Предыдущий | Оглавление | Следующий

В литературе принято различать следующие виды лжи.

 Активная ложь – сообщение заведомо ложных сведений. Активная ложь классифицируется следующим образом: сокрытие – действие с целью исключения выявления признаков гражданского, административного или уголовного правонарушения; маскировка – действие с целью затруднения распознания деликта; демонстрация – броское вызывающее поведение с целью отвлечения внимания от существенных для дела явлений.

2. Пассивная ложь – сокрытие информации, умолчание (полное или частичное).

Гр. В. с 1994 г. состоял в браке с гр. А. В 1995 г. у супругов родился сын. В 1997 г. брак между гр-ми В.и А. Был расторгнут. При расторжении брака спора о том, с кем из родителей должен проживать ребенок, не возникло, он остался с матерью. Гр. А вместе с ребенком переехала на другое место жительства.

В 1998 г. гр. В. обратился в суд с иском к гр. А об отобрании ребенка и взыскании с нее алиментов, мотивируя это тем, что она уделяет больше времени своей личной жизни, чем ребенку. Сам гр. В. проживал в это время на их бывшей общей квартире вместе со своей матерью, нигде не работал, часто выпивал. Суд направил своих представителей по месту жительства гр. В, с целью выяснить его жилищные условия и опросить соседей о его моральном облике. Мать гр. В, с целью утаить от представителей суда правду, уговорила соседей скрыть истинное положение вещей. На вопросы представителей соседи умолчали по поводу аморального облика жизни гр. В.[1].

На основании вышеизложенного мы видим, что в этом случае было проявление пассивной лжи (сокрытие информации, умалчивание).

3. Осознаваемая ложь – когда человек сознательно искажает факты, соответствующие реальной действительности. К осознаваемой лжи можно также отнести «ложь во спасение», которая характеризуется тем, что индивид расценивает свою ложь как нечто, совершаемое во имя какой-либо «благородной» цели. Он уверен, что его действия правомерны и не могут быть подвергнуты осуждению. Например, один человек по просьбе другого дает ложные показания. С точки зрения лжесвидетеля, его действия продиктованы чувством товарищества, с точки зрения закона, они неправомерны.

Гр. Г. с 1987 г. стояла в очереди на улучшение жилищных условий по месту работы.

В 1993 г. ей на семью из четырех человек (она, муж, двое сыновей) предоставлена двухкомнатная квартира размером 30,2 кв. м. На тот же состав семьи в 1994 г. по решению администрации фабрики гр. Г. была выделена трехкомнатная квартира жилой площадью 36 кв. м, взамен ранее предоставленной двухкомнатной квартиры.

Администрация фабрики обратилась в суд с иском к гр. Г. и ее мужу С. о признании недействительным ордера, выданного на трехкомнатную квартиру, и выселении из нее. Истец ссылался на то, что трехкомнатная квартира предоставлялась гр. Г. на семью из четырех человек с условием освобождения занимаемой двухкомнатной квартиры, которая распределена другому очереднику. Однако при получении ордера гр. Г. ввела в заблуждение лицо, выписывавшее ордер, просила не включать в ордер фамилию старшего сына, заявив, что он прописан у бабушки. Получив же ордер, она переехала в трехкомнатную квартиру только с мужем и младшим сыном, а старшего прописала в двухкомнатную квартиру, и он остался проживать в ней[2].

В этом случае мы видим проявление осознаваемой лжи, то есть сознательное искажение фактов, соответствующих реальной действительности.

4. Неосознаваемая ложь – встречается чаще всего тогда, когда индивид, будучи в эмоциональном состоянии напряжения, не всегда точно помнит произошедшее и неосознанно начинает искажать фактические события. Данный вид лжи в гражданском судопроизводстве, как правило, встречается в показаниях истца или свидетеля.

5. Патологическая ложь – имеет место тогда, когда человек выдумывает, прибавляет или полностью искажает реальную действительность. Гражданин испытывает чувство удовлетворения от самого процесса введения окружающих в заблуждение. Его сознание направлено сначала на измышление каких-либо подтверждений своей лжи, а впоследствии – выдумывание новых подтверждений. В зависимости от мотивации можно выделить: ложь во спасение, ложь из страха быть наказанным (например, быть выселенным из жилого помещения, лишенным родительских прав и т. п.), ложь из-за боязни конфликта (с друзьями, родственниками, соседями и др.), ложь из-за желания быть значительным в глазах других людей.

Процесс формирования заведомо ложных показаний предполагает последовательное прохождение определенных стадий: восприятие лицом истинного события, то есть действительного обстоятельства дела; запоминание и осмысление этого события; осознание цели сообщения ложных сведений и последствий данного акта; переработка воспринятого и создание мысленной модели задуманного лжесвидетельства; удержание в памяти модели ложных показаний; воспроизведение ложных показаний.

Ложность показаний диагностируется по ряду признаков: бедности эмоционального фона показаний, схематичности, заученности их вербальной структуры, уклончивости ответов[3].

В процессе судебного разбирательства перед судом может возникнуть задача изобличения во лжи как ответчика, так истца и свидетеля. Мотивами сообщения ложных сведений свидетелем нередко являются: 1) боязнь испортить отношения с другими лицами, проходящими по делу, боязнь мести со стороны ответчика и лиц, с которыми он связан; 2) стремление скрыть свои собственные неблаговидные поступки, аморальное поведение, трусость; 3) стремление выгородить ответчика или смягчить его вину в силу родственных, дружеских отношений или из корыстных соображений либо, наоборот, усугубить вину этого лица из мести, ревности или иных жизненных побуждений; 4) нежелание в последующем выступать в качестве свидетеля, быть вызванным в суд.

Основным критерием установления ложности объяснений (показаний) является обнаружение несоответствия сообщенных допрашиваемым лицом сведений о каком-либо событии, обстоятельстве фактически данным по тому же поводу, установленным по делу, объективность которых не вызывает сомнений. Сделанный на этой основе вывод доводится до сведения допрашиваемого лица, в результате чего (в качестве ожидаемой реакции) может произойти изменение его позиции, признание факта лжесвидетельства и дача им правдивых показаний. Действия суда, которые должны проводиться по делу в связи с проверкой версии о возможности искажения информации, могут быть разбиты на четыре группы:

1) Действия, направленные на предотвращение лжи.

2) Действия, направленные на распознание лжи.

3) Действия, направленные на разоблачение лжи.

4) Действия, направленные на изменение позиции лжеца, формирование у него установок на отказ от ложных показаний и дачу правдивых показаний.

Тактические приемы, используемые судьей (судом) с целью изобличения свидетеля в даче ложных показаний, по своему характеру и направленности подразделяются на: приемы эмоционального воздействия; приемы логического воздействия; тактические комбинации.

К приемам эмоционального воздействия при изобличении во лжи свидетеля относятся:

убеждение в неправильно занятой позиции, в ее антигражданском характере;

разъяснение правовых последствий дачи ложных показаний;

разъяснение вредных последствий дачи ложных показаний для близких допрашиваемому лиц из числа истцов, ответчиков;

воздействие на положительные стороны личности допрашиваемого – чувство собственного достоинства, благородство и т. д.

Приемы логического воздействия предназначены для доказательства допрашиваемому того, что он изобличен во лжи, для демонстрации несоответствия его показаний действительности, «тупиковости» ситуации, возникшей в связи с этим. К таким приемам относятся: логический анализ противоречий, имеющихся в показаниях допрашиваемого, необъяснимых с точки зрения его показаний обстоятельств дела; логический анализ противоречий между интересами допрашиваемого и интересами участников дела.

Приемы логического воздействия могут быть с успехом использованы в случаях пассивной лжи допрашиваемого, когда он скрывает правду, отвечая на вопросы «не знаю», «не помню», «не видел».

Обычно принято думать, что нет ничего более случайного и неподчиняющегося никаким законам, чем ложь. Однако такое представление не верно. Ложь, как и всякое мышление, построенное по другому принципу, имеет свои формы, свои правила, свои приемы.

Борьбу за истину приходится вести в течение всего судебного процесса. Одно из первых мест в ней занимает психология допроса – диалога. Существуют различные методики, с помощью которых делаются попытки диагностики причастности человека к тем или иным событиям, путем наблюдения и анализа его жестов, мимики и различных физиологических показателей[4].

Очерчивая круг современных исследований в области криминалистической тактики, О. Я. Баев отмечает, что развитие этого раздела науки криминалистики в настоящее время характеризуется обращением ученых к разработке так называемых «нетрадиционных методов расследования»: возможностям использования при расследовании теории и практики биоритмологии, учения о запахах, гипнологии и т. д.[5].

В этой связи, наряду с применением ряда приемов криминалистической тактики при допросе с целью выявления как противоречий, так и лжи в показаниях свидетелей, целесообразным, на наш взгляд, является использование судьей (судом) такого чувственного «инструмента», как интуиция. Играя сугубо вспомогательную роль и не имея процессуального знания, она обогащает возможность приближения к истине, позволяет строить иногда весьма ценные догадки и версии. По мнению В. И. Комиссарова, «пренебрежение интуицией как особой, порой весьма существенной подсказкой направления движения к истине, идет вразрез со здравым смыслом»[6].

Признав интуитивный сигнал полезным и существенным, судья (суд) реагирует на него соответствующим процессуальным действием. Без должной процессуальной переработки интуитивный импульс не только не дает истины, но, наоборот, способен увести от нее. Выводы, основанные непосредственно на интуиции, при всех условиях являются всего лишь предположениями и не могут служить обоснованием решения.

Таким образом, полное отрицание интуиции идет вразрез с природой человеческого мышления, но в судебном доказывании, в частности при анализе и оценке свидетельских показаний, она используется в качестве дополнительного, непроцессуального средства, помогающего найти наиболее верный и кратчайший путь к установлению истины по делу.

В юридической литературе обоснованно отмечается, что универсальных методов психодиагностики лжи не существует. В целях детекции лжи, как известно, в рамках специальных гражданских процедур в США достаточно широко используются полиграфы (лайдетекторы)[7].

В отечественной судебной практике, тем более в гражданском судопроизводстве, как отмечает Е. Р. Россинская, применение полиграфов не находит отражения в силу множества причин, среди которых наиболее значимой выступает отсутствие нормативно-процессуальной регламентации использования полиграфов в судопроизводственных целях[8].

Доброкачественность свидетельских показаний определяется не только теми условиями, в которых происходило их формирование, или особенностями психики свидетеля, но и отношением свидетеля к делу, по которому он вызван в суд, или состоянием свидетеля в особых отношениях с одной из сторон. Таким образом, оценить свидетельское показание – это значит проследить процесс формирования свидетельского показания и составить мнение о наличии или отсутствии связи между свидетельским показанием и искомым обстоятельством с учетом и оценкой указанных связей, вплетающихся в основную связь и откладывающих отпечаток на достоверность показаний свидетеля. Изучение и оценка связей свидетельского показания с искомым фактом должны быть ограничены рамками тех связей, которые влияют на доброкачественность свидетельского показания.

Всесторонняя оценка свидетельских показаний слагается из выяснения и учета:

1) всей совокупности условий, в которых происходило восприятие;

2) возможности влияния особенностей психики свидетеля на достоверность формирования его показаний;

3) возможности влияния заинтересованности или особых отношений свидетеля с одной из сторон на достоверность его показаний;

4) влияния на достоверность свидетельского показания противоречий между отдельными его частями или последних с показаниями в целом;

5) возможности влияния на достоверность свидетельского показания объективных условий восприятия и особенностей психики свидетеля – источника первоначального доказательства, – если лицо, дающее в суде показание, не является очевидцем устанавливаемого факта.

Таким образом, использование судьей (судом) тактических приемов допроса свидетелей, разработанных криминалистикой, позволяет осуществить оценку свидетельских показаний с учетом объективных условий, в которых происходило восприятие, с учетом особенностей состояния и психики свидетелей.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Судебная практика по гражданским делам / Под ред. В. М. Жуйкова. – М., 1997. – С. 104.

[2] Судебная практика по гражданским делам/ Под ред. В. М. Жуйкова. – М., 1997. – С. 105.

[3] См.: Романов В. В. Юридическая психология. – М., 1997. – С. 184.

[4] См.: Филонов Л. Б. Психологические способы выявления скрываемого обстоятельства. – М., 1979.

[5] См.: Российское государство и правовая система : современное развитие, проблемы, перспективы / Под ред. Ю. Н. Старилова. – Воронеж,1999. – С. 700.

[6] См.: Комиссаров В. И. Роль интуиции в судебном доказывании. // Проблемы применения гражданского процессуального кодекса РСФСР. – Калинин, 1974. – С. 80.

[7] См.: Коваленко А. Г. Институт доказывания в гражданском и арбитражном судопроизводстве. – М., Норма, 2002. – С. 180–181.

[8] См.: Россинская Е .Р. Использование специальных познаний в гражданском и арбитражном процессе. – М., 2000. – С. 74.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.