Предыдущий | Оглавление | Следующий

 

Конструктивная часть. 3

Деструктивная часть. 3

Вопросы для самостоятельной работы.. 6

 

В целом прагматический и ценностный диссонан­сы приводят к активизации социально-политической активности субъектов оппозиции. Все отмеченные ис­точники проявления оппозиционарности дают только ориентировочные представления о ее детерминантах. В конкретных условиях требуется более детальный и всесторонний анализ этой проблемы. Это также помо­жет правильно разобраться в сущности оппозиционар­ности и возможности влияния на ее характристики.

Сущность и интегративный психологический ме­ханизм оппозиционарности проявляются через выра­жение определенной ориентации, деятельности и взаи­модействия оппозиции с обществом и властью. В данных измерениях предстает сущность оппозиционарности, как многомерного и закономерного явления демокра­тизирующегося общества. Для раскрытия их структу­ры и содержания прежде всего необходимо уточнить саму сущность политической оппозиции.

Оппозиция может рассматриваться как политиче­ски организованная часть общества, выражающая интересы социальных слоев, выступающих против курса правящего политического режима, отстранен­ная от выработки важных для общества решений, стре­мящаяся реализовать интересы своей социальной базы путем завоевания государственной власти или участия в ней.

К определяющим признакам оппозиции можно отнести наличие политической организации; офици­альное заявление лидеров о вступлении в оппозицию к правящему режиму; наличие альтернативной пра­вящему курсу программы; подчинение действующему законодательству; признание правящим режимом ле-гитимности организации.

Политическую оппозицию целесообразно разделять на организованную и стихийную, политические ориен­тации которых характеризуются критически-конструк­тивным, деструктивным или пассивным отношением к правящему режиму, социально-политическим и другим проблемам общества. В данном контексте оппозицион­ные ориентации в той или иной степени проявляются как у широких народных масс, отдельных группировок, так и у отдельной личности.

Исследование психологических аспектов оппози­ции привело к необходимости введения нового поня­тия, которое раскрывало бы условия, факторы, меха­низмы и в целом сущность того сложного отношения к власти и взаимодействия с ней, в целом с общест­вом, раскрывая в конечном счете феномен политиче­ской оппозиции. Это понятие должно стать элементом, в котором в неразрывном единстве слиты психологи­ческое и социально-политическое и может быть обо­значено новой категорией — оппозиционарность.

Оппозиционарность — это целенаправленная ак­тивность субъектов политики, которая направлена на выражение и достижение целей и задач, обусловлен­ных определенным неприятием ими официальной на­правленности, порядка и уклада социально-политиче­ской и экономической жизнедеятельности общества.

Оппозиционарность характеризуется следующи­ми признаками:

• полное или частичное неприятие существую­щего порядка, общей структуры общества и его политической системы, направлений внутрен­него или внешнего развития страны, определяя критическое отношение к социально-политиче­скому курсу и практике правящего политиче­ского режима;

• осознание необходимости реализации собст­венных политических целей, задач такими си­лами и средствами, которые в большей степени соответствуют потребностям людей и закрепле­ны в принятой программе, платформе или иной определенно выраженной форме;

• активная деятельность оппозиции по реализа­ции стратегических и тактических цели и за­дач, прежде всего связанных с отношением к власти, политике, социальной практике и раз­витию общества.

Оппозиционарность проявляется через противо­речивое межличностное или социальное взаимо­действие субъектов политики, в котором оппозиция целенаправленно стремится к самореализации и в со­циально-психологическом плане презентуется тремя неразрывными компонентами — побудительным, ког­нитивным и регулятивным. Побудительный компо­нент рассматривается как мотивационно-целевая детерминанта, определяющая характер активности оппозиции в политическом процессе при достижении выдвигаемых целей, частично или полностью не сов­падающих с официальной политикой. Когнитивный компонент взаимодействия реализуется в виде коммуникативных и перцептивных процессов, а регулятивный — поведенческих и эмоциональных процес­сов. В условиях оппозиционных отношений субъектов политики возникают трудные межличностные или груп­повые ситуации, которые разворачиваются как процес­сы, происходящие в соответствии с определенными за­кономерностями.

Эти закономерности проявляются как определен­ная зависимость осуществления противодействия оп­позиции официальной власти, которая характеризуется активным привлечением конкретных психологических механизмов и соблюдением принципов, определяющих конструктивный или деструктивный характер взаимо­связи оппозиции и власти. Причем конструктивное взаимодействие оппозиции и власти возможно при дос­тижении благоприятных социально-психологических взаимоотношений, соответствия профессиональной компетентности субъектов политики решаемым зада­чам и обеспечения их участия в реализации конгру­энтных целей и задач.

Оппозиционарность как процесс проявляется че­рез взаимодействия и воздействия субъектов полити­ки друг на друга, через их отношения, деятельность и общение, обусловленные собственными целями и по­требностями, которые могут быть реализованы только в рамках общего проблемного поля.

Внутренней основой оппозиционарности являются самоотношение и взаимоотношения в рамках оппози­ционной структуры, которые включают мотивационный (интерес к другому) , коммуникативный (доверие к дру­гому), перцептивный (образ другого), поведенческий (установки и ожидания определенного поведения) и эмоциональный (эмоциональные реакции на другого) аспекты.

Внешние и внутренние основы проявления оппо­зиционарности выражаются как актуальное состоя­ние системы ценностей оппозиции, ее отношений в политической системе, как сложная субъект-субъек­тивная реальность, ограниченная по времени и про­странству и представленная в сознании, нормах, действиях и поведении оппозиционеров. В зависимо­сти от характера отношений оппозиции к власти выделяются конструктивные, деструктивные и ней­тральные ситуации.

При этом реальные ситуации по степени сложно­сти их разрешения могут быть представлены как труд­ная внутриорганизационная оппозиционарная ситуа­ция и трудная межсубъектная ситуация.

Трудная внутриорганизационная оппозиционарная ситуация — это ситуация разбалансированно-сти связей и отношений внутри оппозиционной струк­туры в системе «задача — личностные возможности и (или) мотивы — модель, алгоритм и технология оппозиционарной активности — системные условия существования и проявления активности оппозиции». Они определяются на основе двух критериев: типа внутриорганизационных отношений, в которых воз­никла ситуация, а также уровня ее трудности (угро­зы) для субъекта оппозиционарности (угроза потен­циальная, непосредственная или уже реализующаяся). Соответственно выделяются трудные ситуации про­фессиональной деятельности субъектов оппозиции — проблемные, конфликтные и экстремальные; орга­низационные ситуации — программные, кадровые, управленческие, обеспечивающие и др.; внутри- и меж­личностные ситуации — коммуникативные, интерактив­ные, социально-перцептивные, а также внутриличностные затруднения, конфликты и кризисы.

Трудные межсубъектные ситуации оппозиционар­ности проявляются в процессе противостояния и противодействия оппозиции официальным властям и представляют собой психически напряженные ситуа­ции, в которых оппозиция как субъект взаимодейст­вия (его присутствие, действие или бездействие) рассматривается основным участником в виде угро­зы, препятствия для реализации своей программы и тактических установок — концепции, целей, ценно­стей, направленности, стремлений, интересов, оппо­зиционных позиций и действий. Они включают про­блемные, предконфликтные и конфликтные ситуации.

Реально проявляется оппозиционарность благодаря определенным механизмам, в основе действия кото­рых лежат психологические компоненты. Наиболее существенные стороны такого проявления выражают­ся в виде определенных закономерностей. Одна из основных закономерностей взаимодействия оппози­ции с властью проявляется в мотивационно-целевой сфере и предстает как борьба целей и мотивов. Она выражается в том, что стремление субъекта оппози­ции осуществить свои цели, как правило, власть бло­кирует удовлетворение интересов оппонента, пре­пятствует достижению ей своих целей. На практике оппозиция чаще всего защищают групповые или собственные интересы. Отстаиваемые оппозицией интересы не всегда существенно влияют на остроту развития политической ситуации. Психологическим механизмом, с помощью которого осуществляется борьба мотивов оппозиции в политическом процессе, является согласование их целей и интересов. Опти­мальной с точки зрения достижения общей согласо­ванной цели является направленность и объективный учет конгруэнтных интересов оппозиции и власти, всего общества.

Для оппозиционарности характерно проявление определенной субъективности в политическом процес­се как закономерного признака. С одной стороны, в силу того, что она выражает интересы отдельного социаль­ного слоя или выдвигает собственные групповые цели объективно имеет место возрастание степени искаже­ния восприятия и оценки ситуации. С другой стороны, субъекты оппозиции являются носителями индивиду­ального, которое синтезируется в рамках общего осно­вания — цели, программы и т. п., при условиях, которые также воспринимаются и оцениваются также субъек­тивно. Искажению подвергаются как сама ситуация в целом, так и ее отдельные составляющие: мотивы, вы­сказывания, действия и поступки как оппозиции, так и власти, а также их личностные качества субъектов политического процесса. Это в условиях трудной си­туации приводит к формированию негативного образа другого. Данный негативный образ в острых, напряжен­ных и затяжных ситуациях проявляется в виде непри­миримых взаимосвязей оппозиции и власти.

Показателем адекватности восприятия оппозици­ей политической ситуации служит точность прогноза ее развития. Наиболее часто не прогнозируются кон­фликтные ситуации, а наименее точно — предконфликтные. Точному прогнозу развития ситуации чаще всего мешают ее скоротечность, отсутствие информа­ции о возможных действиях оппонента и недооценка важности проблемы.

В качестве одной из основных закономерностей проявления оппозиционарности выступает ее ак­тивное участие в коммуникативных процессах взаи­модействия с властью и обществом. При этом прояв­ляется такая особенность, как расширение спектра применяемых моделей, алгоритмов и технологий, обес­печивающих более эффективное воздействие на власть и мобильную обратную связь с различными институ­тами общества. При этом коммуникация в трудных ситуациях характеризуется снижением гласности, открытости и конструктивности в отношениях между ними; возрастанием роли иррациональных компонен­тов (эмоциональных, а не осознанных способов взаи­модействия, невербальных средств коммуникации; усилением критичности высказываний в адрес оппо­нента; преобладанием побудительной информации над констатирующей, доминированием феномена «слова» над феноменом «дело», разрушающим воздействием привлекаемых психотехнологий и др.

Закономерной стороной проявления оппозиционар-ности является стремление ее субъектов к реализации такой стратегии, тактики и техники участия в поли­тическом процессе, которая обеспечивает достижение поставленных целей. Параметрами, которыми описы­вается вся эта архитектоника, являются жесткость позиции оппозиции и модальность ее отношения к оппоненту, т. е. власть или иные институты общества рассматриваются как объекты воздействия или как субъ­екты взаимодействия. Сочетание этих параметров оп­ределяет использование таких основных стратегий, так­тик и техник, как нормативная, конфронтационная, манипулятивная и переговорная. Выбор их оппозицией определяется соотношением ситуационных, личностных и других факторов. Ситуационными факторами являют­ся: прогноз оппозицией успешности применения избран­ных стратегии, тактики и техники взаимодействия с властью и обществом; соотношение статусов оппозиции— власти—общества; острота и напряженность социаль­но-политической и экономической ситуации; степень трудности решаемой проблемы; стратегия, которую реа­лизует оппонент — официальная власть; зависимость оппозиции от взаимного отношения к ней власти и об­щества.

В наибольшей степени от ситуационных факто­ров зависит выбор системы взаимодействия оппози­ции с властью и обществом, а также сам характер этого взаимодействия. К личностным факторам вы­бора стратегии, тактики и техники проявления ак­тивности оппозицией целесообразно отнести: ори­ентацию целей, мотивов лидеров и всего состава оппозиции в конкретной политической ситуации; предпочитаемый тип отношения к власти, государст­ву, обществу; уровень когнитивной сложности, общей культуры, профессионализма субъектов оппозиции. От них более всего зависит выбор конфронтационной, манипулятивной или переговорной системы взаи­модействия оппозиции.

Одна из существенных сторон проявления оппозиционарности характеризуется как закономерность эмоционального взаимодействия оппозиции с други­ми субъектами политики. В зависимости от особен­ностей политической ситуации проявляется эмоцио­нальная составляющая в общем процессе регуляции связей и отношений оппозиции с властью, общест­вом и другими субъектами политики. Эмоции, чувст­ва и иные переживания со стороны оппозиции явля­ются индикатором трудности политической ситуации; регуляторами проявления оппозиционарности по всем аспектам — осознания, отношения, взаимодействия, деятельности и поведения; регулятором проявления активности оппонента власти, общества и различных его институтов; проявлением отношения к оппонен­ту. Отзеркаливание и особенно поляризация эмоций являются деструктивными психологическими механиз­мами, а эмпатия — механизмом конструктивного взаи­модействия оппозиции с различными субъектами политики.

Учет отмеченных и других закономерностей про­явления оппозиционарности позволяет выбрать оппо­зиции основные принципы ее осознания, отношения, взаимодействия, деятельности и поведения в конкрет­ных условиях и в непосредственно разворачивающей­ся ситуации. Все они должны быть научно обоснованы и организационно выверены. Например, определяющи­ми принципами оптимального взаимодействия оппози­ции с другими субъектами политики можно считать такие, как: ориентация на переговорную стратегию; широкое использование различных средств коммуни­кации при минимизации критики и угроз; умелое соче­тание прогноза развития ситуации с готовностью к ее негативному развитию; нацеленность политических оппонентов на конкретные свои интересы, в том числе увязывание личных интересов лидеров с интересами дела; постоянный контроль эмоционального состояния; определенный уровень открытости и уважительное отношение к оппоненту и др. Оптимальному взаимо­действию оппозиции в политическом процессе способ­ствует реализация таких психологических механизмов, как: согласование целей и интересов; рефлексия; стрем­ление к взаимному доверию; эмпатия; обеспечение баланса рангов и др.        

С учетом характеристик сущностных признаков оппозиционарности, основных закономерных сторон и механизмов ее проявления в конкретных политиче­ских ситуациях представляется возможным определе­ние ее как целостного феномена, который имеет соб­ственную структуру.

В соответствии с этим определяется структура оппозиционарности и ее составные части. В нее целе­сообразно включить взаимосвязанные конструктивную и деструктивную части.

Конструктивная часть

Она выражается в выдвигаемой цели и научно обоснованной практике ее достижения. При этом прослеживается ориентация на создание новых поли­тических и социально-экономических отношений, ко­торые в большей степени соответствуют выдвигаемой программе, платформе или другому регламентирую­щему кодексу и более существенно соответствуют интересам и потребностям общества или его части, представляемой оппозицией.

На психологическом уровне негативное состояние психической устойчивости, творческого потенциала, личностно-профессионального развития и в целом пси­хического здоровья приводит к появлению потребно­сти в его преодолении. На устранение такого несо­ответствия ориентируется оппозиция и в обществе, побуждая к этому власть и всю политическую систему.

Обоснование нового альтернативного политическо­го курса включает в себя следующие моменты: выдви­жение программы выхода из кризиса, разрешение противоречий, поиск нового баланса социальных ин­тересов, создание более устойчивой социально-поли­тической системы.

Деструктивная часть

Критика существующей социальной и политиче­ской системы не подкрепляется конструктивными кон­цепциями и действиями. Провозглашается и прово­дится общая линия на разрушение существующей политической системы, дестабилизацию политической обстановки.

На психологическом уровне деструктивной частиtub оппозиционарности прослеживается обострение действия всех или основных психологических факторов на личностном, групповом и общесоциальном уровнях. Это усиливает состояние психического дискомфорта, напряжения, информационного диссонанса, опреде­ляющих обострение основных противоречий в обще­стве, которые нередко выливаются в конфликты меж­ду представлениями о возможном, желаемом и реально существующем типе политической системы.

Разрушительные социальные ориентации, несущие исключительно деструктивный заряд, нельзя назвать оппозиционарными. Оппозиционарность предполага­ет особое, научно обоснованное единство деструктив­ных и конструктивных ориентации.

Псевдооппозиционарные деструктивные установ­ки и действия наносят обществу огромный ущерб, и чем большей властью обладают их носители, тем разруши­тельнее социальные последствия от их действий. При­мер тому — политическая деятельность отдельных со­временных оппозиционеров, которые именуют себя по-разному, но преследуют узкокорыстные цели, кото­рые не ориентируются на прогрессивное развитие об­щества. Не имея научно обоснованной и всесторонне выверенной программы, такие оппозиционеры переро­ждаются в антисоциальные силы, которые «подталки­вают» общество к его разложению и выливаются в попытки фашизации жизнедеятельности, усиление негативных тенденций в расслоении общества, криминализации социальной практики, обострении связей и отношений страны в мировом сообществе и т. п. По­этому псевдооппозиционарность не следует принимать за разновидность оппозиционарности, а необходимо расценивать как неприемлемый социальный рецидив, который не может быть одобрен и принят ни сущест­вующей властью, ни оппозицией.

Содержание и направленность оппозиционарно­сти, соотношение ее конструктивно-деструктивного баланса не может быть неизменным в различные периоды развития общества. Так, во время социаль­ных потрясений, серьезного падения уровня легитимности правящей элиты, провала экономических ре­форм, кризиса общества представляются большие возможности для активизации как конструктивного, так и деструктивного проявлений оппозиционарно­сти. В ней проявляется тенденция активизации диф­ференциации на разрозненные группировки, между которыми обостряются противоречия, конкуренция и даже конфликты. Адекватно расширяется содержание, практика проявления оппозиционарности не только в отношении к власти, но и в отношении других субъек­тов политики. Именно в таких условиях проявляет себя как многоликая оппозиция, так и псевдооппозиция.

Напротив, в стабилизирующемся обществе, в ко­тором усиливаются тенденции демократизации, в оп­позиционарности начинает преобладать конструктив­но-творческое начало, нацеленное на коррекцию и совершенствование проводимой в обществе полити­ки, а также оптимизацию содержания и организации собственного функционирования. В благополучный для общества период деятельностная, коммуникативная и отношенческая стороны оппозиционарности проявля­ются как максимально конгруэнтными с проводимой политикой власти и жизнедеятельностью общества.

По сфере действия оппозиционарность проявля­ется не только на общесоциальном или групповом уровнях, но и непосредственно как определенная ориентация, позиция, действия, поведение и взаимо­отношения конкретной личности как субъекта поли­тики. В личности, как в высокоорганизованном эпи­центре, аккумулируются общественные отношения. Власть и проводимая ею политика — важнейшая сфе­ра общественного бытия, и все, что определяет отно­шение к ней человека, характеризует его важнейший признак как личности.

Оппозиционарность на индивидуальном уровне предстает как социально-политическая система ценно­стных ориентация, позиций, деятельности и поведения личности, регулирующих ее активность в наиболее значимых ситуациях в целях преодоления противоре­чий и конфликтов с властью. В диспозиционной кон­цепции регуляции социальной активности субъекта политики проявление оппозиционарности личностью определяет высший уровень ее диспозиций во взаи­моотношениях с властью, обществом, конкретными людьми.

Оппозиционарность следует различать по формам участия в выработке политики, политической дея­тельности, взаимоотношений, самоорганизации. Она проявляется в реально противодействующих власти формах политической активности. Все они могут быть представлены как формы взаимодействия в рамках существующей политической системы; массового, группового и индивидуального участия в политических акциях протеста; проведения мероприятий внутриор-ганизационного характера; опосредованного влияния на политическое и социально-экономическое развитие страны, региона, конкретной структуры, организации и пр. Конкретное их использование проявляется как выборы, акции протеста и гражданского неповинове­ния, парламентская деятельность и др.

В тех случаях, когда оппозиционарность ограничи­вается только внутренним, психологическим выбором социально-политических ценностей, в инакомыслии или инакоговорении, можно говорить о пассивном или потенциальном типе оппозиционарности. При этом в массовом масштабе оппозиционарность предстает как относительно пассивный, мировоззренческо-ценност-ный протест — недовольство широких масс той или иной формой ущемления их интересов. Потенциаль­ные основы оппозионарности выступают предпосыл­кой для ее активного проявления.

Активная (деятельностно-отношенческая) сторона оппозиционарности осуществляется в реальных ша­гах по достижению своих целей, выполнению программ и планов в реальном противостоянии с властью. Кри­терием оппозиционарной активности является готов­ность и способность субъектов оппозиции к дости­жению выдвинутых целей и задач. Политическая практика показывает, что оппозиционарность остает­ся пассивной, если в ней не обеспечивается конгру­энтность общей цели и целей отдельных субъектов оппозиции — человека, группы, общности, которые скорее всего преследуют свои «атомарные» интере­сы, прикрываясь или играя в оппозиционарность, имитируют ее.

Поэтому, когда оценивается проявление оппози­ционарности, надо иметь в виду активную, пассивную и иммитационную оппозиционарность. Именно их следует считать основным объектом анализа. Вполне очевидно, что психологические аспекты активной, пассивной и имитационной оппозиционарности в корне отличаются друг от друга.

Проанализировав сущность, механизмы и факто­ры проявления оппозиционарнсти как закономерного явления демократизирующегося общества, представ­ляется возможность определить социально-психоло­гические особенности оппозиционарности в россий­ской политической практике в интересах придания конструктивной направленности оппозиционарности в демократизирующемся обществе России. Спи

Для этого важно исходить из сложившегося опы­та, реальной политической и социально-психологиче­ской ситуации и прогноза по развитию политических процессов. Анализ данной стороны проблемы харак­теризуется следующим.

Оппозиционарность в современной российском обществе проявляется как сложное социально-психо­логическое явление, которое нельзя свести к чему-то одномерному, например, к ценностной сфере или толь­ко к деятельности, общению и прочей активности определенных субъектов политики. Она представляет собой синтез усвоенных социально-политических кон­цепций и собственного политического опыта, эмпири­ческих знаний и социальных установок, во многом определяемых политическими лидерами. Именно в этом проявляется сложная, двойственная природа оппозиционарности, в которой особым образом син­тезированы воедино социально-политический и пси­хологический компоненты.

В России следует различать оппозиционарность широких масс, оппозиционарность политически орга­низованной группы и оппозиционарность конкретно­го человека как субъекта политики. Оппозиционарная установка, являясь базой и основным источником оппозиции, вместе с тем не всегда имеет организо­ванное начало, четкую цель и не предполагает обяза­тельных политических действий.

Оппозиционарность как качество присуще каж­дому зрелому индивиду или групповому субъекту по­литики. Даже самый далекий от политики человек или деполитизированное объединение людей имеет какие-либо, пусть даже упрощенные и фрагментарные, со­циально-политические концепции и проявляет свое определенное отношение к власти, обеспечивая себе определенное место в жизнедеятельности общества. При этом все они, даже частично являясь субъектами политики, не могут иденцифицировать себя с общест­венно-политической системой, властью и в какой-то степени всегда находятся под влиянием самых раз­личных идей и представлений и собственных целей, мотивов и переживаний.

Оппозиционарность в то же время проявляется по-разному в количественном и в качественном отноше­ниях. Применительно к российской действительности можно утверждать о слабо выраженной оппозиционар­ности тех субъектов политики, которые всецело одобряют выбранный правящей властью курс, и о сильно выраженной оппозиционарности у тех, кто полностью отрицает курс развития российского общества. Имеют место и маргинальные оппозиционеры, которые в за­висимости от развития ситуации занимают наиболее приемлемые радикальные или конформистские пози­ции. Это обусловлено объективными и субъективными условиями и факторами, которые характеризуют сущ­ность субъекта политики, в том числе оппозиционного в процессе демократизации в России.

Примечательно, что изменение социально-полити­ческой и экономической ситуации в обществе вызывает существенные изменения характера проявления оппо­зиционарности. Причем наиболее яркое и активное это проявление наблюдается среди маргинальной и латент­ной (скрытой) части представителей оппозиции. Напри­мер, случившаяся в августе 2000 года трагедия с атом­ной подводной лодкой «Курск» дала мощный импульс проявления радикальной активности различных группи­ровок оппозиции. Актуализированный спектр проявле­ния оппозиционарности в этот период вобрал в себя самые разные оценки российской политической системы и действительности, протесты и демонстрации экст­ремистской политической направленности, консоли­дированные действия, в том числе с участием между­народных сил, конструктивного, деструктивного или псевдооппозиционарного характера и др.

Особенностью данной ситуации явилось то, что властные структуры оказались недостаточно подго­товленными к активному и полезному взаимодействию и эффективному использованию того потенциала, ко­торым уже реально располагала сформировавшаяся в последнее десятилетие отечественная оппозиция, да и другие субъекты политики и общество в целом. Здесь не полностью учтено то, что оппозиционарность реа­лизуется прежде всего через выбор системы социаль­но-политических ценностей, целей и самосотоятельных действий, отличающихся от социально-политических ценностей, целей и ориентации существующей власти. Динамика отношений широких народных масс к вла­сти связана с легитимностью правящей элиты и попу­лярностью политически организованной оппозиции. Представляется, что в таких ситуациях снижение легитимности и доверия общества законной власти актуа­лизирует проявление оппозиционарной ориентации. При этом следует учитывать, что факторы и условия мировоззренческо-целевого, организационно-правового, социально-психологического характера актуализируют активность конструктивной, деструктивной опозиционарности и проявление псевдооппозиционарности.

Опыт политических взаимоотношений в российском обществе в последние десятилетия свидетельствует о том, что власть во взаимоотношениях с субъектами политики использует различные методы, в том числе методы психологического воздействия на обществен­ное сознание, мнение, поведение, в определенной степени контролируя направленность и проявление оппозиционарности. Так, власть использует время и тра­диции, для того чтобы народ привык к данному типу управления, адаптировался к нему, считал бы его есте­ственным, относился к нему без отчуждения. Именно для этого демонстрируются политические ритуалы. Действительно, то, к чему человек привыкает, воспри­нимается им как должное. С другой стороны, традиции и время могут стать прямыми противниками управляю­щей группы, поскольку существует и такой феномен, как психологическая усталость от привычного, которая рождает отказ от традиций и поиск новых ориентиров. Следовательно, психологически важным является легитимность власти и ее организационно-правовых и со­циально-психологических основ.

При этом власть широко использует гигантский потенциал правового, экономического и психологи­ческого воздействия, в том числе с применением средств массовой информации (СМИ), которые, ис­кусно формируя харизму политических лидеров, уме­ло поддерживают правящую верхушку. В опреде­ленных условиях СМИ занимают и оппозиционную по отношению к власти позицию. Чаще всего это проявляется, когда затрагиваются их интересы как «четвертой» власти, при выполнении «определенно­го» заказа или при других обстоятельствах. В частно­сти, ими занималась резко конфронтационная пози­ция в отношении правоохранительных структур по делу В. Русинского, в оценке действий Президента РФ В. Путина при трагических событиях, связанных с трагедией атомной подводной лодки «Курск», и др. Однако эти отдельные эпизоды не нарушают общей тенденции тесного взаимодействия власти и средств массовой информации.

Эта тенденция характеризуется тем, что психоло­гическое воздействие средств массовой информации, властное манипулирование увеличивают долю ирра­циональных компонентов оппозиционарности, в ре­зультате чего человек в своем политическом решении руководствуется такими иррациональными фактора­ми, как образ лидера, политические мифы, психологи­ческая защита, стереотипы восприятия. Находясь во власти иррациональных представлений, человек только полагает, что он субъект политической жизни; на са­мом деле он является псевдосубъектом, поскольку его выбор зависит не от отстаивания собственной соци­ально-политической ориентации, а оттого, насколько успешно манипулируют его сознанием. Практика по­казывает, что от уровня политической зрелости субъ­ектов политики и рядовых граждан существенно за­висит удельный вес в структуре оппозиционарности, преобладание рациональных компонентов, и тем в большей степени в своем политическом решении она опирается на свои социальные интересы и собствен­ную систему социально-политических ценностей.

Рассматривая особенности проявления оппози­ционарности в современной российской политической практике, следует выделить ее характерные взаимо­связи с политической властью. Оппозиционарность не существует сама по себе, ее содержание зависит от особенностей политической системы. В наиболь­шей степени сущность политической системы выра­жается через политические отношения, определяю­щие силы власти, методы управления, приоритетные социальные группы. В свою очередь политические отношения определяют тип политического режима, господствующий в обществе. Для анализа оппозицио­нарности важно понимать, при каком режиме она реально появилась и получила развитие.

Политический режим определяет форма сущест­вования власти. Сущность политического режима раскрывается через определение политического гос­подства, выбор социально-государственных или индивидуальных приоритетов, методов управления, количество легализованных партий, соотношение ис­полнительной, законодательной и судебной ветвей власти. Среди разновидностей политического режи­ма следует прежде всего выделять диктаторские и демократические режимы.

К диктаторским относят авторитарные и тотали­тарные режимы, определяющими чертами которых являются: абсолютное доминирование исполнительной власти, выражающееся в полном подчинении средств массовой информации, законодательной и судебной власти; бюрократизации, запрещении деятельности оппозиции, исключении ее из одобренного властью, легального процесса, борьба с оппозиционарностью. Оппозиционарность воспринимается в структуре резко негативных связей и ассоциаций — как угроза режи­му, враг государству.

Отличительными чертами демократического ре­жима являются: президентская форма правления с уравновешиванием законодательной, исполнительной, судебной властей, опирающихся на широкие демокра­тически ориентированные объединения и слои насе­ления. Определяющими чертами демократии являют­ся свободные выборы, многопартийность, легализация борьбы за власть, правовое обеспечение политических процессов. Неотъемлемой частью такого демократи­ческого социального механизма является оппозиция. Без нее демократия просто невозможна. Демократи­ческий режим предполагает легализацию деятельно­сти политической оппозиции, терпимо относится к проявлением оппозиционарности.

Конституционная оппозиция в условиях демокра­тического режима имеет право: создавать партии, участвовать в выборах, использовать средства массо­вой информации и т. д. Многочисленные и влиятель­ные слои общества, способные представить во власти свои интересы, хотя и не победившие на выборах, представляют собой парламентскую оппозицию. Ат­рибутом демократии является социальный механизм, с помощью которого различные социальные слои и группы, представляя своих кандидатов на политиче­ских постах, могут успешно отстаивать свои интере­сы, в социально приемлемых формах выражать ори­ентацию оппозиционарности.

В условиях демократизации российского общест­ва оппозиционарность воспринимается властью не только терпимо, ее считают оплотом режима, глав­ным механизмом, уравновешивающим интересы раз­личных социальных групп, стабилизатором полити­ческих процессов, способствующим преодолению социальных, экономических кризисов и вооруженных конфликтов.

Оппозиционарность как реальный феномен име­ет признаки общего, частного и специфического ха­рактера. В том числе большой интерес представляют ее особенности, обусловленные национальным харак­тером культуры многонациональной России. Это обу­словлено тем, что специфика оппозиционарности в рос­сийском обществе зависит от стереотипов массовой идеологии и психологии. Эти стереотипы в различных регионах страны и у разных народов связаны с этно-национальными, культурными, религиозными, эконо­мическими, историческими и другими факторами.

В свете рассмотрения данной проблематики, осо­бенный интерес представляют следующие важные черты русской культуры: многомерный социокультурный уклад с различными уровнем и содержанием ценностных приоритетов, вероисповеданий, геополи­тических связей и отношений с Западом и Востоком; динамизм обновления и интеграции русской культу­ры и всех ее составляющих субкультур со своими ценностными, ментальными и приоритетными ориентациями; приверженность к гуманизму, коллективиз­му, соборности, централизации, нравственным прин­ципам и традициям, самодержавности и др.

Культурно-политическое своеобразие порождает своеобразие русского характера, который существен­но влияет на особенности национальной оппозицио­нарности. Среди них обращают на себя следующие черты национального характера: амбивалентноть рус­ского характера как одновременное присутствие в нем апполонистического и дионисийского начал, приводя­щих к борьбе противоположностей в суждениях и действиях; неумеренность и склонность к крайностям; высокая способность к кратковременному волевому усилию и политическая пассивность во все остальное время; неустойчивость ценностных ориентации; по­требность в критической оценке и стремление к оппо-зиционарной активности.

Эти характерные особенности передаются от поколения к поколению и доходят до современной социальной практики. В ней, кроме того, находят отражение и особенности оппозиционарности ново­го демократизирующегося российского общества.

В предшествующие десятилетия государство, ус­тановив жесткий контроль за всей общественной жизнью, утвердив однопартийный политический ре­жим и исключив инакомыслие, практически полностью подавило собой и гражданское общество в целом, и политическую, социальную, экономическую актив­ность отдельной личности.    

Неформальные объединения, возникшие в пери­од перестройки, заложили основу гражданского обще­ства, однако в дальнейшем, с приходом к власти сил, провозгласивших себя демократическими, общество не получило того, что было провозглашено в лозунгах, программах и обещаниях новой власти, которая под лозунгом демократии стала во главе общества. Она, ослабив мощь государства, позволила занять ведущие позиции в обществе коррумпированным группиров­кам, которые безнравственными средствами и спосо­бами перераспределили национальные богатства, по­дорвали отечественный потенциал, криминализировали все стороны функционирования общества. Эти тенден­ции, берущие начало с конца 80-х годов XX столетия, определили исключительную роль оппозиционарности, которая на рубеже третьего тысячелетия может сыг­рать исключительную роль в действительной демокра­тизации российского общества.

В таких условиях оппозиция в России не только коренным образом отличается от оппозиции в разви­тых в гражданском и правовом отношении евро­пейских стран; во многих отношениях современная российская и западная оппозиции противоположны. Дееспособность российской оппозиции связана с ак­тивностью масс, национальными традициями и куль­турой, а также с развитием партийной структуры общества. В частности, настоящая политическая си­туация в России, характеризующаяся расширяющей­ся многопартийностью, требует существенной опти­мизации этого вопроса.

Отличительная особенность российской оппозицио­нарности проявляется и в следующем. Если в традициях развитой демократической политической системы основ­ная, системная оппозиция поддерживает существующий порядок и малая, внесистемная, ультрарадикальная оп­позиция стремится его разрушить, то в условиях рос­сийской действительности, наиболее популярные и силь­ные оппозиционные партии отрицают весь политический и социально-экономический курс правящего режима. Несущественная же часть оппозиционного движения, поддерживая стратегический курс власти, оспаривает его конкретные, частные моменты.

Следует отметить, что в перспективе роль оппози­ции в России будет зависеть от того, на какие слои она будет ориентироваться. Если в их главу будут поставлены интересы большинства населения, прежде всего производителей, то оппозиция будет конст­руктивная, центристская. В случае победы леворадикальных сил оппозиция будет демократической. Авто­ритарному режиму будет противостоять непримиримая оппозиция, объединяющая левые и правые силы.

Важнейшая задача оппозиционных сил в совре­менной России — создание политической коалиции, как объединенной конструктивной оппозиционной силы. Для такого объединения оппозиционные орга­низации должны быть готовы на определенные жерт­вы, такие, как поиск общих точек соприкосновения в социальных, экономических, политических програм­мах, утверждение единого, признанного всеми оппо­зиционными силами лидера и т. д.

Объединение оппозиционных групп в единую коа­лицию может преследовать различные цели — от совме­стных акций протеста, для которых не требуется выбор единых руководящих органов, до совместного проведе­ния предвыборной кампании. Пренебрежение властью жизненными интересами большинства народа зашло настолько далеко, что в настоящее время возможно объ­единение конструктивных оппозиционных сил.

В целом, исходя из общего понимания политиче­ской оппозиции (лат. oppositioпротивопоставление, противодействие) как противостояния в системе по­литических отношений, можно обоснованно считать, что оппозиционарность выступает ее наиболее общей характеристикой и является одним из проявлений общеонтологического закона, который наиболее ярко выражается в демократизирующемся обществе. Его нарушение приводит к нарушению поступательного развития общества и к обострению противоречий в нем.

Оппозиционарность как целенаправленная актив­ность субъектов политики, интересы, цели и задачи которых не совпадают с официально выработанным курсом и практикой по их реализации, выступает неотъемлемой частью процесса демократизации обще­ства. Она проявляется на индивидуальном, групповом и общесоциальном уровнях.

Для придания конструктивной направленности оппозиционарности важно знать ее сущность, механиз­мы и факторы проявления в конкретных условиях. Неудовлетворенность материальных, социальных и других интересов обусловливает направленность оппо­зиционарности. Власть, обеспечивая реализацию своих целей, не может удовлетворить потребности всех слоев общества, которые по этой причине становятся в оппозицию к ней. Будучи главным субъектом оппозиционарности, оппозиция может и должна играть опре­деляющую роль в демократизации общества, так как это отвечает ее сущностному предназначению в обществе.

Вопросы для самостоятельной работы

1. Охарактеризуйте массовое политическое сознание — структуру, тенденции развития, а также возможно­сти воздействия на него.

2. Раскройте психологические основы генезиса макро­социума, выделите его структуру и функции основ­ных элементов.

3. Проанализируйте основные психологические фак­торы политических изменений и этнополитических процессов в современной России.

4. Охарактеризуйте общественное мнение как фактор, определяющий направленность политического про­цесса и активность политических лидеров.

5 Выделите условия эффективного политического влия­ния на феномены неструктурированной социальной среды — элиту, толпу, деструктивные образования.

6. Каковы особенности проявления оппозиционарности в мегаполисах и регионах современной России?

7. Проведите психологический анализ проблемы поли­тического партнерства, конкуренции, конфликтов и влияния на них массового сознания.

8. Раскройте основы политико-психологического ана­лиза формальных и неформальных структур мак­ро- и микроуровней.

9. Изложите особенности прикладного исследования общественного мнения в политической психологии.

Предыдущий | Оглавление | Следующий










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.