Предыдущий | Оглавление | Следующий

Таким образам, правомерным является всякое действие, совершаемое в соответствии с законом, на его основании и во всяком случае не противоречащее закону.

Правомерное «причинение вреда» владельцем источника повышенной опасности, естественно, не требует специального рассмотрения на страницах настоящей работы, поскольку такого рода факты вообще, как правило, оказываются за орбитой деятельности юридических органов. Более существенным представляется анализ характера действий, которыми вред причинен владельцем источника повышенной опасности неправомерно.

7. Противоправность поведения владельца источника ПО может определяться по нормам ряда отраслей советскогo социалистического права. Здесь, в частности, следуй указать, что в известных случаях причинение вреда потерпевшему может квалифицироваться по нормам уголовного права как преступление. В других случаях поведение непосредственного причинителя вреда может и не содержать признаков состава преступления и тем не менее квалифицироваться по нормам административного права в качестве правонарушения. Однако квалификация поведения непосредственного причинителя вреда не тождественна оценке поведения владельца, поскольку нет «личной унии» между ответственным и непосредственным причинителями. Чтобы вред, причиненный социалистической организацией

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.169

(владельцем), был возмещай, необходимо установить неправомерность ее гражданско-правовых действий. Такого рода неправомерность определяется по ст. 90 Основ.

8. Акцентируя внимание на противоправности поведения владельца и его представителей, необходимо напомнить, что речь идет только о тех неправомерных действиях, которые причинно связаны с наступившим вредом Поскольку то или другое правонарушение, совершенное владельцем (или его представителем) источника повышенной опасности, лежит за пределами указанной причинной связи, постольку оно не может образовать юридикофактическое основание возмещения вреда по правилам ст. 90 Основ. Так, если допущены такие правонарушительные действия со стороны указанного субъекта гражданского права или его представителей, как: а) нахождение водителя за рулем машины в нетрезвом или утомленном состоянии; б) отсутствие у водителя удостоверения на управление машиной и путевых документов, в) выезд на линию на неисправной машине[1]; г) езда или буксировка автомашины по левой стороне улицы и т.д., то может показаться, что указанные действия являются наиболее типичными примерами неправомерного и к тому же виновного причинения вреда. В большинстве случаев это, конечно, так, но существует целый ряд фактов и обстоятельств, при наличии которых (наряду с названными действиями) вопрос о гражданско-правовой ответственности владельца источника повышенной опасности не возникает. Практически такие случаи сводимы к категориям правонарушений, лежащих за пределами причинной связи.

В порядке иллюстрации сошлемся на следующий пример из области автодорожных происшествий.

Шофер Б., будучи в нетрезвом состоянии, вел автомашину по одной из улиц г. Махачкалы. Подъезжая к перекрестку, он увидел, что навстречу машине с поднятой рукой бежит К. Во избежание наезда Б. принял круто влево, К. за ним. Очутившись с правой стороны машины, К. бросился к кабине и хотел за нее зацепить

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.170

ся, но поскользнулся и упал под правое колесо и, будучи доставленным в больницу, вскоре скончался. Произведенной по делу автотехническрй экспертизой было установлено, что водитель не имел технической возможности предотвратить наступление вреда. Следовательно, сам по себе факт противоправного поведения («состояния») водителя (управление автомашиной в нетрезвом виде) не является основанием для возложения возмещения вреда на владельца источника повышенной опасности. Но то же самое надо сказать и относительно других видов перечисленных выше правонарушений. Каждое из них является юридико-фактическим основанием возмещения вреда лишь тогда и постольку, когда и поскольку оно причинно связано с наступившим вредом.

9. Как уже отмечалось выше, одним из условий возмещения вреда на .началах ответственности является вина причинителя. Вместе с тем в состав юридико-фактических основалий возмещения вреда на началах риска не входит указанный элемент. Означает ли это, что обсуждение данной правовой категории вообще излишне при анализе оснований обязанности по возмещению вреда, причиненного владельцем источника повышенной опасности? Думается, что нет. Наличие или отсутствие вины в действиях причинителя вреда не проходит бесследно не только при возмещении вреда по ст. ст. 88, 89 и др., но и по ст. 90 Основ. Хотя закон не содержит необходимых и прямых на этот счет указаний, практика применения норм права не обезличивает вины причинителя вреда, разграничивая факты виновного и субъективно-случайного причинения. О таком отношении практики можно судить прежде всего по делам, в которых возникает необходимость разрешения вопросов «конкурирующей» ответственности. Вот одно из гражданских дел такого рода.

На остановке стоит трамвай. В пяти метрах от него на проезжей части остановилась автомашина «Скорой помощи» в ожидании, когда пассажиры окончат посадку и высадку. Вскоре позади «Скорой помощи» тоже метрах в пяти останавливается автомашина «Москвич». Между автомашинами проходят пешеходы и пассажиры трамвая. В это время к трамвайной остановке на большой скорости несется грузовик («ЗИЛ5»). Водитель этой автомашины не принял своевременно мер к торможе-

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.171

нию, и грузовик, скользя юзом по асфальту, с большой силой ударил передним буфером «Москвич», когда между данным автомобилем и «Скорой помощью» проходила Л. От удара «Москвич» резко подался «перед, «подхватил» Л. и придавил ее к заднему борту «Скорой помощи». В результате Л. были причинены тяжкие телесные повреждения, потребовавшие не только длительного лечения в больнице, но и ряда дополнительных расходов по усиленному питанию, санаторнокурортному лечению и др.

Если исходить из признания «ответственности без вины» и игнорировать субъективный фактор в случаях применения ст. 90 Основ, то в приведенном деле в качестве ответчиков должны были бы фигурировать и АТК № 3 (которой принадлежит «ЗИЛ-5»), и владелец «Москвича», и автобаза Горздравотдела (в ведении которой находится «Скорая помощь»). Действительно, при анализе фактических обстоятельств нельзя не видеть, что вред механически причинен потерпевшей непосредственно владельцем «Москвича»: именно его машина ударила Л. и волокла ее по проезжей части, именно «Москвич» придавил потерпевшую к борту «Скорой помощи». Последняя также участвовала в факте причинения: тяжесть травмирования во многом предопределилась тем, что Л. с силой ударилась о задний борт указанной автомашины.

Суд, рассматривавший данное дело, с нашей точки зрения, вполне обоснованно освободил от ответственности владельцев «Москвича» и «Скорой помощи», возложив обязанность возмещения на АТК № 3. Сделано это было «в силу того, что ни владелец «Москвича», ни автобаза Горздравотдела невиновны в причинении вреда. Если же рассматривать данное дело с отмеченных негативных позиций, то следовало бы возложить возмещение вреда и на освобожденных судом владельцев источников повышенной опасности. Однако это вело бы лишь к своего рода имущественному амнистированию виновного причинителя либо к необоснованным и ненужным осложнениям в расчетах между потерпевшей и невиновными причинителями, последними и виновным[2].

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.172

Учет вины причинителя вредя (владельца источника повышенном опасности) имеет место и при разрешении вопросов, так называемой смешанной ответственности. Как известно, в соответствии со ст. 93 Основ при разрешении такого рода вопросов учету подлежит не только вина потерпевшего, но также вина причинителя вреда. Законом установлено, что размер возмещения должен быть уменьшен либо в возмещении должно быть отказано в зависимости от степени вины потерпевшего, «а при наличии вины причинителя вреда — и в зависимости от степени его вины». При этом закон не устанавливает каких-либо ограничений в отношении допустимости применения данного правила к случаям причинения вреда источником повышенной опасности.

Судебная и арбитражная практика и до принятия Основ руководствовалась принципами, сформулированными в ст. 93 Основ, т. е исходила из учета не только вины самого потерпевшего, но придавала такое же существенное значение и факту виновности причинителя вреда. Думается, что нет оснований для пересмотра сложившейся практики. Вот одно из обычных дел, в котором арбитраж рассматривал вопрос об учете вины причинителя вреда.

Автомашина Сухоложской автобазы № 13, проезжая через железнодорожный переезд Богдановичского огнеупорного завода, была сбита передвигавшимся с большой скоростью составом железнодорожных платформ. Машину протащило около 30 м, и она в результате этого оказалась разбитой. Причиной аварии послужило то, что водитель автомашины стал пересекать переезд, не убедившись в безопасности движения, чем нарушил Правила движения по улицам городов, населенных пунктов и дорогам Союза ССР. При прочих равных условиях автобазе № 13 незачем обращаться в арбитраж — она должна была бы принять понесенный ущерб на себя. Но арбитраж принял во внимание и поведение причинителя вреда. Дело в том, что причиной происшедшего явилась не только неосмотрительность водителя, но и ряд нарушений, допущенных паровозной бригадой транспортного цеха завода (платформы передвигались с превышенной скоростью без подачи сигналов). Учитывая отмеченное обстоятельство, арбитр вполне обоснованно применил так называемую смешанную ответственность, удовлетво

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.179

рив требования автобазы № 13 в половинном размере[3].

Круг случаев, когда суд или арбитраж принимает во внимание характер (виновный или субъективно-случайный) причинения, не ограничивается только фактами «конкурирующей» ответственности и смешанной вины. Вина причинителя вреда приобретает существенное значение также в случаях причинения вреда «гостю в экипаже», солидарности сопричинителей и взаимного повреждения источников повышенной опасности при их столкновении.

Вопрос о возмещении вреда, причиненного пассажиру транспортного средства, в общем плане был уже рассмотрен выше. Здесь необходимо лишь обратить внимание на то, что, разрешая соответствующие гражданско-правовые споры, суды обращают внимание на характер поведения владельца данного транспортного средства и в то же время не упускают из поля зрения поведение иных лиц, которые обусловили в той или иной степени наступление вреда. Более того, в определенных случаях невиновный перевозчик (владелец источника повышенной опасности) освобождается от ответственности, когда иные лица или иные владельцы источников повышенной опасности действовали виновно.

Водитель автомашины «ГАЗ-69» Ш. вел машину по тракту в г. В. Пышма. Будучи в нетрезвом состоянии, он стал обгонять следовавший впереди мотоцикл, но правильно выполнить маневра не сумел и совершил наезд на мотоцикл. В результате этого пострадал пассажир мотоцикла М., который ехал на заднем сиденье.

Отрицание необходимости учета вины сопричинителей вреда привело бы в данном случае к тому, что перед М. должны были отвечать владельцы двух источников повышенной опасности — и автомашины, и мотоцикла, поскольку и тот и другой в случаях причинения вреда «отвечают» независимо от вины. Однако суд, рассматривавший данное дело, совершенно обоснованно, на наш взгляд, взыскал весь причиненный ущерб с УЗТМ, на котором работал Ш. Собственник мотоцикла был освобож

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.174

ден от ответственности, потому что он не виновен в причинении вреда своему пассажиру[4].

Учитывается вина причинителя вреда (владельца источника повышенной опасности) и при решении вопроса о солидаритете сопричинителей. Как известно, общее правило об ответственности лиц, совместно причинивших вред, заключается в том, что эти лица отвечают перед потерпевшим солидарно Закон не устанавливает каких-либо ограничений солидаритета в зависимости от вины (или ее степени) сопричинителей. Тем не менее в практике применения ст 408 ГК РСФСР 1922 года (соответствует ст. 455 действующего ГК) наметилась определенная тенденция. Ее сущность заключается в следующем: при причинении вреда виновным и невиновным владельцами двух (или более) источников повышенной опасности обязанность возмещения вреда возлагается на виновного, а невиновный освобождается от ответственности. Вместе с тем практике известны и факты невиновного (субъективно-случайного) сопричинения и вытекающего из этого невиновного солидаритета.

Возможно, что такой подход к решению вопроса противоречит традиционным представлениям о том, что данный вред возмещать должны все владельцы, источники повышенной опасности которых принимали участие в факте причинения. Однако, с точки зрения существа нашего законодательства, приведенный подход представляется нам правильным. Солидаритет сопричинителей вреда, по нашему мнению, может и должен иметь место всякий раз, когда владельцы источников повышенной опасности действовали в одной «субъективной плоскости», т.е. были либо оба виновны, либо оба невиновны. Разнохарактерность (в указанном смысле) поведения сопричинителей, с нашей точки зрения, служит основанием к отпадению солидаритета; лица, субъективно-случайно причинившие вред, должны быть освобождены от ответственности, а обязанность возмещения соответствующего вреда должна быть возложена на того владельца источника повышенной опасности, который действовал виновно.

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.175

Наконец, значение вины владельца источника повышенной опасности приобретает существенное значение в случаях так называемого «чистого» столкновения транспортных средстд без причинения вреда каким-либо третьим лицам. В этом вопросе практика наиболее четко проводит линию учета вины каждого владельца источника повышенной опасности, участвовавшего в столкновении. Вопрос решается в зависимости от того, кто виновен.. Если в столкновении повинен только один из владельцев, то он обязан возместить вред, причиненный другому владельцу, и принять на себя собственные затраты по покрытию ущерба, причиненного столкновением. В тех случаях, когда повинны оба владельца, возмещение вреда распределяется между ними соответственно степени вины каждого. В тех же случаях, когда имело место субъективно-случайное столкновение, каждый из владельцев должен принять на себя понесенный им от такого столкновения ущерб.

Подобного рода конструкция ответственности проводится довольно последовательно в нашей судебной и арбитражной практике. Она признается и нашей теорией. Но, что наиболее существенно, подобное решение вопроса об имущественно-правовых последствиях «чистых» столкновений не чуждо и нашему гражданскому законодательству. Правда, пока еще нет норм общего характера, однако имеется ряд специальных постановлений закона применительно к одному из возможных видов столкновений транспортных средств — к столкновениям воздушных судов.

Статья 68 Воздушного кодекса Союза ССР регулирует ряд имущественных отношений, устанавливая, в ча.стности, юридические последствия столкновения воздушных судов. Указанные последствия сводятся к следующим трем моментам: 1) вред, причиненный по вине одной из участвовавших в столкновении сторон, возмещается в полном Объеме этой стороной; 2) если вред возник по вине обеих (или нескольких) сторон, то ответственность каждой из них определяется соразмерно степени ее вины (при невозможности установить степень вины сторон обязанность по возмещению вреда распределяется между ними поровну); 3) при отсутствии вины сторон в причинении вреда в результате столкновения ни одна из них не имеет права требовать возмещения от другой стороны или, иначе говоря, должна принять на себя убытки от субъективно-случайного (невиновного) столкновения воздушных судов[5].

Таким образом, момент виновности владельца источника повышенной опасности не является безразличным. При решении вопросов о «конкурирующей» ответственности, вопросов солидаритета сопричинителей, смешанной ответственности, «гостя в экипаже» и др. характер поведения владельца указанного источника приобретает существенное значение.

Приведенные положения ставят под сомнение концепции, согласно которым наше советское социалистическое право устанавливает ответственность «независимо от вины» (или без нее) причинителя вреда. Такой ответственности, по нашему мнению, нет. Существование концепций ответственности «за вину с исключением», «двух начал» ответственности, «объективных моментов» объясняется тем, что авторы необоснованно, с нашей точки зрения, трактуют гражданскую ответственность как несение невыгодных имущественных последствий, вызываемых теми или другими действиями лица безотносительно к его психическому (т.е. в конечном счете виновному или невиновному) отношению к указанным действиям. Правильно то, что в большинстве случаев невыгодные имущественные последствия падают на виновного причинителя вреда. Но из этого совершенно не следует, что возложение обязанности «принять на себя» указанные последствия при субъективно-случайном причинении является ответственностью.

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.176

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] См., например, определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР по делу Кузнецова («Бюллетень Верховного Суда РСФСР» 1962 г. № 7, стр. 10).

[2] Дело № 2328 1960 г народного суда 1-го участка Чкаловского района г. Свердловска.

[3] Дело № 15542 1961 г. арбитража совнархоза Свердловского экономического района.

[4] Дело Верхне-Пышминского городского народного суда № 2385 1961 г.

[5] Не менее очевидно виновное начало ответственности воздушного перевозчика за несохранность багажа, груза и почты. В соответствии со ст. 102 Воздушного кодекса Союза ССР перевозчик не несет ответственности за утрату, порчу или повреждение багажа, груза или почты, если вред возник в результате обстоятельств, которые он не мог предотвратить или устранение которых от него не зависело. Освобождает воздушного перевозчика от указанной ответственности и виновное поведение грузоотправителя (грузополучателя). Лишь в случаях причинения смерти, увечья или иного повреждения здоровья, причиненного пассажиру при старте, полете или посадке воздушного судна, а также при посадке на судно или высадке из него пассажира, перевозчик обязан к возмещению невиновно причиненного вреда.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.