Предыдущий | Оглавление | Следующий

§ 3. Гарантии при оказании юридической помощи

 

Современное состояние гарантий при оказании юридической помощи оставляет желать лучшего. Их развитие предполагает комплексное изучение и реформиро-

§ 3. Гарантии при оказании юридической помощи 173

вание всего механизма доступа к правосудию с тем, чтобы каждое заинтересованное лицо могло защитить свои права в судебном порядке надлежащим образом. Одной из проблем доступности правосудия по гражданским делам является проблема гарантий при оказании юридической помощи. Актуальность этого вопроса в настоящее время вызвана особенностями развития гражданского процессуального законодательства в России, расширением принципа состязательности, ослаблением активности суда и другими факторами, подробно исследованными в § 1 гл. 3. Современное российское общество расслаивается по имущественному признаку чрезвычайно быстро. Имущественное неравенство отражается на всех сторонах общественной жизни, в том числе и при разрешении гражданских дел. Материально более обеспеченная сторона имеет в состязательном процессе значительное преимущество за счет возможностей по найму более квалифицированного представителя, оплате государственной пошлины и экспертизы, иных расходов, связанных с производством дела и исполнением решения. Демократизм российского гражданского процесса и принцип равноправия предполагает равные возможности для всех тяжущихся быть представленными в суде надлежащим образом. Система гарантий при оказании юридической помощи может и должна обеспечивать права всех лиц обратившихся или имеющих намерение обратиться за судебной защитой.

Правовые мероприятия по реализации гарантий при оказании юридической помощи должны заключаться в таком реформировании правовой системы в целом и процессуального права в частности, при котором законодательство бы предоставляло возможность судебной защиты своих прав всем субъектам вне зависимости от их материального, социального положения и других факторов.

Опыт стран с состязательной системой процесса показывает, что «состязательность сторон как принцип правосудия идеальна лишь в том случае, когда спорящие стороны обладают равными шансами быть пред-

174 Глава 3. Представительство как межотраслевой институт

ставленными в суде должным образом»[1]. Одной из возможностей для «слабой» стороны реально участвовать в состязательном процессе в странах англо-американской системы гражданского процесса было и остается право общественного интереса. Право общественного интереса родилось и окрепло в ходе борьбы населения за «доступ к правосудию» преимущественно во второй половине XX в. Первоначально речь шла только о защите цветного населения, однако затем движение расширилось. В 1973 г. Специальный комитет по практике общественного интереса Американской ассоциации адвокатов определил общественный интерес как:

1) правовую службу для бедных;

2) бесплатное или по сниженным ценам представительство в делах о восстановлении основных индивидуальных гражданских прав;

3) право милосердных организаций[2].

И. В. Решетникова, первая из российских ученых обратившаяся к праву общественного интереса, выделяет четыре его составляющих:

1) деятельность фирм, адвокатов, других организаций по оказанию бесплатных или по сниженным ставкам правовых услуг;

2) защита плохо представляемых интересов;

3) защита недостаточно представляемых групп людей;

4) процессуальные меры защиты общественного интереса[3].

Применимость опыта с развитой системой защиты общественного интереса в российском праве несомненна. Применительно к процессуальному представительству как к межотраслевому институту можно сказать,

§ 3. Гарантии при оказании юридической помощи 175

что право общественного интереса предполагает развитие института процессуального представительства. При этом законодательство о процессуальном представительстве должно содержать нормы, предусматривающие защиту права общественного интереса судебными представителями. Процессуальные особенности участия представителя по таким делам должны быть установлены вне зависимости от того, в каком суде (общей юрисдикции, арбитражном, федеральном или местном) рассматривается дело. Такими особенностями могут быть отсутствие ограничений на взыскание с проигравшей стороны компенсации расходов на оплату помощи представителей, ограничения полномочий процессуального представителя в части отказа от иска, заключения мирового соглашения, даже если эти полномочия указаны в доверенности или ином документе, законодательное регулирование порядка отказа представителя от участия в деле.

Важной гарантией при оказании юридической помощи могут являться нормы, в соответствии с которыми представляемому возмещаются расходы по оплате помощи представителя.

Статья 91 ГПК РСФСР устанавливает, что расходы по оплате помощи представителя компенсируются проигравшей стороной по решению суда в разумных пределах и с учетом конкретных обстоятельств[4]. Возникает вопрос: должен ли тяжущийся заявлять требование о такой компенсации или суд вправе вынести такое решение ex qfflcio. Из буквального толкования ст. 91 ГПК следует, что суд рассматривает этот вопрос и выносит по нему решение вне зависимости от требования стороны. Но такой вывод противоречил бы

176 Глава 3. Представительство как межотраслевой институт

диапозитивному началу гражданского процесса. Представляется, что сторона, желающая, чтобы ей компенсировали расходы по оплате помощи представителя, все же должна обратиться к суду с таким требованием. Такое требование должно быть подкреплено доказательствами действительно произведенных расходов или расходов, которые сторона должна будет произвести в связи с оказанием ей помощи представителем. Суд не имеет права вынести решение о возложении на проигравшую сторону обязанности выплатить другой стороне более, нежели выигравшая сторона уплатила или должна будет уплатить представителю. Такой вывод следует из правовой природы этой обязанности, которая имеет компенсационный характер, в связи с чем наименование ст. 91 ГПК РСФСР содержит указание на возмещение расходов.

Требование о возмещении расходов по оплате помощи представителя не является исковым требованием, если заявляется в том же процессе, по которому оказывалась помощь представителя. В связи с этим лицо может заявить его в уже начавшемся процессе, без подачи нового искового заявления и уплаты государственной пошлины. Такое требование должно относиться к процессуальным требованиям наряду с ходатайством об истребовании или обеспечении доказательств, заявлением о применении мер по обеспечению иска. В противном случае сторона бы лишалась возможности возместить себе расходы по оплате помощи представителя, например, в случае вступления представителя в уже начавшийся процесс либо вынуждена была бы предъявлять отдельный иск к проигравшей стороне.

Арбитражное процессуальное законодательство в отличие от гражданского процессуального не предусматривает возможности возмещения участникам процесса расходов на оплату помощи представителя. Компенсация оплаты услуг судебного представителя или консультанта в связи с подготовкой и предъявлением иска в арбитражном процессе следует обсуждать лишь с точки зрения оценки этих затрат как убытков.

§ 3. Гарантии при оказании юридической помощи 177

В соответствии со ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Очевидно, что расходы на оплату помощи представителя могут подпадать под категорию убытков только по признаку расходов, которые лицо произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права. Для установления возможности возмещения расходов на оплату помощи судебного представителя как убытков следует обратить внимание на такие их (убытков) признаки как наличие причинно-следственной связи между нарушением права и возникшими убытками и необходимостью расходов, составивших убытки.

Судебная практика достаточно четко придерживается мнения, что произведенные расходы должны носить некомпенсируемый характер и, применительно к юридическим лицам, влиять на финансовый результат деятельности, т. е. источником финансирования должна выступать прибыль юридического лица[5]. Оплата консультационных услуг включается в себестоимость продукции (работ, услуг) при условии, что они непосредственно связаны с производственной деятельностью предприятия-услугополучателя (п. 1 и подп. «и» п. 2 Положения о составе затрат, утвержденного постановлением Правительства РФ от 5 августа 1992 г. № 552). Цель и смысл деятельности судебного представителя составляет помощь представляемому в ведении судебного процесса путем совершения процессуальных действий. В большинстве случаев представитель оказывает и консультационные услуги, а также производит определенные виды ра-

178 Глава 3. Представительство как межотраслевой институт

бот (например, печатание текста). Последние являются лишь способом материализации результата и, как правило, самостоятельным объектом договора не являются. Исходя из того, что непосредственная связь между производственной деятельностью предприятия и деятельностью представителя отсутствует и затраты на представителя не могут быть отнесены на себестоимость и компенсироваться за счет покупателя, а должны осуществляться за счет прибыли предприятия, некоторые авторы делают вывод о том, что произведенные такого рода расходы являются убытками и, следовательно, могут быть взысканы в качестве таковых[6].

Вместе с тем, расходы по оплате действий представителя не находятся в причинной связи с нарушением прав лица, явившимся поводом для предъявления основного иска. Обращение к судебному представителю не является в России обязательным условием обращения в суд и участия в процессе. Аналогичной позиции придерживается судебно-арбитражная практика. Так, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ по конкретному делу указал, что убытки истца не находятся в причинной связи с действиями ответчика, не являются неизбежными для него, поэтому возмещению не подлежат[7].

Полагаем, что опыт гражданского процессуального законодательства должен быть использован и в арбитражном процессуальном законодательстве. АПК РФ должен быть дополнен статьями, предусматривающими возмещение расходов по оплате помощи представителя.

Российский гражданский процесс предусматривает возможность защиты права общественного интереса путем, в частности, предъявления исков прокурором и лицами, указанными в ст. 42 ГПК РСФСР и в ст. 42 АПК РФ.

§ 3. Гарантии при оказании юридической помощи 179

Некоторые авторы утверждают, что в современной России представительские и правозаступнические функции полностью разделены. Первые являются принадлежностью адвокатов и других лиц, имеющих право быть представителями, а исполнение вторых возложено на прокуратуру и органы государственного управления, а также общественные организации и граждан, возбуждающих в суде дела в защиту прав и интересов других лиц[8]. К. С. Юдельсон писал, что представительством в собственном смысле слова является ведение дела только через представителя, а совместное участие в процессе представителя и представляемого следует считать правозаступничеством[9]. Такое деление в настоящее время представляется бессмысленным с теоретической и практической точек зрения. Без определения правозаступнической деятельности нелепо говорить о том, кто и в каких случаях ее осуществляет. Значение же слова «правозаступничество» говорит, что оно подразумевает защиту чужого права. Однако, как уже было показано, защиту чужих прав в современном гражданском и арбитражном процессе осуществляют прокурор, лица, указанные в ст. 42 ГПК РСФСР и ст. 42 АПК РФ, и процессуальные представители. Каждая из перечисленных категорий лиц осуществляет свою деятельность в специфической форме, но содержание их деятельности одно – защита чужого права.

Дореволюционное законодательство и современная ему правовая теория рассматривали вопрос предоставления гарантий при оказании юридической помощи преимущественно в точки зрения экономической, как «право бедности». Нормы о праве бедности были расположены непосредственно в Уставе гражданского судопроизводства и системно являлись частью процессуаль-

180 Глава 3. Представительство как межотраслевой институт

ного права. Значимость этого института для нормального функционирования дореволюционного судопроизводства проявляется еще и в том, что ему было посвящено 10 статей Устава гражданского судопроизводства (ст. 880—890) – практически вся гл. 8[10]. Воспользоваться правом бедности давало такое имущественное положение лица, обращающегося за судебной защитой, при котором недостаточность имущества для покрытия судебных издержек существенно затрудняет или делает невозможным использование судебного процесса для защиты своих прав. Статья 881 Устава требовала от лица, желающего воспользоваться правом бедности, предоставления доказательств указанного имущественного положения. Такими доказательствами могли быть удостоверения начальника лица, требующего признания за ним права бедности, о недостаточности средств на ведение дела с обязательным указанием сведений о доходах, имуществе и семейном положении. За достоверность представленных сведений несли ответственность лица, выдавшие удостоверения, и лица, утверждавшие о своей бедности.

Вместе с тем, признание за лицом права бедности не освобождало его от возмещения казне произведенных за него расходов за счет присужденного ему имущества, а также от возвращения противной стороне, произведенных ею судебных издержек. Казна могла получить возмещение и за счет имущества обвиненной стороны.

Таким образом, любое лицо, которое по причине недостаточности имущества затруднялось в обращении к суду, имело возможность воспользоваться правом бедности, предоставив суду надлежащие доказательства своего имущественного состояния.

Дореволюционное законодательство знало и нормы об освобождении от оплаты судебных издержек сторон по определенным категориям гражданских дел, а также определенных категорий субъектов. Так, освобождались

§ 3. Гарантии при оказании юридической помощи 181

от уплаты гербового сбора, судебных и канцелярских пошлин казенные управления (ст. 879 Устава гражданского судопроизводства), земские и городские учреждения не уплачивали пошлины лишь при ведении дел по предметам общественного призрения (примечание 2 к ст. 879 Устава).

Необходимость законодательного закрепления бесплатного оказания юридической помощи неимущим и малоимущим слоям населения связано с тем, что в условиях рыночной экономики для большинства граждан получение квалифицированной юридической помощи в полном объеме представляется невозможным в связи с неудовлетворительным материальным положением[11].

Реформа системы оказания бесплатной юридической помощи должна основываться на том, что такой помощью должны пользоваться только лица, действительно нуждающиеся в ней. Вторым постулатом должно быть то, что юридическая помощь должна быть бесплатна для лица ее получающего, но не для лица ее оказывающего. Например, необходимо отойти от законодательной практики предоставления льгот целым категориям лиц при обращении в суд. Примером здесь может послужить дореволюционное законодательство.

Вместе с тем, следует сохранить освобождение от оплаты юридической помощи по делам, составляющим право общественного интереса. Например, Т. В. Сахнова предлагает при судебной защите нарушенных конституционных прав предусмотреть обязательное бесплатное предоставление квалифицированной юридической помощи[12]. Она считает, что решить вопрос о «бесплатном правосудии» следует непосредственно в нормах процессуального права, где предусмотреть условия и порядок предоставления права на «бесплатное правосудие».

182 Глава 3. Представительство как межотраслевой институт

В этом случае, по мнению Т. В. Сахновой, указанное право может быть предоставлено в силу закона при наличии формальных оснований, указанных в норме права, либо по соответствующему определению суда. Суд в последнем случае проводит дополнительное производство, ведущееся параллельно с основным, если сторона, ходатайствующая о бесплатном правосудии, не заявит ходатайство о приостановлении основного производства; при наличии такого ходатайства суд приостанавливает основное производство до решения вопроса о наличии оснований для предоставления права на «бесплатное правосудие»[13].

Часть 3 ст. 80 ГПК РСФСР предусматривает возможность освобождения от уплаты судебных расходов гражданина, исходя из его имущественного положения. Определение об освобождении гражданина от уплаты судебных расходов выносится судом или судьей единолично на основании доказательств о затруднительном имущественном положении гражданина. Сторонам (гражданам и юридическим лицам) может быть также предоставлено право на отсрочку или рассрочку уплаты судебных расходов, уплачиваемых в доход государства, либо размер расходов может быть уменьшен. Прогрессивная цель этих норм, направленная на обеспечение доступа к судебной защите всех слоев общества вне зависимости от категории рассматриваемого дела и процессуального положения, сталкивается на практике к затруднительности реализации в связи с отсутствием механизма ее применения. Чтобы не затруднять доступ к правосудию судьи вынуждены освобождать от уплаты судебных расходов, отсрочивать или рассрочивать их уплату всем ходатайствующим об этом, что бессмысленно и с фискальной, и с процессуальной точек зрения. Практика применения законодательства о государственной пошлине в системе арбитражных судов выработала достаточно четкие кри-

§ 3. Гарантии при оказании юридической помощи 183

терии отсрочки и рассрочки уплаты государственной пошлины, их применение в гражданском процессе было бы очень полезным[14].

«Бесплатное правосудие» должно быть таковым только для лица, обратившегося за судебной защитой, но не для лица, оказывающего юридическую помощь.

B. В. Ярковым обосновывалось предложение по созданию специальных фондов при органах юстиции, которые бы могли заниматься финансированием оказания бесплатной юридической помощи[15]. Им же был предложен проект федерального закона о юридической помощи по судебным делам малоимущим гражданам[16]. Поскольку в настоящее время оказание бесплатной юридической помощи целиком возложено на плечи адвокатов, то необходимо обратить внимание на то, что реформирование системы гарантий при оказании юридической помощи должно существенно затронуть и законодательство об адвокатуре. Как правило, оказание бесплатной юридической помощи по гражданским делам в коллегиях адвокатов является заботой стажеров и молодых адвокатов. Нехватка опыта, а зачастую и знаний заставляет их нарабатывать навыки профессии представителя «на костях клиентов», что дискредитирует не только систему бесплатного оказания юридической помощи, но и саму идею судебного представительства. Выходом из такой ситуации могла бы явиться организация муниципальной адвокатуры или указанного выше специализированного фонда, из которого бы оплачивалась юридическая помощь нуждающимся. Ор-

184 Глава 3. Представительство как межотраслевой институт

ганизация системы муниципальной адвокатуры могла бы произойти и на уровне субъектов РФ.

Проблема гарантий при оказании юридической помощи не является только проблемой гражданского процессуального права и арбитражного процессуального права. Эта проблема должна решаться в комплексе. Реформирования требуют: гражданское процессуальное, арбитражное процессуальное, уголовно-процессуальное, конституционно-процессуальное, административное и административно-процессуальное законодательство, законодательство об адвокатуре и судоустройстве, социальной защите и налоговое законодательство.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Решетникова И. В. Доказательственное право Англии и США. С. 160.

[2] См.: Cooper J. Public Interest Law: Keyguide to Information Sources in Public Interest Law. L., 1991. P. 6. Цит. по: Там же. С. 161.

[3] См.: Cooper J. Public Interest Law: Keyguide to Information Sources in Public Interest Law. L., 1991. P. 6. Цит. по: Там же. С. 162.

[4] Следует обратить внимание, что ст. 93 ГПК РСФСР оставлена законодателем в старой редакции, предусматривающей возможность компенсации расходов по оплате помощи только адвоката. Такое положение должно быть исправлено путем указания в ст. 93 ГПК РСФСР не на адвоката, а на представителя вообще.

[5] См.: Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 октября 1998 г. № 5007/98, от 15 сентября 1998г. №3430/98.

[6] См.: Тимохина Е. Взыскание убытков с налоговых органов // Экономика и жизнь. 1999. № 37. С. 10.

[7] См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 октября 1997 г. № 5227/96.

[8] См.: Ференц-Сороцкий А. А. Представительство в гражданском процессе // Гражданский процесс: Учебник / Под ред. В. А. Мусина, И. А. Чечиной, Д. М. Чечота. М., 1996. С. 104.

[9] См.: Представительство социалистических организаций в суде и арбитраже: Учебное пособие. Свердловск, 1981. С. 3.

[10] См.: Устав гражданского судопроизводства. СПб., 1883.

[11] Яркое В. В. Судебная власть и защита личности в гражданском процессе // Правоведение. 1992. № 1. С. 49.

[12] См.: Сахнова Т. В. Проект ГПК РФ: нерешенные проблемы // Теоретические и прикладные проблемы реформы гражданской юрисдикции. Екатеринбург, 1998. С. 96.

[13] См.: Сахнова Т. В. Указ. соч. С. 103—104.

[14] См.: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 марта 1997 г. № 6 // Российская газета. 1997. 22 апр.

[15] См.: Яркое В. В. Юридические факты в механизме реализации норм гражданского процессуального права.

C. 483-490.

[16] См.: Бернэм У., Решетникова И. В., Яркое В. В. Судебная реформа: проблемы гражданской юрисдикции. Екатеринбург, 1996. С. 104-111.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.