Предыдущий | Оглавление | Следующий

ГЛАВА I

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПОЛОЖЕНИЙ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТАКТИКИ В ГРАЖДАНСКОМ
И АРБИТРАЖНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

 

§ 1. ПРЕДЕЛЫ И ВОЗМОЖНОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ ТАКТИЧЕСКИХ ПРИЕМОВ В ГРАЖДАНСКОМ И АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССАХ

 

Рассмотрение соотношения и связи процессуального и тактического аспектов доказывания требует предварительного анализа, уяснения их содержания. В этой связи следует обратиться к анализу тактического аспекта доказывания, научным отражением которого служат раздел криминалистической науки, именуемый криминалистической тактикой, и логический результат этих исследований – предлагаемые тактике рекомендации осуществления деятельности по доказыванию, по работе с доказательствами.

Криминалистическая тактика как раздел науки представляет собой систему научных положений и разрабатываемых на их основе рекомендаций по организации и планированию предварительного и судебного следствия, определению линии поведения лиц, их осуществляющих, и приемов проведения отдельных следственных и судебных действий, направленных на собирание и исследование доказательств, на установление обстоятельств, способствовавших совершению и сокрытию преступлений[1].

Представляется не вызывающим принципиальных возражений тот факт, что вся история развития человеческой цивилизации вообще, и общественных отношений, в частности, представляет собой определенную цепь конфликтных ситуаций (восстания и войны, революции и реформы, преступления и наказания и т. д.). Юридический конфликт, возникающий, например, между подозреваемым (обвиняемым) и органами дознания (предварительного следствия), истцом и ответчиком, свидетелем и судьей – все это одна из сторон, граней конфликта социального. В гражданском судопроизводстве, где суд рассматривает и разрешает в судебном заседании спор о праве – это конфликт между сторонами. Да и само судебное разбирательство производится для разрешения конфликтов. Вот как определяет конфликт польский ученый Ян Щепаньский: «Конфликт – это столкновение, вызванное противоречиями установок, целей и способов действия, по отношению к конкретному предмету или ситуации»[2].

И в этой связи тактика как способ действия существует там и только там, где есть необходимость преодолевать реальное (непосредственное или опосредованное) противодействие или предупреждать потенциальное противодействие оптимальному (или хотя бы рациональному либо таким представляющимся) достижению интересов действующего в этих условиях субъекта.

Нет реального или потенциального противодействия, нет реальной или потенциальной конфликтности в интересах – нет тактики[3]. Поэтому нельзя не согласиться с мнением высказываемым Н. Т. Ведерниковым, что «во всех сферах деятельности человека, где имеет место тактика, будь то классовая борьба, военное искусство, дипломатия, спорт или расследование преступлений, присутствует элемент конфликтности и борьбы отношений и каждая из сторон стремится… избрать наиболее эффективные приемы достижения своих целей»[4].

Отсюда под криминалистической тактикой следует понимать систему научных положений и разрабатываемых на их основе соответствующих средств (приемов, рекомендаций по их реализации, операций) допустимого и рационального собирания, исследования и использования доказательственной информации следователем (дознавателем), прокурором – государственным обвинителем, адвокатом – защитником, каждым в соответствии со своей процессуальной функцией в условиях потенциального или реального, непосредственного или опосредованного противодействия со стороны лиц или органов, имеющих иные интересы в уголовном судопроизводстве, чем те, которые имеет субъект, для оптимизации деятельности которого соответствующий вид криминалистической тактики создается[5].

Криминалистическая тактика также призвана способствовать успешной процессуальной деятельности суда по гражданским делам. Она обеспечивает возможность наиболее эффективно осуществлять каждое процессуальное действие в гражданском судопроизводстве. Ее приемы, в частности, могут быть использованы судом при проведении осмотра, допроса, экспертизы, судебного эксперимента и некоторых других процессуальных действий. Криминалистическая тактика, как справедливо отмечает О. Я. Баев, «объясняет, что делать и как делать для достижения определенного результата по доказыванию»[6].

По всей видимости, криминалистическая тактика должна состоять из двух самостоятельных составных частей – тактики предварительного следствия и тактики судебного разбирательства.

По каждому гражданскому делу тактика судебного разбирательства определяется судом с учетом конкретных обстоятельств рассматриваемого дела. В соответствии со ст. 175 ГПК РФ суд, заслушав объяснения лиц, участвующих в деле, и учитывая их мнения, устанавливает последовательность исследования доказательств (практически об этом же говорится и в п.10 ч.2 ст. 153 АПК РФ). Установление в судебном порядке доказательств по делу (а именно: 1) кого из свидетелей допросить раньше; 2) в какой момент судебного разбирательства допросить эксперта и произвести осмотр вещественных доказательств; 3) когда и как лучше осуществить воспроизведение аудио- или видеозаписи и т. д.) есть не что иное, как избрание определенной тактики судебного разбирательства. Она призвана обеспечить глубокое и всестороннее исследование и оценку доказательств, собранных по делу.

В свою очередь, тактика самого процессуального действия – это существенный элемент тактики судебного разбирательства. Это – система тактических приемов, рекомендуемых криминалистикой как наиболее целесообразных и эффективных способов проведения процессуального действия, регламентированного законом. В ней находят свою реализацию такие частные методы познания, как наблюдение, сравнение, измерение, эксперимент и описание.

При разработке тактики процессуальных действий должны быть приняты во внимание «общие закономерности решения человеком возникающих мыслительных задач»[7]. В связи с этим каждое процессуальное действие в своем развитии проходит следующие стадии:

1)         подготовка процессуального действия (определяются конкретные задачи процессуального действия, составляется план их реализации с учетом всех обстоятельств дела);

2)         проведение процессуального действия (осуществляется реализация намеченного плана, т. е. применяются определенные тактические приемы, направленные на получение и исследование необходимой доказательственной информации по делу);

3)         фиксация хода и результатов процессуального действия (закрепляется полученная информация протоколированием, а также другими установленными законом средствами фиксации);

4)         оценка результатов процессуального действия (анализируется проведенное процессуальное действие, проверяется достоверность полученных результатов, выявляются ошибки, допущенные в ходе подготовки и проведения процессуального действия, решается вопрос о целесообразности повторного проведения указанного процессуального действия и т. д.).

Криминалистическая тактика разрабатывает тактические приемы и рекомендации, которые в известных пределах также могут применяться в гражданском судопроизводстве. Тактико-криминалистические приемы являются необходимым инструментарием суда при проведении отдельных процессуальных действий[8].

Следует указать, что тактический прием представляет собой самый рациональный и эффективный способ действия или наиболее целесообразную линию поведения при собирании, исследовании, оценке и использовании доказательств. Из этой дефиниции следует, что тактические приемы могут быть деятельностными, операциональными (способ действия) или поведенческими (определенная линия поведения).

На эффективность и рациональность тактического приема влияют следующие факторы:

 Системность операций, составляющих в своей совокупности способ действий, который устанавливает последовательность их выполнения с целью решения поставленной задачи.

 Разрешающая способность используемых технико-криминалистических средств и иных технических устройств, обязательное соблюдение правил общения с ними, что необходимо для достижения должного эффекта.

 Параметры используемых технических средств (размеры, вес, возможность перемещения и т. д.).

 Физические и психические возможности человека, от которых зависит содержание и условия применения приема.

 Индивидуальные особенности субъекта, использующего прием, обусловливающие выбор, формирование приема и его использование.

В некоторых случаях тот или иной прием представляет собой результат личного опыта субъекта, совершенствования выработанных им навыков, особого склада его характера. Такой прием в известном смысле может быть уникальным, недоступным для другого субъекта, т. к. он не сможет обеспечить эффективности в силу отсутствия необходимых личностных свойств. Этот субъективный фактор особенно сильно влияет на формирование и выбор поведенческих приемов.

Применение тактических приемов в доказывании обусловлено их правомерностью и научной обоснованностью.

Ни закон, ни подзаконные акты не могут дать исчерпывающего перечня тех технических средств и тактических приемов, которые используются или могут быть использованы при доказывании. Не могут они содержать и всеобъемлющих указаний на порядок применения этих средств и приемов. Поэтому важное значение приобретают общие принципы допустимости применения в доказывании технических средств и тактических приемов.

Допустимость как принцип применения технических средств и тактических приемов заключается либо в том, что по своему характеру, содержанию и целенаправленности эти средства и приемы должны соответствовать установлениям закона, либо в том, что они не должны противоречить духу и букве закона, а их применение – требованиям законности. Нормами, определяющими общие принципы допустимости применения технических средств и тактических приемов, являются следующие:

а) содержащие требования полноты, всесторонности, объективности, быстроты и активности расследования, т. е. реализация его принципов;

б) устанавливающие права граждан, соблюдение которых при доказывании гарантируется законом;

в) указывающие на пределы доказывания как на фактические пределы использования технических средств и тактических приемов – по объекту приложения (фактические данные), во времени и в пространстве.

Требованиям времени, как справедливо отмечает А. Р. Белкин, отвечала бы разработка законоположений, устанавливающих общие условия допустимости использования технических средств и тактических приемов работы с доказательствами, общие правила их применения в доказывании и критерии оценки получаемых с их помощью результатов1.

Допустимость применения технических средств и тактических приемов зависит не только от того, насколько они соответствуют закону или не противоречат ему, но и от научной обоснованности как их самих, так и их применения, являющегося залогом достоверности получаемых с их помощью результатов. Естественно, что закон не дает определения научной обоснованности применения технических средств и тактических приемов, ибо это – вопрос факта, а не правда. Научная обоснованность средства или приема, их применения определяется:

1) научностью источника происхождения средства или приема (результат научных изысканий), или средства их проверки (научная проверка рекомендаций практики);

2) соответствием средства или приема современным научным представлениям, современному состоянию науки и техники;

3) возможностью научного предвидения результатов применения средства или приема и установления степени точности этих результатов;

4) возможность заблаговременного обоснованного определения наиболее оптимальных условий применения средства или приема.

Иногда полагают, что всякий тактический прием есть научная рекомендация, применение которой зависит от следователя, и что, став нормой закона, непременной для исполнения, он утрачивает характер научной рекомендации. Однако это не соответствует действительности по следующим основаниям.

Во-первых, не всякий тактический прием представляет собой научную рекомендацию. Значительное число тактических приемов своим происхождением обязано практике и вовсе не является результатом научных изысканий. Вообще не следует смешивать понятие научной обоснованности приема с его научным происхождением или научным характером: понятие научной обоснованности, как уже указывалось, шире понятия научного происхождения приема и включает в себя научную апробацию, научную проверку приемов, возникших на практике.

Во-вторых, норма закона может быть принятой законодателем рекомендацией науки, ибо одна из задач правовой науки как раз и есть обеспечение научности правотворчества.

В-третьих, та или иная рекомендация науки, получив законодательное признание, не утрачивает своей научной обоснованности. Это, кстати, одна из форм применения положений науки в законодательной практике. Признак научности тактического приема, следовательно, не дает оснований считать, что в процессуальных нормах не содержится никаких элементов тактики.

Таким образом, криминалистическая тактика не сужается, не «исчезает» по мере того, как ее рекомендации становятся нормой закона. Не суживается и предмет криминалистики, ибо, как известно, одну и ту же норму закона могут изучать разные науки – каждая в своем аспекте и в своих целях. Поэтому нет смысла делить нормы УПК и ГПК (АПК) на те, которые имеют тактический характер, и те, которые его не имеют: любая норма может стать объектом изучения любой отрасли знаний.

 Как уже отмечалось выше, криминалистическая тактика должна состоять из тактики предварительного следствия и тактики судебного разбирательства.

Тактика судебного разбирательства как часть криминалистической тактики представляет собой определенную систему, целостность взаимосвязанных и взаимодействующих тактико-криминалистических приемов, применяемых в судопроизводстве для организации планомерного и эффективного проведения судебного разбирательства в целях всестороннего, полного и объективного выяснения действительных обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон.

Предмет тактики судебного разбирательства включает: во-первых, общие положения тактики, являющиеся основополагающими при проведении судебного разбирательства дела в целом; во-вторых, тактику проведения отдельных процессуальных действий (судебный допрос, экспертиза, осмотр вещественных доказательств, предъявление для опознания).

По каждому гражданскому делу тактика судебного разбирательства определяется судом с учетом конкретных обстоятельств рассматриваемого дела.

Тактика процессуального действия – существенный элемент тактики судебного разбирательства. Это – система тактических приемов, рекомендуемых криминалистикой как наиболее целесообразные и эффективные способы проведения процессуального действия, регламентированного законом. В ней находят свою реализацию такие частные методы познания, как наблюдение, сравнение, измерение, эксперимент и описание. Они могут применяться при поведении отдельных процессуальных действий в «чистом» и комбинированном видах[9].

Тактика судебного (процессуального) действия существенно отличается от тактики следственного действия. Нельзя поэтому механически переносить в судебное разбирательство гражданских дел тактические приемы, разрабатываемые криминалистикой для нужд предварительного следствия и дознания.

В гражданском судопроизводстве важную роль играет планирование. Известно, что рассмотрение и разрешение гражданских дел носят сложный характер. Они могут быть эффективными, если проходят организованно, по предварительно разработанному плану.

Различают два вида планирования: планирование судебного разбирательства дела в целом и планирование отдельных процессуальных действий по делу.

Под планированием в общем смысле понимается принятие решений о том, что должно быть сделано, как, когда это должно быть сделано[10].

Планирование судебного разбирательства – это деятельность суда, направленная на выявление обстоятельств, подлежащих проверке, выбор необходимых процессуальных действий и установление порядка и условий их проведения с целью обеспечения своевременного и правильного разрешения дела.

Содержанием планирования судебного разбирательства являются: цель предстоящей работы; процессуальные действия, которые необходимо совершить по делу; время и место проведения намеченных процессуальных действий; состав участников процессуального действия; тактические приемы и технические средства, подлежащие применению; способы фиксации полученной информации.

Планирование судебного разбирательства (как и любое планирование) строится на прогнозировании. Мысленное представление процессуальных действий, которые необходимо совершить по делу, и их результатов позволяет суду при планировании определить, какие тактические приемы и технические средства и в какой последовательности следует применить в каждом отдельном случае.

Планирование судебного разбирательства должно осуществляться в соответствии с определенными принципами, выработанными криминалистикой. Основными такими принципами, на наш взгляд, являются: индивидуальность, динамичность, максимальное использование передового опыта судебной работы и научных рекомендаций.

Индивидуальность заключается в том, что при планировании судебного разбирательства всегда необходимо учитывать особенности рассматриваемого дела. По каждому гражданскому делу планирование должно носить индивидуальный характер.

Динамичность означает непрерывное совершенствование планирования судебного разбирательства. Первоначально составленный план не может оставаться неизменным. По мере установления новых фактических данных по делу в план вносятся соответствующие коррективы (изменения и дополнения). Планирование судебного разбирательства должно быть гибким и мобильным.

Максимальное использование положительного опыта судебной работы и научных рекомендаций. В соответствии с данным принципом при планировании судебного разбирательства необходимо учитывать опыт работы лучших судей, а также результаты научных исследований в деятельности судебных органов.

Планирование начинается на стадии подготовки дела к судебному разбирательству после внимательного изучения искового заявления и других материалов гражданского дела. В начале рассмотрения дела суд, как правило, располагает весьма ограниченной информацией о действительных обстоятельствах дела, правах и обязанностях сторон.

С планированием судебного разбирательства тесно связано планирование отдельных процессуальных действий. План судебного разбирательства не исключает необходимости разработки судом планов, касающихся производства отдельных процессуальных действий (например, плана осмотра на месте, плана проведения судебного допроса). Если план судебного разбирательства определяет тактику рассмотрения дела в целом, то план отдельного процессуального действия – тактику проведения этого действия. Планирование отдельных процессуальных действий должно быть подчинено планированию судебного разбирательства.

Необходимость проведения того или иного процессуального действия определяется материалами конкретного гражданского дела (обстоятельств, обеспечивающих требования и возражения сторон, и иных обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела).

Планирование отдельных процессуальных действий менее сложный процесс, чем планирование судебного разбирательства дела в целом. Поэтому иногда суд может провести то или иное процессуальное действие без разработки специального плана. Однако в тех случаях, когда возникает необходимость совершить сложное процессуальное действие (например, осмотр на месте), суд должен составить план его проведения. В этот план включается «все, что можно и должно заранее предвидеть и организовать»[11]. Планирование отдельных процессуальных действий выражается в следующем:

1) определяются вопросы (обстоятельства), подлежащие выяснению при проведении процессуального действия;

намечаются тактические приемы и технические средства, необходимые для производства данного процессуального действия;

определяются место и время проведения процессуального действия;

намечаются участники процессуального действия;

устанавливаются способы фиксации полученных результатов;

составляется план проведения процессуального действия.

Планирование нельзя отождествлять с планом. План – это техническая сторона планирования, его конечный результат. С помощью плана наглядно изображается предстоящая работа (вопросы, подлежащие выяснению, процессуальные действия, которые должны быть совершены по делу, и т. д.). В совещательной комнате при вынесении решения план помогает определить, какие имеющие значение для дела обстоятельства установлены, достаточно ли собрано доказательств и т. д.

План судебного разбирательства по конкретному делу включает в себя:

1) исходную информацию (что установлено судом к моменту составления плана);

2) вопросы (обстоятельства), подлежащие выяснению в суде;

3) процессуальные действия, которые необходимо совершить по делу;

4) результаты, полученные при производстве процессуальных действий.

В связи с изложенным можно рекомендовать следующую форму плана судебного разбирательства: 1) исходная информация; 2) вопросы (обстоятельства), подлежащие выяснению; 3) какие процессуальные действия необходимо совершить по делу; 4) результаты.

Составляя план судебного разбирательства, суд должен наметить наиболее важные вопросы, которые целесообразно поставить сторонам и другим лицам, участвующим в деле, а также свидетелям и эксперту. Вопросы должны быть по возможности краткими и вместе с тем достаточно полными.

В плане судебного разбирательства предусматриваются тактические приемы и технические средства, необходимые суду при проведении тех или иных процессуальных действий.

В плане судебного разбирательства следует также отразить меры, которые необходимо принять (наряду с выяснением действительных обстоятельств дела) по выявлению и устранению причин и условий, способствовавших совершению данного правонарушения.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] См.: Белкин Р. С. Ленинская теория отражения и методологические проблемы советской криминалистики.
– М., 1970. – С. 71; Белкин Р. С. Очерки криминалистической тактики. – Волгоград, 1993. – С. 9.

[2] Щепаньский Я. Элементарные понятия социологии. – М., 1969. – С. 148.

[3] См.: Баев М. О., Баев О. Я. Защита от обвинения в уголовном процессе. Воронеж, 1995. – С. 4–5.

[4] Ведерников Н.Т. Личность обвиняемого и подсудимого. – Томск, 1978. – С. 74.

[5] См.: Баев О. Я. Основы криминалистики: Курс лекций. – М., 2001. – С. 184.

[6] Баев О. Я. Содержание и формы криминалистической тактики. – Воронеж, 1975. – С. 9.

[7] Дулов А. В., Нестеренко П. Д. Тактика следственных действий. – Минск, 1971. – С. 20.

[8] См.: Тихиня В. Г. Теоретические проблемы применения данных криминалистики в гражданском судопроизводстве. Минск, 1983. С. 47.

1 Белкин А. Р. Теория доказывания. – М., 1999. – С. 344.

[9] См.: Белкин Р. С. Собирание, исследование и оценка доказательств. – М., 1966. – С. 119-257.

[10] Баев О. Я. Содержание и формы криминалистической тактики. – Воронеж, 1995. – Воронеж. 1975. С. 38.

[11] Васильев А.Н. Следственная тактика. – М., 1976.– С. 169.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.