Предыдущий | Оглавление | Следующий

§ 2. Непреодолимая сила как обстоятельство, освобождающее от ответственности без вины

Понятие непреодолимой силы (vis major, forse majeure, act of God) существует уже тысячелетия и означает высшую силу, «божий промысел», судьбу, событие, превосходящее по силе те человеческие силы, которые можно ему противопоставить, а потому освобождающее от ответственности [60, с.58, 328; 81, с.6, 10, 12 и др.]. Это понятие было известно римскому частному праву классического периода, гражданскому праву стран континентальной Европы (ст. 1147, 1148, 1385, 1386 ФГК, ст. 103, 104 ФТК, ч. 2 параграфа 701 ГГУ и т. д. [90, с.50, 65, 116–117, 149; 91, с. 140; 88, с.204]), англо-американскому гражданскому праву (форс-ажорные оговорки в договорах). В российском гражданском праве непреодолимая сила традиционно определяется как чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (ст. 85 ГК РСФСР 1964 года, п. 2 ст. 71 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, ст. 202, п. 3 ст. 401 действующего ГК РФ). Однако, несмотря на столь длительную историю существования этого понятия, оно до сих пор вызывает многочисленные споры.

Для нас вопрос о понятии непреодолимой силы имеет важнейшее значение. Поскольку непреодолимая сила освобождает от ответственности без вины, «ограничивает» ее применение, выявление признаков непреодолимой силы необходимо, с одной стороны, для того, чтобы определить саму сферу применения ответственности без вины [180, с. 93], а с другой стороны, для выявления ее сущностных признаков.

В цивилистической литературе спорили о том, что является непреодолимой силой, каков круг ее обстоятельств. То, что к обстоятельствам непреодолимой силы может относиться действие стихийных сил, никогда не подвергалось сомнению ни в российском, ни в зарубежном гражданском праве. В зарубежных государствах никогда не вызывало сомнения

Ответственность без вины в гражданском праве. Дмитриева О. В. – Воронеж, ВВШ МВД РФ, 1997– С.85

также и то, что непреодолимой силой могут быть социальные явления. Например, в римском частном праве к «социальным» обстоятельствам непреодолимой силы относили вооруженное нападение банды, кражу, совершенную с насилием, и тому подобные обстоятельства. Современное гражданское право зарубежных стран относит к непреодолимой силе забастовку, революцию, войну, а также невозможность исполнения по объективным причинам [112, с.74–75].

В науке же советского гражданского права долгое время господствовало мнение, что само понятие непреодолимой силы, употребляемое буржуазным правом, отражает анархию, стихийность буржуазного хозяйства. В связи с этим подчеркивалось требование недопустимости ссылок на такую непреодолимую силу, поскольку социалистическое хозяйство основано на плане и заключенные на его основе договоры реально выполнимы. Такой недопустимости в юридической литературе придавалось даже значение принципа советского гражданского права [115, с.52; 71, с. 164]. При таких обстоятельствах, когда само понятие непреодолимой силы рассматривалось как чужеродное для социалистического гражданского права, когда к обстоятельствам непреодолимой силы с большой «натяжкой» относили даже стихийные события, то, естественно, значение непреодолимой силы не придавалось социальным явлениям, таким, например, как стачка рабочих. По высказывавшимся в судебной практике и в юридической литературе мнениям, это предотвратимое явление [182, с.238].

Вплоть до Великой Отечественной войны в советской цивилистике непреодолимой силой считали только стихийные события. Во время войны суды стали квалифицировать в качестве непреодолимой силы обстоятельства, связанные с войной [156, с.58]. Впоследствии Б. С. Антимонов высказал общее соображение относительно того, почему общественные явления могут быть отнесены к непреодолимой силе: «Понятие «непреодолимая сила» не есть абсолютная категория, в которую одни события всегда входят, а другие никогда не входят, признание события «непреодолимой силой» зависит от условий места, времени, от совокупности факторов» [51, с. 137]. В настоящее время об этом уже не спорят. Широко признано, что непреодолимой силой могут быть и стихийные, и общественные явления [158, с. 102; 136, с. 100–101 и др.]. К числу общественных явлений, которые могут выступать в качестве непреодолимой силы, можно, в частности, отнести вооруженные конфликты и военные действия, предусмотренные в ст. 54 Закона «Об использовании

Ответственность без вины в гражданском праве. Дмитриева О. В. – Воронеж, ВВШ МВД РФ, 1997– С.86

атомной энергии».

В рамках другой дискуссии, предметом которой было значение непреодолимой силы как обстоятельства, освобождающего от ответственности без вины, ее сопоставляли со случаем (casus minor, в дальнейшем casus). Такое сопоставление было обусловлено их некоторым сходством, заключающимся, во-первых, в том, что и непреодолимая сила, и casus с объективной стороны представляют собой определенное «стечение обстоятельств», какие-то неожиданно возникшие по разным причинам изменения в объективной действительности, фактические результаты этих причин, а во-вторых, в том, что и при наличии непреодолимой силы, и при наличии casus в конкретных случаях возможно освобождение правонарушителя от ответственности. Однако это сопоставление было обусловлено также и их различием: при непреодолимой силе от ответственности освобождается правонарушитель, несущий ответственность как «за вину», так и без вины (кроме воздушного перевозчика в соответствии с ВК СССР), а при наличии casus'а от ответственности освобождается правонарушитель, несущий ответственность только «за вину».

Произведенный в цивилистической литературе анализ категорий непреодолимой силы и casus'а привел их исследователей к выводу, что они имеют родство и в этом смысле могут рассматриваться в рамках общей для них философской категории случайности как противоположности закономерности. Однако, несмотря на это родство, сопоставление непреодолимой силы и casus между собой выявило их существенные различия. В настоящей работе нам представляется необходимым указать лишь на некоторые из них, имеющие значение для исследования ответственности без вины.

Сasus зачастую называют субъективным случаем, имея в виду то, что те изменения в объективной действительности, то «стечение обстоятельств», которое является его объективной стороной, порождено субъективными причинами: во-первых, характером деятельности правонарушителя; а во-вторых, его субъективным состоянием в момент причинения убытков, заключающимся в том, что он не знал и не должен был знать, что его действия повлекут их возникновение. Иначе говоря, casus это гражданское правонарушение, совершенное невиновно. Субъективная сторона этого правонарушения характеризуется отсутствием умысла или неосторожности правонарушителя, поэтому ответственность без вины это, условно говоря, ответственность «за casus».

Ответственность без вины в гражданском праве. Дмитриева О. В. – Воронеж, ВВШ МВД РФ, 1997– С.87

Непреодолимую силу, наоборот, именуют объективным случаем, исходя из того, что главную роль в возникновении конкретного «стечения обстоятельств» играет не сама по себе деятельность и не само по себе субъективное состояние правонарушителя, а воздействие на его деятельность обстоятельства, причинно с ней не связанного и выступающего для правонарушителя в виде «судьбы» или «высшей силы».

Поэтому, если о субъективной стороне casus'а никто не спорит, так как все ученые сошлись во мнении, что по отсутствие вины, то относительно того, имеется или нет субъективная сторона у такого случая, как непреодолимая сила, наоборот, ведутся споры.

Этот спор возник, по нашему мнению, потому, что непреодолимая сила имеет не только значение обстоятельства, приостанавливающею в силу закона течение срока исковой давности или, как но сложилось на практике, отсрочивающего момент исполнения договора, где, с нашей точки зрения, важны лишь ее объективные характеристики, но и значение обстоятельства, освобождающею правонарушителя от ответственности. В связи с этим в понятии непреодолимой силы, видимо, можно выделить два неразрывно связанных между собой различных аспект. В первом аспекте непреодолимая сила – это само объективное стихийное или социальное обстоятельство, а во втором – основание освобождения от ответственности, другими словами, граница ответственности. Поскольку непреодолимая сила в силу закона является основанием освобождения от ответственности без вины и ее границей, понятие непреодолимой силы в этом аспекте не может быть не связано с понятиями, обозначающими субъективное отношение правонарушителя к своему противоправному поведению «вина» и «невиновность». Кроме того, из легального определения понятия «непреодолимая сила», закрепленного в п. 3 ст. 401 ГК РФ, следует, что непреодолимая сила – это обстоятельство, обладающее качествами чрезвычайности и непредотвратимости не вообще, а при данных условиях, то есть условиях деятельности конкретного субъекта. Это указание, на наш взгляд, также говорит в пользу того, что понятие непреодолимой силы как границы ответственности без вины должно предполагать наличие субъективных моментов.

Каковы же эти субъективные моменты?

В юридической литературе высказаны различные мнения по этому вопросу, зачастую прямо противоположные друг другу.

Е. Годеме, Б. С. Антимонов считали, ч то непреодолимая сила как граница ответственности без вины предполагает отсутствие вины право–

Ответственность без вины в гражданском праве. Дмитриева О. В. – Воронеж, ВВШ МВД РФ, 1997– С.88

нарушителя так же, как и casus [83, с.387; 52, с. 189].

Аналогичное мнение высказывал и О. С.Иоффе. Понимая под непреодолимой силой такое внешнее или внутреннее по отношению к вредоносной деятельности событие, которое, будучи чрезвычайным по своему характеру, непредотвратимо хозяйственно–доступными для данного лица средствами, он, таким образом, объединял casus и непреодолимую силу но признаку отсутствия вины правонарушителя (если он не мог предотвратить отрицательные последствия события, следовательно, он не виноват; так же обычно определяется субъективная сторона casus) [105, с.473]. Характеристика этой точки зрения: [136, с.98].

Возможность такого объединения .критиковалась со стороны Г.К. Матвеева, усматривавшего изъян позиции О.С. Иоффе в том, что он рассматривал casus и непреодолимую силу с точки зрения противоправных и виновных действий, то есть с точки зрения ответственности. Г. К. Матвеев и ряд других авторов, следуя Д. М. Генкину, считали, что характеризовать casus и непреодолимую силу как границу ответственности без вины следует не с субъективных позиций, объединяя их по признаку отсутствия вины, как О. С. Иоффе, а с объективных позиций, разграничивая их по признаку причинных связей [76, с.73; 121, с. 179–180; 137, с. 172; 150, с.360].

Думается, что такая критика не имеет под собой достаточных оснований. Понятия «casus» и «непреодолимая сила» используются, когда речь идет об ответственности. Это естественно, поскольку отсутствие вины при casus'е является основанием освобождения от ответственности правонарушителя, в силу закона или договора отвечающего только «за вину», а непреодолимая сила является основанием освобождения от ответственности без вины, то есть от ответственности «за casus». Вследствие этого непреодолимая сила как граница ответственности без вины, на наш взгляд, также должна характеризоваться отсутствием вины, по, видимо, чем–то отличающимся от отсутствия вины при casus'е. Если по гак. то непреодолимую силу как границу ответственности без вины следует характеризовать как неразделимую связь двух моментов: объективного, в качестве которого выступает действие самого чрезвычайного и непредотвратимого при данных условиях обстоятельства, и субъективного, которым является отсутствие вины правонарушителя, обусловленное действием этого обстоятельства.

Что же касается мнения о необходимости разграничения casus''а и непреодолимой силы по признаку причинных связей, оно обоснованно

Ответственность без вины в гражданском праве. Дмитриева О. В. – Воронеж, ВВШ МВД РФ, 1997– С.89

критиковалось Е. А. Павлодским [158, с.59 и сл.; 157, с. 102–106]. Следует также заметить, что такое разграничение характеризует непреодолимую силу в первом из названных нами выше аспектов этого понятия, как объективное, чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство и оставляет вне поля зрения субъективную характеристику непреодолимой силы как границы ответственности правонарушителя.

Вообще, отсутствие четкого разграничения двух аспектов непреодолимой силы приводит к характерной противоречивости в высказываниях ее исследователей. Например, Г. К. Матвеев в одном месте утверждал, что «непреодолимая сила характеризуется .... непредвидимостью для ответственного лица... В этом случае она является для ответственного лица в то же время и субъективным случаем (casus)» [136, с. 102], а в другом месте он же указывал, что там, где есть вина причинителя вреда, не может быть ни casus'а, ни непреодолимой силы, но casus'а нет, поскольку его субъективная сторона противоположна вине, а непреодолимой силы нет потому, что это понятие не связано с субъективным моментом виновности вообще [136, с. 96].

Очевидно, что во втором случае непреодолимая сила рассматривалась им только как объективное обстоятельство, а в первом как граница ответственности без вины.

Если непреодолимая сила в значении границы ответственности без вины так же, как и casus, характеризуется отсутствием вины правонарушителя, необходимо выяснить, чем отличается отсутствие вины при действии непреодолимой силы от отсутствия вины при casus'е. А поскольку из изложенного выше с очевидностью следует, что по различие не может не существовать, нельзя согласиться с мнением О.С. Иоффе о ненужности в гражданском праве понятия непреодолимой силы [102, с.94], а также с мнением А. К. Кравцова о том, что в связи с крайней неопределенностью содержания этого понятия от его употребления в нормативных актах следовало бы отказаться [120, с. 122].

Невиновность правонарушителя, характеризующая casus, всегда заключается в том, что он не знал, не мог и не должен был знать о том, что его действия повлекут неблагоприятные имущественные последствия, то есть в отсутствии его умысла или неосторожности.

Невиновность правонарушителя при действии непреодолимой силы может быть такой же, как при casus'е, но может быть и другой.

Первый из названных вариантов невиновности при действии непреодолимой силы можно проиллюстрировать примером, приводившимся

Ответственность без вины в гражданском праве. Дмитриева О. В. – Воронеж, ВВШ МВД РФ, 1997– С.90

П.Г. Семеновым: «Кустарь тихим летним вечером сжигал на берегу большой реки легковоспламеняющиеся отходы производства. Неожиданный вихрь перебросил пламя через реку, чем был вызван пожар в поселке, отстоявшем на два километра от места, где находился кустарь» [172, с.43].

Вихрь подпадает под признаки непреодолимой силы, так как является чрезвычайным и для кустаря непредотвратимым. Пожар, возникший как последствие вихря, также обладает признаками непреодолимой силы, поскольку предотвратить ущерб от пожара кустарь в любом случае не смог бы, так как неизбежны затраты времени на то, чтобы узнать, куда вихрь перебросил пламя и прибыть к этому месту готовым бороться с огнем. За это время уже будет причинен ущерб.

В данном случае невиновность кустаря, обусловленная действием непреодолимой силы, характеризуется теми же признаками, что и невиновность при casus'е, так как непредотвратимость последствий действия вихря связана не с его объективными качествами, а с их субъективной непредвидимостью для кустаря. Если бы он знал или мог знать о том, что в тот момент, когда он, приняв все меры противопожарной безопасности, будет сжигать легковоспламеняющиеся отходы производства, налетит вихрь и вызовет пожар, он не должен был бы этого делать.

Однако, поскольку непреодолимая сила – это внешнее по отношению к деятельности лица событие, нельзя исключить, что в каких–то ситуациях лицо может знать о грядущем его наступлении и предполагать, что не сможет предотвратить его неблагоприятные имущественные последствия. Например, капитан корабля знает о надвигающемся сильном шторме, но порты далеко, и избежать столкновения с ним нельзя [158. с.70].

Если, действительно, при таких условиях оказалось, что лицо, используя все свои возможности, не смогло предотвратить отрицательные имущественные последствия действия обстоятельства непреодолимой силы, можно ли сказать, что в такой ситуации оно виновно? На наш взгляд, нет, потому что само по себе знание о грядущем событии не гарантирует возможности предотвращения его неблагоприятных последствий.

В этих случаях невиновность правонарушителя, обусловленная действием обстоятельства непреодолимой силы, отличается от невиновности при casus'е. Она состоит в том, что, несмотря на знание о грядущем наступлении события и принятие всех возможных в данной ситуации мер, направленных на предотвращение его отрицательных имущественных последствии, оно все-таки привело к их наступлению.

Ответственность без вины в гражданском праве. Дмитриева О. В. – Воронеж, ВВШ МВД РФ, 1997– С.91

Названная особенность невиновности правонарушителя обусловлена особенностями самою обстоятельства, выступающего в качестве непреодолимой силы.

Как говорилось выше, casus и непреодолимая сила, являясь разновидностями случайности, с объективной стороны представляют собой фактические изменения в объективной действительности, объективные результаты действия определенных причин.

Фактические изменения в объективной действительности, являющиеся объективной стороной casus'а, всецело порождены невиновным действием правонарушителя. Именно поэтому casus – это субъективный случай.

Фактические же изменения в объективной действительности, произошедшие от действия обстоятельства непреодолимой силы, порождены именно им самим, хотя и не непосредственно, а через влияние на поведение конкретного правонарушителя. Именно обстоятельства непреодолимой силы, обладая особыми объективными характеристиками, обусловливают невиновность правонарушителя, порождая чем самым casus. Однако обстоятельства непреодолимой силы обусловливают наступление не обыкновенного, а квалифицированного случая, в римском частном праве именовавшегося «casus major». Такое его название отражает тот факт, что он обусловлен не субъективными, а особыми объективными обстоятельствами. Поэтому непреодолимая сила как граница ответственности без вины это квалифицированный случай (casus major).

Отсюда возникает вопрос о том, какое значение имеет отсутствие вины лица для квалификации обстоятельства как непреодолимой силы?

В. А. Тархов высказывал мнение, что «отсутствие вины ответственного лица необходимое условие для применения понятия непреодолимой силы» [185, с.371].

Г. К. Матвеев, наоборот, считал, что субъективный момент не должен входить в квалификацию данного события как непреодолимой силы [137,с.172 и др.].

На наш взгляд, этот вопрос невозможно решить, не учитывая двух-аспектности понятия «непреодолимая сила».

Квалификация объективного стихийного или социального события как обстоятельства непреодолимой силы не должна включать в себя момент отсутствия вины. Оно квалифицируется как непреодолимая сила не потому, что субъект не виноват, наоборот, он не виноват, потому

92

что оно действовало.

Но квалификация непреодолимой силы как границы ответственности без вины предполагает невиновность правонарушителя. Если при действии объективного обстоятельства непреодолимой силы он не принял всех возможных в конкретной ситуации мер для предотвращения его неблагоприятных имущественных последствий, он должен понести ответственность, поскольку закон не предусматривает возможности освобождения от ответственности при наличии его вины. Если же правонарушитель принял все ли меры, но неблагоприятные имущественные последствия все равно наступили, он должен быть освобожден от ответственности ввиду наличия квалифицированного случая (casus major).

Однако включение в квалификацию непреодолимой силы как границы ответственности момента отсутствия вины создаст трудности в объяснении того, почему непреодолимая сила освобождаем от ответственности без вины.

Думается, что причина законодательного признания непреодолимой силы границей ответственности без вины заключается в особых объективных признаках ее обстоятельств.

В легальном определении понятия «непреодолимая сила», содержащемся в п. 3 ст. 401 ГК РФ, в качестве ее признаков названы «чрезвычайность» и «непредотвратимость при данных условиях». В цивилистической же литературе анализируются не только эти два признака, но и другие, выявленные в процессе научных исследований. При ном цивилисты сопоставляют признаки непреодолимой силы с признаками casus'а.

В качестве признака, присущего и непреодолимой силе, и casus'у, единодушно называется признак непредвидимости.

Однако один ученые придают этому признаку непреодолимой силы решающее значение, исходя из того, что если лицо знало или должно было знать о наступлении обстоятельств, могущих привести к неблагоприятным имущественным последствиям, то тогда нет места случаю и имеет место вина правонарушителя [102, с.92; 136, с.99; 52, с. 189; 185, с.371], другие же не считают его обязательным для непреодолимой силы [158, с.79–86].

Возникает вопрос: является ли обстоятельство, в какой–то мере предвидимое субъектом, случайным?

Ответ на неге; зависит от того, что понимать под непредвидимостью. В юридической литературе это понятие не определено, хотя оно имеет практическое значение для квалификации того или иного явле-

Ответственность без вины в гражданском праве. Дмитриева О. В. – Воронеж, ВВШ МВД РФ, 1997– С.93

ния как случая, будь то casus или непреодолимая сила.

Можем ли мы представить себе лицо, которое вообще не знает о том, что бывают землетрясения, извержения вулканов, войны, забастовки и т.н., или о том, что бывают обстоятельства, которые принято называть случайными в деятельности водителей, строителей и других лиц, деятельность которых связана с использованием источников повышенной опасности, и о том, что обстоятельства такого рода будут иметь место в будущем? Конечно же, нет.

Все люди, обладающие зрелым и здоровым сознанием, знают об этом. Но можем ли мы при этом условии говорить, что наступление таких обстоятельств в будущем является для них непредвидимым? Очевидно, нет. Но тогда ни одно событие мы не сможем назвать непредвидимым, ибо в общем виде, абстрактно, его предвидеть можно. На это в свое время обращал внимание А. В. Венедиктов [71, с. 174].

При таком понимании непредвидимости понятия «casus» и «не–преодолимая сила» лишаются всякого смысла, поскольку субъекту можно ставить в вину непринятие мер к предотвращению этого события в будущем. Не найдется места и ответственности без вины, а это противоречит действующему законодательству. Поэтому понятие непредвидимости с точки зрения права должно иметь другое содержание.

По нашему мнению, непредвидимость это невозможность иметь конкретное знание о времени, месте, характере и особенностях будущего события. При таком подходе любое событие может быть абстрактно предвидимым, но не может быть предвидимо конкретно, во всех его деталях. Поэтому субъекту нельзя поставить в вину непринятие конкретных мер для предотвращения его самого или его последствий в будущем.

Несмотря на то что обстоятельство непреодолимой силы обычно бывает неиредвидимым для лица, деятельность которого подвергается его воздействию, бывают случаи, когда наступление этого обстоятельства предвидится им конкретно. Поэтому, в отличие от casus'а, для которого признак непредвидимости является основополагающим, для непреодолимой силы он не является обязательным.

На первое по значимости место в характеристике обстоятельства непреодолимой силы выходит признак его непредотвратимости.

Этот признак тоже является общим и для casus'а, и для непреодолимой силы [129, с.365]. Однако различия в признаке непредотвратимости непреодолимой силы и casus'а заключаются, по нашему мнению, в причине непредотвратимости. Casus непредотвратим по причине его непред-

Ответственность без вины в гражданском праве. Дмитриева О. В. – Воронеж, ВВШ МВД РФ, 1997– С.94

видимости действующим субъектом, субъективно непредотвратим. Если бы субъект знал о возможных последствиях своего поведения, то предотвратил бы их. Непреодолимая же сила непредотвратима не но этой причине [93, с.340; 103,с.45; 150,с.365; 118, с. 19; 185, с.368–370; 158,с.79–86; 180,с.96;89, с.46 и т.д.].

Кроме того, само понятие непредотвратимости выбывает споры. Спорят, во-первых, о критерии непредотвратимости, и этот вопрос занимает основное место в рассуждениях ученых, а во-вторых, привлекает внимание также вопрос о том, что является непредотвратимым само стихийное или социальное обстоятельство или его последствия.

Последний вопрос недостаточно исследовался цивилистами.

С нашей точки зрения, непредотвратимым может быть как само обстоятельство непреодолимой силы как таковое, так и его последа вия.

Предыдущий | Оглавление | Следующий










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.