Предыдущий | Оглавление | Следующий

Глава 3. ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО КАК МЕЖОТРАСЛЕВОЙ КОМПЛЕКСНЫЙ ИНСТИТУТ

 

§ 1. Предпосылки развития процессуального представительства

1.1. Международно-правовые предпосылки

1.2. Конституционно-правовые предпосылки

1.3. Материально-правовые предпосылки

 

Проблема существования межотраслевых институтов в праве не нова. Еще в 1947 г. В. К. Райхер выдвинул положение о наличии основных и комплексных отраслей права[1]. Его теория не совпадает с распространенной в юриспруденции догмой о строгой отраслевой структуре права. Однако межотраслевые правовые явления представляют собой реальность, которую следует рассматривать с другой точки зрения. Критерием классификации при этом являются признаки, которые не учитываются или мало учитываются при структурировании права на отрасли, институты и нормы.

Гражданское процессуальное право и арбитражное процессуальное право знают межотраслевые институты. Преимущества изучения права под углом зрения его межотраслевой структуры активно используются учеными процессуалистами. Возможности регулирования общественных отношений при помощи межотраслевых институтов права привлекают законодателя. Например, Ю. К. Осипов обосновал и развил теорию о подведомственности юридических дел как о межотраслевом институте права[2]. И. В. Решетникова детально рассмотрела институт доказательств с точки зрения его положения в системе российского права как комплексного меж-

130 Глава 3. Представительство как межотраслевой институт

отраслевого института материальных и процессуальных отраслей права[3].

Представляется, что процессуальное представительство в российском праве также относится к межотраслевым институтам и в различных отраслях права имеет так много общего, что это нельзя объяснить одним простым совпадением наименований[4]. Уровень общности столь велик, что некоторые ученые даже указывали, что процессуальное представительство является лишь частным случаем общегражданского представительства[5]. Хотя это утверждение и противоречит мнению некоторых ученых, единство гражданского и процессуального представительства в российском праве является органическим, присущим самой природе этих институтов.

Детально теория межотраслевых институтов рассмотрена в работах С. В. Полениной, указывшей, что межотраслевые институты являются наиболее распространенной разновидностью комплексных правовых явлений. Межотраслевые институты возникают на стыке различных отраслей права, предмет регулирования которых обладает известной общностью[6]. Ю. К. Осипов давал следующее определение межотраслевому институту: «Межотраслевой институт – это группы относящихся к нескольким различным отраслям права норм, которые регулируют общественные отношения, обладающие некоторыми общими признаками»[7].

С. В. Поленина классифицировала межотраслевые правовые институты на функциональные и пограничные.

Глава 3. Представительство как межотраслевой институт 131

Межотраслевые функциональные институты принадлежат смежным, неоднородным отраслям права (гражданское и административное право). С этой точки зрения институт представительства может быть отнесен к межотраслевым функциональным институтам. Так, гражданское право содержит нормы, регулирующие порядок выдачи и прекращения доверенности, являющейся основанием для допуска представителя в процесс, а соответствующая отрасль процессуального права указывает на порядок деятельности представителя в суде. Вместе с тем, предмет и метод правового регулирования гражданского и гражданского процессуального (арбитражного процессуального) права не совпадают, каждая из них регулирует свою часть общественных отношений, связанных с процессуальным представительством, присущим этой отрасли права методом. О сложном характере судебного представительства ученые процессуалисты писали достаточно давно. Указывалось, что судебное представительство «включает в себя материально-правовые и процессуально-правовые признаки, совокупность которых определяет содержание данного правового института, регулирующего как отношения между представителем и представляемым, так и отношения между представителем и судом»[8]. Аналогичной позиции придерживались и некоторые ученые цивилисты. Е. Л. Не-взгодина писала, что «в связи с тем, что внутренние отношения представительства (между представителем и представляемым) в гражданском процессе регулируются нормами материального, а внешние (между представителем и судом, арбитражем) – нормами процессуального гражданского права, следует признать, что гражданско-процессуальное представительство являет собой институт, содержащий нормы и материального, и процессуального гражданского права»[9]. Утверждалось также,

132 Глава 3. Представительство как межотраслевой институт

что судебное представительство является сложным правовым явлением, включающее в себя одновременно материально-правовое отношение между представителем и представляемым, процессуальные отношения между представителем и судом и протекающую в рамках указанных правоотношений процессуальную деятельность представителя, осуществляемую от имени и в интересах другого лица (представляемого)[10].

Вся критика указанных положений строилась на понимании гражданского процессуального представительства как института исключительно гражданского процессуального права[11]. Возможность же существования гражданского процессуального представительства, как комплексного межотраслевого института, отрицалась в связи с тем, что в этом случае судебное представительство не входит в систему гражданского процессуального права[12], поскольку такие институты «сами выступают в качестве подразделений общностей более высокого уровня – комплексных отраслей»[13], а гражданское процессуальное право к таким отраслям не относится.

Названные утверждения представляются не вполне обоснованными. Современное процессуальное право знает много межотраслевых правовых институтов, которые не являются частями комплексных отраслей права. Это и подведомственность юридических дел, и доказательства. К тому же, признание судебного представительства межотраслевым комплексным правовым институтом не влечет за собой исключение норм о представительстве в суде из системы гражданского процессуального (арбитражного процессуального) права. Эти нормы, оставаясь частью граж-

Глава 3. Представительство как межотраслевой институт 133

дамского процессуального права, вместе с тем, являются частью и межотраслевого правового института.

Отрасли материального права содержат нормы, регулирующие определенные процедуры, где также используются все возможности представительства как института, способствующего расширению юридических возможностей субъектов права. Подробнее на вопросе соотношения гражданского процессуального (арбитражного процессуального) представительства как явления, присущего гражданскому процессу (арбитражному процессу), и представительства при совершении определенных материально-правовых процедур остановимся в § 1 гл. 3. Пока же следует отметить, что процессуальное представительство и материально-правовое представительство при совершении определенных процедур являются сходными правовыми институтами различных отраслей права, преследующими общую цель расширения юридических возможностей представляемого при помощи представителя.

Нормы материальной отрасли права не становятся нормами процессуальной отрасли права только оттого, что регулируют некоторые отношения, связанные с использованием лицами своего права на судебную защиту. Так, нормы гражданского права о порядке выдачи, прекращении и последствиях прекращения, сроке доверенности не становятся нормами процессуального права потому, что процессуальный представитель допускается в процесс на основании доверенности, выданной в порядке, предусмотренном Гражданским кодексом РФ. Нормы семейного права об установлении опеки и попечительства, о порядке выдачи документов, подтверждающих полномочия опекуна или попечителя, а также факт происхождения ребенка от определенных родителей, нормы семейного и гражданского права об ограничении полномочий опекуна и попечителя по распоряжению имуществом подопечного не переходят в процессуальное право вследствие того, что законный представитель допускается в процесс на основании определенных документов, а также по причине того, что

134 Глава 3. Представительство как межотраслевой институт

судья отказывает в утверждении мирового соглашения, если по его условиям опекун распоряжается недвижимостью опекаемого без согласия органа опеки и попечительства. Связь между нормами материального и процессуального права в этом случае значительно тоньше – это связь норм, составляющих единый функциональный межотраслевой институт.

Межотраслевые пограничные правовые институты характерны для смежных однородных отраслей права, например, гражданского, семейного, трудового права[14]. Процессуальное представительство, будучи институтом, присущим всем процессуальным отраслям права, также является и межотраслевым пограничным институтом. Процессуальные отрасли, вне зависимости от существующих в них различий, имеют сходный предмет правового регулирования. Для гражданского процессуального права – это гражданский процесс, для арбитражного процессуального права – это арбитражный процесс, для уголовного процессуального права – это уголовный процесс. Гражданский и арбитражный процесс регулируют процессуальное представительство практически идентично. Специфика уголовного процесса является следствием его специфичности вообще, как отрасли, охватывающей не только судебную деятельность, но и досудебную (следственную, дознавательскую), а также вопросы прокурорского надзора за расследованием уголовных дел. Однотипность регулирования представительства в различных процессуальных отраслях права позволяет сделать вывод о глубинной связи гражданского процессуального, арбитражного процессуального и уголовно-процессуального представительства, а также утверждать о единстве гражданского, арбитражного и уголовного процессов как деятельности, направленной на осуществление правосудия.

Такая точка зрения укладывается в концепцию, в соответствии с которой в настоящее время на смену диф-

§ 1. Предпосылки развития представительства 135

ференциации приходит интеграция различных отраслей права. Интеграция в рамках межотраслевых образований может повлечь за собой возникновение особого метода правового контроля в общественных отношениях, где наличествуют данные образования[15]. Предмет правового регулирования межотраслевых образований также не может рассматриваться в рамках классической концепции отраслевой структуры права. В. Ф. Яковлев отмечал, что предметом отрасли права является группа однородных отношений, предметом межотраслевого образования – разнородные отношения, требующие «единого управления путем согласованного применения различных отраслевых форм регулирования»[16].

§ 1. Предпосылки развития процессуального представительства

Выделяются четыре группы факторов, являющихся общими предпосылками развития межотраслевого института процессуального представительства в современном российском праве.

1.1. Международно-правовые предпосылки

Международное право рассматривает процессуальное представительство в качестве института, призванного обеспечивать права и свободы человека, принцип равенства всех перед законом. Так, в соответствии со ст. 8 Всеобщей декларации прав и свобод человека, п. 1 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод судебная защита понимается как эффективное восстановление в правах независимым

136 Глава 3. Представительство как межотраслевой институт

судом на основе справедливого судебного разбирательства, что предполагает обеспечение состязательности и равноправия сторон, в том числе предоставление им достаточных процессуальных правомочий для защиты своих интересов при осуществлении всех процессуальных действий, результат которых имеет существенное значение для определения прав и обязанностей[17].

Всеобщая декларация прав и свобод человека указывает на равенство всех перед законом[18]. Равенство перед законом предполагает и равную возможность защиты нарушенных прав, и равную возможность на представительство в этих отношениях, и гарантируется государством, как субъектом международного права. Так, Устав ООН подтверждает право людей всего мира на создание условий, при которых законность будет соблюдаться, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах возлагает на государства обязанность в соответствии с Уставом ООН содействовать всеобщему уважению и соблюдению прав человека[19]. Содействие уважению и соблюдению прав человека производится государством, в том числе и путем обеспечения возможности обратиться за содействием к процессуальному представителю. Обеспечение прав и свобод человека предоставляется людям в экономической, социальной, культурной, гражданской и политической жизни и требует, чтобы каждый имел возможность пользоваться юридической помощью. Основные положения о роли адвокатов, принятые на VIII Кон-

§ 1. Предпосылки развития представительства 137

грессе ООН по предупреждению преступлений, состоявшемся в августе 1990 г. в Нью-Йорке, провозгласили, что обеспечение принципа доступа к адвокатам и юридической помощи является обязанностью государства. Правительства должны гарантировать эффективную процедуру и работающий механизм для реального и равного доступа к адвокатам всех лиц, проживающих на его территории и подчиненных его юрисдикции без разделения расы, цвета кожи, этнического происхождения, пола, языка, религии, политических и иных взглядов, национального или социального происхождения, экономического или иного статуса[20].

Европейский Суд по правам человека в своей практике исходит из такого понимания права на суд, при котором в качестве составного элемента выступает возможность иметь доступ к суду, в том числе и при помощи консультаций с адвокатами. Так, по делу Голдера от 21 мая 1975 г. Европейский Суд по правам человека признал нарушением права на суд отказ министра внутренних дел Великобритании в разрешении осужденному на получение консультаций адвоката для принятия решения о предъявлении в суд гражданского иска[21].

Следует, однако, заметить, что практика Европейского Суда по правам человека толкует положение п. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод о возможности каждого человека иметь доступ к суду как часть права на суд, как право, ограничения которого национальным законодательством допустимы. Европейский Суд по правам человека формулирует положение, в соответствии с которым право на доступ в суды не является абсолютным[22]. Ограничения при регламентации права на суд признаются

138 Глава 3, Представительство как межотраслевой институт

Европейским Судом по правам человека целесообразными в случае ограничения доступа к суду для душевнобольных во время лечения (решение по делу Ashing-dane от 28 мая 1985 г.); признавались целесообразными меры национального законодательства, направленные на предотвращения неоправданного возбуждения дел лицами, склонными к сутяжничеству (решение по делу «Monnell v. Morris» от 2 марта 1987 г.); считаются разумным создание системы коллективных исков при решении вопросов компенсации за национализацию (решение по делу «Lithgow v. Others» от 8 июля 1986 г.)[23]. Вместе с тем, подобные ограничения не влияют в целом на положения о роли суда в системе защиты прав и на право на суд. Российское законодательство в этой части более отвечает принципу свободы доступа к правосудию – оно не содержит подобных ограничений, наделяя лиц широкими возможностями для защиты своих прав в суде.

Особо большое значение придается международным правом вопросам оказания бесплатной правовой помощи. В частности, ст. 20 Конвенции по вопросам гражданского процесса, подписанной в Гааге 1 марта 1954 г. (вступила в силу для СССР и России 26 июля 1967 г.) гласит, что по торговым и гражданским делам граждане каждого из договаривающихся государств будут пользоваться во всех других договаривающихся государствах бесплатной правовой помощью, как собственные граждане этих последних государств в соответствии с законодательством государства, где требуется бесплатная правовая помощь. В государствах, в которых оказывается правовая помощь по административным делам, положения предшествующего абзаца применяются также к этим делам, рассматриваемым компетентными судами[24]. Основные положения о роли адвокатов указыва-

§ 1. Предпосылки развития представительства 139

ют, что обеспечение финансирования и других ресурсов для юридической помощи бедным и другим несостоятельным людям является обязанностью правительства[25]. Современные российские правовые реалии таковы, что финансирование оказания юридической помощи по гражданским делам для нуждающихся неимущих граждан государством не производится. Льготы по оплате юридической помощи, установленные законом, в итоге становятся расходами лица, оказывающего такую помощь, – адвоката или нотариуса.

Гарантией надлежащего оказания квалифицированной юридической помощи международное сообщество считает наличие независимой юридической профессии, понимаемой как существование необходимого количества лиц, обладающих знаниями в области права и призванных оказывать юридическую помощь без вмешательства со стороны государства. В соответствии с Основными положениями о роли адвокатов их деятельность должна гарантироваться государством, в частности, невозможен отказ в признании права адвоката, имеющего доступ в практике, представлять интересы своего клиента, если этот адвокат не был дисквалифицирован в соответствии с национальным правом и практикой его применения и Положениями[26]. Но в России еще нет необходимого количества лиц, обладающих надлежащей квалификацией и оказывающих юридическую помощь без вмешательства государства. Особенно печально положение вдали от крупных городов, где найти квалифицированного юриста является большой проблемой.

Российская Федерация как член Совета Европы призвана соблюдать Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод и Протоколы к ней, поскольку государства, вступая в Совет Европы, прежде всего предполагают присоединение к механиз-

140 Глава 3. Представительство как межотраслевой институт

му защиты прав и основных свобод человека[27]. Это тем более важно, поскольку Россия присоединилась к Протоколу № 11 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, предусматривающему юрисдикцию нового Европейского Суда по правам человека[28].

Статья 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод гласит, что каждый человек имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Толкование этой статьи в системе со ст. 14 Европейской конвенции, указывающей, что пользование правами и свободами, признанными в настоящей Конвенции, должно быть обеспечено без какой-либо дискриминации, в том числе и по признаку имущественного положения или любым иным обстоятельствам, позволяет сделать вывод, что пользование юридической помощью, необходимой для защиты своих прав в суде, не должно связываться с возможностью имущественного возмещения за такую помощь в отношении лиц, которые не могут предоставить такое возмещение[29].

Министры юстиции стран Европы на двадцатом совещании «Эффективность и справедливость правосудия по гражданским, уголовным и административным делам» (11 – 12 июня 1996 г., Будапешт) подтвердили необходимость гарантировать гражданам доступ к системе эффективного и справедливого правосудия, необходимость принятия мер в данном направлении.

Государства – члены Совета Европы при создании системы эффективной юридической помощи, являющейся одной из таких мер, руководствуются следующими принципами:

§ 1. Предпосылки развития представительства 141

1) предоставление на тех же условиях, что и собственным гражданам, юридической помощи по гражданским делам гражданам государств – членов Совета Европы и лицам, постоянно проживающим на их территории (Резолюция (76)5, принятая Комитетом министров 18 февраля 1996 г. на 254-м заседании заместителей министров[30]);

2) предоставление юридической помощи должно рассматриваться не как акт милосердия, а как обязательство, лежащее на всем обществе в целом. При этом такая обязанность основывается на том, что право на доступ к правосудию и справедливому разбирательству гарантирован ст. 6 Европейской конвенции по правам человека 1950 г., такое право является одним из основных признаков демократического государства, а также на том, что необходимо принять все необходимые меры с целью устранения экономических препятствий для доступа к правосудию (Резолюция (78)8, принятая Комитетом министров 1 марта 1978 г. на 284-м заседании заместителей министров[31]);

3) никто не может быть лишен в силу препятствий экономического характера возможности использования или защиты своих прав в любых судах. Для этой цели любое лицо должно иметь право на необходимую юридическую помощь в судебном разбирательстве. При рассмотрении вопросов о необходимости надо учитывать финансовые возможности лица и судебные расходы. Ответственность за финансирование юридической помощи должна быть возложена на государство. Юридическая помощь должна осуществляться лицом, имеющим право практиковать в качестве адвоката в соответствии с юридическими нормами данного государства (Добавление к Резолюции (78))[32];

4) адвокат ответственен за ведение дела в рамках гражданского процесса: когда наличествует возбужде-

142 Глава 3 Представительство как межотраслевой институт

ние явно необоснованного иска, недобросовестное поведение, явное нарушение процедуры с очевидной целью затянуть разбирательство, суд должен либо взыскать с адвоката судебные издержки, либо наложить штраф, либо лишить права на процессуальные действия. Профессиональным ассоциациям юристов следует предложить применять меры дисциплинарного воздействия, если это был один из их членов (Добавление к рекомендации R(84)5 от 28 февраля 1984г.)[33].

В соответствии с Конвенцией о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенной странами – членами СНГ, ратифицированной Федеральным Собранием РФ 1 августа 1994 г. и вступившей в силу для России с 10 декабря 1994 г.[34], граждане каждой из стран СНГ пользуются во всех странах СНГ равной правовой защитой имущественных и личных прав наряду с собственными гражданами. Исходя из этого общего принципа, граждане любой из стран СНГ в любой стране – члене СНГ имеют право свободно и беспрепятственно обращаться в суды, к компетенции которых относятся гражданские дела, иметь представителей, подавать ходатайства, осуществлять иные процессуальные действия на тех же условиях, что и граждане данной страны[35].

Российские нормы, обеспечивающие доступ к правосудию и регулирующие вопросы судебного представительства в целом соответствуют международно-правовым стандартам. В ряде случаев российское процессуальное законодательство предоставляет гражданам больше возможностей для защиты своих прав в судах. Однако практика применения законодательства показывает, что доступ к суду затруднен в результате достаточно длительных сроков, в течение которых обратившиеся за судебной защитой ожидают

§ 1. Предпосылки развития представительства 143

вынесения решения; нехваткой лиц, представляющих независимую юридическую процессию; отсутствием финансирования государством оказания помощи неимущим.

1.2. Конституционно-правовые предпосылки

Конституция РФ, принятая 12 декабря 1993 г., нормативно закрепила на уровне национального законодательства принцип разделения властей в России. В соответствии с этим принципом судебная власть является не только самостоятельной, но и полноправной ветвью власти в сфере осуществления правосудия. Статья 46 Конституции РФ гласит: «Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод». Право на судебную защиту не может быть каким-либо образом ограничено, о чем свидетельствует толкование и практика применения ст. 46 Конституции РФ Конституционным Судом РФ[36]. Поэтому можно говорить о судебной защите как о базовой, основной форме защиты прав[37]. Суд и соответствующие лица, содействующие суду в осуществлении правосудия, таким образом, становятся основными субъектами, от деятельности которых зависит эффективность защиты прав.

Конституция РФ, развивая принцип приоритетности судебной защиты прав, указывает в ст. 48: «Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи». Действительно, возложение исключительно на суд задачи осуществления правосудия и придание судебной форме защиты прав свойств базового способа защиты само по себе является достаточно тяжкой ношей. Тем более в настоящее

144 Глава 3. Представительство как межотраслевой институт

время, когда авторитет судебной власти только формируется, а традиция решать конфликты неправовыми средствами сочетается с обвальным увеличением количества дел в судах. В такой ситуации, без оказания квалифицированной юридической помощи ни о какой эффективности судебной защиты прав говорить не приходится. Юридическая помощь может оказываться различными способами, в том числе и путем судебного представительства. Таким образом, судебное представительство, являясь институтом процессуальных отраслей права через связь с судом как органом, осуществляющим правосудие, получает толчок к дальнейшему развитию посредством закрепления положения суда в Конституции России.

Право на судебную защиту и на получение квалифицированной юридической помощи, в том числе и в форме процессуального представительства, относится к правам, которые в соответствии со ст. 2 Конституции РФ являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства. Указанные положения являются воспроизведением в национальном законодательстве принципов международного права, цитированных выше. Вместе с тем, международное право уделяет большее внимание вопросам оказания правовой помощи неимущим, а также лицам, в отношении которых возможна дискриминация.

Кроме того, ч. 3 ст. 123 Конституции РФ указывает, что судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. О категориях состязательности и равноправия, как факторах, влияющих на развитие института представительства, пойдет речь ниже – при рассмотрении гражданских процессуальных факторов. В целом, следует заметить, что состязательность и равноправие сторон рассматриваются Конституцией РФ в качестве общих принципов судопроизводства вне зависимости от его вида: конституционного, гражданского, административного или уголовного. По этой причине то влияние, которое оказывают эти

§ 1. Предпосылки развития представительства 145

принципы на развитие гражданского процессуального представительства, распространяется и на иные виды судопроизводства. Безусловно, при оценке данных факторов необходимо учитывать существенные особенности, которыми обладают отрасли права, регулирующие указанные виды судопроизводства.

Конституция РФ распространяет действия принципов состязательности и равноправия лишь на судопроизводство. Отношения же представительства с властными органами возникают не только при осуществлении правосудия. Поэтому состязательность и равноправие, как принципы судопроизводства, оказывают влияние преимущественно на судебное представительство. Остается актуальным вопрос о взаимосвязи судебного представительства и представительства перед иными властными органами и о концепции единого процессуального представительства.

1.3. Материально-правовые предпосылки

Материально-правовые предпосылки развития процессуального представительства внутренне неоднородны. Выделим некоторые из них.

Развитие новых отраслей права. Обновление в современной России ряда отраслей права оказывает существенное влияние на осуществление правосудия. Формирование в современных условиях налогового права и налоговых правоотношений породило споры с участием налогоплательщиков. Муниципальное право и развитие федерализма в России вызвало разногласия между органами местного самоуправления, субъектами федерации и Центром. Постепенное включение земли в гражданский оборот и формирование современного земельного права поставили перед судами задачу рассмотрения земельных споров. Развитие экологии как науки и становление экологического права привнесли в правовые процессы элементы, связанные с экологическими правонарушениями. Приватизация вызвала имущест-

146 Глава 3. Представительство как межотраслевой институт

венные споры, становление новой банковской системы – споры с участием банков.

Эти процессы не только вынуждают суды рассматривать дела,, применяя принятые нормы права. Новые правовые отношения требуют учитывать их специфику и в чисто процессуальных вопросах. Показательным примером могут служить иски в защиту неопределенного круга лиц (групповые иски) по делам об экологических правонарушениях. Затруднительность или невозможность определить на момент подачи искового заявления состав лиц, которым экологическим правонарушением причинен вред (зачастую это – тысячи граждан), привело законодателя к конструкции группового иска. Специфика налоговых правоотношений предопределила преимущественное использование в процессе письменных доказательств. При разрешении споров в сфере бюджетного права основными вопросами являются не вопросы факта, а вопросы права.

Развитие новых отраслей права требует от судей знания и умения применять нормы, аналогичных которым ранее не было. Нет практики разрешения споров, связанных с развивающимися отраслями права, на первом этапе их развития. Поэтому судьям необходимо не просто слепо применять нормы права, но и исходить при его применении из отраслевых и общеправовых принципов, применять правовые аналогии. К тому же, качество новых законов зачастую оставляет желать лучшего. Не редкость противоречия вновь принятого закона самому себе, другим законам, Конституции РФ, а уж о противоречии закону подзаконных нормативных актов можно и не говорить.

Аналогичные знания и умения требуются и иным участникам процесса, например, сторонам, третьим лицам, которые, вместе с тем, не только не могут, но и не обязаны их получать. В таких условиях они настоятельно нуждаются в помощи квалифицированных юристов в процессе. Ведь никак иначе нельзя определить деятельность представителей, кроме как помощь суду и иным субъектам, при обстоятельной юридической ква-

§ 1. Предпосылки развития представительства 147

лификации возникших отношений, быстром и грамотном представлении доказательств, правильном использовании таких чисто процессуальных средств, как обеспечение иска. Однако эта деятельность в рамках новых отраслей права значительно отличается от традиционной. Представитель по таким делам может выступать как своеобразный специалист, обладающий более глубокими познаниями в какой-то определенной отрасли права.

Включение в сферу действия права новых субъектов. Расширение сферы действия права вообще проявляется и в том, что все большее число субъектов участвует в правоотношениях. Так, Гражданский кодекс РФ расширил дееспособность несовершеннолетних, ввел новый институт эмансипации, в соответствии с которым несовершеннолетний, достигший шестнадцати лет, может быть объявлен полностью дееспособным, провозгласил равенство начал участия в гражданском обороте Российской Федерации, субъектов РФ, а также городских, сельских поселений и иных муниципальных образований. Семейный кодекс РФ вслед за рядом международных актов по правам ребенка значительно расширил права ребенка в семье, а также возложил дополнительные обязанности и предоставил дополнительные права бабушкам и дедушкам. Гражданское и уголовно-исполнительное законодательство существенно расширили права лиц, отбывающих уголовное наказание, например, право на участие в предпринимательской деятельности в различных формах, право на получение информации, вежливое обращение, на охрану здоровья, на социальное обеспечение, на получение юридической помощи. Предоставленные права только тогда действительно могут считаться истинными правами, когда обеспечена возможность их принудительного осуществления, в том числе, и при помощи процессуальных средств, механизма правосудия. Для этого необходимо обеспечить субъектам право доступа к правосудию.

Однако даже на первый взгляд заметна тенденция предоставления прав субъектам, обращение которых в

148 Глава 3. Представительство как межотраслевой институт

суд либо невозможно, либо затруднено, что может быть обусловлено:

1) демографическими причинами (несовершеннолетние – в отношении гражданских прав, дети – семейных прав, престарелые – семейных, пенсионных прав, права на медицинскую помощь);

2) особенностями правового положения (лица, от-бывающие некоторые виды уголовных наказаний, лица, находящиеся под опекой и попечительством, юридические лица, трудовые коллективы, Российская Федерация, субъекты РФ, муниципальные образования);

3) удаленностью места жительства или места нахождения (представители малочисленных народов, проживающих в отдаленных регионах, зачастую на огромном расстоянии от суда, иностранные граждане и граждане России, проживающие за границей, в том числе в странах СНГ и Балтии, иностранные юридические лица).

Едва ли не единственной возможностью обратиться в суд для указанных лиц остается подача требования через представителя или при помощи органов прокуратуры или органов и лиц, которые в силу ст. 42 ГПК РСФСР могут обратиться в суд за защитой чужих интересов. Вместе с тем, подача иска или заявления прокурорами или органами и лицами в порядке ст. 42 ГПК РСФСР во многом зависит от воли прокурора, органа или лица, указанного в ст. 42 ГПК РСФСР, а подача иска или заявления через представителя может зависеть исключительно от усмотрения лица, права которого нарушены.

Уменьшение вмешательства государства в частноправовые отношения. Частноправовые отношения в настоящее время стали если не исключительно, то в значительной мере «разгосударствленными». Административное регулирование уступает место иным способам воздействия на обязанных субъектов. В связи с этим особое значение приобретает суд, как орган управомоченный от имени государства применять меры принуждения. Такие традиционные для советского государства

§ 1. Предпосылки развития представительства 149

способы восстановления нарушенных прав как обращение к Советам народных депутатов, в различные административные органы, партийные организации, профсоюзы, прокуратуру утратили свое значение. Например, ч. 2 ст. 21 и ч. 2 ст. 26 Закона РФ «О прокуратуре Российской Федерации» (в редакции Федерального закона от 17 ноября 1995г. № 168-ФЗ)[38] указывают, что при осуществлении надзора за исполнением законов и за соблюдением прав и свобод человека и гражданина органы прокуратуры не подменяют иные государственные органы и должностных лиц и не вмешиваются в оперативно-хозяйственную деятельность организаций. Вместе с тем, потребность в защите нарушенных прав не стала сколько-нибудь меньше. Более того, с увеличением гражданского оборота, вовлечением в него все новых субъектов такая потребность стала неизмеримо больше. Место большинства государственных органов должен занять и реально занял суд, как орган правосудия. Однако суд не может и не должен брать на себя обязанности по консультированию, предварительной подготовке материалов, помощи в процессе, не предписанной процессуальным законом. Эти обязанности должны быть возложены на представителей.

Интенсивное развитие традиционных отраслей права. Очевидной причиной интенсификации развития традиционных отраслей права является изменение социально-экономических условий в государстве и связанное с ним резкое увеличение гражданского оборота.

Следует выделить следующие направления развития.

1. Усложнение. Гражданский оборот не только развивается вширь, охватывая все большее количество отношений, но одновременно и усложняется. Вместе с ним усложняются и регулирующие его нормы права. Появляются новые институты, совершенствуются существующие. Так, ГК РФ ввел в российскую правовую систему институт доверительного управления, финансиро-

150 Глава 3. Представительство как межотраслевой институт

вания под уступку денежного требования (факторинг), лизинга, агентского договора. Значительно расширилось и усложнилось законодательство о ценных бумагах. То же можно сказать и о других правоотношениях, например, явно усложнилось пенсионное законодательство, регулирующее правоотношения в сфере пенсионного обеспечения, законодательство о социальном обеспечении, законодательство об обязательном государственном страховании;

2. Специализация и комплексность. Появляются нормативные акты, регулирующие определенные, достаточно ограниченные общественные отношения – «узкие» нормативные акты. Например, Федеральный закон от 19 июля 1998 г. № 113-ФЗ «О гидрометеорологической службе»[39], Указ Президента РФ от 22 июля 1998 г. № 863 «О государственной политике по вовлечению в хозяйственный оборот результатов научно-технической деятельности и объектов интеллектуальной собственности в сфере науки и технологий»[40]. В то же время, все больше нормативных актов содержат нормы двух или нескольких отраслей права. Например, Федеральный закон «О рынке ценных бумаг», содержащий нормы гражданского и административного права. Перед судами встают вопросы соотношения норм различных отраслей права, содержащихся в одном нормативном акте, необходимости применения различных способов их толкования, различных принципов при аналогии права и закона;

3. Увеличение объема. Такая банальная причина как физическое увеличение объема действующего законодательства ставит перед судами достаточно трудные задачи. Уследить за лавиной вновь принимаемых нормативных актов практически невозможно, однако судьи должны, по крайней мере, иметь представление о структуре законодательства, регулирующего спорные правоотношения. Следующей проблемой является оты-

§ 1. Предпосылки развития представительства 151

екание текста необходимого нормативного акта в массиве опубликованного, а зачастую и неопубликованного, законодательства. Большую помощь в этом деле могли бы оказать справочные правовые информационно-поисковые системы, имеющиеся сейчас на рынке программного обеспечения, а также специально разработанные для судов. Однако для многих судов компьютер продолжает оставаться диковинкой. Обеспеченность компьютерами практикующих юристов значительно выше и именно они могут и должны помогать судам в обнаружении необходимого нормативного акта;

4. Частое и существенное изменение. Российский законодатель нередко принимает недостаточно проработанные и противоречивые нормативные акты, не пришедшие серьезного обсуждения и должной правовой экспертизы. Недостатки нормативных актов выявляются по мере их применения, в том числе и судами. Все это приводит к тому, что они часто и существенно изменяются. Редкий нормативный акт прекращает свое действие без предшествующих изменений и дополнений, которые часто не только ломают его структуру, но и противоречат сохраняющим действие нормам того же акта. Частота изменений сочетается с их объемом. Нормативные акты могут подвергаться такой переработке, что от их первоначального текста почти ничего не остается. Все это также отнюдь не способствует нормальному применению законодательства. В деятельности судей значительно возрастает объем технической работы, связанной с отслеживанием изменений в нормативных актах. Таким образом, все указанное в предыдущем абзаце относится и к проблеме частого и существенного изменения законодательства.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] См.: Райхер В. К. Общественно-исторические типы страхования. М.; Л., 1947. С. 189-190.

[2] См.: Осипов Ю. К. Подведомственность юридических дел. Свердловск, 1973. С. 80.

[3] См.: Решетникова И. В. Доказательственное право в гражданском судопроизводстве. С. 97—144.

[4] См.: Фархтдинов Я. Ф. Источники гражданского процессуального права. Казань, 1986. С. 33.

[5] См.: Невзгодина Е. Л. Представительство по советскому гражданскому праву. Томск, 1980. С. 11.

[6] См.: Поленина С. В. Комплексные правовые институты и становление новых отраслей права // Правоведение. 1975. N° 3. С. 74.

[7] Осипов Ю. К. Подведомственность юридических дел. С. 81.

[8] Ильинская И. М., Лесницкая Л. Ф. Судебное представительство в гражданском процессе. М., 1964. С. 18.

[9] Невзгодина Е. Л. Указ. соч. С. 11.

[10] См.: Ивакин В. Н. Представительство в советском гражданском процессе. С. 9.

[11] См.: Шерстюк В. М. Система советского гражданского процессуального права (вопросы теории). С. 68—70.

[12] См.: Шерстюк В. М. Система советского гражданского процессуального права (вопросы теории). С. 68—70.

[13] Алексеев С. С. Структура советского права. М., 1975. С. 159-160.

[14] Паленина С. В. Указ. соч. С. 75.

[15] См.: Решетникова И. В. Доказательственное право в гражданском судопроизводстве. С. 128.

[16] См.: Яковлев В. Ф. Отраслевая дифференциация и межотраслевая интеграция как основы системы законодательства // Правоведение. 1975. № 1. С. 20.

[17] См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 15 января 1999г. № 1-П «По делу о проверке конституционности положений частей первой и второй статьи 295 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина М. А. Клюева» // СЗ РФ. 1999. № 4. Ст. 602.

[18] Всеобщая декларация прав и свобод человека (Резолюция 217А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г.) // СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы. М., 1989. С. 413—419.

[19] ВВС РФ. 1994. № 12. С. 5-11.

[20] См.: Об адвокатуре. Международные положения. М., 1997. С. 4-5.

[21] Вестник ВАС РФ. 1999. № 5. С. 98—100.

[22] Решение Европейского Суда по правам человека по делу Голдера от 21 февраля 1975 г. // Вестник ВАС РФ. 1999. № 5. С. 100.

[23] См.: Нешатаева Т. Я, Статья 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и право на суд // Вестник ВАС РФ. 1999. № 5. С. 97.

[24] Вестник ВАС РФ. 1996. № 12.

[25] См.: Об адвокатуре. Международные положения. С. 5.

[26] См.: Об адвокатуре. Международные положения. С. 5.

[27] См.: Шестаков Л. Н. Россия – член Совета Европы: некоторые правовые вопросы // Вестник МГУ. Сер. 11. Право. 1997. № 4. С. 63.

[28] СЗ РФ. 1998. № 44. Ст. 5400.

[29] СЗРФ. 1998. №20. Ст. 2143.

[30] См.: Российская юстиция. 1997. № 6. С. 2.

[31] См.: Российская юстиция. 1997. № 6. С. 3.

[32] См.: Российская юстиция. 1997. № 6. С. 3.

[33] См.: Российская юстиция. 1997. № 6. С. 5—6.

[34] СЗ РФ. 1994. № 15. Ст. 1684.

[35] См.: Петренко Л. Ю. Правовые отношения в странах СНГ // Вестник РАН. 1997 № 12.

[36] См., например: Постановление Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. № 4-П // СЗ РФ. 1995. № 19. Ст. 1764.

[37] Безусловно, в данном случае идет речь о «внешней» защите прав и интересов, разделяемой с точки зрения подведомственности, однако не может толковаться как умаление иных форм государственной защиты прав (например, путем принятия законов), а также самозащиты.

[38] Ведомости РФ. 1992. № 8. Ст. 366; СЗ РФ. 1995. № 47. Ст. 4472.

[39] СЗ РФ. 1998. № 30. Ст. 3609.

[40] СЗ РФ. 1998. № 30. Ст. 3756.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.