Предыдущий | Оглавление | Следующий

§ 2. Субъекты права на возмещение вреда, причиненного владельцем источника повышенной опасности

1. Проблема улравомоченного лица в обязательстве, возникающем вследствие причинения вреда источником

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.96

повышенной опасности, в целом обстоятельно еще не освещалась в нашей гражданско-правовой литературе. Лишь отдельные ее стороны были попутно затронуты при исследовании (некоторых общих вопросов гражданско-правовой ответственности. Так, в частности, об управомоченном лице говорится в связи с выяснением значения вины потерпевшего при гражданском правонарушении.

Отсутствие специальных работ, посвященных субъектному составу .данного обязательства, в том числе и юридической характеристике лиц, управомоченных на возмещение вреда, отрицательно сказалось на развитии всего анализируемого правового института; он не получил сколько-нибудь заметного развития в целом, и нормы, его регламентирующие, практически воспроизводят лишь асе то, что было записано в гражданских кодексах 20-х годов (ст. 404 ГК РСФСР 1922 года и соответствующие статьи ГК того времени других союзных республик). Такого рода преемственность сама по себе еще не решает вопроса об обоснованности законодательной и научной традиции. Обратившись к первоисточнику этой традиции, нельзя не увидеть, что ранее действовавшее гражданское законодательство (ст. 404 ГК РСФСР 1922 года и соответствующие статьи ГК того времени других союзных республик) не давало каких-либо специальных указаний относительно того, кто же именно является управомоченным лицом по обязательству, возникающему вследствие причинения вреда источником повышенной опасности.

Анализ текста закона, проведенный уже в первые годы применения ГК РСФСР 1922 года, натолкнул исследователей на мысль, что в качестве управомоченных лиц следует рассматривать лиц, «окружающих» источник повышенной опасности. Подобному решению вопроса в значительной степени способствовала терминология закона. В ст. 404 названного кодекса говорилось о лицах и .предприятиях, деятельность которых связана с повышенной опасностью для «окружающих». Именно из этого был сделан вывод о том, что лица удравомоченные — суть «окружающие ИПО, которые связаны с ним постоянно, периодически или даже эпизодически. Такое представление об управомоченном лице сумело пережить породившее его зако

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.97

нодательство и как научная традиция живет по сей день.

Способствует сохранению приведенных представлений и тот факт, что новейшее гражданское законодательсгво в этом отношении текстуально совпадает с положениями ранее действовавшего закона; в частности, ст. 90 Основ и соответствующие статьи ГК союзных республик говорят о деятельности, связанной с повышенной опасностью для окружающих.

Казалось бы, при такой смысловой и текстуальной (терминологической) преемственности законодательства нет каких-либо оснований к пересмотру соответствующих традиционных представлений. Пересмотр тех или других устоявшихся взглядов только потому, что они не новы, не оправдан. Он необходим лишь тогда, когда традиция превращается в тормоз на пути развития законодательства и научно-правовой мысли, а тем более, если сложившиеся ранее взгляды уже в процессе своего формирования не соответствовали действительности.

Дело в том, что, употребляя данный термин, законодатель не ставил перед собой задачи и не стремился очертить круг лиц, которые имеют право требовать возмещения (вреда в порядке ст. 90 Основ. Наоборот, он акцентировал внимание на том, кто должен возместить причиненный вред (субъект ответственности), путем указания на деятельность данного лица, связанную с повышенной опасностью для окружающих.

Действующее гражданское законодательство, равно как и гражданские кодексы 20-х годов, нигде не содержит и не содержало указаний на то, что управомоченным лицом по обязательству из причинения вреда источником повышенной опасности являются лица, окружающие данный источник. И даже, напротив, лица, систематически (в силу выполнения своих профессиональных обязанностей по трудовому договору) связанные с источником повышенной опасности, реально его окружающие (водители автомашин, локомотивов, работники бензозаправочных станций и др.), не рассматриваются законодателем в качестве управомоченных лиц по ст. 90 Основ. Как известно, владелец источника отвечает перед данной категорией работников в порядке, предусмотренном ст. 91 Основ. Иначе говоря, ст. 91 исключает из чис-

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.98

ла управомоченных всех лиц, которые действительно «окружают» (обслуживают, управляют, контролируют и т.д.) источники ПО. Поскольку это так, что же остается от «окружающих»? Среди этих лиц остаются лишь граждане, которые связаны с источником повышенной опасности от случая к случаю», эпизодически и которых скорее следовало бы определять как «неокружающие», случайно оказавшиеся в орбите пространственно-времнного воздействия источника повышенной опасности. Учитывая приведенные соображения, а также то, что негативные термины не являются лучшей формой выражения юридических понятий, лиц, управомоченных по ст. 90, следовало бы именовать «посторонними» по отношению к источнику повышенной опасности[1].

Нельзя не отметить, что гражданские кодексы Чехословацкой Социалистической Республики и Венгерской Народной Республики устанавливают по данному виду Обязательств правовое регулирование, сходное в основных чертах с регулированием их в советском гражданском праве. Вместе с тем ни § 427—432 ГК ЧССР 1964 года, ни § 345—347 ГК ВНР 1959 года ничего не говорят об «окружающих» и не употребляют такого термина. Правильно ли это? Безусловно, правильно. Дело не только в том, что этот термин расплывчат и неопределенен. Важно другое. Понятие «окружающие» предполагает прежде всего лиц, связанных в силу трудовых отношений с управлением соответствующими орудиями и средствами производства, с их эксплуатацией. Но именно этих-то лиц и нет среди тех, кто может на основании ст. 90 Основ требовать возмещения вреда, причиненного источником повышенной опасности, поскольку владелец данного источника отвечает перед рабочими и служащими своего предприятия, как правило, на основе специального закона (ст. 91 Основ). Таким образом, кредитором в обязательстве из причинения вреда являются лица, посторонние данному источнику.

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.99

2. Круг лиц, могущих быть управомоченными в порядке ст. 90 Основ, весьма разнообразен по своему составу и требует определенной классификации. Подразделение указанных субъектов на соответствующие группы может быть проведено по различным основаниям. Отправным подразделением, очевидно, должна быть дифференциация потерпевших в зависимости oт конкретных форм причинения вреда. Используя данный критерий, необходимо различать три группы управомоченных.

1). Лица, наличному имуществу которых нанесен ущерб источником повышенной опасности. К ним относятся собственники (граждане и колхозно-кооперативные организации), а также государственные предприятия и организации, обладающие государственным имуществом на праве оперативного управления. Причинение имущественного ущерба такого рода — явление сравнительно редкое и имеет место, как правило, по отношению к имуществу социалистических организаций при использовании транспортных средств, строительных механизмов и другой техники.

В порядке иллюстрации можно привести следующее арбитражное дело.

Экскаватор Режевского стройуправления перемещал грунт на территории действующего предприятия без предварительной договоренности с его дирекцией. Вследствие неосведомленности о месте нахождения подземных коммуникаций ковшом экскаватора был поднят не только грунт, но и силовой кабель, который в результате этого был порван в нескольких местах. Стоимость восстановительных работ и затраченных материалов составила 603 р. 51 к. Арбитраж взыскал указанную сумму с владельца источника повышенной опасности[2].

2). Вторую, также весьма небольшую по своему составу группу составляют лица, понесшие вред в связи с утратой кормильца. Ответственность владельца источника повышенной опасности перед данной категорией лиц, регламентируется ст. 90 и ч. 7 от. 92 Основ. Они подразделяются на три следующие подгруппы: а) лица, находившиеся на иждивении умершего; б) лица, хотя и не находившиеся фактически на иждивении умер-

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.100

шего, но имевшие ко дню его смерти право на получение от него содержания; в) ребенок умершего, родившийся после смерти отца.

3) Наконец, третью, наиболее многочисленную и весьма разнообразную по своему составу группу образуют лица, утратившие постоянно или временно, полностью или частично трудоспособность в связи с причинением источником повышенной опасности вреда их личности. Нормативное обоснование их требований к владельцу источника повышенной опасности заключено в ст. 90, ч. I ст. 92 Основ и соответствующих статьях гражданских кодексов союзных республик.

Данная группа лиц подразделяется на три следующие подгруппы: а) лица, не состоящие с владельцем источника ПО в гражданско-правовых и иных юридических отношениях: б) лица, связанные с владельцем источника повышенной опасности гражданско-правовыми договорами или неправовыми соглашениями; в) лица, состоящие с владельцем источника повышенной опасности в трудовых правоотношениях.

Каждой из этих подгрупп присущи некоторые правовые особенности, что требует дифференцированного их рассмотрения.

3. Лица, не состоящие с владельцем источника повышенной опасности в гражданско-правовых и иных юридических отношениях. Данная категория потерпевших является наиболее многочисленной и в то же время разнообразной по составу. Основную ее массу составляют пешеходы и велосипедисты. Причинение им вреда транспортными средствами в значительном числе случаев, как уже отмечалось, обусловлено виной самих потерпевших.

Однако наступление вредоносных последствий нередко (об этом говорилось выше) имеет место и в результате виновных действий водителей транспортных средств, а следовательно, вины владельцев источников повышенной опасности. Наиболее часты случаи причинения вреда, вызванные превышением скорости, обгоном в запрещенных местах или ездой по левой стороне трассы. Подобного рода нарушения обычно допускаются водителями в состоянии опьянения.

Бывают случаи, когда в возникновении вреда повинны как пешеходы, так и водители транспортных средств.

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.101

Невнимательность пешеходов, переход улиц в неположенных местах при некоторых даже сравнительно небольших упущениях со стороны водителя транспортного средства ведет к моментальной реализации аварийной обстановки и в результате этого — к причинению вреда. Лица, связанные с владельцем источника повышенной опасности гражданско-правовыми договорами или неправовыми соглашениями. Данная подгруппа потерпевших сравнительно невелика количественно, но весьма разнообразна по своему составу. Здесь во всяком случае следует различать такие категории потерпевших: а) пассажиры транспорта (как городского, так и междугородного); б) экскурсанты промышленных, транспортных, строительных и иных предприятий и организаций, использующих источники повышенной опасности; в) лица, направляемые из городов в сельскую местность для оказания помощи в уборочных и иных сельскохозяйственных работах; г) посетители зоопарков, цирков и иных зрелищных предприятий, связанных в своей деятельности с использованием диких животных. Наиболее обстоятельного рассмотрения заслуживает лишь первая из названных категорий.[3]

Вопрос о правах потерпевшего пассажира уже получил освещение в нашей литературе. Следует согласиться, в частности, с соображениями Б.С. Антимонова о том, что «наш закон принципиально выводит вопрос об ответственности за причинение вреда жизни и здоровью человека за пределы договорных отношений. Поездка пассажира по железной дороге, на пароходе, в автомобиле и т.д., как правило, основана на договоре, предварительно заключением между пассажиром и перевозчиком. Тем не менее судебная практика последовательно проводит линию внедоговорной ответственности перевозчика за вред, причиненный жизни или здоровью пассажира в связи с перевозкой»[4].

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.102

Правильность позиции практики подтверждается, ча наш взгляд, тем, что квалификация рассматриваемого рода ответственности как внедоговорной и к тому же, следовательно, повышенной дает суду более широкие возможности защиты прав и интересов советских граждан, одним из высших блат которых является жизнь и здоровье. Доказывать необходимость дальнейшего совершенствования правовых форм защиты и иных средств обеспечения и охраны личных имущественных благ граждан в современный период развернутого строительства коммунизма не приходится.

Внедоговорные начала возмещения вреда пассажиру транспортного средства получили свое дальнейшее развитие в решении проблемы «гостя в экипаже», которая за последние годы в связи с развитием автомобилизма в нашей стране приобрела известную актуальность. Необходимость рассмотрения данной проблемы объясняется тем, что ее постановка и решение не могут быть исчерпаны общим обсуждением вопроса об ответственности перевозчика перед пассажиром, так как перевозчик в соответствии с тем или другим договором перевозки осуществляет перемещение пассажира из одной географической точки в другую возмездие. Для него перевозку пассажиров — это выполнение специфической производственно-хозяйственной деятельности. Напротив, личный собственник не занимается перевозкой пассажиров и заниматься такого рода деятельностью не вправе. Он может использовать машину, катер и иные транспортные средства лишь в потребительских целях, исключающих получение каких-либо нетрудовых доходов.

Практика автомобилизма показывает, что в машине, кроме собственника (сидящего, как правило, за рулем), могут находиться и иные лица. В связи с этим возникает ряд практических вопросов относительно возмещения вреда «гостям экипажа». Можно ли уравнять любого из сидящих в машине с пассажиром? Должен ли собственник отвечать перед «гостем в экипаже» по ст. 90 Основ, если во время поездки, посадки или высадки последнему будет причинен вред данным источником повышенной опасности?

Представляется, что общий ответ на поставленный вопрос не отразит всю сложность могущих возникнуть отношений.

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.193

Приведем пример, наиболее элементарный по своему содержанию и простой по определению юридических последствий. По Пушкинской улице г. Тулы следовал мотоцикл «Ява-350» под управлением собственника С. Проезжая с превышенной скоростью через перекресток, С. не пропустил следовавший под углом 90° автобус и столкнулся с ним. В результате аварии легкие телесные повреждения с расстройством здоровья были причинены А., находившемуся в люльке мотоцикла. Легкие ушибы получил и собственник.

При описанных обстоятельствах А. может требовать от С. возмещения нанесенного ущерба в связи с временной утратой трудоспособности.

Обратимся к другому примеру. гр-н К. следовал на личной автомашине «Москвич» по одной из улиц г. Омска. Проезжая перекресток при желтом сигнале светофора, в центре перекрестка он столкнулся с автомашиной «Победа», в результате чего «Москвич» перевернулся и находившейся в машине гр-ке К. было причинено легкое телесное повреждение с расстройством здоровья. Причиной столкновения явилось то, что собственник вел свою машину с превышенной скоростью и «влетел» на перекресток, когда движение для транспорта было уже закрыто. Нарушение допущено и водителем «Победы» (такси), который раньше времени въехал на перекресток. Каковы правомочия потерпевшей?

При прочих равных условиях она могла бы предъявить к таксомоторному парку (которому принадлежит автомашина «Победа») и собственнику автомашины»Москвич» иск с требованием о возмещении, и указанные лица несли бы перед ней солидарную ответственность. Однако решение данного вопроса осложняется тем, что потерпевшая К. является женой собственника «Москвича» и в данном конкретном случае сособственницей автомашины, т.е. одним из совладельцев источника повышенной опасности. Иначе говоря, она была не пассажиром, а так сказать членом «транспортного экипажа».

Вред, причиненный гр-ке К., частично может быть возмещен таксомоторным парком. Если бы гр-ка К. не была сособственницей автомашины, то остальное возмещение она могла бы получать от личного собственника автомашины.

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.104

Однако такое решение вопроса .не может быть истолковано распространительно. Наличие каких-либо семейных отношений не лишает права потерпевшего на взыскание причиненного вреда[5].

5. Лица, состоящие с владельцем источника повышенной опасности в трудовых правоотношениях. Решение вопроса о допустимости применения ст. 90 Основ и соответствующих статей республиканских гражданских кодексов в случаях причинения вреда источником повышенной опасности лицу, которое состоит с владельцем данного источника в трудовых отношениях, в известной мере сложно. Эта сложность определяется особым характером соотношения ст. ст. 88, 90 и 91 Основ и аналогичных статей ГК союзных республик.

Как известно, правило ст. 88 Основ — наиболее общая норма, определяющая основания и пределы гражданско-правовой ответственности в случаях внедоговорного причинения имущественного вреда. Кроме указанной нормы, гл. 12 Основ (и соответствующие главы ГК союзных республик) содержит ряд специальных постановлений. Последние в зависимости от их конкретного содержания находятся в различном соотношении с правилами ст. 88. Одни из них констатируют необходимость применения общих положений к тем или другим особым категориям опоров, которые ранее разрешались на основе специальных законов. Таковы, в частности, предписания ч. I ст. 89 относительно ответственности государственных учреждений за вред, причиненный гражданам неправильными служебными действиями их должностных лиц в области административного управления.

Некоторые другие постановления гл. 12 Основ (и соответствующих глав республиканских ГК) содержат отсылку к специальным законам и положениям, находя

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.105

щимся за пределами указанных нормативных актов (Основ и ГК). Здесь могут быть названы .предписания ст. 89 Основ, ч. 2 ст. 446 ГК РСФСР относительно ответственности за вред, причиненный неправильными служебными действиями социалистическим организациям. Соответствующие государственные учреждения (причинители вреда) несут такого рода ответственность в случаях и пределах, специально предусмотренных законам.

Наряду с указанными выше положениями констатирующего и отсылочного порядка Основы и ГК содержат постановления, исключающие применение общих норм об основаниях и пределах ответственности к случаям, особо предусмотренным в законе. Не анализируя всех исключительных правил гл. 12 Основ, укажем лишь на ст. 90 и 91. Нормы, заключенные в этих статьях, являются специальными по отношению к общему правилу, сформулированному в ст. 88.

Наличие частного закона, как известно, исключает возможность применения общего, ибо в противном случае издание и применение названного особого закона было бы лишено какого-либо смысла.

Констатация того положения, что и ст. 90 и ст. 91 Основ суть законы специальные, отражает соотношение содержащихся в них норм с общими постановлениями ст. 88. Вместе с тем данное положение само по себе, конечно, не решает вопроса о взаимосвязи (или говоря точнее, о взаимоисключении) этих двух законов. Правильное решение данного вопроса имеет большое значение в практике применения норм института возмещения внедоговорного вреда.

Установления от. ст. 90 и 91 Основ имеют общие черты. Как та, так и другая статья среди необходимых условий возложения имущественной ответственности предусматривают: 1) наличие вреда на стороне потерпевшего; 2) неправомерность поведения причинителя вреда;3) наличие причинной связи между наступившим вредом и указанным поведением причииителя.

Известные совпадения между ст. 90 и от. 91 можно наблюдать и в субъектном составе, поскольку причииителями вреда в данных случаях являются в основном социалистические организации, так как, с одной стороны, они — плательщики в порядке социального страхования

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.106

и, с другой — владельцы источников повышенной опасности.

Обладая отмеченными чертами общности, нормы ст. 90 и ст. 91 имеют ряд существенных различий. К ним относятся, в частности, различия в пределах ответственности причинителей вреда, а отсюда и различая в основаниях освобождения их от ответственности: владелец источника повышенной опасности возмещает вред независимо от наличия или отсутствия его вины; ответственность же в порядке ст. 91 без вины исключается.

Не менее существенно и различие в специфических основаниях ответственности. В соответствии со ст. 91 организация или гражданин должны возместить причиненный вред, лишь когда: 1) причинитель вреда и потерпевший состояли в трудовых правоотношениях; 2) первый обязан уплачивать за второго страховые взносы по государственному социальному страхованию; 3) причинение вреда произошло в связи с исполнением работником своих трудовых (служебных) обязанностей; 4) действия причинителя вреда виновны.

Что же касается ответственности на основании ст. 90, то здесь можно наблюдать нечто иное. Причинитель и потерпевший не связаны, как правило, не только трудовыми, но и всякими другими правоотношениями. Вместе с тем следует подчеркнуть, что сам по себе факт существования определенных правоотношений (до причинения вреда) между названными субъектами, как-то: отношений гражданско-правовых, трудовых, административных и др., еще не решает вопроса и, в частности, не исключает возможности применения ст. 90 Основ, поскольку вред понесен одним из контрагентов соответствующей правовой связи. Объясняется это прежде всего тем, что закон (ст. 90 Основ, ст. 454 ГК РСФСР) не содержит каких-либо ограничений относительно круга потерпевших, в частности он не исключает из числа указанных субъектов тех лиц, которые состояли с причинителем вреда в гражданских или трудовых правоотношениях.

6. Решение вопроса о нормативных основаниях ответственности владельца источника повышенной опасности в случаях, когда потерпевшим является работник, за которого данный владелец уплачивал взносы в порядке государственного страхования, возможно теоретически в двух направлениях. Первое из них состоит в признании

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.107

ответственности страхователя перед своим работником во всех случаях причинения вреда только в порядке ст. 91 Основ (и соответствующих статей республиканских ГК). Второй путь — это путь дифференцированного применения ст. ст. 90 или 91 Основ и соответствующих статей ГК союзных республик в зависимости от содержания юридического факта (состава) причинения вреда.

По общему правилу, страхователь отвечает перед потерпевшим в порядке ст. 91 Основ. Вот один из примеров возложения такого рода ответственности на предприятие. Ч. работал старшим канавным в сталеплавильном цехе. По недосмотру одного из работников на крюк крана была закреплена изложница с приливом. При опускании изложницы крюк отцепился, она упала и травмировала левую ногу Ч., который в результате этого утратил профессиональную трудоспособность на 100% и общую — на 50%. Заявленный потерпевшим иск был удовлетворен судом на основании ст. 413 ГК РСФСР 1922 года[6] (ст. 460 действующего ГК).

Возможность применения ст. 90 Основ к подобного рода случаям исключается целым рядом обстоятельств, среди которых немаловажное значение имеет тот факт, что причинитель вреда и потерпевший находились в определенных юридических, в частности трудовых, правоотношениях. Однако следует подчеркнуть, что само наличие указанных правовых (гражданских, трудовых и иных) отношений еще не решает вопроса о квалификации причинения вреда, а следовательно, и того, будет ли данный вред возмещаться в порядке ст. 90 или ст. 91 Основ.

Судебная практика занимает вполне определенную позицию в решении споров по возмещению внедоговорного вреда одной из сторон договорных отношений, в которых состоят причинитель вреда и потерпевший. Наиболее рельефно эта позиция обнаруживается в делах по искам пассажиров, которым был причинен вред автомашиной, равно как и иными средствами городского транспорта. Судебная практика исходит из того, что вред должен быть возмещен в порядке ст. 90 Основ, несмотря на то,

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.108

что стороны состояли в договорных гражданско-правовых отношениях[7].

Должна ли меняться квалификация поведения причинителя вреда (владельца источника повышенной опасности) из-за того, что в роли пассажира транспортного средства оказалось не постороннее лицо, а работник организации, которой принадлежит соответствующая автомашина? Думается, что нет. И в этих случаях ответственность должна наступать в порядке ст. 90 Основ и соответствующих статей республиканских ГК. Приведем пример из судебной практики.

К. вместе с другими рабочими работал на сортировке камня в горнам цехе одного из заводов. Так как у К. не было инструмента для работы, он попросил шофера заводской автомашины А. подвезти его к кузнице, где он мог получить недостающий инструмент. Подъезжая к куанице, А. сделал крутой поворот (около 90°) влево, резко затормозив. В результате К. оттолкнуло вправо и прижало к дверце кабины. Дверца открылась, и он выпал на дорогу. При падении К. попал под заднее колесо автомашины. В результате травмы потерпевший утратил трудоспособность— профессиональную на 100% и общую на 60%. Заявленный иск был удовлетворен судом на основании ст. 404 ГК РСФСР 1922 года[8].

Приведенный пример относится к сравнительно узкому кругу случаев причинения вреда источником повышенной опасности лицам, которые состоят с владельцем указанного источника в трудовых отношениях. Тем не

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.109

менее, как нам представляется, в этом решении нашел свое отражение более общий принцип относительно квалификации ответственности предприятия (организации) за вред, причиненный своим рабочим и служащим. Этот принцип заключается в том, что организация или гражданин, вносящие за потерпевшего взносы в порядке социального страхования, в случаях причинения вреда источником повышенной опасности отвечают по ст. 91 (а не ст. 90) Основ лишь три наличии следующих пяти условий. 1) причинитель вреда и потерпевший состоят в трудовых правоотношениях; 2) причинитель вреда уплачивает за потерпевшего взносы по государственному социальному страхованию, 3) наступление вреда обусловлено: а) противоправным, б) причинно-связанным и в) виновным поведением страхователя; 4) вред причинен во время исполнения потерпевшим своих служебных обязанностей; 5) вред причинен источником повышенной опасности в процессе его обслуживания и последнее входит в профессиональные (служебные) обязанности потерпевшего по трудовому договору.

Первые четыре из названных условий в известной мере являются общими для применения ст 91 Основ. Если нет одного из них, то ответственность организации или гражданина в порядке ст. 91 Основ не может наступить. При наличии соответствующих юридических фактов она может быть возложена на причинителя вреда, например, на основании ст. ст. 88 и 92, ст. ст. 88 и 89 и т.д. Ответственный по этим нормам Основ и соответствующим статьям республиканских ГК при наличии определенных обстоятельств может быть освобожден от ответственности либо размер имущественного возмещения уменьшен (ст. 93 Основ).

Что же касается последнего (пятого) из приведенных выше условий, то оно является, по нашему мнению, специфическим и приобретает особое значение при квалификации ответственности страхователя за вред, причиненный принадлежащим ему источником повышенной опасности лицу, за которое данный владелец уплачивал взносы в порядке государственного социального страхования.

Квалифицирующее значение пятого условия заключается в следующем. Если вред причинен работнику в связи с исполнением им своих трудовых обязанностей по обслуживанию источника повы

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.110

шенной опасности, то ответственность организации-страхователя может иметь место только в порядке ст. 91 Основ. Поскольку же обязанности по обслуживанию «вредоносного» источника (которым был причинен вред) не возлагались по трудовому договору на данного работника, постольку возмещение соответствующего вреда должно осуществляться по правилам ст. 90. В этом случае не имеет значения, обусловлено ли причинение вреда работнику виновным поведением администрации или действия указанного органа безупречны. Равно несущественным является характер связи потерпевшего с источником повышенной опасности: оказался ли потерпевший случайно в пространственно-временном радиусе действия данного источника (эпизодическая связь) или же администрация предприятия в нарушение трудового законодательства и договора систематически использовала работника не по его специальности, привлекая к выполнению трудовых обязанностей, лежащих за пределами трудового договора.

Следует подчеркнуть, что для квалификации действия администрации по ст. 91 Основ в рассматриваемого рода случаях необходимо, чтобы потерпевший относился к числу лиц, непосредственно обслуживающих данный источник повышенной опасности. Если пятый признак отсутствует, потерпевший является посторонним и возмещение вреда должно иметь место в порядке ст. 90 Основ независимо от того, является ли он штатным работником предприятия, стажером, практикантом или же его связь с организацией определяется трудовым соглашением.

На первый взгляд может показаться, что обслуживающий источники повышенной опасности технический персонал поставлен в худшее по сравнению с иными посторонними лицами положение. Однако это не так. Допуск работника к обслуживанию агрегатов, механизмов, транспортных средств, емкостей с легковоспламеняющимися или взрывчатыми веществами, равно как к обслуживанию иных источников повышенной опасности, предполагает проведение определенного комплекса мероприятий[9], начиная от подготовки и подбора кадров, совер-

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.111

шенствования технологии производства, снабжения работника защитными средствами и кончая всевозможными планово-предупредительными проверками и техническим обслуживанием (ремонтом) соответствующего оборудования. Здесь, во всяком случае, необходимо указать на следующие мероприятия, осуществляемые организацией-страхователем и органами государственного и общественного управления.

1) Лицо, обслуживающее любой источник повышенной опасности, является специалистом своего дела. Прежде чем он будет допущен к обслуживанию агрегатов, оборудования и др., он проходит курс профессионального обучения, в течение которого будущий специалист получает не только соответствующие знания (техническая характеристика агрегата, правила по технологии обслуживания, правила техники безопасности и т.д.), но и необходимые навыки управления механизмами, навыки производительной и в то же время безопасной работы. Степень подготовленности работника и возможность допуска его к обслуживанию источника повышенной опасности определяются существующими или специально создаваемыми квалификационными комиссиями. Если комиссия установит недостаточность указанных знаний или навыков, исключается допуск лица к обслуживанию механизмов или выполнению работ по определенной специальности.

Указанный правовой режим допуска, безусловно, себя оправдывает. При выполнении трудовых обязанностей по эксплуатации источника повышенной опасности очень многое (хотя, разумеется, и не все) зависит от того, кто осуществляет управление машинами, оборудованием и т.д. В силу этого жизнь и здоровье работника (равно как и оказавшихся в соответствующей связи с данным источником во времени и пространстве посторонних лиц) в значительной мере зависят от мастерства обслуживающего персонала.

Понятно, что вce посторонние данному источнику повышенной опасности лица не располагают да, как правило, и не могут располагать ни нужными знаниями, ни необходимыми навыками. Технический персонал и лица посторонние находятся в различном положении по отношению к источнику повышенной опасности.

2) Не менее существенным обстоятельством является и тот факт, что к обслуживанию источников повышенной опасности допускаются лишь работники, отвечающие установленным требованиям не только в области знаний и навыков. Они должны быть здоровы как физически, так и психически. Управление машинами, агрегатами, равно как и иным производственным или транспортным оборудованием, требует от технического персонала не только умения переключать механизмы, но зачастую правильно и своевременно ориентироваться в складывающейся обстановке, моментально и точно принимать соответствующие решения по режиму эксплуатации. Запоздалая реакция водителей автотранспорта, имеющая .место, как правило, в результате переутомления, нередко служит одной из субъективных причин наступления вредоносных последствий[10].

Следовательно, и по отмеченному фактору технический персонал находится в ином положении нежели посторонние лица.

3) С работниками, обслуживающими источники повышенной опасности, систематически проводятся инструктажи по технике безопасности, осуществляется контроль и руководство их работой со стороны организаторов производства. Понятно, что лица посторонние не сведущи в вопросах техники безопасности по соответствующим видам источников повышенной опасности.

4) В целях предотвращения производственного травматизма систематически (по утвержденным графикам) производятся планово-предупредительные ремонты (ППР) и профилактическое обслуживание (ТО) агрегатов и механизмов. Своевременное проведение ППР, и ТО исключает, как правило, неожиданный выход из строя обслуживаемых агрегатов, увеличивает их надежность в работе, а следовательно, снижает (обратно пропорционально) возможность причинения вреда, вызванного техническими неисправностями источника повышенной опасности.

5) Этим же целям служит установление и функционирование контрольно-измерительной и предохранительной аппаратуры, сигнализирующей о тех или других сто-

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.112

ронах технологического процесса, состоянии или параметрах агрегата. Большую роль в настоящее время играют автоматические и полуавтоматические предохранительные устройства. Последние не только «выбирают» необходимую информацию от обслуживаемого агрегата, но и, «критически» переработав ее, принимают меры к предотвращению вредоносных последствий.

6) К оказанному следует добавить также и то, что работники, обслуживающие источники повышенной опасности, обеспечиваются .необходимой защитной спецодеждой сообразно той опасности, которая может создаться в процессе эксплуатации соответствующего оборудования, механизмов, энергосиловых передач и т.д.

Приведенные условия в своей совокупности показывают, что технический персонал, обслуживающий определенный источник повышенной опасности, находится в ином, «привилегированном» положении, нежели все иные посторонние лица, оказывающиеся в той или другой связи с источником повышенной опасности во времени и пространстве. В силу этого, когда даже эпизодическая связь посторонних лиц с источником повышенной опасности может оказаться трагической, ответственность владельца данного источника должна квалифицироваться по ст. 90 Основ. Что же касается лиц обслуживающего персонала, то вред, причиненный им во время работы в процессе обслуживания данного источника, должен быть возмещаем в порядке ст. 91 Основ.

Приведем .несколько примеров в подтверждение приведенных положений.

Д. работал в вагонном депо ст. Свердловск-Пассажирская в должности слесаря по ремонту вагонов. 30 января 1960 г. он был направлен администрацией вагонного дело отремонтировать дверной замок вагона № 366. По междупутью Д. отправился к месту нахождения вагона, но был сбит маневровым поездом (четыре багажных вагона, толкаемых сзади паровозом). От удара он упал, сильно ударился головой о рельс и его правая нога попала под колеса первого вагона. Несчастный случай произошел из-за того, что паровозная бригада нарушила § 324 Инструкции по движению поездов и маневровой работе на железных дорогах Союза СCP и § 201 ПТЭ (во время движения состава не подавались предупредительные сигналы). К тому же составительная бригада вместо

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.114

того, чтобы находиться на специальных ступеньках тормозных площадках впереди состава и вести наблюдение за состоянием пути, пребывала в середине состава, что являлось грубым нарушением § 79 Правил по технике безопасности ври производстве маневровой работы и обслуживанию поездов. Суд квалифицировал действия причинителя по ст. 404 ГК РСФСР 1922 года[11]. С нашей точки зрения, суд поступил правильно: слесарь по ремонту вагонов не относится к числу лиц, обслуживающих паровоз или выполняющих те или другие виды маневровой работы, а следовательно, является лицом посторонним.

Б. работала на заводе «Уралкабель» собаководом в сторожевой охране завода. Во время одного из ночных дежурств она услышала лай и пошла выяснить его причины. Собака была на цепи и сильно лаяла, хотя поблизости никого не было. Когда Б. взялась за цапь, чтобы успокоить собаку, ее сильно ударило электротоком. От удара она потеряла сознаете и отлетела в сторону. К лежащей на земле Б. подбежала собака и укусила ее в левую руку. Народный суд установил, что причиной травмирования электротоком является близость электропровода с проводом, по которому движется блок с цепью собаки (10—12 см). Имея общую стойку, эти провода при перемещениях собаки могли контактировать между собой через указанный блок. В результате полученной травмы и укуса собаки потерпевшая длительное время находилась на излечении, после которого ВТЭК было установлено, что она утратила 25% профессиональной трудоспособности[12].

Данное дело представляет интерес в плоскости решения вопросов причинной связи, когда наступление одного вреда находится в причинной зависимости от наличия другого (не будь поражения электротоком, не было бы и укуса собаки). Мы полагаем, что квалификация причинения вреда в данном случае совершенно ясна.

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.115

Предыдущий | Оглавление | Следующий

 



[1] Исключение составляют лишь члены колхоза — шоферы, трактористы и др., которые обслуживают источники повышенной опасности и тем не менее, как незастрахованные в порядке государственного социального страхования, могут быть управомоченными пост. 90 Основ.

[2] Дело № 17241 1961 г. арбитража совнархоза Свердловского экономического района.

[3] Причинение вреда экскурсантам предприятий, посетителям зоопарков и другим лицам — очень редкое явление и потому не требует обстоятельного рассмотрения.

[4] См. Б.С. Антимонов, Гражданская ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, Госюриздат, 1952, стр. 224.

[5] Например, В, не имея прав иа управление транспортом, следовал на мотороллере по главной улице г. Тюмени со своей сестрой П. При подъезде к перекрестку с улицы Орджоникидзе он, не сбавляя скорости, с целью выхода на перекресток ранее идущего навстречу автобуса, врезался в его левое крыло. В результате мотороллер перевернулся и П. были причинены телесные повреждения. Права потерпевшей на возмещение причиненного вреда не вызывают каких-либо сомнений.

[6] Дело № 21283 1961 г. Верх-Исетского районного народного суда г. Свердловска.

[7] Например, Ворона по заданию Сумского райпотребсоюза, где он работал в должности заготовителя скота, был направлен в служебную командировку. Ввиду отсутствия рейсового движения транспорта в нужном ему направлении он договорился с шофером комбината Бойко о том, что последний довезет его на машине до станции Ульяновки. На одной из улиц г. Сумы шофер при большой скорости движения сделал крутой поворот, вследствие чего Ворона упал через борт автомашины и при падении получил травму головы. Потерпевший обратился к комбинату с иском о возмещения понесенного ущерба. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда СССР, рассматривавшая данное дело в надзорном порядке, в определении от 13 декабря 1952 г. квалифицировала ответственность комбината по ст. 404 ГК УССР 1922 года (см. «Судебная практика Верховното Суда СССР» 1953 г. № 2, стр. 32).

[8] Дело № 21423 1961 г. Верх-Исетского районного народного суда г. Свердловска.

[9] См. Г.К. Матвеев, Вина в советском гражданском праве, изд-во Киевского госуниверситета, 1955, стр 115.

[10] Не случайно, что Правилами движения по улицам городов, населенных пунктов я дорогам СССР водителю запрещается вести машину не только в состоянии опьянения или будучи больным, но и при такой степени утомления, которая может повлиять на безопасность движения (см. п. 22 «в» Правил).

[11] Дело № 2255 1960 г. народного суда 2-го участка Железнодорожного района г. Свердловска.

[12] Дело № 2905 1961 г. Верх-Исетского районного народного суда г. Свердловска.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.