Но главное, надо полагать, заключается в том, что в условиях общего кризиса капитализма отчетливо проявилось определяющее значение для правовых систем в современном мире их принадлежности к одному историческому типу права – праву буржуазного, эксплуататорского общества.

И еще один момент. Это – возникновение и развитие права принципиально нового исторического типа, социалистического права. Конечно, решающая роль и определяющие функции социалистического права проявляются "внутри" – в самих социалистических странах. Но ему присуще и внешнее, международное значение – влияние на тенденции развития правовых систем в масштабах всего человечества. Характерно, что развитые капиталистические государства перед лицом преимуществ социалистического права, все более и более упрочивающейся социалистической законности вынуждены "держать марку" – принимать какие-то меры, которые должны свидетельствовать, хотя бы с внешней стороны, о "борьбе" за право и законность.

Велико революционизирующее влияние социалистического права, его достижений и ценностей на молодые, развивающиеся страны, освободившиеся от колониальной зависимости и ставшие на путь самостоятельного национального развития. Многие из этих стран, в особенности те, которые избрали некапиталистический путь развития, в процессе преодоления архаичных, религиозно-общинных правовых форм и юридических институтов, навязанных колонизаторами, активно и творчески, применительно к особенностям своих стран, используют достижения социалистического права, его институты и ценности для формирования национальных правовых систем, способных обеспечить коренные преобразования в общественной жизни[12].

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. I. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.122

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Слово "национальная" имеет в приведенной формулировке условное значение – оно употребляется с той лишь целью, чтобы терминологически отграничить внутригосударственное право, да притом в рамках конкретной страны, от международного публичного права.

[2] См.: Давид Рене. Основные правовые системы современности. М, 1967, с. 59-70 и след.

[3] Весьма показательно, что и мусульманское право проявляет себя как юридический феномен в той мере, в какой нормы шариата реально, фактически функционируют в качестве правил поведения людей в той или иной арабской стране. Показательно также, что ныне "мусульманское право оказывает воздействие на современное правовое развитие арабских стран прежде всего через правовую идеологию и психологию... Сфера действия мусульманского права как идеологического фактора оказывается значительно шире, нежели рамки применения его конкретных нормативных предписаний" (Сюкияинен Л. Р. Мусульманское право как объект общей теории права,-Сов. государство и право, 1979, № 1, с. 33).

[4] При рассмотрении групп национальных правовых систем могут быть использованы и другие терминологические обозначения Так, В. Кнапп использует термин "крупная система" (см.: Сравнительное правоведение Сборник статей М, 1978, с. 212 и след.)

[5] С этой точки зрения представляет интерес высказанная в литературе мысль о "прямом" и "встречном" правообразовательныч процессах (см.: Явич Л.С. Общая теория права, с. 76-77). Вряд ли, однако, правильно так жестко, как это делает Л.С. Явич, трактовать в качестве "прямого" процесса правотворчество компетентных органов, а к "встречному" относить правообразование через судебный (административный) прецедент Верное для правовых систем романо-германской семьи (да и то при таком зависимом от состояния законности их структурном построении, когда такая "встречность" допускается), указанное соотношение становится зеркально обратным в правовых системах англо-американской группы: у них именно прямым является правообразование, осуществляемое через судебные прецеденты В правовых же системах религиозно-общинной общности к "прямому", надо думать, относится правообразование через санкционирование обычаев, религиозно-нравственных идеологических положений.

[6] Несколько иную классификацию правовых систем обосновывает В. Кнапп. Наряду с континентальной системой и системой общего права он выделяет особо систему мусульманского права, а также системы религиозного (за исключением ислама и канонического права) и традиционного права (см.: Сравнительное правоведение. Сборник статей, с.228) Автор, кроме того, внутри указанных "крупных систем" обособляет ряд подсистем, подгрупп (см.: там же, с.228 и след).

[7] Маркс К, Энгельс Ф Соч, т 21, с 311.

[8] Рене Давид пишет о них как о правовых системах "философского" или "религиозного" характера. Термин "право" употребляется в этих системах только за отсутствием лучшего термина (см.: Давид Рене. Основные правовые системы современности, с. 45).

[9] Об особенностях мусульманского права и основанных на нем национальных правовых системах см.: Сюкияйнен Л. Р. Мусульманское право как объект общей теории права. – Сов. государство и право, 1979, № 1, с. 29-34. Едва ли прав, однако, автор, когда утверждает, что анализ мусульманского права дает основание подчеркнуть "ограниченность распространенного в нашей литературе общего положения о том, что сила, создающая право, – государство" (там же, с. 30). Коль скоро речь идет о национальных правовых системах, т.е. о праве в строго юридическом смысле, положения мусульманского права приобретали юридическое значение только в результате деятельности государственных органов – законодательных и в особенности судебных, осуществляющих индивидуально-правовую, юридически-конститутивную деятельность.

[10] Применительно к мусульманскому праву в литературе правильно отмечено: "Если отдельные принципы мусульманского права и соответствуют потребностям социального прогресса, то лишь потому, что они отражают некоторые тенденции развития права вообще и одинаково пригодны для различных правовых систем и общественных условий именно в силу своего самого общего характера" (Сов. государство и право, 1979, № 1, с. 34).

[11] Прецедентное право национальных правовых систем англоамериканской группы отличается особым, казуистическим характером норм, но оно не лишено свойства нормативности, как полагают некоторые авторы (см.: Каск Л.И. Системный подход в познании государства и права -Правоведение, 1977, № 4, с. 39).

[12] См: Денисов В. Н. Системы права развивающихся стран. Киев, 1978, с. 264 и след. Как правильно отмечено в литературе, в странах социалистической ориентации "ряд новых норм и институтов, имеющих приниципиальное значение, возник под воздействием социалистического типа права" (Основные тенденции развития права в странах социалистической ориентации.- Сов. государство и право, 1979, № 11, с. 119).










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.