Предыдущий | Оглавление | Следующий

 

6.3. Психологические характеристики политической манипуляции. 3

Значение контроля над информационными потоками в политической деятельности. 3

Характеристика современной информационной среды и информационно-психологического воздействия  3

 

6.3. Психологические характеристики политической манипуляции

Любая политическая система стремится к самоор­ганизации и стабильности, используя различные сред­ства, методы, технологии. В их числе особое место занимают каналы политической коммуникации, отве­чающие этой фундаментальной потребности. Полити­ческая коммуникация — это процесс взаимодействия политических субъектов на основе обмена информаци­ей и непосредственного общения, а также — средства и способы этого взаимодействия. Массовая коммуни­кация (более широкое понятие по сравнению с полити­ческой коммуникацией) осуществляется с использова­нием специальных средств подготовки и передачи информации. Эти средства называют СМК (средства массовой коммуникации), СМИ (средства массовой ин­формации) или масс-медиа и используют как синони­мы. Содержание этой деятельности должны составлять сбор, обработка и распространение актуальной, поли­тически значимой информации.

Рассматривая роль массовых коммуникаций и их влияние на политические процессы, российские поли­тические психологи и политологи отмечают, что в по­стиндустриальном обществе власть знаний и инфор­мации становится решающей в управлении обществом, оттесняя на второй план влияние денег и государст­венного принуждения. Закономерным сущностным признаком этого процесса выступает вытеснение гон­ки вооружения информационно интеллектуальной гон­кой. Причем непосредственными носителями и особенно распространителями знаний и другой социально зна­чимой информации являются средства массовой ком­муникации. При этом политическое, государственно-административное или иное силовое принуждение все больше заменяется на информационное воздействие и психологическое принуждение.

В России реформирование общества и переход к рыночным отношениям резко активизировали инфор­мационно-коммуникативные процессы, осуществляе­мые опосредованно через средства массовой ком­муникации и непосредственно в межличностном и личностно-групповом взаимодействии. Это стимули­ровало широкую распространенность и интенсивное применение манипулятивных средств и технологий воздействия на людей. Современный этап развития не только не снизил, а усилил тенденцию к использова­нию новейших технологий информационного воздей­ствия манипулятивного характера на психику людей в политическом процессе.

Чтобы профессионально решать эту сложную, многоплановую и исключительно актуальную пробле­му, политику и политологу необходимо прежде всего разобраться в таких вопросах, как: значение контро­ля над информационными потоками в политической деятельности; характеристика современной инфор­мационной среды и информационно-психологического воздействия; возможности политика как коммуника­тора по оказанию информационно-психологического воздействия; техника формирования доверия и пред­почтения политику.

Значение контроля над информационными потоками в политической деятельности

На протяжении тысячелетий и особенно послед­них столетий происходила эволюция и совершенство­вание технологий власти и политического управления в обществе. Современные средства массовой комму­никации создали для этого принципиально новые воз­можности, многократно усилив эффективность исполь­зования информации в этих целях. Они произвели настоящую революцию в политических отношениях и способах политического управления в конце XX— начале XIX века.

Жизнедеятельность человека реализуется одно­временно с миром природы в специфической, при­сущей человеческому обществу информационной среде, имеющей свои закономерности и особенности развития и функционирования. Трансформация или любые изменения информации и процессов ее функ­ционирования в настоящее время активно использу­ется значительной частью индивидуальных и сово­купных социальных и политических субъектов для оказания воздействия на психику людей, модифика­ции их поведения, для психологических манипуляций личностью.

Основное внимание исследователей при рассмот­рении общения, информационного взаимодействия, функционирования средств массовой коммуникации в последнее время чаще всего сосредоточивалось на разработке новых способов и форм социального вза­имодействия, современных информационно-коммуни­кативных технологий, на их необходимости и в целом на позитивном значении и влиянии на организацию совместной деятельности, политическое и социальное управление, на развитие общества и личности.

Многочисленными исследованиями было установ­лено, что без постоянного информационного контакта невозможно полноценное развитие человека и нор­мальное функционирование социальных групп и об­щества в целом. При этом в тени оставался тот факт, что информационно-коммуникативные процессы мо­гут таить в себе опасности, представляющие реаль­ную и все возрастающую угрозу для развития лично­сти и общества. Это отражается на всех уровнях социального взаимодействия — от межличностного общения до массовой коммуникации.

Манипулирование личностью, использование раз­личных средств и технологий информационно-психо­логического воздействия на людей стало достаточно обычным явлением в повседневной жизни, эконо­мической конкуренции и политической борьбе. Это стимулировало широкую распространенность и интен­сивное применение манипулятивных средств и тех­нологий воздействия на людей. Современный этап развития не только не снизил, а усилил тенденцию к использованию новейших технологий информаци­онного воздействия манипулятивного характера на психику людей в политической борьбе.

Использование в информационно-коммуникатив­ных процессах манипулятивного воздействия на раз­личные категории граждан России достигло таких масштабов, что может представлять угрозу информа­ционно-психологической безопасности личности и российского общества в целом.

Широкомасштабное применение манипулятивно­го воздействия в коммуникационных процессах дез­ориентирует социально активную часть населения, вызывает психоэмоциональную и социальную на­пряженность, что не позволяет гражданам России адекватно воспринимать социально-экономическую и общественно-политическую ситуацию, деятельность субъектов политики, в том числе и высших органов государственной власти. Это в свою очередь усилива­ет дестабилизацию внутриполитической ситуации и затрудняет реформирование российского общества.

Следовательно, перед политиками объективно встает проблема усиления контроля над информационными потоками в интересах придания им конструктивной направленности.

Характеристика современной информационной среды и информационно-психологического воздействия

В настоящее время практически не подвергается сомнению тот факт, что человек для реализации сво­его социального поведения в обществе нуждается в постоянном притоке информации. Постоянная инфор­мационная связь с окружающим миром, социальной средой, в которой он действует как активный соци­альный субъект, является одним из важнейших усло­вий нормальной жизнедеятельности.

Прекращение информационной связи может вызывать различные психические аномалии вплоть до психических заболеваний. На человека оказыва­ют огромное влияние не только постоянный ин­формационный контакт с окружающей социальной средой или его отсутствие, но и количество, объем, содержание и структура поступающей и перераба­тываемой информации.

Необходимую информацию человек получает из непосредственного опыта, личного общения, а также из разнообразных источников информации (книги, радио, телевидение, журналы, газеты, различные ин­формационные системы, а также другие источники знаково-символического характера). Причем законо­мерностью общественного развития является преоб­ладание и резкое увеличение доли информации, полу­чаемой из информационных источников, нежели из непосредственного опыта и личного общения.

Усложнение и динамичность социальных процес­сов в обществе, влияние происходящих общественных изменений непосредственно на повседневную жизнь человека делают его все более зависимым от потока сообщений средств массовой коммуникации. Все мень­ше сведений, необходимых для своего социального повеления и жизни в обществе, он может получить, основываясь только на своем повседневном опыте. Все больше необходимой социальной информации он получает из теле- и радиопрограмм, периодических изданий. Особенно ярко это проявляется в формировании мнении по вопросам, которые не находят отражения в его непосредственном опыте, например, об обста­новке в других городах, регионах, странах, о полити­ческих лидерах, об экономической конъюнктуре и т. п.

Как отмечают многие исследователи, человек, его повседневная жизнь все больше зависит от массовой коммуникации, которая создает для него своего рода «вторую реальность», «субъективную реальность», влия­ние которой не менее значимо, чем влияние объективной реальности. Информационное воздействие на психику человека или, другими словами, информационно-пси­хологическое воздействие оказывается на людей в те­чение практически всей их жизни. Этому воздействию человек подвергается в различных ситуациях. Для их обозначения возможно использовать следующие тер­мины: «коммуникативные» или «коммуникационные ситуации», а при подчеркивании ведущей роли инфор­мационного взаимодействия мы будем называть их информационно-коммуникативными или информаци­онно-коммуникационными ситуациями.

В данном случае мы используем в качестве основ­ного и родового понятия — коммуникацию. Это поня­тие позволяет охватить все многообразие ситуаций, в которых на человека воздействует окружающая его информационная среда современного общества. Под коммуникацией в политической психологии понимает­ся передача информации, сообщений, разнообразных сведений. Но в отличие от общения она может иметь как двухсторонний, так и односторонний характер. Коммуникация возможна не только между людьми, но и между человеком и машиной, а также неодушевлен­ными объектами и различными живыми организмами. Зачастую она связана с опосредованным общением, то есть с передачей информации при помощи технических устройств, в том числе средств массовой коммуни­кации — телевидения, радио, прессы и т. п.

По своему содержанию коммуникационный про­цесс представляет собой, в основном, обмен вербаль­ной и невербальной информацией между людьми. Главной его целью должно являться обеспечение по­нимания информации, являющейся предметом обмена, т. е. сообщений.

В политическом управлении коммуникация рас­сматривается как обмен информацией между людьми с целью определения проблем и поиска решений, регуляции противоречивых взаимодействий. В коммуникационном процессе выделяются обычно четыре основных элемента: отправитель — лицо, генерирую­щее идеи или собирающее информацию и передаю­щее ее; сообщение — собственно сама информация, закодированная с помощью знаков и символов; ка­нал — средство передачи информации; получатель — лицо, которому предназначена информация и которое воспринимает и интерпретирует ее. Отправитель и получатель могут обозначаться, соответственно, как субъект и объект коммуникации. При взаимной ком­муникации они одновременно выступают как субъек­ты и объекты коммуникации.

Коммуникативные ситуации, в которых на чело­века оказывается информационно-психологическое воздействие, в целях удобства дальнейшего рассмот­рения и проведения нашего анализа целесообразно каким-то образом классифицировать, т. е. разделить все многообразие таких ситуаций на определенные груп­пы. По направленности коммуникаций и соотношению их субъектов и объектов можно разделить все комму­никативные ситуации, в которых на человека оказы­вается информационно-психологическое воздействие, на три основные группы.

В первую группу целесообразно выделить сово­купность коммуникативных ситуаций межличностно­го взаимодействия, т. е. таких ситуаций, в которых происходит непосредственное общение и обмен ин­формацией, как говорят, «лицом к лицу», а также опо­средованное (телефон, почта, телеграф, факсимильная связь, различные иные системы связи, в т. ч. Интер­нет и т. п.).

В этих ситуациях человек выступает одновремен­но и субъектом и объектом коммуникации, осуществ­ляется двухсторонний коммуникационный процесс. Межличностные коммуникативные ситуации могут подразделяться по содержанию или характеру со­циальных связей или в соответствии с основными сферами образа жизни на следующие: обществен­но-политические, профессионально-деловые; социо-культурные; семейно-родственные; социально-бытовые; дружеские; случайные. Возможны и другие классифика­ции, на иных основаниях, в зависимости от поставлен­ных целей.

В вторую группу целесообразно включать комму­никативные ситуации, в которых человек, находясь в составе определенной общности людей, подвергается непосредственному информационно-психологическому воздействию некоторым коммуникатором — личностью или группой (оратор, президиум и т. п.). Такие ситуа­ции можно обозначить как контакт-коммуникационные или публичные ситуации. В них осуществляется, в основном, односторонняя непосредственная коммуни­кация по типу «коммуникатор— общность людей». Это — ситуации проведения собраний, совещаний, митингов, зрелищных мероприятий и т. д.

В третьей группе можно объединить коммуника­тивные ситуации, в которых на человека осуществ­ляется информационно-психологическое воздействие средствами массовой коммуникации. В этих ситуациях осуществляется односторонняя опосредованная ком­муникация по типу «СМК (средство массовой ком­муникации) — человек (аудитория)». Их можно обо­значить как масс-коммуникационные ситуации. Это ситуации просмотра телепередач, прослушивания ра­диопрограмм, чтения газет, журналов, различных пе­чатных изданий, взаимодействия с разнообразными информационными системами и т. п.

Массовая коммуникация осуществляется с исполь­зованием специальных средств подготовки и передачи информации. Эти средства называют СМК (средства массовой коммуникации), СМИ (средства массовой информации) или масс-медиа и используют как сино­нимы. Кроме этого, периодические издания в целом иногда называют журналистикой. Но обычно под жур­налистикой понимается литературно-публицистиче­ская деятельность в журналах, газетах, на радио, те­левидении. Содержание этой деятельности должны составлять сбор, обработка и распространение акту­альной, социально значимой информации.

Признавая исключительное значение средств мас­совой информации (СМИ) как одного из важнейших источников информационной политики и инструмен­тов политической борьбы и прообраза мощнейшего «информационного» оружия XXI века, российская политическая элита, политические партии и движения добиваются резкого обострения политического проти­востояния с целью завоевания отечественного инфор­мационного рынка, выхода за его пределы и завоева­ния контроля над информационными средствами. В данной ситуации проявляются новые особенности взаимодействия различных субъектов политики, вла­стных структур, бизнеса, теневых структур со СМИ.

Они наиболее ярко прослеживаются при сопоставле­нии этого вопроса применительно к авторитарному и демократическому государствам.

В авторитарном государстве пресса фактически сливается с властью в прямом понимании этого сло­ва, становится механическим проводником ее полити­ки. Таким образом, власть, ее политика и СМИ оказы­ваются как бы по одну сторону баррикад, а общество — по другую сторону.

В демократическом, государстве СМИ призваны выражать волю не собственно власти, а народа, гра­жданского общества. Поскольку здесь срабатыва­ют политические стереотипы, предполагающие про­тивоборство двух основных «субстанций» — власти и общества, — то некогда монолитные СМИ, функцио­нировавшие как единая система, начинают дифферен­цироваться, как бы кристаллизироваться по полити­ческим полюсам. Собственно власть оказывается в этой ситуации предметом их влияния с точки зрения того, соответствует или не соответствует она политической ориентации конкретных изданий, телекомпаний и т. д. Это приводит, с одной стороны, к противостоянию властным структурам, а с другой — к противоборству самих СМИ и, следовательно, — к их саморазруше­нию как некогда единой идейно-политической и орга­низационной системы.

Конечно, борьба различных ветвей власти за госу­дарственные СМИ является естественной. Масштабы этой борьбы прямо пропорциональны объему находя­щейся в руках государства материально-технической базы СМИ и обратно пропорциональны уровню разви­тия правового регулирования и культуры правоприме­нения в сфере массовой информации.

При всей сложности и противоречивости взаимо­отношений, существующих между СМИ и властью, необходимо подчеркнуть, что в последние 4—5 лет законодательная деятельность по регулированию ин­формационных отношений в России активно развива­ется. К настоящему времени принято значительное количество нормативных правовых актов. Среди них — следующие федеральные законы: «О средствах мас­совой информации», «Об информации, информатиза­ции и защите информации», «О связи», «О государст­венной поддержке средств массовой информации и книгоиздания Российской Федерации», «Об освеще­нии деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации», «О государственной поддержке районных газет», «О почтовой связи», «О государственной тайне», «О рек­ламе», «О федеральных органах правительственной связи и информации», «Гражданский кодекс Россий­ской Федерации» (соответствующая статья), «Уголов­ный кодекс Российской Федерации» (соответствующая статья), «Кодекс об административных правонаруше­ниях Российской Федерации» (соответствующая ста­тья) и др.

И все-таки сегодня, как никогда, возрастает по­требность общества в реализации конституционной нормы о праве каждого «свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информа­цию любым законным способом», что требует внесения соответствующих корректировок и в закон «О средст­вах массовой информации» и в закон «Об информа­ции, информатизации и защите информации».

Международная практика свидетельствует, что почти два века ни одно из государств мира не после­довало примеру Швеции и не закрепляло за своими гражданами право знать, как работает механизм го­сударственной власти. Только в 1951 году Финлян­дия приняла закон об открытости государственной информации. В 1966 г. президент США Л. Джонсон подписал знаменитый Федеральный закон «О свобо­де информации». Затем Норвегия и Дания — 1970 г., Франция — 1978 г., Швейцария — 1993 г., Бельгия — 1994 г.

Задачи создания эффективного законодательства в информационной сфере, безусловно, коррелируют с общими задачами создания и развития российского законодательства в целом. Федеральное собрание со­вместно с исполнительной и судебной властями фор­мирует план законодательных работ, в осуществлении которого ведущую роль играет Государственная Дума, а в области информационного права, в том числе и СМИ, — Комитет по информационной политике и свя­зи. Осуществление этого плана является по существу провозглашением государственной информационной политики. Обеспечение работы законодательства есть реализация этой политики.

Исторический опыт свидетельствует, что всегда политические субъекты предпринимали самые актив­ные меры по осуществлению контроля за СМИ. Это пристальное внимание объясняется тем, что СМИ всегда обладали, а в эпоху информационно-техно­логической революции этот специфический набор средств и методов воздействия на аудиторию сущест­венно расширяется. Для того чтобы осуществлять эф­фективное взаимодействие со СМИ, а когда этого требуют интересы общества и контролировать их, важ­но иметь о них достаточно ясное представление.

Для проведения классификации использовались различные логические основания, нравственные критерии, соотношение внушения и убеждения в про­цессе воздействия, источники коммуникации и ин­формационные каналы, специфика информационно-коммуникативных ситуаций и т. д.

Чтобы лучше понять суть опасностей информаци­онного воздействия на психику человека, осуществ­ляемого с использованием средств массовой ком­муникации, необходимо разобраться в их социально-психологической сущности и реализуемых функциях в обществе. Активизация политической деятельности также требовала развития средств массовой инфор­мации. Причем независимо от сути политической системы — и при демократии, и в тоталитарных госу­дарствах эти средства активно использовались для социального управления обществом.

Развитие науки и культуры, технического прогрес­са требовали и определяли актуальность регулярного и достаточно массового информационного обмена в этих областях, что способствовало развитию средств массовой коммуникации, их специализации. Поэтому закономерно, что людей, контролирующих индустрию массовой информации, вывело на уровень так назы­ваемой «четвертой власти», не требующей ни всеоб­щих выборов, ни утверждения правительством или парламентом.

При анализе манипулятивных возможностей средств массовой коммуникации прежде всего важно определить причины, обусловливающих их манипулятивный характер. Несмотря на некоторые различия в подходах к их трактовке у различных авторов, можно объединить эти причины в три основные группы.

Во-первых, это причины, вызванные пристрастно­стью и субъективизмом людей, работающих в сфере массовой коммуникации. То есть те искажения, кото­рые вызываются их индивидуально-психологически­ми, личностными особенностями, политическими при­страстиями и симпатиями и т. п.

Во-вторых, это причины, вызванные политически­ми, социально-экономическими и организационными условиями, в которых осуществляют свою деятель­ность средства массовой коммуникации. Основная из них — зависимость СМК от конкретных социальных субъектов. Она может проявляться в двух основных формах — экономической и административной. Эко­номическая форма зависимости проявляется в том, что СМК в рыночных условиях работают на опреде­ленных клиентов, например, рекламодателей и дру­гих заказчиков из числа представителей крупного капитала. Административная форма зависимости про­является в том, что СМК подчиняются своим хозяе­вам и учредителям.

В-третьих, это причины, обусловленные самим процессом функционирования средств массовой ин­формации. Для того чтобы привлечь внимание и за­воевать массовую аудиторию СМИ при подаче мате­риалов и подготовки сообщений, различных программ руководствуются определенными общими правилами или принципами. При этом, как отмечает В.П. Пуга­чев, «взятые ими на вооружение принципы отбора материалов плохо совместимы с глубокими аналити­ческими сообщениями и часто препятствуют созданию информационной картины мира, более или менее аде­кватной реальности» [104, с. 206]. Им выделяется пять таких принципов, которые в общем виде можно сфор­мулировать следующим образом.

1. Приоритетность (действительная и мнимая) и привлекательность темы для граждан. В соот­ветствии с этим принципом наиболее часто сообщения СМИ касаются таких, например, проблем, как угроза миру и безопасности гра­ждан, терроризм, экологические и иные ката­строфы и т. п.

2. Неординарность фактов. Это означает, что ин­формация об экстремальных событиях — голо­де, войнах, необычайно жестоких преступлениях и т. д. — доминирует над освещением явлений будничной, повседневной жизни. Этим объяс­няется, в частности, склонность СМИ к инфор­мации негативного характера и сенсациям.

3. Новизна фактов. Привлечь внимание населе­ния в большей степени способны сообщения, еще не получившие широкой известности. Это могут быть новейшие данные о результатах развития экономики или численности безработных, о полете к другим планетам, о новых политиче­ских партиях и их лидерах и т. п.

4. Успех. Согласно этому принципу, в передачи и статьи попадают сообщения об успехах поли­тических лидеров, партий или целых государств. Особое внимание уделяется победителям на выборах или в рейтинговых опросах. Культ звезд в политике, искусстве, спорте — типичное яв­ление для СМИ в рыночном обществе.

5. Высокий общественный статус. Чем выше ста­тус источника информации, тем значительнее считается интервью или передача, поскольку предполагается, что их популярность при про­чих равных условиях прямо пропорциональна общественному положению людей, сообщающих сведения. В силу действия этого правила наи­более легкий доступ к СМИ имеют лица, зани­мающие высшие места в политической, воен­ной, церковной и других иерархиях: президенты, военачальники, министры и т. д. Им посвяща­ются первые страницы газет и главные ново­сти радио-и телепередач.

С одной стороны, ориентация на требования этих принципов активизирует потребности людей в социаль­но значимой информации в политической и социально-экономической ситуации на федеральном, региональ­ном и местном уровнях, заставляет их стать активными потребителями информации, участниками информаци­онно-коммуникативных процессов в нашем обществе. С другой стороны, они позволяют социальным субъек­там осуществлять трансформацию и изменение инфор­мации или процессов ее функционирования для оказа­ния воздействия на психику людей и их поведение, для психологических манипуляций и манипулятивного воз­действия на личность. То есть, специфическим образом организованное изменение информационной среды выступает как своеобразное информационное оружие, которое, в частности, достаточно активно используется в политической борьбе.

Техника целенаправленного ведения массовых пропагандистских мероприятий и методов информа­ционно-психологического воздействия на широкую аудиторию развивалась на протяжении всей истории человечества. Мощный толчок технологии влияния на массы получили благодаря распространению различных религий. Другим источником приемов и методов влияния на массовое сознание послужили усилия то­варопроизводителей в условиях рыночной экономики. Современный арсенал политической рекламы манипулятивного характера во многом заимствован из предпринимательской деятельности, благодаря кото­рой расширялись средства, способы и приемы психо­логического воздействия на массы. Огромную роль в развитии этих приемов и методов сыграло техниче­ское развитие современных средств массовой инфор­мации, новые возможности аудио-визуальных эффек­тов, породившие своеобразную субкультуру образов и мифов, которые активно используются, в том числе и для эксплуатации массового сознания людей.

Представляется целесообразным выделить три основных группы факторов, определяющих подвержен­ность человека психологическим манипуляциям и, соответственно, степень их действенности и опасно­сти для личности.

В первую группу целесообразно выделить и ус­ловно обозначить как совокупность «технологических» факторов, т. е. непосредственно связанных с содер­жанием и структурой манипулятивных технологий, ис­пользуемых для оказания соответствующего воздейст­вия на человека.

Вторая группа объединяет внешние (технике-фи­зические и т. п.) факторы информационно-коммуни­кативных ситуаций, повышающих или снижающих действенность манипулятивного воздействия. Напри­мер, техническое состояние информационных каналов, качество звука, изображения, комфортность обстановки, отсутствие или наличие отвлекающих воздействий и условий (снижающих внимание, ухудшающих воспри­ятие) и т. д.

В третью группу включаются внутренние, собст­венно психологические факторы, определяющие под­верженность человека манипулятивному воздействию. Причем их целесообразно разделить, хотя и в неко­торой степени условно, на две относительно само­стоятельные подгруппы.

Во-первых, так называемые ситуативные, или си­туационные факторы, связанные непосредственно с конкретной информационно-коммуникативной ситуа­цией, например, психические состояния, вызванные нахождением в толпе, на митинге, различными стрес-согенными факторами, участием в групповой дискуссии, переговорах, в том числе в экстремальных усло­виях, и т. д.

Во-вторых, внеситуативные, или внеситуационные, — устойчивые психологические характеристики, индивидуально-личностные особенности человека, влияющие на его подверженность психологическим манипуляциям, например, внушаемость, критичность, подозрительность, негативизм, недоверчивость и т. д. Выше мы уже упоминали высказывание английского исследователя Л. Фрезера, который писал, что пропаганда эксплуатирует страх, гордость, любовь, недостойные эмоции вроде жадности, а также такие, как сочувствие или самоуважение. Однако не только эмоциональная сфера психики человека является базовой мишенью пропагандистского воздействия манипулятивного харак­тера. Существует множество возможностей влиять на сознание человека, особенно в условиях, когда он поль­зуется ограниченной и искаженной информацией.

Как уже отмечалось, информационная среда при­обретает для человека характер второй, субъективной реальности. Ту ее часть, которая содержит информа­цию, неадекватно отражающую окружающий мир, и те ее характеристики и процессы, которые затрудняют или препятствуют адекватности восприятия и понимания человеком окружающего и самого себя, можно условно обозначить понятием «иллюзорная реальность». Не­смотря на свою иллюзорность, и даже в силу своей иллюзорности, но в форме кажущейся реальности, она является основным внешним источником угроз инфор­мационно-психологической безопасности личности.

Следовательно, в информационной среде в при­чудливых сочетаниях и многообразных формах пере­плетены адекватная и иллюзорная субъективные ре­альности. Взаимодействуя и проникая друг в друга, изменяясь и развиваясь по собственным законам, они расставляют многочисленные загадки и ловушки, рас­шифровывать которые человеку приходится ежедневно и ежечасно, и чем дальше, тем чаще и больше, если он хочет остаться действительно полноценной и свобод­ной личностью, а не быть послушной марионеткой в паутине психологических манипуляций.

Рассмотрим, какие могут быть источники, повышаю­щие степень неадекватности, иллюзорности информа­ционной среды общества. Одним из них является объ­ективная сложность самого мира и процесса его познания, ошибки и заблуждения людей, познающих его.

В другую группу источников угроз можно объеди­нить действия тех людей, которые, преследуя собст­венные цели, добиваются этого, используя различные способы информационно-психологического воздействия на других без учета их интересов, а зачастую, просто вводя в заблуждение, действуя вразрез с их интереса­ми и нанося им ущерб. Однако при этом искусно смешивая ложь с правдой, тем самым увеличивая степень неадекватности информационной среды об­щества и расширяя иллюзорную субъективную реаль­ность, субъекты манипулирования нередко сами стано­вятся его невольными пленниками и превращаются из ее творцов в ее рабов. Как отмечает американский психолог Эверест Шостром, манипулируя другими людьми, манипулятор неизбежно становится объектом собственных манипуляций [135].

Участники переговоров, используя различные спо­собы манипулирования информацией, реализуют тех­нологию рефлексивного управления, чтобы достичь своих целей и добиться более выгодных условий для своей стороны, как правило, за счет ущемления инте­ресов другой стороны. Причем, это происходит как в ситуациях, затрагивающих интересы отдельного чело­века или нескольких лиц, так и в межгосударственных отношениях, в которых ценой манипуляций выступают интересы целых народов и даже, как свидетельствует история, само их существование.

Доступ к широкомасштабному использованию но­вых информационных технологий и контролю за сред­ствами массовой коммуникации многократно усили­вает возможности информационно-психологического воздействия на людей посредством изменения инфор­мационной среды общества.

В связи с этим можно выделить еще три относи­тельно самостоятельных группы источников угроз ин­формационно-психологической безопасности личности. Так, для личности может представлять инфомационно-психологическую опасность деятельность различных группировок и объединений людей, в частности, неко­торых политических партий, общественно-политических движений, националистических и религиозных орга­низаций, финансово-экономических и коммерческих структур, -лоббистских и мафиозных групп и т. п. Их деятельность становится опасной, когда для достиже­ния своих целей они начинают применять различного рода средства информационно-психологического воздействия, изменяя посредством этого поведение людей таким образом, что им наносится ущерб, ущемляются их же интересы. Широко известны примеры деятель­ности такого рода некоторых религиозных сект, провоцирования национально-этнических конфликтов.

В качестве еще одного источника угроз информа­ционно-психологической воздействия на личность при определенных условиях следует выделять субъектов политики, в том числе само государство, органы го­сударственной власти и управления. Это связано с дей­ствиями политических лидеров, правящей элиты. Опас­ность возникает, когда они, реализуя собственные интересы, а иногда и просто амбиции, используют мощь государственного аппарата для оказания инфор­мационно-психологического воздействия на людей, маскируя свои действия и истинные цели, которые не соответствуют интересам государства, общества и на­селения страны.

Кроме этого, источником опасности могут быть индивидуально-психологические особенности государ­ственных лидеров, влияющие на адекватность приня­тия ими важнейших государственных решений, опре­деляющих политику государства и, соответственно, организацию и практику информационно-психологи­ческого воздействия, оказываемого на людей с исполь­зованием возможностей государственного аппарата. Так, например, в американских исследованиях выде­ляются семь основных специфических реакций пре­зидентов США на стресс, которые вызывают отрица­тельное влияние на принятие решений:

1) фиксация внимания только на одной альтерна­тиве, в то время как обычно президент рассмат­ривает множество альтернатив;

2) упрощение позиции противника;

3) усталость в течение длительного периода вре­мени, которая приводит к повышению подозри­тельности, враждебности, к параноидальным реакциям;

4) ограниченное время для принятия решения, способное привести к ослаблению (или потере) внимания к угрожающей ситуации, к отрица­нию и недооценке будущих последствий;

5) усиление тенденции воспринимать настоящую ситуацию и исторические аналогии как подобные;

6) по мере возрастания стресса лидер с целью со­хранения самооценки пытается либо выйти из-

ситуации, либо уменьшить для себя ответствен­ность за нее, чтобы избежать провала; 7) стремление консультироваться только с теми, кто поддерживает его личную позицию, что ог­раничивает информацию, необходимую для при­нятия оптимального решения [135].

В качестве важнейшего источника опасностей та­кого рода, действующего постоянно и все более ак­тивно и мощно, следует рассматривать и геополити­ческие, межгосударственные факторы, когда другие государства ведут массированные психологические операции против населения или отдельных социаль­ных групп страны, избранной в качестве их «мише­ни» (объекта воздействия).

Таким образом, носителями основных источников информационно-психологического воздействия на че­ловека являются:

• субъекты государственности (в том числе ино­странные, органы власти и управления и дру­гие государственные структуры и учреждения);

• субъекты общества (различные общественные, экономические, политические и иные органи­зации, в том числе зарубежные; различные со­циальные группы — формальные и неформаль­ные, устойчивые и случайные, большие и малые, в том числе по месту жительства, работы, уче­бы, службы, совместному проживанию и про­ведению досуга и т. п.);

• отдельные личности (в том числе представите­ли государственных и общественных структур, разнообразных социальных групп и т. п.).

В качестве основных средств информационно-психологического воздействия на человека они ис­пользуют:

• средства массовой коммуникации (в том числе такие информационные системы, как Интернет и т. п.);

• литературу и искусство (различные направления так называемой массовой культуры, художест­венная, научно-техническая, общественно-поли­тическая, научно-популярная, публицистическая, специальная и другая литература);

• систему образования, воспитания, морально-психологического и психологического сопро­вождения;

• личное общение (в т. ч. профессиональное, де­ловое, повседневное и т. п.);

• внутренние источники или саму биосоциаль­ную природу психики человека (особенности ее формирования, функционирования у кон­кретного человека, которые определяют сте­пень восприимчивости к различным инфор­мационным воздействиям, возможностями анализа и оценки поступающей информации и т. д.).

Трансформация информационно-психологическо­го воздействия в угрозу информационно-психологиче­ской безопасности личности может быть представле­на в системном виде (см. табл. 6).

Таблица 6

Модель трансформации информационно-психологи­ческого воздействия (ИПВ) в угрозы информацион­но-психологической безопасности личности (ИПБЛ)

Источники информационно-психологического воздейст­вия (ИПВ):

государство — общество-личность;

Основные средства и методы воздействия:

средства массовой коммуникации — литература и искус­ство — образование, воспитание, морально-психологическое и психологическое сопровождение -— личностное общение;

Основные факторы формирования угроз информацион­но-психологической безопасности личности:

интересы, субъективность и пристрастность социаль­ных субъектов (индивидуальных и совокупных), игнорирова­ние интересов и прав других;

доступ к средствам информационно-психологического воздействия, в том числе манипулятивного характера;

возможности влияния на источники ИПВ; т психологические, личностные и индивидные характери­стики человека

 

Личность как объект манипулирования, личностные ми­шени ИПВ:

Побудители активности человека: потребности, ин­тересы, ценности.

Регуляторы активности человека: социальные и груп­повые нормы, самооценки (в т. ч. чувство собственного дос­тоинства, самоунижение, гордость), субъективные отношения, мировоззрение, убеждения, верования, чувства, смысловые, целевые, операциональные установки и т. д.

• Когнитивные (информационные) структуры (в т. ч. информационно-ориентировочная основа поведения человека в целом) — знания об окружающем мире, людях и другие разнообразные сведения, которые являются информационным обеспечением активности человека.

Операциональный состав деятельности: способ мыш­ления, стиль поведения и общения, привычки, умения, на­выки и т.п.

• Психические состояния: фоновые, функциональные, эмоциональные

Последствия — изменения поведения людей, приводящие: к ущемлению жизненно важных интересов, прав и свобод личности, психоэмоциональной и социальной напряженнности в обществе, усилению дестабилизации внутриполитической обстановки и формированию угроз информационно-психологи­ческой безопасности личности, общества и государства

 

В современных условиях в информационно-ком­муникативных процессах используются не просто от­дельные приемы, а специальные манипулятивные тех­нологии. Понятие «технологии» уже достаточно прочно вошло в понятийный аппарат не только технических, но и гуманитарных дисциплин. Используются понятий­но-социальная технология, гуманитарная технология, историческая технология, психотехнология, психологи­ческая и психофизиологическая технология и т. д. Со­циальная технология рассматривается как родовое понятие, а все остальные выступают как ее специфи­ческие разновидности или виды.

Все они, в основном, определяются по аналогии с промышленными технологиями, как совокупность прие­мов, методов и средств, используемых для достижения конкретных целей. В частности, как способ осуществ­ления деятельности на основе рационального ее рас­членения на процедуры и операции с их последующей координацией и синхронизацией и выбора оптималь­ных средств, методов их выполнения.

Как уже отмечалось, в качестве наиболее универ­сальной манипулятивной технологии, которая широко и активно используется в массовых информационных процессах, в первую очередь целесообразно выделить формирование и распространение образов. Суть ее в том, что в зависимости от целей и конкретных задач формируются и распространяются заранее «сконструи­рованные» образы или имиджи конкретных лиц, фирм и организаций, идей, программ, товаров и т. п., которые, как правило, неадекватно отражают реальные существенные их характеристики и, таким образом, дезори­ентируют людей, на которых направлено информаци­онно-психологическое воздействие.

Сами манипулятивные технологии складываются из определенных сочетаний конкретных структурных элементов, по своим специфическим закономерностям. Могут быть различные сочетания этих элементов, оригинальные решения последовательности и часто­ты их применения в конкретных информационно-коммуникативных ситуациях.

Как показывает анализ применения манипулятивного воздействия в различных информационно-комму­никативных ситуациях, многие структурные элементы повторяются и носят достаточно общий, универсальный характер, другие более специфичны и имеют более локальную сферу применения.

В большинстве манипулятивных технологий используются как структурные «технологические» элементы определенные манипулятивные приемы, описание и систематизация которых является перво­очередным и необходимым условием для разработки конкретных методик формирования защитных соци­ально-психологических механизмов, обеспечивающих информационно-психологическую безопасность лич­ности.

Эти манипулятивные приемы, которые выступа­ют как структурные элементы манипулятивных тех­нологий, одновременно для объекта воздействия — человека, прошедшего определенную подготовку по специальной методике, являются индикаторами мани-пулятивного воздействия, направленного на него или окружающих людей и, соответственно, сигнализируют об опасности и необходимости использования специ­альных защитных процедур в данной информацион­но-коммуникативной ситуации. Они носят вербальный и невербальный характер. В данной работе мы преж­де всего акцентируем внимание на рассмотрении вербальных приемов манипулятивного воздействия.

Для обозначения способов манипулятивного воз­действия и определенных их сочетаний используются различные термины. Наиболее часто употребляются такие термины, как «прием», «метод», «техника», «тех­нология». В то же время четких критериев их разде­ления, за исключением, возможно, лишь технологии, в настоящее время не выработано. Можно выделить лишь определенный подход к использованию данной терминологии.

Во-первых, довольно часто эти термины исполь­зуются как синонимичные понятия.

Во-вторых, отнесение к определенному термину определяется исходя из обобщенности и степени уни­версальности. Так, например, устойчивое сочетание нескольких приемов может обозначаться как метод или техника, а в определенных случаях и как технология. Это достаточно хорошо иллюстрируется, в частности, методом «мнимого выбора», который также можно обозначить и как технику, и как технологию мнимого выбора.

Технология будет отличаться от техники сложно­стью социально-организационной и пространствен­но-временной структуры, а также многообразием условий применения. По сути, происходит наложение данной технологии как системоообразующего факто­ра на организацию и проведение комплексной ин­формационно-психологической операции стратегиче­ского характера. Например, во внешнеполитической или экономической деятельности эта технология мо­жет использоваться для оказания воздействия на союзников или партнеров и конкурентов при реали­зации долговременной политики. То есть социальные субъекты в такой ситуации используют разнообраз­ные сложные многошаговые процедуры организации и осуществления воздействия, направленного на скры­тое принуждение объекта воздействия к выбору и при­нятию решения, выгодному для его инициатора.

В отдельной информационно-пропагандистской акции или мероприятии «мнимый выбор» может выступать как техника или прием. Например, ком­муникатор интерпретирует или комментирует пози­ции двух сторон (допустим, кандидатов в избиратель­ной кампании). Причем, делает это таким образом, чтобы сформировать более положительное отноше­ние к одной из них и тем самым изменяет процесс свободного волеизъявления людей, входящих в ау­диторию его информационно-психологического воз­действия.

Сложность классификации манипулятивных спо­собов воздействия и, соответственно, построения иерархической системы терминологии связана так­же с тем, что, как правило, в конкретном коммуника­тивном процессе используется сочетания нескольких приемов, не все из которых повторяются в различ­ных ситуациях. Обозначение такого сочетание и его наименование дается по одному из используемых приемов, который выступает как основной в данном случае.

Таким образом, вне контекста анализа конкретно­го информационно-коммуникативного процесса в ка­честве рабочей терминологии можно использовать термин «манипулятивный прием», а при использова­нии его в качестве основного в сочетании с другими и определенными условиями применения — термин «манипулятивная техника».

С учетом изложенного можно, например, выделить технологию формирования доверия к коммуникатору, технологию мнимого выбора, технику слухов и т. д.

Предыдущий | Оглавление | Следующий










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.