Предыдущий | Оглавление | Следующий

VI. ЮРИДИЧЕСКОЕ ЛИЦО В СОВЕТСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ

 

1

2

 

1

Какие отношения выражает фигура юридического лица в советском праве? Почему государственные предприятия, госбюджетные учреждения, кооперативные и общественные организации, а иногда и социалистическое государство в целом являются субъектами гражданского права? Правильные ответы на эти вопросы являются ключом к уяснению природы юридического лица в советском праве и послужат основой для создания марксистской конструкции советского юридического лица и правильной классификации его видов.

Наибольшую трудность для правильного решения проблемы представляют социалистические государственные предприятия и учреждения. Почему при единстве фонда государственной социалистической собственности в имущественных правоотношениях выступает множество самостоятельных субъектов права, государственных предприятий и учреждений?

Единство политического и хозяйственного руководства, осуществляемое советским государством на основе единой государственной собственности на орудия и средства производства, означает, что государство — это действительный представитель всего общества. В этом смысле социалистическое государство является субъектом права государственной собственности (всенародного достояния). Однако советское государство выступает в гражданских правоотношениях в качестве непосредственного субъекта имущественных прав лишь в тех случаях, когда оно действует в качестве казны. Содержание понятия казны будет раскрыто в дальнейшем. Сейчас необходимо отметить лишь следующее. Понятие казны тесным образом связано с понятием государственного бюджета. Деятельность советского государства, как казны, выражает единый процесс собирания и расходования в соответствии с потребностями социалистического строительства той части общественного дохода, которая проходит через государственный бюджет. Государство в единстве своих доходов и расходов выступает как целое, как казна. Поэтому понятие казны не столько гражданско-правовое, сколько государственно-правовое понятие.

110

Деятельность государства, как казны, по собиранию и расходованию денежных средств есть одна из форм проявления государственного суверенитета и осуществления принадлежащих социалистическому государству функций властвования. Но в некоторых случаях казна является стороной и в гражданском правооотношении — по внешеторговым операциям через торговые представительства — за границей, в случае спора по искам о выморочном имуществе и в ряде других случаев, о которых будет идти речь ниже (см. гл. VII). В отличие от буржуазного государства, в котором всё государственное имущество — это имущество казны, понятие советской казны, как связанное только с бюджетом понятие, имеет более узкое содержание. В буржуазном государстве казна воплощает всю имущественную сторону деятельности буржуазного государства. В социалистическом же обществе имущество, принадлежащее государству, как казне, не тождественно с государственной собственностью. Земля, воды, леса, недра, государственные предприятия, железные дороги и т д входят в состав всенародного достояния, но не являются объектами собственности государства, как казны. Однако имущество советской казны не противостоит народному богатству, но является его органической частью и важнейшей формой его выражения.

Итак, социалистическое государство (здесь имеются в виду СССР и союзные советские республики) как непосредственный субъект гражданского права, т. е. как юридическое лицо, действует только в качестве казны. Как уже было указано выше и как будет показано в гл. VII настоящей работы, случаи выступления государства как юридического лица немногочисленны. Хозяйственная деятельность социалистического государства характеризуется не этими случаями его участия в гражданском обороте. Советское государство осуществляет как хозяйственное управление, так и управление в иных областях общественной жизни, в том числе и в культурно-воспитательной области, через разветвленную сеть своих органов. Хотя советское государство — единственный субъект права государственной собственности, а учреждения и предприятия суть лишь его органы, последние являются юридическими лицами. Объясняется это тем, что, хотя государство, как целое, и является хозяйствующим субъектом, процесс производства и распределения общественного продукта проходит

111

через известные ступени, опосредствован деятельностью государственных органов.

Любое государство, в том числе и социалистическое, немыслимо вне деятельности государственного аппарата, представляющего собой систему органов; через эти органы осуществляется государственное властвование. Основой буржуазного общества является частная собственность. Поэтому по общему правилу буржуазное государство само не управляет хозяйством. Иначе в социалистическом обществе, в котором государство через свои органы управляет хозяйством, в связи с чем имущественная сторона деятельности госорганов приобретает принципиально иное по сравнению с деятельностью органов буржуазного государства значение. Непосредственно хозяйствующие госорганы становятся хозяйственными организациями. Но было бы неправильно отсюда делать вывод, что социалистическое государство может быть сведено к сумме его органов или растворено в этих органах. Неправильным явилось бы и обратное утверждение, а именно, что государство стоит над этими органами. Соотношение между социалистическим государством и его органом таково, каково соотношение между общим и отдельным, целым и частью.

Общее не растворяется в особенном и отдельном, равно как и отдельное не поглощается общим. И вместе с тем одно предполагает другое. «...Отдельное не существует иначе как в той связи, которая ведет к общему. Общее существует лишь в отдельном, через отдельное. Всякое отдельное есть (так или иначе) общее. Всякое общее есть (частичка или сторона или сущность) отдельного»[1]. Равным образом целое не сводимо к сумме отдельных, частей, оно всегда нечто большее, качественно иное, чем, эта сумма. Социалистическое государство не только как субъект властвования, но и как хозяйствующий субъект и, стало быть, субъект, права государственной собственности — это не абстрактное, но конкретное, выступающее в многообразии своих органов единство. Обособление в управление госоргана части государственного имущества, предназначенного в зависимости от характера деятельности органа либо для выполнения производственного плана, либо для осуществления организационных, оборонных или социально-культурных задач, не нарушает единства государ-

112

ственной собственности и единства воли социалистического государства рабочих и крестьян.

В основе деятельности советского государства лежит демократический централизм. Демократический централизм означает единство воли рабочего класса и всего трудового народа, не исключающее, но предполагающее известную самостоятельность и инициативу госорганов, как проводников этой воли, в процессе осуществления тех или иных функций советского государства. Демократический централизм в хозяйственной области выражается в государственном плане и в оперативной самостоятельности и инициативе государственных предприятий, выполняющих этот план. Государственные предприятия являются государственными хозяйственными организациями. Осуществляя непосредственную деятельность по производству или распределению товаров, по оказанию услуг, государственная хозяйственная организация является вместе с тем и государственным органом.

Мы исходим из того, что органом являются те живые люди, которые вырабатывают волю общественного образования, и через которых осуществляется деятельность этого общественного образования, как единого целого. Орган — это та часть целого, в котором проявляется деятельность целого. Поэтому органом с нашей точки зрения нельзя считать должность, как определенную компетенцию и вытекающие из нее действия, которые выполняет должностное лицо. Нельзя также считать органом только возглавляющее данный участок административного, хозяйственного и социально-культурного управления отдельное должностное лицо.

Вслед за А. В. Бенедиктовым мы считаем, что органом является возглавляемый этим должностным лицом организованный коллектив трудящихся, выполняющий возложенные на него социалистическим государством функции. «...Производственный план, — говорит товарищ Сталин,—есть живая и практическая деятельность миллионов людей. Реальность нашего производственного плана — это миллионы трудящихся, творящие новую жизнь. Реальность нашей программы — это живые люди, это мы с вами, наша воля к труду, наша готовность работать по-новому, наша решимость выполнить план» [2].

113

Когда мы говорим о выполнении плана каким-либо предприятием, мы прежде всего имеем в виду живых людей, составляющих коллектив этого предприятия. Определение госоргана, как организованного коллектива рабочих и служащих во главе с ответственным руководителем, было дано и разработано проф. А. В. Бенедиктовым [3]. Мы присоединяемся к этому определению, но со следующей поправкой.

Определение государственного хозяйственного органа, данное А. В. Бенедиктовым в 1940 г . отличается от определения госоргана, данного им в 1928 г. в работе «Правовая природа государственных предприятий». В 1928 г. А. В. Бенедиктов исходил из того, что «наделение хозрасчетных предприятий правами юридического лица представляет собою персонификацию госорганов, за которыми стоит само государство, как коллективный хозяйствующий субъект» 2.

В гражданском обороте, согласно прежней концепции A. B. Бенедиктова, в лице государственных предприятий выступало само государство. Имущество юридического лица, государственного предприятия, в силу механизма товарооборота с этой точки зрения являлось товарной формой собственности государства. По поводу этой концепции автор ее впоследствии писал: «...мы видели за госорганом только само государство как собственника всего единого фонда государственной собственности и не замечали другого коллектива, которому государство выделило определенную часть этого фонда в непосредственное оперативное управление, не замечали организованного коллектива рабочих и служащих, выполняющего во главе со своим руководителем возложенный на данный госорган отрезок единого государственного плана» [4].

В 1940 г. А. В. Бенедиктов пересмотрел свою прежнюю теорию. Государственный орган получил надлежащую оценку, соответствующую его истинному значению в системе социалистических общественных отношений и в советском имущественном обороте. Что же касается гражданско-правовой характеристики советского государства, как такового, то А. В. Бенедиктов в настоящее время считает, что

114

государство юридическим лицом гражданского права не является. «Юридическим лицом,—пишет А. В. Бенедиктов, — является именно государственный орган, а не социалистическое, государство в целом, хотя оно и. стоит за юридическим лицом как собешендик выделенного этому юридическому лицу имущества» [5]. Единственное исключение из этого правила А. В. Бенедиктов усматривает в факте непосредственного выступления социалистического государства как целого, т. е. как юридического лица, во внешнеторговом обороте [6].

Исходя из развитых выше соображений о соотношении государства и его органов, в отличие от А. В. Бенедиктова мы полагаем, что социалистическое государство, как казна, может выступать в качестве юридического лица не только во внешнеторговых операциях, но и внутри страны.

Необходимо также иметь в виду, что в деятельности государственного органа выражается не только деятельность данного коллектива трудящихся, но и деятельность всего; трудового народа в целом, организующего и обеспечивающего через другие органы выполнение возложенных на данный орган функций. Вместе с тем советское государство является субъектом присвоения общественного продукта лишь в той мере, в какой этот продукт является результатом деятельности множества государственных хозяйственных органов. Недостаточно сказать, что государство„ стоит за госорганом, как собственник выделенного этому госоргану имущества. Государство также живет и действует, проявляется: в своем органе, не сливаясь, однако, с ним, подобию тому, как общее проявляется. в отдельном и целое в части, хотя общее не тождественна отдельному и целое части.

2

Важнейшим проявлением демократического централизма в хозяйственной области является хозяйственный расчет. Хозрасчет — орудие социалистического накопления, важнейшее средство обеспечения расширенного социалистического воспроизводства.

115

Хозрасчет обеспечивает учет и контроль над мерой труда и производственного потребления того государственного предприятия, которое на данном участке выполняет свою часть народнохозяйственного плана. Хозрасчет является способом индивидуализации результатов выполнения планового задания государственным предприятием. Тем самым хозрасчет обеспечивает ликвидацию обезлички в деятельности госпредприятия. Отсюда — имущественная обособленность госпредприятия, его самостоятельность и инициатива в выполнении плана. Имущественная обособленность влечет за собой самостоятельную имущественную ответственность госпредприятия. Обособление имущества госоргана является одной из форм раскрытия единства государственной собственности, понимаемого не как абстрактное, а как конкретное единство, как единство в многообразии. Здесь соотношение таково же, каково соотношение между государством и его органом.

Отмеченные выше признаки хозрасчета вытекают из его сущности. Сущность же хозяйственного расчета заключается в том, что он является формой применения принципа вознаграждения по труду к деятельности государственных предприятий, а тем самым и одной из форм осуществления закона стоимости в социалистическом хозяйстве. Госпредприятие реализует свою продукцию за вознаграждение, по плановой цене, т. е. в соответствии с трудом, который должен быть вложен в эту продукцию. При плохой работе хозрасчетного предприятия его имущественное положение ухудшается, при перевыполнении плана его средства увеличиваются. Отношения между государственными предприятиями имеют эквивалентно-возмездный характер.

Сфера распространения принципа вознаграждения по труду, являющаяся основным принципом социалистического общества, не может быть ограничена только рамками потребительского распределения. Этот принцип распространяется и на социалистическое производство. В «Очередных задачах советской власти» Ленин писал: «Социалистическое государство может возникнуть лишь, как сеть производительно-потребительских коммун, добросовестно учитывающих свое производство и потребление, экономящих труд, повышающих неуклонно его производительность»... [7]. Маркс в своих работах указывает на теснейшую связь между

116

производством и распределением, на зависимость распределения от производства и на то, что само производство есть производительное потребление. Это важнейшее положение марксистской политической экономии было Марксом доказано и конкретизировано на богатейшем историческом материале в «Капитале». В «Критике Готской программы» Маркс писал: «Всякое распределение предметов потребления есть всегда лишь следствие распределения самих условий производства. Распределение же последних выражает характер самого способа производства» [8].

Утверждая, что хозрасчет является формой осуществления принципа вознаграждения по труду, а тем самым и закона стоимости в деятельности хозяйственных органов социалистического государства, мы не можем пройти мимо следующего высказывания Ленина: «... в первой фазе коммунистического общества (которую обычно зовут социализмом) «буржуазное право» отменяется не вполне, а лишь отчасти, лишь в меру уже достигнутого экономического переворота, т.е. лишь по отношению к средствам производства. «Буржуазное право» признает их частной собственностью отдельных лиц. Социализм делает их общей собственностью. Постольку — и лишь постольку — «буржуазное право» отпадает.

Но оно остается все же в другой своей части, остается в качестве регулятора (определителя) распределения продуктов и распределения труда между членами общества» [9].

Ленин говорит об отмене «буржуазного права» по отношению к средствам производства. Значит ли это, что принцип вознаграждения по труду действует только в сфере распределения продуктов потребления между индивидами, т. е. между непосредственными участниками общественного процесса труда. Такое понимание сферы действия принципа вознаграждения по труду следует признать слишком узким. Как видно из приведенной выше цитаты, Ленин считает, что «буржуазное право» является не только регулятором распределения продуктов, но и распределения труда между членами общества. Ни Маркс, написавший «Критику Готской программы» в 1875 г., ни Ленин в 1917 г., как представители научного социализма, не могли и не пытались нарисовать картину конкретной

117

организации социалистического производства. Поэтому ни Маркс, ни Ленин не пишут о том, в какие конкретные формы выльется распределение труда между членами социалистического общества, как будет организована деятельность государственных предприятий. Распределение труда — это не только распределение рабочей силы между отдельными отраслями производства, не и распределение самих средств производства как овеществленного труда. Процесс расширенного социалистического производства включает в себя процесс распределения труда между отдельными отраслями производства в соответствии с государственным планом развития народного хозяйства. Предусмотренная планом определенная мера труда и производительного потребления того коллектива трудящихся, который образует «живой субстрат» государственного предприятия, овеществляется в продукции этого предприятия. Передача этой продукции другому предприятию, являющаяся одним из моментов движения общественного производства, не может не эквивалироваться в период социализма другим количеством труда, выраженным в иной вещественной форме.

Важно отметить также и то обстоятельство, что высказывания Маркса и Ленина о принципе вознаграждения по труду в период социализма не затрагивают вопроса о роли и значении товарно-денежной формы в социалистическом хозяйстве. Маркс и Ленин имели в виду социалистическое общество на том этапе его развития, в котором необходимость в деньгах уже отпала и участие каждого в общественном производстве может измеряться непосредственно в трудо-часах. Маркс писал: «Индивидуальное рабочее время каждого отдельного производителя — это доставленная им часть общественного рабочего дня, его доля в нем. Он получает от общества квитанцию в том, что им доставлено такое-то количество труда (за вычетом его труда в пользу общественных фондов), и по этой квитанции о« получает из общественных запасов такое количество предметов потребления, на которое затрачено столько же труда» [10]. То же самое говорит и Ленин: «Каждый член общества, выполняя известную долю общественно-необходимой работы, получает удостоверение от общества, что он такое-то количество работы отработал. По этому удостоверению он получает из

118

общественных складов предметов потребления соответственное количество продуктов» [11].

Товарищ Сталин на основе опыта социалистического строительства в СССР развил и обогатил учение Маркса — Энгельса — Ленина об экономике социализма, в частности, о значении товарно-денежной формы в социалистическом строительстве. Еще в 1934 г. товарищ Сталин указал, что «... деньги останутся у нас еще долго, вплоть до завершения первой стадии коммунизма, — социалистической стадии развития» [12].

Расходы предприятия должны находиться в соответствии с его доходами. Принцип хозяйственного расчета обусловливает заинтересованность предприятия в результатах его деятельности, создает стимулы для рентабельной работы. Рентабельность может быть достигнута только при осуществлении принципа вознаграждения по труду в деятельности предприятия на основе применения закона стоимости, т. е. на основе действительного хозяйственного расчета [13]. Поэтому важнейшим признаком хозрасчета госпредприятия является также его материальная заинтересованность в результатах производственной деятельности.

Индивидуализация результатов выполнения плана, т. е. определение итогов работы по каждому предприятию в отдельности, выявляет лицо предприятия. Выполнение и перевыполнение плана отражается также на материальном положении коллектива рабочих и служащих предприятия в целом и каждого работника в отдельности. За счет директорского фонда, образуемого путем отчислений от плановой и

119

свеохллановой прибыли, улучшаются материально-бытовые условия работников данного предприятия (строительство жилых домов, детских яслей и т. д.), премируются его лучшие работники [14].

Здесь более чем ясна связь между применением принципа вознаграждения по труду к предприятию в целом, как способом оценки результатов его производственной деятельности, и применением этого принципа к отдельному работнику данного предприятия [15]. Разумеется, нельзя забывать, что в конечном счете результаты деятельности предприятия как государственного органа присваиваются социалистическим обществом в целом в лице советского государства, ибо не предприятие, а государство является собственником произведенного продукта. Точно так же обращается в собственность государства и та часть результатов деятельности предприятия, которая не перераспределяется через государственный бюджет и не направляется вновь в производство или на капитальное строительство, а предназначается для удовлетворения потребительских нужд рабочих и служащих данного предприятия (жилью дома, ясли, клубы).

Какова же природа прав государственного предприятия на закрепленное за ним имущество?

120

При ответе на этот вопрос необходимо иметь в виду не только то имущество, которое выделяется предприятию соответствующими планово-регулирующими органами при его организации, но и произведенную им продукцию.

Право собственности государства на это имущество опосредствовано хозрасчетными, а стало быть, и стоимостными отношениями между госпредприятиями. Нельзя не согласиться с А. В. Бенедиктовым, который, исходя из учения классиков марксизма о собственности, как присвоении, считает в соответствии с указаниями Энгельса, что государственная социалистическая собственность представляет собой общественное присвоение продуктов в качестве средств для поддержания и расширения производства [16]. Но в связи с тем, что госпредприятия непосредственно владеют, пользуются и распоряжаются в рамках и на основе плана находящимся в их управлении государственным имуществом, право собственности государства на это имущество по общему правилу не выступает в прямой непосредственной форме. Исключения из этого правила представляют те случаи, когда государство, ясак таковое, от своего имени совершает акты распоряжения государственным имуществом (например, во внешнеторговых операциях) . Вместе с тем нельзя понять хозяйственный расчет и юридические отношения, вытекающие из хозрасчетной деятельности государственных предприятий, если не признать, что эти предприятия владеют, пользуются и распоряжаются в рамках, указанных законом, закрепленным за ними имуществом. Такое объяснение содержания права государственного предприятия на закрепленное за ним имущество было предложено А. В. Бенедиктовым [17]. Непосредственное владение, пользование и распоряжение, осуществляемое предприятием как юридическим лицом, является юридическим выражением его хозрасчетной самостоятельности. Поэтому предприятие, как самостоятельная единица, владеет имуществом, распоряжается им путем совершения юридических сделок (реализует за деньги свою продукцию, приобретает за деньги же необходимые ему товары и т. д.) [18].

121

Конструкция права государственной собственности, предложенная А. В. Бенедиктовым и находящая свое подтверждение в законе,[19] является пока наиболее совершенной из имевшихся до сих пор попыток объяснения и обоснования прав государственного предприятия на закрепленное за ним имущество.

На основе хозяйственного расчета действуют не только промышленные, сельскохозяйственные, строительные и иные производящие материальные ценности государственные предприятия, но и предприятия, выполняющие иную работу за вознаграждение (оказание услуг). Таковы транспортные, коммунальные и другие предприятия. На .принципе хозрасчета построена деятельность и торговых предприятий, опосредствующих своей деятельностью процесс распределения общественного продукта. Наконец, аналогичным образом организована и деятельность предприятий, обслуживающих художественные, эстетические, воспитательные и иные культурные запросы граждан социалистического общества, — в тех случаях, когда эта деятельность выполняется за вознаграждение. Поэтому различного рода зрелищные предприятия, дома культуры и т. д. смогут действовать на хозяйственном расчете. Отсюда можно сделать тот вывод, что результаты деятельности хозрасчетного предприятия не должны обязательно облекаться в вещественную форму, т. е. быть материальными ценностями. Поэтому в дальнейшем изложении производственным предприятием будет именоваться не только предприятие, производящее какие-либо материальные ценности, но и всякое иное хозрасчетное предприятие.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Ленин, Философские тетради, Партиздат, 1933, стр. 327

[2] 1 Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11-е, стр. 349.

[3] А. В. Бенедиктов, Органы управления государственной социалистической собственностью, «Советское государство и право», 1940, № 5—6

[4] А. В. Бенедиктов, Правовая природа государственных предприятий, Л., 1928, стр. 80—81.

[5] А. В. Бенедиктов, Государственные юридические лица в СССР, «Советское государство и право», 1940, № 10, стр. 65.

[6] А. В. Бенедиктов, Государственные юридические лица в СССР, «Советское государство и право», 1940, № 10, стр. 65.

[7] Ленин, Соч., т. XXII, стр. 451.

[8] Маркс, Избранные произведения, т. II, стр. 454.

[9] Ленин, Соч., т. XXI, стр. 435.

[10] Маркс, Избранные произведения, т. II, стр. 452.

[11] Ленин, т. XXI, стр. 433.

[12] Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11-е, стр. 462.

[13] О том, что уровень рентабельности предприятия зависит от действительного осуществления принципа вознаграждения по труду в деятельности предприятия свидетельствует следующий факт: Кузнецкий металлургический завод в течение длительного периода из месяца в месяц допускал перерасходы по фонду заработной платы, т. е. получал от государства средства сверх плана, не эквивалируя их выпуском соответствующей продукции. Однако, когда Госбанк (с 1939г.) начал выдавать предприятиям деньги на заработную плату лчшь в строгом соответствии с выполняемой производственной программой, положение резко изменитесь: администрация завода вынуждена бьпа по-настояшему заняться организацией труда, рационализацией производства и т. д. В итоге уже в октябре 1939г. завод выполнил план на 123,4% (вместо 98,2% в августе) и впервые получил двухмиллионную экономию по фонду заработной платы (см. В. М. Батырев и В. К Ситнин, Организация и планирование финансов в социалистической промышленности, Госпланиздат, 1940, стр. 49).

[14] См. пост ЦИК и СНК СССР от 19 апреля 1936 г (СЗ СССР 1936 г. №20, ст. 169). СНК СССР в своем постановлении от 2 июля 1941 г. в связи с войной отменил производство отчислений в фонд директора Указание об отмене этих отчислений содержится в циркуляре центральной бухгалтерии Наркомстроя от 1 августа 1941 г. № 27-14 «О взносе остатков спецфондов в бюджет» (напеч в Сборн. руководящих материалов и консультаций по строительству, № 8;см. также статью З. Атласа. Принцип хозяйственного расчета в условиях современной военной экономики СССР, журн «Под знаменем марксизма», 1942, № 7) Отмена отчислений в фонд директора была вызвана условием военной обстановки, требующей мобилизации всех ресурсов страны на военные нужды. Временная отмена фонда директора, а также расширение прав наркомов на период Великой Отечественной войны (на основании постановления СНК СССР от 1 июля 1941 г. ) усилили стоть необходимую в военное время централизацию не только планирования, но и оперативных функций.. Однако все важнейшие принципы хозрасчета сохранили свое значение и во время войны. Полное проведение хозрасчета в госпредприятиях являлось важнейшим условием осуществления режима экономии и снижения себестоимости продукции в период войны. Фонд директора был вновь учрежден пост Совета Министров СССР от 5 декабря 1946 г.

[15] См. также пост. Экономсовета при СНК СССР от 16 марта 1939 г. №248 «Об оплате проектировщиков, премировании проектных организаций и подрядных договорах на проектирование»; на время войны действие этого постановления было приостановлено, но уже в конце 1943 г. восстановлено (пост. СНК СССР от 24 октября 1943 г.).

[16] См. ст. А. В. Бенедиктова, Право государственной социалистической собственности, «Вопросы советского гражданского права», изд Академии Наук СССР, 1945, стр. 92—93.

[17] Там же, стр. 109.

[18] На эту важнейшую форму выражения хозяйственного расчета указывают и экономисты. 3. Атлас в упомянутой ранее статье насчитывает четыре признака хозрасчета: а) организация планового учета и контроля за производством в денежной форме, б) покрытие всех расходов предприятия за счет его доходов, в) наличие у предприятия самостоятельного имущества (основные и оборотные средства) и г) организация предприятия как хозрасчетной единицы, имеющей самостоятельный баланс, право приобретения и реализация за деньги товаров и т. д. С этим последним признаком 3. Атлас и связывает юридическую личность государственного предприятия, «Этот признак хозрасчета развертывается в целой системе ззкочов советского хозяйственного права, которое регламентируют деятетьчость «юридических лиц» — хозрасчетных предприятий и организаций» (ст. ст. 21). Нетрудно заметить, что четвертый, с точки зрения 3. Атласа, признак хозрасчета по существу покрывает собой все остальные, указанные им признаки; поэтому юридическая личность государственного предприятия является формой выражения не одного какого-либо признака хозяйственного расчета, а всех важнейших его признаков в той мере, в какой они выражают самостоятельность государственных предприятий в советском гражданском обороте.

[19] «...трест.... владеет, пользуется и распоряжается имуществом..» ст. 5 Положения о трестах от 29 июня 1927 г.).










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.