Предыдущий | Оглавление | Следующий

Думается, что сам но себе факт возврата к началу вины и в истолковании норм закона, и в правоприменительной практике подтверждает то, что соотношение ответственности «за вину» и ответственности 6ез вины в конкретных исторических условиях находится в определенной, опосредованной зависимости от степени развития товарно-денежного характера экономических отношений (товарно-денежные отношения «идеального» варианта или товарно-денежные отношения с отклонениями от «идеального» варианта).

С принятием ГК РСФСР 1964 [18] 1 ода соотношение ответственности «за вину» и ответственности без вины не изменилось. Ст. 222, устанавливавшая основания ответственности за нарушение договорных обязательств, и ст. 444, устанавливавшая основания ответственности из причинения вреда, в отличие от ст. 118 и 403 ГК 1922 года, совершенно определенно указывали на необходимость наличия вины (умысла или неосторожности) для возложения гражданско-правовой ответственности. В то же время, в некоторых частных случаях законом допускалась ответственность без вины, от которой освобождала непреодолимая сила. В силу ст. 427, 454, такую ответственность должны были нести профессиональные хранители и владельцы источников повышенной опасности. Принятым же в 1983 году Воздушным кодексом СССР [8] допускалась еще более жесткая ответственность без вины для воздушного перевозчика за вред, причиненный смертью или повреждением здоровья пассажира, третьих лиц или члена экипажа при исполнении им трудовых обязанностей (ст. 29, 64, 65, 96), поскольку непреодолимая сила названными статьями не признавалась основанием освобождения от ответственности.

Однако, несмотря на достаточно большое количество случаев, в которых допускалось возложение ответственности без вины, в подавляющем большинстве случаев ответственность без вины все же не допускалась, и в соотношении ответственности «за вину» и ответственности без вины главенствующее значение имела ответственность «за вину».

Это соотношение изменилось, когда на территории РФ с 3 августа 1992 года были введены в действие Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик, принятые 31 мая 1991 года [19]. В п. 2 ст. 71 Основ было установлено, что от ответственности за нарушение договорных обязательств, возникших при осуществлении предпринимательской деятельности освобождает непреодолимая сила, сделавшая исполнение обязательства невозможным.

Ответственность без вины в гражданском праве. Дмитриева О. В. – Воронеж, ВВШ МВД РФ, 1997– С.19

Толкование этой нормы в п. 15 Постановления Пленума Высшею арбитражного суда РФ № 23 от 22.12.92 года «О некоторых вопросах применения арбитражными судами Основ гражданскою законодательства Союза ССР и республик на территории РФ» [13, с.71 -73] и ее толкование учеными-цивилистами, высказавшими свое мнение по вопросу об ответственности предпринимателя, совпадало было признано, что она создает возможность возложения ответственности без вины до непреодолимой силы фактически в большей част договорных обязательств вообще [134, с.20; 162, с.28].

Аналогичное правило об ответственности предпринимателя содержится и в ныне действующем ГК РФ. Несмотря на то, что в п. 1 ст. 401 ГК РФ в качестве общею правила установлено, что за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства должник несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), в п. 3 этой же статьи введено существенное исключение из тгого правила: лицо, нарушившее свои договорные обязательства при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, ч то надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие действия непреодолимой силы.

В ГК РФ, наряду с названной нормой, содержится еще несколько новых норм, в соответствии с которыми возможно возложение ответственности без вины. Это норма п. 2 ст. 476, устанавливающая ответственность продавцов, давших гарантию качества товара, за недостатки переданной покупателю вещи, и норма ст. 1100, устанавливающая случаи компенсации морального вреда независимо от вины его причинителя. В новом ГК РФ содержатся также нормы, аналогичные по смыслу нормам ГК РСФСР 1964 года, в соответствии с которыми возможно возложение ответственности без вины на профессионального хранителя за несохранность вещи (ч. 2 п. 1 ст. 901 ГК РФ), владельца источника повышенной опасности за причинение этим источником вреда (п. 1 ст. 1079 ГК РФ), государство или муниципальное образование за вред, причиненный гражданину в результате незаконною осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконною применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконною наложения административною взыскания в виде ареста или исправительных работ (п. 1 ст. 1070 ГК РФ).

Нормы, в соответствии с которыми в настоящее время возможно возложение ответственности без вины, содержит также Закон РФ «О

Ответственность без вины в гражданском праве. Дмитриева О. В. – Воронеж, ВВШ МВД РФ, 1997– С.20

защите прав потребителей» ст. 7 февраля 1992 года, действующий в редакции от 5 декабря 1995 года [4] и Закон РФ «Об использовании атомной энергии» от 21 ноября 1995 года [7].

В Законе «О защите прав потребителей» восприняты положения иностранного законодательства о защите прав потребителей, получившею наибольшее развитие в 70-80-е годы нашею столетия, в частности, так называемая «конструкция ответственности за продукт» [123, с. 20; 178, с. 80]. Одной из основных черт этой конструкции является возможность возложения ответственности на изготовителя, исполнителя или продавца без их вины, причем в конкретном договоре продажи запрещено устанавливать условия их освобождения от ответственности или устанавливав более легкую ответственность за нарушение обязанности по сравнению с той, которая предусмотрена в законе.

Эта конструкция была отражена во многих нормативных актах зарубежного гражданского права. В Законе Франции № 83-660 от 21 июля 1983 года «О безопасности потребителей и внесении изменений в различные положения Закона от 1 августа 1905 года «Об обманных действиях и фальсификации товаров и услуг» [91, с.20-21, 24-27], в Декрете Франции № 78-464 от 24 марта 1978 юда, относящемся к применению главы 4 Закона № 78-23 от К) января 1978 юда «О защите и информации потребителей продуктов и услуг» [91, с.23-24], Законе ФРГ «Об общих условиях сделок» от 9 декабря 1979 года [91, с.34-46], а также Законе Англии «О недобросовестных условиях договора» 1977 года [91, с. 59-67], Законе США «О гарантиях при продаже товаров широкого потребления» 1975 года [91, с.81-89] и других.

В соответствии с п. 4 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» продавец (изготовитель, исполнитель) освобождается от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение ею обязанностей перед потребителем, если докажет, что ненадлежащее исполнение произошло вследствие непреодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным законом. Если продавец, изготовитель и исполнитель освобождаются от ответственности перед потребителем при наличии непреодолимой силы, они отвечают перед ним независимо от вины. Это значит, что допускается возложение на них ответственности без вины до пределов непреодолимой силы.

Норма, допускающая ответственность без вины до непреодолимой силы изготовителя и исполнителя за вред, причиненный жизни, здоровью и имуществу потребителя, содержащаяся в п. 4 см. 14 Закона, сфор-

Ответственность без вины в гражданском праве. Дмитриева О. В. – Воронеж, ВВШ МВД РФ, 1997– С.21

мулирована несколько по-иному. В п. 4 ст. 14 указано, что изготовитель (исполнитель) отвечает за вред, причиненный жизни, здоровью и имуществу потребителя в связи с использованием материалов, оборудования, приборов, инструментов и иных средств, необходимых для производства товаров независимо от тою, позволял ли уровень научных и технических знаний выявить их особые свойства или нет. Пункт 5 згой статьи дополняет и. 4 «изготовитель (исполнитель, продавец) освобождается от ответственности, если докажет, что вред причинен вследствие непреодолимой силы или нарушения потребителем установленных правил использования, хранения или транспортировки товара».

Как видно из изложенного, норма п. 5 ст. 14, допускающая ответственность без вины до непреодолимой силы сформулирована традиционно путем указания на непреодолимую силу как обстоятельство, освобождающее от ответственности, так же, как и в п. 3 ст. 401 ГК РФ. В п. 4 Закона это сделано несколько необычно. Однако, на наш взгляд, в этих двух пунктах содержится единая норма об ответственности изготовителя и исполнителя перед потребителем. Из пункта 4 следует, что при возложении ответственности на изготовителя (исполнителя) не должен приниматься во внимание факт его виновности или невиновности в нарушении нрав потребителя в связи с неизвестностью для пего особых свойств материала, из которого изготовлен продукт, то есть ответственность может быть возложена на него как «за вину», так н без вины, а в и. 5 устанавливается «ограничитель» допускаемой в п. 4 ответственности без вины, которым является непреодолимая сила. Потому в судебной практике эти пункты должны применяться только в единстве.

Значение ГК РФ 1994-1995 годов, предусматривающего более широкую сферу применения ответственности без вины но сравнению с ГК РСФСР 1964 года, а также Закона «О защите прав потребителей», трудно переоценить. Их принятие привело, на наш взгляд, к тому, что гражданско-правовая ответственность «за вину» в России перестала доминировать над гражданско-правовой ответственностью без вины.

Таким образом, в настоящее время в России сложилось такое же соотношение ответственности «за вину» и ответственности без вины, как и в других государствах континентальной Европы, где законодательство, регулирующее предпринимательскую деятельность, и законодательство о защите прав потребителей получило развитие значительно раньше, чем в России.

Из изложенного можно сделать вывод, что историю соотношения

Ответственность без вины в гражданском праве. Дмитриева О. В. – Воронеж, ВВШ МВД РФ, 1997– С.22

ответственности «за вину» и ответственности без вины в гражданском праве стран континентальной Европы условно, в самых общих чертах можно представить себе в виде диалектической спирали: первоначально господствовавшая неограниченная ответственность без вины, обусловленная неразвитостью имущественного и психологического индивидуализма участников общественных отношений, была отрицаема появившимся в связи с постепенным его формированием началом вины, а затем начался обратный процесс: высокая степень развития индивидуализма привела к его ослаблению, а вместе с этим, к ослаблению значения начала вины и расширению сферы применения ответственности без вины. Произошел как бы возврат к ответственности без вины, по уже на новом уровне. Теперь применение ответственности без вины, как правило, ограничено пределами непреодолимой силы.

Обратимся теперь к англо-американской системе права. Регулирование гражданско-правовой ответственности в ней всегда отличалось своеобразием. Это своеобразие, на наш взгляд, обусловлено как экономическими, так и культурно-историческими причинами.

Экономические отношения в Англии развивались несколько быстрее, чем в странах континентальной Европы. Вследствие пою здесь раньше возникли отклонения в признаках товарно-денежных отношениях от их «идеального» варианта, впоследствии перенесенные на североамериканский континент. А как уже говорилось выше, эти отклонения в конечном счете обусловливают гражданско-правовую ответственность без вины.

Географическая удаленность Англии и Северной Америки от континентальной Европы, в свою очередь, обусловила слабость влияния на их правовую систему системы континентального права и формирование самостоятельной, в определенной мере обособленной, правовой культуры.

Исторически ответственность за причинение вреда в англо-американской системе права в большинстве случаев была основана на начале вины [89, с. 198; 138, с. 169-170]. При возложении же ответственности за нарушение договорных обязательств, наоборот, вине неисправного должника вообще не придавалось какое-либо значение [96, с. 269].

Такое положение сложилось в договорном праве Англии и США потому, что в соответствии с основополагающим в нем «принципом незыблемости договора», основанном на правиле «род не может погибнуть», должник гарантировал не реальность исполнения своего обяза-

Ответственность без вины в гражданском праве. Дмитриева О. В. – Воронеж, ВВШ МВД РФ, 1997– С.23

тельства в натуре, а лишь поступление в имущество кредитора определенной денежной суммы [89, с.49; 88, с.203]. Поскольку деньги это вещь, определяемая родовыми признаками, денежный платеж предполагался всегда возможным, а но ному никакие обстоятельства не могли освободить должника от обязанности осуществить его, что фактически означает уплатить убытки. Из этого следует, что ответственность за неисполнение должником обязательства в натуре не связывалась с наличием его вины, вопрос о вине вообще не ставился, а следовательно, ответственность могла быть возложена как при ее наличии, так и при ее отсутствии. При таких обстоятельствах соотношение ответственности «за вину» и ответственности без вины не может быть определено даже приблизительно, как тю возможно сделать применительно к гражданскому праву стран континентальной Европы исходя из соотношения основных начал возложения гражданско-правовой ответственности, закрепленных в законодательстве. Соотношение количества случаев возложения ответственности при наличии вины должника и случаев ответственности без вины в англо-американском праве определялось лишь тем, сколько должников, понесших ответственность, было фактически виновно, а сколько невиновно.

Однако, начиная с середины XX века, наметилась тенденция к смягчению принципа «незыблемости договора». Она проявилась в том, что в судебной практике некоторые обстоятельства, приведите к невозможности исполнения договорных обязательств в натуре, стали признаваться освобождающими от ответственности. Такая тенденция в судебной практике нашла отражение в доктрине «тщетности договора», в соответствии с которой должник может быть освобожден от ответственности при наступлении после заключения договора таких непредвиденных обстоятельств, которые привели к практической невозможности исполнения договорного обязательства (impracticability of perfomance) либо к полному отпадению цели договора (frustration of purpose). При этом ненаступление этих обстоятельств должно быть главной предпосылкой заключения договора, что осознавалось в момент заключения договора каждой из его сторон, и наступление них обстоятельств не должно являться следствием вины стороны, просящей об освобождении ее от ответственности. В судебной практике к таким обстоятельствам, как правило, относят принятие правительственных актов, исполнение которых несовместимо с исполнением договорных обязательств, смерть или утрату дееспособности исполнителем договора, гибель иидивиду-

Ответственность без вины в гражданском праве. Дмитриева О. В. – Воронеж, ВВШ МВД РФ, 1997– С.24

ально-определенной вещи, являвшейся предметом договора [142, с. 115-125; 130, с. 166-168]. Таким образом, доктрина «тщетности договора» предполагаем в некоторых случаях учет вины или невиновности должника при решении вопроса об освобождении его от ответственности.

В гражданском праве США доктрина «тщетности договора» нашла отражение в ст. 2-615 Единообразного торгового кодекса (ЕТК), гласящей, что «за исключением тех случаев, когда поставщик принял на себя значительные обязательства,... просрочка в передаче или непередача в целом или в части ... не являются Нарушением его обязанности по договору о продаже . если исполнение, обусловленное договором, стало практически невозможным вследствие непредвиденного обстоятельства, ненаступление которого было основной предпосылкой заключения договора ...» [90, с.300]. Более того, как отмечается в российской цивилистической литературе, в современный период в англо-американской системе права «существует тенденция к расширению пределов невозможности исполнения» [91, с. 14], другими словами, к увеличению количества обстоятельств, признаваемых освобождающими должника от ответственности, а следовательно, к увеличению количества случаев учета вины (невиновности) должника.

Таким образом, в настоящее время бывшие характерными для рассмотренных двух систем права «крайности» полное исключение вины из условий возложения гражданско-правовой ответственности и, наоборот, придание вине исключительно важного значения, сглаживаются, и в определенной мере происходит процесс сближения этих систем права в регулировании вопросов возложения ответственности.

Процесс сближения правовых систем нашел отражение также в нормах международного частного права. Многими международными конвенциями допускается ответственность как при наличии, так и при отсутствии вины правонарушителя [127, с.325]. Допускаемая ими ответственность без вины, как правило, является ограниченной: от нее можно освободиться при наличии обстоятельств, указанных в данной конвенции.

Особый интерес для нас представляет Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 года [91, с. 119-148; 65, с. 199; 100, с. 167-191], поскольку в ней вообще не содержится ни понятие «вина» ни понятие «непреодолимая сила», традиционные для гражданского права стран континентальной Европы, однако в ней не используются также и понятия, обозначающие «тщетность договора», традиционные для современного англо-американского гражданского права.

Ответственность без вины в гражданском праве. Дмитриева О. В. – Воронеж, ВВШ МВД РФ, 1997– С.25

Возникает вопрос о том, на каком начале основана ответственность за нарушение обязательств по пой Конвенции? Необходимо ли в соответствии с Конвенцией наличие вины должника для возложения на пего ответственности за нарушение договорною обязательства? Возможна ли его ответственность без вины?

В российской цивилистической литературе высказаны две противоположные точки зрения но этому вопросу.

В. Плотников, например, считает, что в соответствии с Конвенцией ответственность без вины невозможна [162, с.28]. Таким образом, он толкует ответственность но Конвенции с позиций начала вины.

Действительно, в ней используются термины, обозначающие субъективное состояние сторон, однако они не употребляются в статьях, посвященных регулированию условий ответственности.

Например, в ст. 25 Конвенции для определения черт «существенного нарушения договора» установлен, на наш взгляд, субъективный критерий наличие или отсутствие возможности предвидения стороной ущерба, могущего возникнуть у контрагента от допущенного ею нарушения. В статьях 35 и 36 Конвенции используется такой критерий, как «очевидность несоответствия товара», который, по нашему мнению, также является субъективным. «Субъективность» этого критерия как бы подчеркивается правилом ст. 40 , в соответствии с которым продавец не вправе ссылаться на положения статен 38 и 39, если несоответствие товара связано с фактами, о которых он знал или не мог не знать и о которых он не сообщил покупателю. Следовательно, продавец не может освободиться от ответственности за несоответствие товара, если он виноват (умышленно ввел покупателя в заблуждение).

Подобный содержащемуся в см. 40 Конвенции прием указание на то, что при наличии вины освободиться от ответственности невозможно, использован во многих из названных выше нормативных актах гражданского права стран континентальной Европы, например в п. 7 параграфа 11 Закона ФРГ «Об общих условиях сделок» от 9.12.79. В соответствии с этой статьей в общих условиях сделок недействительны исключение или ограничение ответственности за убыть которые причинены вследствие грубой неосторожности стороны, предлагающей условия, или вследствие умысла и грубой неосторожности законною представителя стороны.

Однако из содержания сформулированных таким образом статей не следует, что ответственность должна наступать только при наличии

Ответственность без вины в гражданском праве. Дмитриева О. В. – Воронеж, ВВШ МВД РФ, 1997– С.26

вины стропы. Подобная редакция статей оставляет открытым вопрос о границах ответственности, то есть о тех обстоятельствах, которые должны освобождать от нее и, следовательно, о том, на каком начале строится в данном случае ответственность. Чтобы выявить его, требуется анализ и других статей данного нормативного акта.

Относительно рассматриваемой Конвенции обоснованной, на пат взгляд, является позиция А. Комарова, считающего, что ответственность но ней на начале вины не основана, поскольку в соответствии со ст. 79 должник может освободиться от ответственности только в том случае, если докажет, что исполнение его обязательства стало невозможным вследствие действия обстоятельства, «находящегося вис его контроля» и которое не могло быть разумно принято им во внимание при заключении договора, и от него нельзя было ожидать избежания или преодоления этих препятствий или их последствий, по не доказательством отсутствия его вины [114, с. 183-189; 113, с. 19].

Не останавливаясь сейчас на характеристике обстоятельств, находящихся «вне контроля стороны», отметим, что, на наш взгляд, они сопоставимы с обстоятельствами непреодолимой силы [такое же мнение высказывал проф. С. К. Май: 130, с. 131], которые будут рассмотрены ниже. Если же понятия «обстоятельство вис контроля стороны» и «непреодолимая сила» тождественны, то из этого следует, что но Конвенции допускается ответственность без вины до непреодолимой силы.

Чем же обусловлено сближение двух систем права в регулировании условий возложения гражданско-правовой ответственности за нарушение договора? Почему регулирование ответственности в странах англо-американской системы права имеет тенденцию к смягчению в связи с расширением перечня обстоятельств, признаваемых освобождающими от ответственности, а в странах континентальной системы права, наоборот, к ужесточению в связи с увеличением количества случаев, когда допускается ответственность без вины?

На наш взгляд, обе эти тенденции, несмотря на взаимную противоположность, обусловленную особенностями регулирования гражданско-правовой ответственности в рассматриваемых системах права, объективно направлены к одному и тому же результату применению ответственности без вины, ограниченной определенными пределами, в широкой сфере гражданско-правовых отношении. Именно такая ответственность в наибольшей степени отвечала бы тому уровню развития экономических отношений, который в настоящее время свойственен как для стран

Ответственность без вины в гражданском праве. Дмитриева О. В. – Воронеж, ВВШ МВД РФ, 1997– С.27

Европы, так и для США, и характеризуется наличием отклонений в признаках товарно-денежных отношений от их «идеальною» варианта.

По мнению проф. С. К. Май [130, с.131], с которым мы согласны, смягчение ответственности за нарушение договорных обязательств в англо-американской системе права вызвано, видимо, тем, что весьма жесткие требования к их исполнению, основанные на правиле «род не может погибнуть», исторически сложившиеся в Англии и США, в настоящее время объективно препятствует предпринимательской активности, а следовательно, дальнейшему развитию экономики.

Увеличение же количества случаев ответственности без вины, имеющее место в континентальной системе права, вызвано, на наш взгляд, дальнейшим развитием тех экономических условий, которые и раньше обусловливали необходимость возложения в некоторых случаях ответственности без вины. Как уже говорилось выше, этими условиями являются отклонения в признаках товарно-денежных отношений, складывающихся в конкретной сфере, по сравнению с их «идеальным» варианты.

Если тысячелетие назад эти отклонения характеризовали относительно небольшой круг имущественных отношений, то в XIX и XX веках они определяют гораздо более широкий и постоянно увеличивающийся круг этих отношений. По нашему мнению, это связано с дальнейшим развитием научно-технического процесса, приводящею к усилению разделения труда и усложнению, в связи с ним, отношений между их участниками.

Как уже говорилось, усиление разделения труда и усложнение отношений порождаем определенное размывание, «отрицание» имущественного индивидуализма их участников. Проявлением этого можем быть, в частности, то, что нарушение договорного обязательства предпринимателем можем оказаться последствием не только его собственных действий, но и действий других лиц, что было замечено еще в прошлом

веке Ю. Бароном [58, с. 78]. Часто предмет исполнения обязательства произведен или доставлен не одним конечным должником, но также и деятельностью лиц, с которыми он сам состоял в договорных отношениях. В этом случае освобождение предпринимателя-должника от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение своего договорного обязательства при отсутствии его вины может привести к возникновению убытков у множества других лиц, состоящих друг с

другом в договорных отношениях, к нарушению нормального функционирования экономических отношений и даже к возникновению небла-

Ответственность без вины в гражданском праве. Дмитриева О. В. – Воронеж, ВВШ МВД РФ, 1997– С.28

гоприятных социальных последствий. Думается, что в таких условиях ставить возможность возложения на должника ответственности в непосредственную зависимость от наличия или отсутствия его вины нецелесообразно. Вероятно, исходя из этого, для таких случаев допускается ответственность без вины до пределов непреодолимой силы.

Ослабление признака имущественной обособленности (имущественного индивидуализма) субъекта приводит к ослаблению значения и его психологического индивидуализма. Это, в свою очередь, проявляемся в отрицании необходимости непосредственного учета наличия или отсутствия его вины в неисполнении или ненадлежащем исполнении договорного обязательства и к допущению возложения на него ответственности без вины до непреодолимой силы. Однако тот факт, что освободиться от ответственности все-таки можно при доказательстве воздействия на деятельность правонарушителя непреодолимой силы, говорит в пользу того, что какой-то опосредованный учет вины (невиновности) в этих случаях все же осуществляется.

Немаловажно и то, что предприниматели зачастую имеют более выгодное экономическое положение, чем их контрагенты, потребляющие результаты их деятельности. Иногда те товары или услуги, которые предлагает данный предприниматель, его контрагент-потребитель не можем приобрести в другом месте, и в связи с этим он вынужден соглашаться на те условия договора, которые ему предлагает предприниматель, хотя бы они и не были выгодны ему [99, с.3; еще раньше аналогичное мнение высказывал Н. Демчинский: 97, с. 3]. Например, сдача пассажирами вещей в камеру хранения на вокзале можем для них быть вынужденной мерой, поскольку им затруднительно сдать вещи на хранение в какое-либо другое место. Особенно же сказанное касается предпринимателей, осуществляющих свою деятельность в условиях естественной монополии, к которым, в соответствии со ст. 4 Закона РФ «О естественных монополиях» [6] относятся, в частности, железные дорог, транспортные терминалы, порты, аэропорты, энергоснабжающие организации и др.

Поскольку экономический монополизм порождает отклонение такого признака товарно-денежных отношений «идеального» варианта, как экономическая независимость субъектов друг от друга и их равенство, возможность возложения ответственности без вины на экономически более сильного предпринимателя, а тем более монополиста, может рассматриваться как своеобразная компенсация их контрактам за фактическую невозможность или затрудненность отстаивания перед

Ответственность без вины в гражданском праве. Дмитриева О. В. – Воронеж, ВВШ МВД РФ, 1997– С.29

ними своих юридических интересов В связи со сказанным представляется, что ответственность без вины в рассматриваемых отношениях необходима и справедлива.

Следует, однако, отметить, что не во всех случаях на предприпимателя, нарушившею права своею контрагента, можно возложить ответственность без вины. В частности, железные дороги, энергоснабжающие организации, будучи субъектами естественной монополии и обладая в связи с этим самым благоприятными условиями деятельности , в силу законодательства (УЖД СССР, п. 2 ст. 547 ГК РФ) не должны отвечать перед контрагентами без вины. Более того, размер их ответственности перед контрагентом ограничен законом. На наш взгляд, это еще в большей степени усугубляет несправедливость в данных случаях ответственности только «за вину». Думается, что в законодательстве необходимо закрепить начало ответственности независимо от вины субъектов естественной монополии за нарушение прав контрагентов, а тем самым допустить возможность возложения на них ответственности без вины.

В сфере деликтных обязательств ответственность без вины допускается законодательством за вред, причиненный источником повышенной опасности. В отличие от договорной ответственности без вины, которая в силу закона всегда ограничена пределами непреодолимой силы, а не ограниченной ими может быть только на основании договора сторон, деликтная ответственность без вины и в силу закона в некоторых случаях является неограниченной. Однако, по нашему мнению, всякая деликтая ответственность без вины и ограниченная пределами непреодолимой силы, и не ограниченная ими, в конечном счете обусловлена причинами, лежащими в сфере экономики.

В современном мире невозможно обходиться без использования источников повышенной опасности, которые причиняют значительный вред окружающим их лицам и имуществу. Положение владельцев источников повышенной опасности в определенной мере сходно с положением монополистов, поскольку они удовлетворяют свои имущественные интересы (извлечение прибыли или иные), вынуждая всех других лиц подвергаться повышенной опасности от их деятельности, поскольку альтернативы использованию источников повышенной опасности на сегодняшний день нет.

Думается, однако, что использование одних источников повышенной опасности «насущно» необходимо, а других нет. Например, имеющее место широкое использование во всем мире железнодорожного и

Ответственность без вины в гражданском праве. Дмитриева О. В. – Воронеж, ВВШ МВД РФ, 1997– С.30

автомобильного транспорта для доставок грузов и пассажиров при современном уровне развития экономических отношений, вне всякого сомнения, «насущно» необходимо. Использование же таких источников повышенной опасности, как, например, воздушные суда, ядерные и космические объекты, на наш взгляд, не является таковым. Грузы и пассажиры вне каких-либо экстремальных ситуаций могут доставляться по назначению и другими, традиционными видами транспорта, электрическая и тепловая энергия может производиться не только атомными электростанциями, обладание же космическими объектами для многих государств вообще экономически недоступно.

Думается, что с помощью таких «особых» источников повышенной опасности удовлетворяются нетипичные экономические потребности, потребности более высокого уровня по сравнению со средним. При этом их использование, на наш взгляд, еще более опасно, чем использование других, ставших обычными, источников повышенной опасности. Достаточно вспомнить Чернобыльскую катастрофу, глобальную по своим последствиям, авиакатастрофы, в которых, как правило, никто не остается в живых и которые причиняют огромный по размерам материальный ущерб и т. п.

В соответствии с нормами международного права, ответственность за вред, причиненный «особыми» источниками повышенной опасности, либо не исключается непреодолимой силой вообще (например, ст. 2 Конвенции 1972 года «О международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами» [34, с. 82] устанавливает абсолютную ответственность запускающего государства за выплату компенсации за ущерб, причиненный этим космическим объектом на поверхности Земли или воздушному судну в полете), либо исключаемая только некоторыми, прямо названными в источнике обстоятельствами непреодолимой силы (например, п. 3 ст. 4 Венской Конвенции 1963 года «О гражданской ответственности за ядерный ущерб» [32], ст. 9 Парижской Конвенции 1960 года «Об ответственности перед третьей стороной в области ядерной энергии» [30], ст. 8 Брюссельской Конвенции 1962 года «Об ответственности операторов ядерных судов» [31; 147, с. 190-200], в соответствии с которыми оператор ядерной установки может освободиться от ответственности за причиненные в связи с ядерным инцидентом убытки в том случае, если они возникли в результате вооруженного конфликта, военных действий или восстания, а в соответствии с Венской конвенцией 1963 года и Парижской конвенцией 1960 года

Ответственность без вины в гражданском праве. Дмитриева О. В. – Воронеж, ВВШ МВД РФ, 1997– С.31

пост, многие современные российские правоведы рассматривают вину в качестве непременною атрибута гражданско-правовой ответственности, утверждая вслед за юристами классического периода истории Римского государства, что «без вины нет ответственности» и поэтому «ответственность без вины» на самом деле не ответственность, а особый, отличный от ответственности способ восстановления имущественного положения лица, пострадавшею о г правонарушения [121, с. 154; 137, с.7; 133, с.156 и сл.; 124, с. 131-133 и многие др. авторы].

Другие авторы, наоборот, отстаивают мысль, что возмещение убытков или уплата неустойки невиновным правонарушителем - это именно ответственность, а не какое-либо другое правовое явление [93, с.337; 50, с. 137; 51,с.43; 197, с. 170; 180, с.50-53].

Чтобы разобраться в этом вопросе, необходимо обратиться к теории юридической ответственности вообще.

Понятие юридической ответственности является весьма дискуссионным [105,с. 11-15; 52,с. 17-18; 131,с.8-10; 137 с.30-57; 169, с.56-57; 67, с. 10 и др.]. Не вдаваясь в существо этой дискуссии, обозначим свою позицию по этому вопросу-

Мы согласны с теми авторами, которые от нося к мерам юридической, в том числе гражданско-правовой, ответственности не все принудительные меры защиты нарушенного субъективною права, а лишь те меры, которые являются дополнительными и обременительными для правонарушителя.

В гражданском праве к таким мерам в силу п. 1 ст. 394, и ст. 397 ГК РФ можно отнести возмещение убытков н изыскание неустойки. Эти меры, в отличие от других мер защиты, обладают чертами дополнительности и имущественной обременительности для правонарушителя.

Обязанность возместить убытки или уплатить неустойку может быть охарактеризована как дополнительная для правонарушителя, поскольку она не является частью позитивного содержания договорного обязательства и возникает только из факта его нарушения. Обязанность возместить причиненный вред, аналогично, является дополнительной для причинителя, поскольку она возникает в момент совершения деликта, а до этого момента отсутствует.

В связи с тем, что при уплате убытков или неустойки количество принадлежащего правонарушителю имущества уменьшается, обе эти меры представляют для него имущественное обременение.

Однако меры ответственности - еще не сама ответственность, от-

Ответственность без вины в гражданском праве. Дмитриева О. В. – Воронеж, ВВШ МВД РФ, 1997– С.33

также и в случае тяжелого стихийного бедствия исключительного характера).

По нашему мнению, именно различие в уровне экономических потребностей, которые могут быть удовлетворены с помощью «обычных» либо «особых» источников повышенной опасности, обусловливает ответственность без вины только до пределов непреодолимой силы или также и за ее пределами. За вред, причиненный «обычным» источником повышенной опасности, возлагается только ограниченная пределами непреодолимой силы ответственность без вины, а за вред, причиненный «особым» источником повышенной опасности, возлагается более жесткая, не ограниченная пределами непреодолимой силы либо ограниченная только некоторыми обстоятельствами непреодолимой силы, ответственность без вины.

В целом же деликтная ответственность без вины, по нашему мнению, может быть объяснена высоким уровнем развития техники и порожденным им ослаблением признака равенства, свойственного «идеальному» варианту товарно-денежных отношений.

Естественно, такая причина, как имущественный индивидуализм, свойственный экономическим, товарно-денежным отношениям, обусловливает гражданско-правовую ответственность «за вину» или без вины лишь в конечном счете. Право же обладает своей внутренней логикой и способностью к саморазвитию [53, с.73], поэтому соотношение ответственности «за вину» и ответственности без вины между собой может объясняться не только причинами, лежащими в сфере экономики, но и другими причинами - философскими, юридическими, политическими и прочими. По нашему мнению, именно эти прочие причины в значительной степени обусловили различия в институте гражданско-правовой ответственности различных систем права, именно они могут обусловливать необходимость ответственности без вины в конкретных случаях (например, в случае, предусмотренном в п. 1 ст. 1070 ГК РФ).

Рассмотрению некоторых из этих причин посвящены следующие разделы настоящего исследования.

Предыдущий | Оглавление | Следующий










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.