Предыдущий | Оглавление | Следующий

§ 3. Договорные форс-мажорные оговорки

Как говорилось выше, важнейшим нововведением в институте гражданско-правовой ответственности является диспозитивное правило п. 3 ст. 401 ГК РФ, в соответствии с которым ответственность за нарушение обязательств в сфере осуществления предпринимательской деятельности исключается непреодолимой силой и, следовательно, строится независимо от вины, если иные основания освобождения от ответственности не предусмотрены законом или договором сторон.

Практика заключения договоров российскими партнерами–предпринимателями показывает, что они часто пользуются предоставленным им правом, включая в договор так называемую форс–мажорную оговорку, в которой перечисляют конкретные обстоятельства, освобождающие их от ответственности за неисполнение или ненадлежащее испол–

Ответственность без вины в гражданском праве. Дмитриева О. В. – Воронеж, ВВШ МВД РФ, 1997– С.106

нение договора.

Однако выражение «форс–мажор» на французском языке означает «высшая сила» и традиционно переводится на русский я зык как «непреодолимая сила». Такой перевод дает основание предположить, что понятия «непреодолимая сила» и «форс–мажор», употребляемые в русском языке, должны обозначать обстоятельства с одинаковыми признаками. Следовательно, можно предположить также и то, что если от ответственности по договору освобождают конкретно названные в нем форс–мажорные обстоятельства, то ответственность сторон в данном случае строится независимо от вины, так же, как и в соответствии с п. 3 ст. 401 ГК РФ. В связи с этим возникает вопрос о целесообразности включения в договоры между российскими партнерами форс–мажорных оговорок. Зачем включать в договор такую оговорку, если и при ее наличии, и при ее отсутствии основания освобождения от ответственности одинаковые, а следовательно, ответственность возлагается при одинаковых условиях независимо от вины должника?

В связи с этим вопрос о соотношении обстоятельств непреодолимой силы, в силу закона освобождающих от ответственности, и форс–мажорных обстоятельств, предусматриваемых договором сторон, приобретает особое значение. Если в договоры такие оговорки все же включаются, то действительно ли понятия «непреодолимая сила» и «форс–мажор» с юридической точки зрения синонимы?

За рубежом в качестве обстоятельств форс–мажора обычно указывают забастовки, локауты, трудовые конфликты, ненормальные условия труда, выход из строя машин и оборудования, задержки в пути, правительственные меры и ограничения, в том числе ограничение экспорта и другое лицензирование, или любое другое событие, находящееся вне кот роля стороны, включая войну [112, с.75]. Из такого определения следуем, что родовым признаком, характеризующим любое обстоятельство форс–мажора, является признак его нахождения «вне контроля стороны».

На наш взгляд, обстоятельство, находящееся вне контроля стороны, по внешнее обстоятельство по отношению к деятельности должника. Должник может контролировать лишь свою деятельность, полому те обстоятельства, которые возникают в связи с ее осуществлением, находятся в сфере его контроля. Обстоятельства, которые не связаны с осуществлением его деятельности, являются для него внешними.

Как было выяснено выше, внешний характер происхождения важ–

Ответственность без вины в гражданском праве. Дмитриева О. В. – Воронеж, ВВШ МВД РФ, 1997– С.107

нейшая черта обстоятельства непреодолимой силы. В связи с этим, думается, что говорить об обстоятельстве, находящемся вне кот роля стороны, форс–мажорном обстоятельстве, значит, говорить об обстоятельстве непреодолимой силы. (Исходя in скачанного, представляется, что статью 79 Венской конвенции ООН «О договорах международной купли–продажи товаров», называющую в качестве обстоятельств, освобождающих от ответственности «обстоятельства, находящиеся вне контроля стороны», следует толковать, учитывая, что фактически в ней идет речь об обстоятельствах непреодолимой силы. Следует признать, что ответственность по Конвенции строится независимо от вины должника, а следовательно, допускается возложение на него ответственности без вины.)

Понятия «форс–мажор» и «непреодолимая сила» и в практике используются как однозначные [95, с.52; 112, с.73–84, 196–200]. Изучение и обобщение практики заключения договоров российскими коммерческими юридическими лицами показало, что в оговорке зачастую указывается, что форс–мажорными признаются обстоятельства непреодолимой силы, и затем следует их примерный или исчерпывающий перечень.

Однако формулирование форс–мажорной оговорки путем указания на то, что обстоятельства форс–мажора это обстоятельства, находящиеся вне контроля стороны либо обстоятельства непреодолимой силы в совокупности с приведением примерного перечня таких обстоятельств, на наш взгляд, совершенно нецелесообразно, ибо должнику, чтобы освободиться от ответственности, надо доказать, что к невозможности исполнения договорного обязательства привело именно обстоятельство непреодолимой силы. В этих случаях ответственность будет наступать при таких условиях, при каких она наступала бы, если бы оговорки вообще не было в договоре, то есть, как предусмотрено в п. 3 ст. 401 ГК РФ.

Например, часто в качестве форс–мажорного обстоятельства наряду со стихийными бедствиями, называются экстремальные погодные условия. Когда в форс–мажорной оговорке указывается, что перечисленные в пей обстоятельства есть обстоятельства непреодолимой силы, вряд ли возможно освобождение от ответственности из–за экстремальных погодных условий, поскольку арбитражная практика обычно не признает их непреодолимой силой. Например, заготовительная организация, не выполнившая своих договорных обязательств в связи с невозможностью заготовки чеснока из–за его вымерзания в результате сильных морозов при отсутствии снега, не была освобождена от ответственности, поскольку из смысла договора следовало, что она должна

Ответственность без вины в гражданском праве. Дмитриева О. В. – Воронеж, ВВШ МВД РФ, 1997– С.108

была принять меры к заготовке чеснока в других областях [14], и фактически могла это сделать, по не сделала, а следовательно, она виновна в неисполнении договора.

На наш взгляд, практика включения в договоры сформулированных подобным образом oговорок является следствием неоправданного перенесения зарубежного опыта на российскую почву. Дело в том, что в гражданском законодательстве зарубежных стран не содержимся определения понятия «непреодолимая сила», поэтому в договорах необходимо как–то eго конкретизировать. Это делается путем перечисления обстоятельств, которые могу т возникнуть после заключения договора и привести к невозможности его исполнения.

Российское гражданское законодательство, напротив, раскрываем по понятие путем перечисления в и. 3 ст. 401 ГК РФ признаков непреодолимой силы, следовательно, любое обстоятельство, отвечающее им, освобождает должника от ответственности. Полому, если стороны по договору желают, чтобы ответственность за нарушение договорного обязательства наступала при тех условиях, которые закреплены законом, то включение в договор форс–мажорной оговорки с приведением какого–либо перечня обстоятельств совершенно излишне.

Следует также отметить, что круг обстоятельств, включаемых в подобные перечни, в договорах, заключенных российскими предпринимателями, является почти стандартным и зачастую состоит из указании на такие обстоятельства, которые практически невероятны, например, земле трясения в средней полосе России, либо, если возникновение их и вероятно, по заведомо ясно, что они не повлияют на исполнение данного договора.

Названные факторы сводят значение форс–мажорных оговорок практически к пулю.

Из сказанного следует, что включение в договор форс–мажорной оговорки имеем смысл лишь когда, когда стороны желают установить иные основания освобождения от ответственности, а следовательно, и иные условия возложения ответственности по сравнению с закрепленными в законодательстве.

Каким же требованиям должна удовлетворять форс–мажорная oгoворка, чтобы с ее помощью устанавливались отличные от законодательных основания освобождения от ответственности? На наш взгляд, такая форс–мажорная оговорка должна формулироваться предельно точно, путем указания совершенно конкретного перечня обстоятельств,

Ответственность без вины в гражданском праве. Дмитриева О. В. – Воронеж, ВВШ МВД РФ, 1997– С.109

освобождающих от ответственности, наступление которых действительно возможно в период действия договора. Представляется, что при определении круга этих обстоятельств должны быть учтены природные особенности местности, социальные особенности страны и региона, внутри которых действуют стороны, характер договора, а также срок его действия. При этом не следует указывать на родовые признаки обстоятельств, чтобы не создать необходимости доказывания их наличия для освобождения от ответственности.

Думается, именно такая формулировка оговорки позволит достигнуть цели договорного регулирования отношений сторон снизить риск имущественных потерь при нарушении договорного обязательства партнером [100, с.81], а в случае возникновения спора разрешить его с наименьшими процессуальными затруднениями.

Если рассматривать форс-мажорную оговорку именно с этой точки зрения, как способ установления договорных оснований освобождения от ответственности, отличных от законодательных, то следует признать, что в принципе она может предполагать возможность освобождения от ответственности при действии не всяких обстоятельств непреодолимой силы, а только конкретно названных в пей, либо даже если должник виноват (кроме случая освобождения от ответственности за умышленное па–рушение обязательства, поскольку по запрещено п. 4 ст. 401 ГК РФ).

Если в оговорке в качестве оснований освобождения от ответственности указать только некоторые обстоятельства непреодолимой силы, перечень которых определить как исчерпывающий, то с помощью оговорки будет установлена более жесткая, чем предусмотрено в п. 3 ст. 401 ГК РФ ответственность, поскольку при наличии такой оговорки ответственность может возлагаться за нарушение договорного обязательства, совершенное под воздействием обстоятельства непреодолимой силы, не указанного в перечне.

Если же в перечень форс-мажорных обстоятельств включить обстоятельства, неблагоприятные имущественные последствия которых обычно предотвратимы для должника (например, уже упоминавшиеся экстремальные погодные условия и т.п.), с помощью оговорки будет создана возможность освобождения от ответственности даже виновного должника. В этом случае название «форс–мажор» не будет соответствовать действительному характеру обстоятельств, названных в оговорке, в связи с чем следует избежать его использования в договоре. В подобном случае этот раздел договора следует назвать «Основания освобождения от ответственности».

Ответственность без вины в гражданском праве. Дмитриева О. В. – Воронеж, ВВШ МВД РФ, 1997– С.110

Предыдущий | Оглавление | Следующий










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.