Предыдущий | Оглавление | Следующий

Глава II. СУБЪЕКТЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ПО ВОЗМЕЩЕНИЮ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ВЛАДЕЛЬЦЕМ ИСТОЧНИКА ПОВЫШЕННОЙ ОПАСНОСТИ

§ 1. Лицо, обязанное к возмещению вреда

1. Во всяком гражданско-правовом обязательстве участвуют две стороны: одна именуется должником, другая — кредитором. В обязательстве возникающем вследствие причинения вреда, также есть и кредитор (управомоченное лицо и должник (лицо, обязанное к совершению определенных действий). В большинстве случаев понятие кредитора является и логическим и юридическим синонимом потерпевшего. Лишь в сравнительно редких случаях (при причинении смерти) в качестве кредиторов в обязательстве выступают лица, которые получали или имели право получать от погибшего определенное содержание.

Должником в рассматриваемом обязательстве считается владелец источника повышенной опасности. Появление и использование правовой категории «владельца» имеют применительно к ст. 90 Основ свою определенную предысторию[1].

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.67

В настоящее время как практика, так и гражданско-правовая наука едины во взглядах относительно лица, ответственного по ст. 90 Основ — в качестве такового они рассматривают владельца источника повышенной опасности[2].

В постановлении Пленума Верховного Суда Союза ССР ОТ 23 октября 1963 г. № 16 «О судебной практике по искам о возмещении вреда» сделан значительный шаг по пути уяснения сущности субъекта ответственности по ст. 90 Основ. В п.5 постановления дается следующее определение такого субъекта: «Под владельцем источ-

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.68

ника ПО следует понимать организацию или гражданина, осуществлявших эксплуатацию источника ПО как в силу принадлежащего им права собственности или права оперативного управления, так и по другим основаниям (например, по договору аренды, проката или по доверенности, а также в силу распоряжения компетентных органов о передаче организации во временное пользование источника повышенной опасности)».[3]

Из приведенного определения нельзя не видеть, что Пленум Верховного Суда СССР требует для отнесения лица к числу владельцев источника повышенной опасности наличия следующих признаков.

Субъектом возмещения в порядке ст. 90 Основ и соответствующих статей гражданских кодексов союзных республик может быть лишь субъект советского Гражданского права — гражданин или организация, — обладающий cooтветствующей правосубъектностью, т.е. правоспособностью и дееспособностью.

Однако не всякое лицо, обладающее правосубъектностью, является владельцем источника повышенной опасности. В частности постановление Пленума относит к числу владельцев лишь те организации и тех граждан, которые владеют источником повышенной опасности как «в силу принадлежащего им права собственности или права оперативного управления, так и по другим основаниям» (курсив мой — О.К.). Из, этого вытекает, что владельцем источника повышенной опасности может быть только то лицо, которое владеет данным источником на том или другом правовом основании.

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.69

Для того чтобы быть субъектом обязанности по основаниям ст. 90 Основ, необходимо наличие еще одного признака, который характеризует поведение субъекта, а именно: нужно, чтобы данное лицо не только имело тот или другой правовой титул влаления истночником повышенной опасности, но и, говоря словами постановления Пленума, «осуществляли эксплуатацию» соответствующего источника повышенной опасности. Причем «осуществление эксплуатации», конечно, должно быть понимаемо в наиболее широком смысле. Сюда, в частности, относится и владение (без пользования) и хранение, и транспортировка (например, горючих веществ) и т.д.

Отсутствие хотя бы одного из перечисленных признаков дает основание к исключению лица из числа владельцев источника повышенной опасности и потому оно не может отвечать в порядке ст. 90 Основ.

В практике применения гражданского закона об ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, второй из рассмотренных признаков нередко игнорируется. Именно этим объясняется тот факт, что и по сей день можно встретить судебные решения, которые возлагают обязанность возмещения вреда, причиненного источником повышенной опасности, не на те или другие организации, а на шоферов, кондукторов трамваев и других лиц технического персонала. Причины подобного рода ошибок заключаются в том, что отдельные судебные органы не всегда учитывают специфику субъектного состава обязательства, возникающего вследствие причинения вреда источником повышенной опасности, и, в частности, особые признаки, характеризующие лицо, обязанное к возмещению указанного вреда[4]. В связи с этим представляется необходимым рассмотреть отдельные виды субъектов советского

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.70

гражданского права, могущих быть ответственными в порядке ст. 90 Основ и соответствующих статей республиканских гражданских кодексов.

2. Необходимость разграничения ответственного и непосредственного причинителей вреда возникает в тех случаях, когда источник повышенной опасности обслуживается техническим персоналом организации, которая несет ответственность за действия своих рабочих и служащих.

Ответственный причинитель вреда был охарактеризован нами выше; им является организация. Что же касается непосредственного причинителя, то его деликтно-правовой статус и отношения с ответственным причинителем вреда определяются применительно к социалистическим организациям следующим образом.

Лица обслуживающего персонала (водители транспортных средств, работники, выполняющие свои производственные функции, связанные с использованием иных источников повышенной опасности) состоят с ответственным причинителем вреда в трудовых правоотношениях. Они получают в свое техническое управление (надзор, обладание и т.д.) определенные орудия и средства производства для выполнения обязанностей, налагаемых трудовым договором. В силу этого закон исключает работников обслуживающего персонала из числа лиц, ответственных перед потерпевшим в порядке ст. 90, поскольку те или другие агрегаты (орудия и средства производства) принадлежат владельцу источника повышенной опасности. Тем не менее работники обслуживающего персонала являются, независимо от их вины, непосредственными причинителями вреда, поскольку именно они выполняют соответствующие производственные акции по использованию источника.

Не отвечая перед потерпевшим, работники обслуживающего персонала в конечном счёте могут (и должны) быть привлечены к ответственности путем предъявления к ним регрессного иска ответственным причинителем вреда. Однако основания такого иска существенно отличаются от условий ответственности в порядке ст. 90 Основ. Непосредственные причинители вреда отвечают перед владельцем источника повышенной опасности лишь при наличии в их действиях вины. В этом отношении характерным является определение Судебной коллегии по

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.71

гражданским делам Верховного Суда РСФСР по иску Кочуровского к Ухтинской автоконторе. Обсуждая вопрос об ответственности непосредственного причинителя вреда (шофера Жабина), Коллегия отметила «Согласно п. 26 постановления Пденума Верховного Суда СССР от 23 октября 1963 г. «О судебной практике по искам о возмещении вреда» предприятия, учреждения, организации обязанные в силу ч 3 ст. 88 Основ гражданского законодательства к возмещению вреда, причиненного по вине их работников, вправе предъявить к ним регрессные требования о возмещении материального ущерба. Условия и пределы материальной ответственности работников за ущерб, причиненный ими предприятию, учреждению, организации, определяются по нормам трудового законодательства (ст. ст. 83—836 КЗоТ РСФСР). Суд признал ответчика Жабина обязанным возместить вред, причиненный нанимателю — Ухтинской автоконторе, поскольку его виновность в наезде на Кочуровского установлена вступившим в законную силу приговором Ухтинского городского народного суда, а факт выплаты семье погибшего 375 руб. в возмещение вреда подтвержден решением того же суда.

Что же касается размера вреда, причиненного нанимателю, то суд вправе применить ст. 836 КЗоТ РСФСР и снизить сумму, выплаченную владельцем источника повышенной опасности семье потерпевшего, приняв во внимание материальное положение ответчика. Из материалов дела видно, что вред причинен ответчиком при исполнении им служебных обязанностей. Ответственность за этот вред определяется по нормам трудового законодательства, а не по нормам Гражданского кодeкca»[5].

В теории и практике возникал вопрос относительно пределов и сферы ответственности владельца источника повышенной опасности за вред, причиненный его рабочими и служащими. Применительно к пределам ответственности в науке и практике существует единодушное мнение, согласно которому владелец источника повышенной опасности отвечает перед потерпевшим независимо от того, имеется ли вина в действиях его рабочих

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.72

и служащих или же непосредственный причинитель вреда действовал невиновно

Что касается сферы ответственности указанного лица за действия его рабочих и служащих, то в судебной практике прошлых лет можно было наблюдать известные колебания Так, в частности, иногда ставилась под сомнение возможность возложения обязанности возмещения вреда на ответственного причинителя в тех случаях,

когда непосредственный причинитель вреда допустил нарушение трудовой дисциплины, самовольно воспользовался источником повышенной опасности и т.д.

В практике последних лет такого рода сомнения — довольно редкое явление В настоящее время общепризнанно, что обязанность возмещения вреда, причиненного источником повышенной опасности, возлагается на владельца данного источника и в тех случаях, когда вред возник в результате неправильных служебных действий работника[6].

Эта линия практики иашла свое наиболее полное отражение в определениях Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РСФСР. Ей же следует и практика местных судебных органов.

Приведем пример. Шофер автобазы горздравотдела Ш. самовольно оставил место работы и уехал на машине «Скорая помощь» на вокзал провожать своего родственника. Там он вместе с отъезжающим и другими провожающими лицами принял участие в распитии водки. После отхода поезда Ш. вновь сел за руль и повел машину к центру города. Возле одной из трамвайных остановок, взяв круто влево, он сбил Щ. и причинил ему телесные повреждения. Потерпевший понес расходы на дополнительное питание и санаторнокурортное лечение, которые были взысканы судом с владельца источника повышенной опасности — автобазы горздравотдела[7].

Таким образом, обязанность возмещения вреда, причиненного источником повышенной опасности, возлагает

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.73

ся на ответственного причинителя вреда (каковым является владелец данного источника) независимо от вины непосредственного причинителя и от того, использовался ли источник в производственных целях или же работник использовал его для своих личных надобностей.

3. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности, переданным одной социалистической организацией другой во временное хозяйственное, техническое или административноопеоативное управление.

Решение вопроса о субъекте ответственности в случаях причинения вреда источником повышенной опасности, находящимся, в распоряжении постоянного пользователя, не вызывает особых затруднений. Здесь обязанное лицо определяется по принципу «Чей источник — тот и ответчик».

Плановая, организуемая государственными органами передача технических средств от одной социалистической организации к другой во временное пользование или техническое управление широко распространена. В связи с осуществлением такого рода передач возникает ряд правовых практических и теоретических вопросов относительно субъекта ответственности в случае причинения вреда переданным источником повышенной опасности. Правильное решение данной проблемы предопределяется условиями и самим характером передачи.

Следует различать следующие формы перехода источника повышенной опасности от одной социалистической организации к другой: а) передача в хозяйственное управление; б) передача в производственно-техническое управление; в) переход в оперативное управление.

а) Передача источника повышенной опасности в хозяйственное управление может иметь место на основании договора транспортного обслуживания. Как известно, в последние годы проведена значительная реорганизация управления автотранспортным парком нашей страны (созданы крупные автобазы, которые оказывают транспортные услуги широкому кругу предприятий и организаций, не имеющих собственных автохозяйств). Отношения автохозяйств с клиентурой различны по своему внутреннему содержанию. Так, в соответствии с договором перевозки авто

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.74

транспортные хозяйства осуществляют доставку грузов грузоотправителей в указанные пункты назначения. В случае причинения (при исполнении такого договова) вреда третьим лицам автохозяйство несет полную ответственность в порядке ст. «90 Основ и соответствующих статей, ГК союзных республик.

Аналогичным в принципе должно быть решение вопроса о субъекте ответственности, когда вред причиняется в процессе исполнения договора автохозяйственного обслуживания Согласно этому договору автотранспортная организация предоставляет контрагенту автомашину, обслуживаемую водителем автохозяйства, в хозяйственное распоряжение на определенное время. Обслуживаемая организация сама определяет, какой груз, куда и когда следует перевезти. Но не больше. Материально-техническое обеспечение автомашины, технологическое обслуживание, осуществление профилактического и. иных видов ремонта лежат на автохозяйстве. Это обстоятельство и определяет возложение ответственности за вред, причиненный указанным источником повышенной опасности, на автохозяйство, которое не перестает быть владельцем принадлежащего eй транспортного средства. Здесь необходимо лишь иметь в виду, что решение вопроса о субъекте ответственности может получить известные коррективы. В случаях, причинения вреда третьим лицам в силу особых свойств груза или неправомерного поведения представителей (например, лиц, сопровождающих груз) обслуживаемой организации.

Так, в случае взрыва или возгорания легковоспламеняющихся или взрывчатых веществ по причинам, не зависящим от автохозяйства, причиненный вред подлежит возмещению не автохозяйством, а его контрагентом. Последний сам является владельцем перевозимого им источника повышенной опасности.[8]

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.75

Судебная практика довольно последовательна в решении вопроса о субъекте ответственности в случае причинения вреда автомашиной, переданной в хозяйственное управление контрагенту по договору.

Приведем пример. Автотранспортная контора № 1 Челябинского совнархоза в соответствии с договором обслуживания предоставляла ОРСу Челябинского металлургического завода автомашины для перевозки различных грузов. Выделение транспорта регулировалось заявками ОРСа. 9 августа 1959 г. на машине АТК № 1 из Челябинска в Свердловск выехал заместитель начальника ОРСа. В пути следования водитель автомашины допустил нарушение правил движения (производил обгон впереди идущей машины на повороте с подъемам и спускам). Увидев встречную машину, шофер ускорил обгон, принял левее и сбил двух пешеходов, шедших по левой обочине. Пострадавшим оказались Б. и Т. Последняя скончалась в больнице, Б. же получил легкие телесные повреждения, в связи с чем находился на излечении в течение 43 дней. Заявленный Б. иск к АТК № 1 и ОРСу Челябинского металлургического завода был удовлетворен с автотранспортной конторы, соответчик от ответственности освобожден[9].

В хозяйственное управление могут быть передаваемы не только автомашины, но и другие виды материальной техники для выполнения тех или иных специальных или общих производственных заданий (работ). И здесь в случае причинения вреда источником повышенной опасности обязанность возмещения вреда возлагается на постоянного владельца источника повышенной опасности.

Вот пример из судебной практики. 21 марта 1960 г. лесовоз Висимо-Серебрянского леспромхоза следовал к месту доставки груза. Вследствие снежных заносов машина часто и подолгу буксовала, в результате чего была нарушена регулировка механизма сцепления. Водитель лесовоза К. остановил машину, выключил мотор и залез под машину, чтобы произвести необходимый ремонт. В это время сзади к машине подошел бульдозер и приподнятой «лопатой» (отвалом) уперся в конец перевозимого на машине леса, толкнув ее при этом вперед на три

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.76

четыре метра К. в этот момент лежал под машиной поперек ее оси. В результате толчка бульдозера и после девавшего движения машины шоферу К. задними окатами машины придавило обе ноги. В результате травмирования потерпевший находился на стационарном излечении более девяти месяцев. После выхода из больницы он был признан утратившим 100% профессиональной и 60% общей трудоспособности. В чем причины несчастного случая?

Машинист бульдозера А постоянно работал на базе механизации треста «Тагилстрой». В ноябре 1959 года (т.е. за пять месяцев до несчастного случая) он был командирован вместе с бульдозерам на работу в Висимо-Серебрянский леспромхоз. 21 марта 1960 г. по распоряжению дирекции леспромхоза А. был направлен в район лесосеки № 142 для расчистки дороги и вытаскивания застрявших в снегу автомашин. Возвращаясь с лесосеки, А. увидел на расчищенном им участке лесовоз с открытой дверкой кабины со стороны водителя. Полагая, что машина буксует и нуждается в помощи, машинист бульдозера приподнял отвал и толкнул машину вперед, не подозревая, что под машиной лежит К. В практике работы автотранспорта имеется нечто вроде обычая открывать дверку кабины водителя, когда машина нуждается в помощи. Поэтому, желая оказать содействие, А. и толкнул машину отвалом.

Правильное решение вопроса о субъекте ответственности по данному делу имеет существенное значение не только потому, что следует правильно определить, какая из организаций должна возместить вред, понесенный К, оно обусловливает и самую квалификацию складывающихся между причинителем вреда и потерпевшим отношений, а следовательно, имеет прямое отношение к «пределам» ответственности. Если встать на ту точку зрения, что вред причинен работнику в процессе исполнения им своих обязанностей по работе, а поведение А. рассматривать как действия работника леспромхоза, то естественным следствием из этих посылок должно быть признание леспромхоза ответственным причинителем вреда, обязанным возместить его в порядке ст. 460 ГК РСФСР.

Однако такое решение будет неверным. А. не является работником леспромхоза, и потому последний не должен

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.77

нести ответственности за его действия. Должником (ответственным причинителем вреда) является база механизации треста «Тагилстрой», которой принадлежит бульдозер и с которой А. состоит в трудовых отношениях. Нахождение бульдозера в хозяйственном управлении леспромхоза не влечет изменения квалификации отношений сторон и смены субъектов гражданско-правовой ответственности. Народный суд, рассматривавший приведенное выше дело, возложил ответственность на базу механизации, что следует признать правильным и обоснованным[10].

б) Передача источника повышенной опасности в производственно-техническое управление отличается от передачи указанного источника в хозяйственное, управление следующим. При передаче в хозяйственное управление Одна социалистическая организация «передает» своего работника вместе с техникой в административное подчинение другой стороне для выполнения определенных операций по заданию последней. В случаях же передачи источника повышенной опасности в производственно-техническое управление происходит смена технического персонала, а вместе с этим и перемена владельца данного источника. Арендатор в этом случае не только сам определяет время, место и характер использования соответствующих технических средств, но и организует это использование, обеспечивает производственный процесс квалифицированными кадрами, необходимой энергией и т.д. Став, таким образом, «полновластным» (юридическим и техническим) владельцем источника повышенной опасности, наниматель несет всю полноту ответственности за вред, причиненный арендованной техникой. Иначе говоря, он становится лицом ответственным в порядке ст. 90 Основ.

В отдельных случаях решение вопроса о субъекте, обязанном к возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности, может быть осложнено фактом самой передачи данного источника от одной социалистической организации к другой. Сказанное относится главным образом к тем случаям, когда переход рассмат-

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.78

риваемого объекта гражданских прав был осуществлен не на основании гражданско-правового договора, а в силу административного акта (например, распоряжения вышестоящей организации о перераспределении технических средств между подчиненными ей предприятиями).

Ответственным лицом за вред, причиненный источником повышенной опасности, является его владелец (собственник или социалистическая организация, которой принадлежит право непосредственного оперативного управления). На основании ст. 30 Основ право собственности или право оперативного управления у приобретателя имущества по договору возникает с момента передачи вещи, поскольку иное не предусмотрено законом или договором. Представляется, что это же правило следует применять и при решении вопроса о моменте перехода права непосредственного оперативного управления от одного хозоргана к другому в случаях, когда переход правомочии имеет место на основании административного акта компетентного органа государства. В связи с этим следует признать, что лицо, передающее источник повышенной опасности, и лицо, принимающее его, меняются ролями владельцев данного источника не с того момента, когда было издано соответствующее распоряжение о передаче, а с момента самой передачи (приминительно к ч.2 ст.30 Основ).

Судебной практике Верховного Суда РСФСР известен ряд дел, по которым ответственность за вред, причиненный переданным источником повышенной опасности, была возложена не на номинального, а на действительного его владельца.

В частности, можно сослаться на дело по иску Чертковой. Истица была сбита на железнодорожном переезде автокранов, которым управлял шофер Соколов. В результате несчастного случая Чертковой причиненй тяжкое телесное повреждение с утратой полностью профессиональной трудоспособности и более половины общей. Черткова предъявила иск к строительному тресту № 73 как к владельцу источника повышенной опасности. В процессе неоднократного рассмотрения дела были привлечены в качестве соответчиков еще три подчиненные тресту организации, поскольку возник спор относительно принадлежности крана в момент причинения вреда Черт-

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.79

ковой. Среди соответчиков были привлечены СМУ-3 и автотранспортная контора указанного треста. Изучив материалы дела, Калининский областной суд, принявший дело к своему производству, вынес решение о взыскании понесенного истицей ущерба с СМУ-3. Последнее в кассационной жалобе поставило вопрос об отмене решения областного суда, утверждая, что автокран на основании приказа управляющего стройтрестом № 73 был передан автотранспортной конторе того же треста.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР оставила в силе решение областного суда, а жалобу СМУ-3 без удовлетворения, исходя из того, что в день несчастного случая автокран принадлежал именно строительно-монтажному управлению, что было точно установлено в ходе судебного разбирательства[11].

в) Переход источника повышенной опасности в административно-оперативное управление имеет определенные черты общности с рассмотренными отношениями по передаче автомашин в хозяйственное и техническое управление на основании гражданско-правовых договоров услуг и найма. Вместе с тем указанным правовым связям присущи и свои особенности, вытекающие из того, что переход транспортных средств в оперативное распоряжение органов ГАИ и дознания, во-первых, может иметь место только в строго определенных законом случаях[12] и, во-вторых, на основании не гражданско-правового, а административного акта компетентного органа либо распоряжения соответствующего должностного лица.

Органы ГАИ и дознания не могут использовать оказавшиеся в их оперативном распоряжении транспортные средства для осуществления тех или других хозяйст-

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.80

венных перевозок. Передача автомашины, мотоцикла и др. в распоряжение органов ГАИ или дознания обычно имеет своей целью преследование скрывающегося преступника, его доставку в органы милиции и т.д.

Однако в чьем бы распоряжении ни находились транспортные средства, они остаются источниками повышенной опасности, и поэтому не исключена возможность причинения ими вреда. В судебной практике общепризнанно, что переход источника повышенной опасности в оперативное подчинение органов ГАИ или дознания не влечет за собой смены владельца источника повышенной опасности, а следовательно и не вызывает смены ответственного лица в случае причинения вреда.

Вот один из обычных примеров такого рода.

На машине леспромкомбината сотрудник милиции доставлял в отделение задержанного пьяного хулигана. Следуя с милиционером и «пассажиром», водитель автомашины И. не обеспечил безопасности движения: видя бежавшую через дорогу женщину, он не снизил скорость и совершил наезд. Потерпевшая скончалась на месте происшествия. Она была кормилицей четырех детей и мужа-инвалида. Суд взыскал всю сумму иска с леспромкомбината, не ставя при этом вопроса о возможности привлечения к гражданской ответственности органов милиции, по заданию которых машина совершала описанный выше рейс[13]. Правильность решения судом вопроса о субъекте ответственности не вызывает сомнения.

В тех же случаях, когда источник повышенной опасности, в частности автомашина, оказывается не только в оперативном, но и техническом управлении, работников органов ГАИ или дознания, решение вопроса о субъекте ответственности должно осуществляться по общим правилам ч.2 п. 5 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 23 октября 196З г., т.е. владельцами источника (а следовательно, и субъектами ответственности) в данном случае являются соответствующие органы ГАИ или дознания.

4. Личные собственники автомашин и иных источников повышенной опасности.

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.81

Развитие автомобилизма в нашей стране за последние годы сделало значительный шаг вперед. Сотни тысяч автомашин ежегодно пополняют автомобильный парк страны, обслуживающий нужды народного хозяйства и обороны нашего государства. Автомашина входит в быт советского человека, становясь постепенно одним из распространенных средств личного передвижения.

Применительно к предмету настоящего исследования в практике возникал вопрос относительно субъекта ответственности в тех случаях, когда вред причинен источником повышенной опасности, являющимся объектом права личной собственности.

Судебная практика без каких-либо особых колебаний пошла по пути признания собственника автомашины ответственным лицом (должником в обязательстве) по решению вреда, причиненного автомашиной. Такая позиция практики нашла полную поддержку со стороны науки советского гражданского права, что, казалось бы, вообще исключает необходимость подробного освещения вопроса о субъекте ответственности в рассматриваемого рода случаях. Соглашаясь с позицией практики и теории, вместе с тем нельзя не видеть и некоторых специфических моментов в решении проблемы субъекта ответственности, когда ответственным причинителем вреда является личный собственник. Речь идет о фактах причинения вреда источником повышенной опасности, являющимся объектом общей (совместной) собственности, а также источником, переданным собственником другому лицу во временное пользование. На этих вопросах мы и задержим внимание читателя в последующем изложении.

а) Субъекты правя обшей личной собственности на источник повышенной опасности. Не секрет, что основная масса личных автомашин и иных подобных источников повышенной опасности является объектом права совместной собственности супругов. Однако поиски судебных решений, в которых бы суд привлекал к гражданско-правовой ответственности обоих супругов в случае причинения вреда принадлежащим им источником повышенной опасности, не увенчаются успехом. Нам, во всяком случае, такие решения не встречались.   

Это можно объяснить двоякого рода обстоятельствами.

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.82

Во-первых, здесь, как и в других аналогичных делах по фактам причинения вреда источником повышенной опасности, бывают ошибки, касающиеся возложения имущественной ответственности на непосредственного причинителя вреда. (о6 этом уже говорилось выше). Известно, что за рулем автомашины, равно как и другого аналогичного источника повышенной опасности, может находиться лишь один человек, один из собственников. В случаях причинения вреда наступает своего рода «личная уния» владельца и непосредственного причинителя; против последнего при наличии соответствующих условий возбуждается уголовное дело, принимаются меры административно-правового характера и т.д. Другой же собственник к гражданско-правовой ответственности не привлекается.

Во-вторых, этому способствует также и то, что автомашины, мотороллеры и т.д. всегда документально значатся лишь за одним из собственников. В частности, органы ГАИ регистрируют автомашины только на одно лицо. Просьбы о записи в технической документации (в техническом паспорте машины) в качестве сособственников двух или более лиц не удовлетворяются.

В силу отмеченных обстоятельств при причинении вреда источником повышенной опасности все первоначальные процессуальные документы (постановление о возбуждении уголовного дела по факту автодорожного происшествия и др.) заключают в себе описание действий одного субъекта — непосредственного причинителя вреда. Эти же документы впоследствии фигурируют и в гражданском процессе при рассмотрении иска о возмещении вреда. Суд, исходя из фактов, описанных в документах органов ГАИ, также, как правило, видит лишь одного непосредственного причинителя, забывая при этом о всех других сособственников автомашины.

Приведенные положения можно проиллюстрировать на следующем гражданском деле.

К.Ф. Егоров на автомашине «Победа» совершил наезд на гражданина Бармина А.Г., причинив ему тяжкие телесные повреждения, вследствие чего Бармин умер. За совершенное преступление К.Ф. Егоров был осужден в уголовном порядке. На иждивении умершего находились жена и малолетний сын. Бармина А.С. обратилась в суд с иском к К.Ф. Егорову и его матери —

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Красавчиков О.А. — М., «Юридическая литература», 1966. С.83

Ф.Н. Егоровой о возмещении причиненного ущерба. В процессе рассмотрения дела в качестве ответчиков были привлечены также муж Ф.Н. Егоровой (отец непосредственного причинителя вреда) — Ф.Я. Егоров и их дети — М.Ф. Егоров и Л.Ф. Егоров. Горьковский областной суд иск удовлетворил, взыскав сумму ущерба с Ф.Н. Егоровой в связи с тем, что машина была оформлена на имя матери непосредственного причинителя вреда. Ни суд, рассматривавший дело, ни Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР (насколько это можно судить по ее определению) не задались вопросом относительно правового режима автомашины и отсюда — необходимости возложения ответственности не только на «документальную» собственницу, но и на другого сособственника, каковым является ее муж — Егоров Ф.Я.[14]

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Появление термина «владелец» источника повышенной опасности следует датировать первыми годами применения и теоретического осмысливания ГК РСФСР 1922 года. Как известно, в тот период основную массу лиц, ответственных в порядке ст. 404 указанного кодекса, составляли социалистические организации, которые не являлись (и поныне не являются) собственниками подвижного состава железных дорог, автотранспортных средств и иных видов источников повышенной опасности. В дальнейшем в связи с полней ликвидацией частного сектора как в городе, так и в деревне собственники практически вообще перестали выступать в роли ответчиков по искам о возмещении вреда, причиненного источником повышенной опасности. Это в свою очередь способствовало упрочению взглядов относительно правильности избранной терминологии в отношении ответственного лица (должника). Этот процесс нашел свое определенное отражение в литературе и соответствующее юридическое закрепление в судебной практике 20-х годов. Так, уже в постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 21 мая 1928 г разъяснялось, что «ст. 404 ГК трактует об ответственности ллца и предприятия за вред, причиненный не самим лицом, а источником повышенной опасности, которым он владеет» (курсив мой.— О.К.) См. постатейный материал к гл. XIII ГК РСФСР. Госюриздат. 1957, стр. 212.

[2] Констатируя указанное единство взглядов теории и практики, в то же время нельзя не видеть отдельных попыток поиному подойти к оценке данной правовой категории («владельца» источника повышенной опасности). Так, некоторые цивилисты, указав на то, что термин «владелец» источника повышенной опасности неточен, тем не менее не предлагают взамен иного (см., например, Е.А. Флейшиц, Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения, Госюриздат, 1951, стр. 140 и сл.) Не дают обобщающего понятия лица, ответственного за вред, причиненный источником повышенной опасности, и ряд других авторов. Нельзя найти, в частности, общего определения субъекта рассматриваемой ответственности в работах О.С. Иоффе (см. О.С. Иоффе, Советское гражданское право. Курс лекций, ч II, Отдельные виды обязательств, изд-во ЛГУ, 1961, стр 481), Л.А. Майданика и Н.Ю. Сергеевой (см. Л.А. Майданик, Н.Ю. Сергеева, Материальная ответственность за повреждение здоровья, Госюриздат, 1963, стр 42 и сл.).

Известная попытка дать обобщающее понятие субъекта ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, была предпринята Б.С. Антимоновым. По его мнению, «лицо, ответственное по ст. 404 ГК (РСФСР 1922 года — О.К.),— это лицо либо осуществляющее известную деятельность, либо эксплуатирующее известное предприятие» (Б.С. Антимонов, цит. соч, стр. 243) Думается, что такого рода определение мало пригодно не только в теории, но и на практике. Все дело в том, что понятия «известная деятельность», «известное предприятие» сами по себе нуждаются в раскрытии через какието иные вполне социально»известные» категории и величины.

С иных позиций подошел к определению категории «владельца» Н.Н. Гусев, по мнению которого, «под владельцем источника повышенной опасности должно пониматься физическое или юридическое лицо, которое от своего имени осуществляло определенную деятельность с использованием источника повышенной опасности» (Н. Гусев, О судебной практике по искам о возмещении вреда личности, «Бюллетень Верховного Суда СССР» 1959 г № 1, стр. 24). Данное определение Н.Н. Гусева существенно отличается от того, что было сказано ранее в литературе. Ряд моментов данного определения нашел свое отражение в определении владельца источника повышенной опасности, которое было дано Верховным Судом Союза ССР в постановлении Пленума от 23 октября 1963 г. № 16.

[3] «Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР, 1924—1963», изд-во «Известия Советов депутатов трудящихся .СССР», М, 1964, стр. 447.

[4] 28 января 1960 г. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР отменила постановление президиума Московского областного суда по делу автобазы МИД с колхозом «Путь к новой жизни». В указанном постановлении президиум возложил ответственность за вред, причиненный автомашиной (принадлежащей колхозу), на ее водителя в связи с тем, что шофер ездит на ней после окончания работы по своим личным делам без соответствующего разрешения со стороны правления колхоза. Коллегия указала на неправильность такого решения вопроса о лице, обязанном к возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности (см. «Советская юстиция» 1960 г № 10, стр. 26).

[5] «Бюллетень Верховного Суда РСФСР» 1965 г. 1, стр. 7—8.

[6] См., например, определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РСФСР по делам 3.П. Набирухиной («Советская юстиция» 1961 г. № 12, стр 27), Окуневой («Советская юстиция» 1959 г. № 3, стр. 83), Кондратенко («Советская юстиция» 1960 г. № 10, стр 26), Ломова («Бюллетень Верховного Суда РСФСР» 1962 г. № 3, стр. 1).

[7] Дело № 2 678 1961 г. Ленинского районного народного «суда г. Свердловска.

[8] В тех случаях, когда причинение вреда наступило по вине представителей контрагента, вред должен быть возмещен последним, а не автохозяйством. Например, при перевозке груза причинен вред, гр-ну Р., который был придавлен упавшим с машины ящиком. Несчастный случай произошел из за того, что веревка, использованная для крепления груза, была гнилая и оборвалась в пути следования, хотя груз и был уложен правильно. В такого рода случаях ответственность должна быть возложена на виновного контрагента, ибо вред причинен перевозимым грузом.

[9] Дело № 2137 1961 г. народного суда Орджоникидзевского района г. Свердловска.

[10] Дело № 2604 1961 г. Ленинского районного народного суда г. Нижнего Тагила.

[11] «Сборник постановлений Президиума и определений Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РСФСР, 1957— 1958 гг.», Госюриздат, 1960, стр. 17—18.

[12] В соответствии с п. 20 «д» Правил движения по улицам городов, населенных пунктов и дорогам СССР (1964 г.) водитель обязан предоставлять транспортное средство (в том числе принадлежащее индиаидуальному владельцу) работникам милиции, дружинникам, общественным автоинспекторам и медицинским работникам для доставки в лечебные учреждения лиц, нуждающихся в безотлагательной медицинской помощи, а работникам милиции, кроме того, для выполнения неотложных служебных заданий.

[13] Дело № 2282 1961 г. Верхотурского городского народного суда Свердловской области.

[14] См. определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РСФСР № 9263г7 по иску Барминой к Егоровой и др. («Сборник постановлений Президиума и определений Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РСФСР, 1957— 1958 гг.», Госюриздат, 1960, стр. 18—19).










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.