Предыдущий | Оглавление | Следующий

Глава IX. О ПОСТЛИМИНИИ

I. Происхождение слова «постлиминий»

II. Где имеет место постлиминий?

III. О том, что в силу постлиминия некоторые вещи возвращаются, другие же восстанавливаются собственнику.

IV. Право постлиминия возможно в состоянии как мира, так и войны. Какое решение следует принять, если о нем нет речи в состоянии мира?

V. Когда свободный человек в течение войны возвращается в силу постлиминия?

VI. Какие права у него восстанавливаются, какие нет?

VII. Восстанавливаются права на него самого.

VIII. Почему те, кто сдался, не имеют права постлиминия?

IX. В каких случаях народ имеет право постлиминия?

X. Какие последствия по внутригосударственному праву распространяются на тех, кто возвращается в силу постлиминия?

XI. Каким образом в силу постлиминия принимаются обратно рабы, даже перебежчики; каким образом принимаются те, кто выкуплен?

XII. Принимаются ли обратно подданные в силу постлиминия?

XIII. Восстановление земельных владений в силу постлиминия.

XIV. Какие различия соблюдались ранее относительно движимых вещей?

XV. Какое право соблюдается ныне в отношении движимых вещей?

XVI. Какие вещи восстанавливаются помимо постлнминия?

XVII. Изменения, вносимые внутригосударственными законами по этому вопросу по отношению к своим подданным.

XVIII. Как соблюдается постлиминий между теми, кто не является противниками?

XIX. При каких условиях постлиминий и ныне может иметь место?

Происхождение слова «постлиминий»

1. 1. Авторы, занимавшиеся изучением права в последнем столетии, не высказали почти ничего здравого ни по вопросу о добыче, захваченной у неприятеля, ни о праве постлиминия. Старательно этот предмет рассмотрен древними римлянами, но зачастую слишком путанно, так что читатель нередко не в состоянии разобраться в том, что они намерены отнести к праву народов, а что — к внутригосударственному римскому праву.

2. Что касается слова «постлиминий», то неприемлемо мнение Сервия, который считает, что конец его представляет бессмысленное отглагольное образование; наоборот, необходимо следовать Сцеволе, который учил, что это слово представляет сочетание предлога post, означающего «возврат» [1], и llmen [предел] (Цицерон, «Топика»; Боэций, на это). Ибо limen u limes [граница] различаются лишь окончанием и флексией, тогда как в остальном они имеют общее происхождение — от слова

Глава IX 675

Limo [2]. означающего transversum [поперечный], и по первоначальному смыслу однозначены, как materia и materies, pavus и pavo, contagio и contages [3], cucumis и cucumer; хотя в позднейшем словоупотреблении limen относится преимущественно к частным, limes — к публичным отношениям. Так, древние словом eliminare обозначали «удаление из страны» и изгнание называли eliminium [4].

Где имеет место постлиминий?

II. 1. Постлиминий есть право, возникающее вследствие возвращения «в пределы» [5], то есть в государственные границы. Так, юрист Помпоний называет возвратившимся по постлиминию того, кто окажется внутри укрепленных границ, а юрист Павел — того, кто переступил наши границы (L. Postliminium. § I. D. de capt. L. Postliminium. § postlimli).

На том же основании согласное мнение народов установило, что постлиминий имеет место также тогда, когда лицо или такое имущество, на которое распространяется постлиминий, попадет к нашим друзьям, как сказано в указанном месте у Помпония, или к царю союзников или друзей, как изъясняет Павел в виде примера. Здесь под друзьями и союзниками следует разуметь не просто тех, с «ем заключен мир [6], но тех, кто берет нашу сторону в войне. Лица, которые к ним придут, по словам Павла, поступают под покровительство государства. И безразлично, окажутся у них человек и имущество или у своего народа.

2. У связанных же узами дружбы, но не принадлежащих ни к одной из воюющих сторон военнопленные восстанавливаются в своем положении не иначе, как в силу особого соглашения. Так, во втором договоре между римлянами и карфагенянами было предусмотрено, что пленники, взятые карфагенянами среди народов, дружественных римлянам, и прибывшие в порты, подвластные римлянам, могут получить свободу и что равные права имеют друзья карфагенян (Полибий, кн. III). Оттого те пленные римляне, которые во вторую Пуническую войну пошали в Грецию вследствие продажи, не имели там права постлиминия [7], потому что греки в эту войну соблюдали нейтралитет; в связи с чем пленные могли получить свободу только в результате их выкупа (Плутарх, жизнеописание Фламиния). Поэтому-то и у Гомера в нескольких местах мы видим, как военнопленные продаются в местах замиренных, как Ликаон («Илиада», XXI) и Эвримедуза («Одиссея», VII).

О том, что в силу постлиминия некоторые вещи возвращаются, другие же восстанавливаются собственнику

III. Согласно древнеримскому обороту речи, даже свободные лица восстанавливались в прежнем состоянии в силу постлиминия. «Восстановленным в силу постлиминия (так следует читать это место) Галл Элий в первой книге «Объяснения юридических терминов» называет того, кто, будучи свободным, перейдет из одного государства в другое и возвратится в прежнее государство в соответствии с тем правом, которое установлено относительно постлиминия. Равным образом, если раб от нас попадает во власть неприятеля и затем вернется к нам, то он возвращается под власть того, кому принадлежал ранее, в силу того же права постлиминия. Лошади, мулы и корабли подпадают под условия права постлиминия (последние слова считал подлежащими исключению муж несравненный в изучении римского права — Яков Куяций; я же полагаю, что их можно сохранить при условии незнаиительного изменения), как и рабы; вещи такого рода, возвращаемые к нам от неприятеля

676             Книга третья

в силу постлиминия, могут возвращаться и от нас к неприятелю» (Фест Помпеи).

Позднейшие римские юристы значительно осторожнее установили два вида постлиминия: один — возвращение к себе, другой — восстановление чего-нибудь нами (L. Cum duae. D. de capt. et postlim. rev.).

Право постли-миния возможно а состоянии каь. мира, так и войны. Какое решение следует принять, если о нем нет речи в состоянии мира ?

IV. 1. Необходимо также сохранить мнение Трифонина, который полагает, что право постлиминия распространяется на войну и мир, в несколько ином смысле, чем сказано о том же у Помпония (L. in bello. D. eodem tit. de postlimin.).

Постлиминий в мирное время, при отсутствии иного договорного соглашения, распространяется не на тех, кто взят в плен с оружием в руках, но на тех, кто подвергся несчастной случайности [8], как, например, те, кого застигнет у неприятеля внезапно разразившаяся война. На прочих же пленных в мирное время постлиминий не распространяется, если это не предусмотрено соглашениями [9], как отлично исправляет это место у Трифонина ученейший Петр Фабер, чего не отвергает и Куяций («Семестры», кн. I, гл. 7); ибо добавляемое основание и противополагаемый пункт ясно подтверждают это.

«Он заключил мир, отпустив пленных, как было договорено», — замечает Зонара (т. III). Помпоний говорит: «Если пленный, возвращение которого предусмотрено в мирном договоре, останется у неприятеля по собственной воле, то впоследствии для него нет постлиминия» (L. si capt. D. de capt). Павел утверждает: «Когда военнопленный бежит домой по заключении мира, он по постлиминию возвращается тому, кем был взят в плен в последнюю войну, если только в мирном договоре не будет предусмотрено освобождение пленных» (L. si quid bello d. tit.).

2. Основанием, в силу которого принято такое решение относительно взятых в плен с оружием в руках, пэ словам Трифонина вслед за Сервием, служило то, «что римляне хотели, чтобы надежду на возвращение граждане основывали преимущественно на своих военных доблестях, а не на ожидании мира». Это фактически согласуется со словами Тита Ливия о том, что издревле государство не проявляло никакой снисходительности к пленным. Однако подобное соображение, свойственное римлянам, не могло обосновать права народов; оно могло быть лишь одной из причин, почему римляне сами усвоили соответствующее право, введенное другими народами.

Вернее другое основание, а именно — что цари и нарэды, предпринимающие войны, хотят внушить убеждение в наличии у них справедливых причин для ведения войны и, наоборот, в совершении правонарушения со стороны тех, кто поднимает оружие против них; а поскольку каждая сторона хочет внушить такое убеждение и для стремящихся сохранить мир небезопасно вмешиваться здесь в спор, то народы мирные не могли найти лучшего выхода из положения, кроме как признать правом совершившийся факт [10], и тем самым они признали попавших в плен с оружием в руках плененными справедливо.

3. Однако нельзя сказать того же о тех, кто задержан [на вражеской территории] в самом начале войны, потому что в них нельзя предположить никакого преступного намерения. Тем не менее не представляется незаконным задержать их на время войны в целях ослабления сил противника. По окончании же войны нельзя ничего возразить против их возвраще-

Глава IX    677

яия. Поэтому существует соглашение об отпуске таковых на свободу после заключения мира как ни в чем не повинных, по признанию обеих сторон. Относительно же прочих каждый пусть поступит так, как он считает наиболее согласным с правом, если только до тех пор не будут приняты определенные предложения в порядке соглашений.

По той же причине ни рабы, ни имущество, захваченные на войне [11], не возвращаются по заключении мира, если это прямо не предусмотрено договорными соглашениями. Ибо победитель желает внушить уверенность, что он имен право на приобретение того или другого. Отрицание подобного порядка вело бы к развязыванию новых войн после окончания одних.

В связи с этим представляется остроумным, но противоречащим истине заявление Квинтилиана от лица фивян о том, что пленные по возвращении на родину становятся свободными, потому что добытое на войне можно сохранить только с помощью той же силы.

Нами сказано достаточно о состоянии мира.

4. На войне же в силу постлиминия возвращаются люди, бывшие свободными до взятия в плен [12]; но подлежат восстановлению рабы и некоторые иные вещи.

Когда свободный человек в течение войны возвращается в силу постлиминия?

V. Человек свободный возвращается по постлиминию только тогда, когда он приходит к своим с намерением разделить их участь, как разъяснено Трифонином (D. L. in bello. § manumittendo et L. postllminii. § captivus. D. de capt). Основанием здесь служит то, что для получения рабам свободы ему необходимо, так сказать, приобрести себя самого, что возможно не иначе, как добровольно. Но при этом не имеет никакого значения, по замечанию Флорентина, идет ли речь об отнятии человека у неприятеля военной силой [13] или же о его вероломном бегстве (L. nihll. D. de capt. 1. cum non redemptum). To же последует, если он добровольно отпущен неприятелем (С. de postl.).

Что случится, если человек, будучи продан неприятелем, как это обычно делается, вернется к своим? [14]. Соответствующий спорный вопрос обсуждается у Сенеки [15] по поводу олин-фийца, купленного Парразием. Поскольку афинянами было издано постановление, согласно которому олинфийцы объявлялись свободными, Сенека спрашивает, предусмотрено ли тут, что они будут сделаны свободными или будут считаться свободными; последнее наиболее верно.

Какие права у него восстанавливаются, какие нет?

VI. 1. Если свободный человек возвращается к своим, то он сразу же не только приобретает себя самого, но еще вступает в обладание и всем имуществом, включая как телесные, так и нетелесные вещи, которыми он владел у невоюющих народов. Невоюющие народы основываются на фактах как на показателях права в отношении к взятым в плен и к освободившимся из плена, проявляя равенство к обеим воюющим сторонам. Поэтому право собственности на имущество, принадлежавшее тому, кто овладел пленным по праву войны, было не вполне свободно от некоторых условий, так как оно могло прекратиться вопреки воле владельца по возвращении пленного к своим. Владелец, следовательно, утрачивает имущество, так же как и пленника, которому оно принадлежало.

2. А что если владелец подвергнет отчуждению имущество, принадлежавшее пленному? Будет ли третье лицо, по-

678             Книга третья

лучившее свое право от того, кто в то время был собственником по праву войны, ограждено правом народов? Или не имущество тоже будет возвращено? Я говорю о вещах, которые находились у народа, не принимавшего участия в войне.

Следует, по-видимому, проводить различие между вещами такого рода, которые возвращаются собственнику в силу постлиминия, и теми, которые не относятся к подобного рода вещам. Это различие мы вскоре разъясним, поскольку нужно отметить, что одни вещи, очевидно, отчуждаются как таковые и под условием, другие же — безусловно. Под отчуждаемыми вещами я разумею также предметы, подаренные или признанные принятыми.

Восстанавливаются права на него самого

VII. Но подобно тому как ж вернувшемуся по постли-минию возвращаются его права, так же точно восстанавливаются права третьих лиц против него; такие права сохраняют силу, по словам Трифонина, как если бы он никогда не был во власти неприятеля (L. in bello. § caetera, 1. mulier. D. de capt.)

Почему те, кто сдался, не имеют права поатлиминия?

VIII. Из этого правила юрист Павел совершенно верно делает следующее изъятие: «Прав постлиминия лишены те, кто, будучи побежден силой оружия, сдался противнику» (L. postli-minio d. tit.). Дело, очевидно, в том, что соглашения, заключенные с противником, действительны по праву народов, как мы скажем в другом месте, и что против таких соглашений постлимшшй не имеет силы.

Оттого-то римляне, взятые в плен пунийцами, заявляют у Геллия: «На нас не распространяется постлиминий, так как мы связаны клятвой». В связи с этим и во время перемирия, по правильному замечанию юриста Павла, постлиминий не имеет места (L. poetllminium. § induclae. D. de capt.). Те же, кто сдается неприятелю без какого-либо предварительного соглашения, по мнению Модестина, возвращаются по постлиминию (L. eos qui, d. tit.).

В каких случаях народ имеет право постлиминия?

IX. 1. Сказанное нами об отдельных лицах, я полагаю, распространяется также на целые народы, так что бывшим свободным возвращается их свобода, если только силы их союзников освободят их из-под власти неприятеля. Если же население, образующее государство, рассеется, то, я думаю, правильнее не считать такое население народом; и по постлими-нию его прежнее имущество не восстановится согласно самому праву народов. Ибо народ, как и корабль, прекращает существование с разложением на свои составные части, поскольку природа его состоит в неразрывном единстве.

Таким образом, то была уже не прежняя гражданская община Сагунта, когда этот населенный пункт восемь лет спустя. был восстановлен бывшими жителями. Не теми же самыми остались Фивы, когда фивяне были проданы в рабство Александром. Отсюда явствует, что долг фессалийцев фивянам не подлежал возвращению в силу постлиминия; не подлежал он возвращению по двум причинам: как потому, что это был новый народ, так и потому, что Александр во время своего владычества мог подвергнуть отчуждению соответствующее право, которое и было подвергнуто отчуждению. Да и вообще долг не оказался в числе вещей, которые возвращаются по постлими-нию.

Глава IX    679

2. От сказанного о государстве немногим отличается имевшееся в древнем римском праве, дозволявшем расторжение брака, положение о том, что брак не восстанавливается в силу постлиминия [16], а должен возобновляться новым соглашением (L. поп ut 1. cum duae. § I. D. de capt.).

Karкие последствия по внутригосударственному праву распространяются на тex, кто возвращается в силу пост ьининия?

X. 1. Из изложенного можно заключить, что представляет собой в соответствии с правом народов постлиминий по отношению к свободным людям. Впрочем, внутригосударственным законом это самое право, поскольку оно относится ко взаимоотношениям внутри государства, может быть ограничено некоторыми изъятиями и условиями и может быть расширено добавлением некоторых преимуществ. Так, по римскому внутригосударственному праву из числа возвращающихся в силу постлиминия были изъяты перебежчики, даже сыновья в тех семействах, в которых власть над ними, казалось бы, должна всецело принадлежать отцу, как это было свойственна квиритам (D. L. postliminium, § transfugae, et § filius quoque). Это. по словам Павла, устанавливалось потому, что лагерная дисциплина римскими родителями расценивалась дороже, чем любовь к детям. С таким утверждением согласуется сказанное Цицероном о Манлии, а именно — что тот своим страданием освятил дисциплину военной власти, дабы тем способствовать благополучию граждан, которое, как ему было известно, включает и его собственное благополучие; превыше самой природы и сыновней любви он вознес право верховной власти (Цицерон, «О границах добра и зла», кн. I).

2. Известное ограничение на право постлиминия накладывают постановления законов Аттики — затем законов римских — о том, что выкупленный из неприятельского плена должен служить своему избавителю, пока не возместит затраченную на него сумму [17](Демосфен, «Против Никострата»). Од-наио даже это, по-видимому, было введено в интересах свободы, чтобы с утратой надежды на уплату выкупа многие не оставались бы во власти неприятеля.

Такого рода рабство теми же римскими законами смягчалось различным образом, а позднейшим законом Юстиниана было ограничено пятилетним сроком работ (С. de postl. 1. ult.). Со смертью же выкупленного прекращается право требовать обратно выкупную сумму (L. si patre. D. de capt); равным образом долг считается погашенным путем заключения брачного договора между выкупившим и выкупленным лицами (L. ei is qul se, С. de postl.); терялось соответствующее право и при принуждении выкупленной женщины заниматься проституцией <L. foedissimae, eod. tit.). Многое иное было установлено римским правом в пользу выкупленных, а также в наказание близким родственникам, не выкупившим своих.

3. Право постлиминия, с другой стороны, было расширено внутригосударственным законом, согласно которому не только объекты, подлежащие постлиминию по праву народов, но все вещи и все права сохраняются так, как если бы возвратившийся из плена никогда не находился во власти врагов. Это соблюдалось также в силу аттического права. Ибо, как читаем у Диона Прусийского в речи пятнадцатой, некий сын Каллия, взятый в плен в битве при Аканте и находившийся в рабстве во Фракии, по возвращении в. Афины после окончания войны потребовал наследство Каллия у владельцев, и на суде ему был поставлен только один вопрос, в самом ли деле он — сын Кал-

680             Книга третья

лия. Тот же Дион передает, что мессеняне после продолжительного рабства в конце концов вернули себе свободу и свою страну.

Даже то, что кажется изъятым из имущества путем захвата или выделения, а также утраченным вследствие неиспользования, может быть восстановлено с помощью иска о недействительности; ибо эдикт о восстановлении в правах предков распространяется также на находящихся во власти неприятеля (L. ab hostlbus. С. de postliminio. L. I, § I. D. quibus ex caus. maiores.). Это во всяком случае вытекает из древнего римского права.

4. А закон Корнелия обеспечивает даже наследников лиц, скончавшихся в плену у неприятеля, охраняя их имущества, как если бы те, кто не вернулся из плена, скончались уже во время своего пленения. Если устранить эти внутригосударственные законы, то, вне всякого сомнения, как только кто-нибудь будет взят в плен неприятелем, имущество era тотчас станет собственностью первого захватчика [18], ибо попавший в плен к неприятелю считается несуществующим. Если же попавший в плен возвратится, то не получит обратно ничего, кроме того, что ему причитается по праву народов в силу постлиминия. Однако то, что имущества пленных поступают в казну при отсутствии наследников, составляет особенность римского права (L. Divus. D. de lure flsci, 1. bona. § apparet. D. de capt.).

Мы ознакомились с положением тех, кто возвращается; посмотрим, что собой представляют восстанавливаемые вещи.

Каким образом в силу постлиминия принимаются обратно рабы, даже перебежчики; каким образам принимаются те, кто выкуплен?

XI. 1. В числе таких вещей первое место занимают рабы и рабыни, даже нередко отчужденные [19] или отпущенные на волю неприятелем [20]. Дело в том, что отпуск на свободу в-соответствии с неприятельским правом не может лишить нашего гражданина собственности на раба, как верно замечает Три-фонин (L. in bello. § manumittendo). Но для возвращения раба к господину необходимо, чтобы раб фактически поступил во власть к прежнему господину и чтобы это могло произойти беспрепятственно. Поэтому если достаточно для других вещей факта нахождения в пределах наших границ, то для права постлиминия на раба этого не будет достаточно, пока его местопребывание остается неизвестным. Когда раб находится в Риме, но местопребывание его не известно, его, по мнению юриста Павла, нельзя считать возвращенным (L. ult. D. de capt.).

И подобно тому как раб отличается отчасти от неодушевленных вещей, так, в свою очередь, он отличается от свободного человека тем, что для обратного приема его по постлими-нию не требуется, чтобы он явился с намерением разделить нашу участь. Последнее ведь требуется от того, кто сам намерен возвратиться, а не от того, кто должен быть возвращен другим; Сабин писал: «Каждый располагает полной свободой избирать себе государство для местопребывания, но нет свободы в выборе себе господина» (D. L. In bello. § manumittendo).

2. Римский закон не исключает из этого права народов беглых рабов. Ибо, как нас учит юрист Павел, и над ними господин вВступает в свои прежние права (D. L. postlimmium. § ei vero servue); и дело тут в том, что противоположное право было бы не столь обидно тому, кто остается навеки рабом, сколь создавалась бы угроза убытков для господина. Вообще же о рабах, которые отвоевываются обратно доблестью воинов.

Глава IX 681

императорами высказано нечто такое, что некоторыми неправильно распространяется на любое имущество: «Принятых обратно мы не должны считать пленными, а нашим воинам приличествует быть защитниками их, а не господами» (L. ab hostibus. С. de postl.).

3. Выкупленные у неприятеля рабы по римскому праву становятся собственностью выкупившего их лица, но по возмещении их выкупа они считаются принятыми обратно в силу права постлиминия.

Объяснить все это подробно могут толкователи внутригосударственного права. Ибо кое-что изменено также последующими законами; чтобы склонить пленных рабов к возвращению, свобода была обещана немедленно тем, у кого были искалечены члены, и прочим спустя пятилетие, в чем можно убедиться на основании военных законов, собранных Руфом.

Принимаются ли обратно подданные в силу постлиминия?

XII. Ближе коснется нас вопрос о том, возвращаются ли в прежнее состояние народы, находившиеся в подчинении у чужеземной власти.

Это возможно признать, если предположить, что их исторгнет из-под подчинения неприятелю не тот, кому принадлежала власть, но кто-либо из его союзников. Я полагаю, что здесь должно оказать то же, что и о рабах, если в союзном договоре не предусмотрено иное.

Восстановление земельных: владений в силу постлиминия

XIII. 1. Среди восстанавливаемых вещей первое место занимают земли, подпадающие под прашо постлиминия. «Верно, — говорит Помпоний, — что по изгнании неприятеля из областей, которые он захватил, собственность на землю возвращается к прежним господам» (L. si captivus. § verum est, D. de capt.).

Под изгнанием же врагов следует понимать такое их местонахождение, откуда они уже не в состоянии открыто нападать, как мы объяснили в другом месте. Так, отняв у афинян остров Эгину, лакедемоняне возвратили его прежним владельцам [21] (Страбон, кн. VIII). Земли, отнятые у готов и вандалов, Юстиниан и прочие императоры вернули наследникам прежних владельцев, не разрешив ссылаться против собственников на давность, установленную римскими законами» (Новеллы, XXXVI; Валентиниан, Новеллы, de eplsc.Iud.; Прокопий, «Война с вандалами», кн. I; Нунций, «Заключения», X).

2. Права на земельные владения, я полагаю, распространяются на все объекты, связанные с землей. Так, занятые неприятелем места, бывшие некогда священными или служившие святилищами, по освобождении от такого бедствия как бы восстанавливаются в прежнем состоянии в силу постлиминия, как пишет Помпоний (L. cum loca. D. de religiosis). С этим согласно место о статуях у Цицерона в речи «Против Верреса», где говорится о Диане Сегетской: «Благодаря мужеству Публия Африканского одновременно с возвращением самой области восстановлено ее священное достоинство». Марциан сравнивает с правом постлиминия то право, согласно которому участок земли, занятый зданием, после разрушения последнего отходит к морскому берегу (L. in tantu, de divis. rer.).

Вот почему нужно признать, что восстанавливается и узуфрукт на возвращенный участок земли, следуя прецеденту, установленному заключением Помпония о земельном участке, затопленном наводнением (L. si ager. D. quibus mod. ususfr.

682             Книга третья

amit.). Законом в Испании предусмотрено, что графства и иные наследственные юрисдикции возвращаются в силу постлиминия, более значительные — во всех случаях, меньшие — если притязание будет заявлено не позднее как в течение четырех лет. Исключение составляет случай, когда право присвое ния замков, утраченных вследствие войны и затем возвращенных, так или иначе принадлежит королю («Королевские постановления», кн. X, разд. XXIX, ч. 2).

Какие разли чия соблюдаюсь ранее относительно движимых вещей?

XIV. 1. Для движимых вещей существует обратное правило, согласно которому они не возвращаются в силу постлиминия, а составляют часть добычи. Так противополагает эти вещи Лабеон.

Поэтому также и вещи, приобретенные куплей, где бы они ни находились, остаются в собственности покупателя; на найденные на территории невоюющих сторон или ввезенные в наши границы товары прежний собственник не имеет права виндикации.

Но в старину мы встречаем изъятия из этого правила, касающиеся предметов военного назначения. Эти изъятия, по-видимому, установлены народами с той целью, чтобы надежда на обратное получение указанных предметов побуждала людей к их заготовлению. А так как в те времена учреждения подавляющего большинства государств имели отношение к войне, соответствующие изъятия легко получили признание.

Считаются предметами военного назначения вещи, приведенные нами раньше из Галла Элия и более отчетливо обозначенные в «Топике» у Цицерона и у юриста Модестина (L. II et IV. D. de capt). Сюда относятся военные и грузовые корабли, но не гоночные и легкие яхты, предназначенные для увеселительных прогулок; мулы, но только вьючные; кони и кобылы, но объезженные. Эти же вещи принадлежат к числу тех, которые римляне охотно отказывали в завещаниях и которые поступали в раздел наследства (L. id quod apud hostes, D. de leg. I. L. ttem Labeo cum. 1. seq D. de fam. here.).

2. Оружие и одежда употребляются на войне, но они не возвращались по постлиминию, потому что потерявшие оружие или одежду на войне менее всего заслуживали благосклонности; напротив, это считалось позором, как явствует из различных исторических свидетельств. Указывают также на то различие между оружием и лошадью, что последняя может ускакать даже без вины всадника. Подобное различие между движимыми вещами, как видно, обычно проводилось на западе даже при готах, вплоть до времен Боэция. Он, невидимому, толкует об этом праве, разъясняя «Топику» Цицерона, как если бы оно сохраняло силу до того дня.

Какое право соблюдается ныне в отношении движимых вещей?

XV. Но впоследствии, если не ранее, указанное различие, вероятно, было устранено. Ибо лица, изучившие обычаи, неизменно сообщают о том, что движимые вещи не возвращаются в силу постлиминия; причем мы видим, что такое же правило во многих местах установлено и относительно кораблей [22] (Вартол, на L. ei quid bello, D. de capt.; Ангел и Салицет, на L. ab hostibus. С. de capt.; «Постановления Франции», кн. XX, разд. XIII, ст. 24; Consolato del Mare, 287).

Какие вещи восстанавливаются noмuмо постлими-ния?

XVI. Те же вещи, которые еще не были ввезены в пределы укреплений неприятеля, хотя они и находились в его власти, не нуждаются в действии постлиминяя по праву наро-

Г лава IX   683

 

дов, потому что они не сменили еще своего собственника. Также имущество, похищенное у нас морскими или иными разбойниками, не нуждается в постлиминии, согласно заключению Ульпиана и Яволена (L. hostes, et 1. Latrones. D. de capt. 1. postlim. § a piratis, eod. tit.). Это объясняется тем, что правом народов не признана за ними возможность менять право собственности.

На это правило опирались афиняне, когда требовали у Филиппа возвращения, а не дарования им Галонеза, отнятого у них морскими разбойниками, у которых он, в свою очередь, был отнят Филиппом [23] (Демосфен, «О Галонезе»). Таким образом, вещи, отнятые у собственников разбойниками, могут быть истребованы обратно, где бы такие вещи ни оказались (см. выше, кн. И, гл. X, § IX). Исключение составляет, как мы полагаем, случай, когда в силу естественного права тому, кто приобрел владение вещами за свой счет, следует уплатить сумму, равную той, которую сам собственник готов добровольно уплатить в целях выкупа своей вещи.

Изменения, вносимые внутригосударственными законами по атому вопросу по отношению к своим подданным

XVII. Внутригосударственным законом, однакоже, может быть постановлено иначе. Так, согласно испанскому закону корабли, захваченные морскими разбойниками [24], становятся собственностью того, кто их отнимает у разбойников («Королевские постановления», кн. XXXI, разд. XXIX, ч. 2; Коваррувиас, на с. peccatum, p. II, § 2, № 8). Не представляется несправедливым, что частное имущество поступит в пользу государства, в особенности при такой затруднительности его возвращения собственнику. Но подобный закон не препятствует иностранцам истребовать свое имущество обратно.

Как соблюдается постлиманий между теми, кто не является противниками?

XVIII. 1. Гораздо замечательнее то, что, как свидетельствуют римские законы, право постлиминия имеет место не только в отношениях между противниками, но также между римлянами и чужеземными народами. Но в другом месте (кн. II, гл. XV, § V) мы сказали, что такие законы являются остатком века кочевников, когда нравы заглушали сознание естественной общительности между людьми. В связи с этим у народов, которые даже не вели публичной войны, существовала некоторая свобода войны между частными лицами, как бы допущенная обычаями. А чтобы такая свобода не простерлась до умерщвления людей, было решено ввести между ними право брать в плен, следствием чего и явилось распространение на пленных постлиминия, в противоположность морским и иным разбойникам, потому что взаимное насилие между гражданами побуждало ко взаимным соглашениям, которыми обычно пренебрегают морские и прочие разбойники.

2. В старину, по-видимому, составлял предмет юридического спора вопрос о том, имеет ли место постлиминии, если подданные союзного народа из рабства у нас возвратятся домой. Ибо такой вопрос ставит Цицерон в книге первой «Об ораторе». А Галл Элий говорит следующее: «У нас имеется постлиминии с народами свободными, с союзниками и с царями так же, как и с врагами». С другой стороны, Прокул пишет: «Я не сомневаюсь в том, что союзники и свободные народы для нас — не чужестранцы; между нами и ними нет постлиминия» (L. поп duetto, D. de caipt.).

3. Я же считаю необходимым различать договоры. Если налицо такие соглашения, которые заключаются только ради

684             Книга третья

примирения или предупреждения междугосударственной войны, то они не препятствуют ни последующему пленению, ни постли-минию. Если же соглашения предусматривают, что все, кто перейдет от одной стороны к другой, пользуются покровительством государства, то тогда с уничтожением следствия пленения упраздняется и постлиминий. Мне кажется, что это имеет в виду Помпоний, говоря: «Если у нас с каким-нибудь народом нет ни дружбы, ни взаимного убежища, ни договора о дружбе, он все же не является противником; но когда что-нибудь от нас перейдет к нему, то принадлежит ему, и наш свободный человек, взятый им в плен, становится его рабом; то же самое случается, когда что-нибудь перейдет от него к нам. В таком случае, стало быть, имеет силу постлиминий» (D. L. postliminii. § in pace).

Когда Помпоний говорит о договоре дружбы, он допускает возможность и других договоров, не связанных ни с убежищем, ни с правами дружбы. Что Прокул разумеет под союзными народами те народы, которые обещают взаимно дружбу или безопасное убежище, достаточно ясно видно из следующего добавления: «В самом деле, какая надобность в постлиминий между нами и ими, когда они сохраняют свою свободу и собственность у нас, равно как у себя, и то же самое распространяется на нас, когда мы у них?». Оттого у Галла Элия дальше следует: «С народами, состоящими в подданстве, у нас нет постлиминия», как это правильно читает Куяций («Заключения», кн. XI, гл. 23); сюда нужно внести дополнение: «И с теми, с кем у нас имеется договор дружбы».

При каких условиях постлиминий и ныне может иметь место?

XIX. 1. А в наши времена не только среди христиан, но также у большинства могометан как право пленения вне войны, так и право постлиминия исчезли ввиду отсутствия необходимости в них вследствие восстановления чувства кровного родства, которое между людьми заложено природой (Боден, «О государстве», кн. I, гл. 7).

2. Тем не менее древнее правило народов может сохранять силу при общении с народом столь варварским, что он без объявления или особого основания считает себя вправе обращаться враждебно со всеми иностранцами и их имуществами. Пока я это писал, было вынесено следующее решение в высшем парижском суде под председательством Николая Вер-денского: имущества французских граждан, захваченные алжирцами, народом, привыкшим к морским грабежам среди прочих, утратили своих прежних собственников; поэтому, будучи захвачены другими, такие имущества становятся собственностью последних. В том же решении постановлено и то, о чем мы только что сказали, а именно — что корабли не относятся к вещам, которые возвращаются в силу постлиминия.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Откуда происходит название богини Постворты.

[2] Сервий. «На «Энеиду» (XII), и Донат, комментарий на следующие слова из комедии «Евнух»: llmis oculls. Фест выражается следующим образом: «Lumus. obliquus, то есть transversus, откуда и Итша». Исидор (кн. XV, гл. 14): «Старинным словом — limites назывались «поперечники», ибо все пересечения древние называли lima, откуда и lim na ostiarum [границы устий], через которые выходят вон и проходят внутрь; а также limltes, через которые выходят вон с поля».

[3] Compares и compago — в древности compagen, как свидетельствует форма родительного падежа, а также производный от этого глагол, подобно тому как sanguls была ранее sanguen.

[4] Также colliminlum [смежные границы] у Солина есть то, что а просторечии называется collimltlum [межа].

[5] Отсюда путем распространения о «постлиминии в церковном мире» говорится у Тертуллиана в слове «О целомудрии».

[6] Так полагал султан Марокко и Феца, как видно у историка Де Ту (кн. СХХХ, под годом 1603).

[7] Валерий Максим (кн. V, гл. XI. в); Диодор Сицилийский («Извлечения о посольствах», XI 3).

Так и родосцы великодушно возвратили афинянам тех афинских граждан, которых выкупили во время войны с Филиппом (Полибий. «Извлечения о посольствах», № 3).

[8] Смотри пример у Паруты (*О войне с Кипром», кн. I).

[9] Смотри у Иосифа Флавия («Иудейские древности», кн. XIII. гл. 2). Полибий приводит соглашения, предусматривающие возвращение пленных, в мирных договорах с Филиппом, с этолиянами, хотя с изъятиями, и с Антиохом («Извлечения о посольствах», 9. 28, 35). Те же примеры и. кроме того, мирный договор с Набидом приводит Тит Ливии.

Нечто сходное сообщает Зосима. Например, вот начало мирного договора, заключенного Пробои с вандалами и бургундами: «Вся добыча и все захваченные пленные подлежат возвращению. ..» (кн. I). Сходный мирный договор, как передает Зосима. был заключен Юлианом с германцами, также с квадами, племенем, обитавшим в Германии (кн. III).

Аммиан Марцеллин (кн. XVII) о царе аллеманов Суомарии пишет: «Он молил о мире, склонив колена; и вместе с забвением прошлого добился мира с условием возвращения наших пленников». Несколько далее о сарматах: «Ич было приказано безбоязненно занять свои станы и выдать наших пленных». У него же сказано о другой части сарматов.

У Зонары много примеров в таком роде; среди прочего в истории Михаила, сына Феофила. говоря о царе болгар, он сообщает следующее. «Он обещал даровать пленным свободу» Никита Хониат кн. II) говорит, что всем пленным была дана свобода, за исключением коринфских и фиванских мужчин и женщин.

Иногда договаривались о выдаче пленных, находившихся во власти государства, как у Фукидида (кн. V).

[10] Смотри у Приска в «Извлечении о посольствах» (28) и у Бизаррия о войне генуэзцев против венецианцев (кн. II).

[11] Тотила диакону Пелагею, отправленному к нему римлянами, приказал, чтобы он не распространялся о выдаче сицилианских рабов, заявив, что будет несправедливо, если римляне выдадут своих соратников прежним господам. Место это имеется у Прокопия в «Готском походе» (кн. III).

[12] Юлиан в речи «Против ложных киников» говорит: «Таким путем стали бы рабами даже те военнопленные, которых мы освобождаем. Но им, когда они возвращаются к нам. законы предоставляют свободу».

[13] Как те, кого освободили гунны из славянского плена (Прокопий. «Готский поход», кн. III).

[14] Как в той же книге Прокопия юноша Хильдубий говорил, «что когда он вернется на родину, то будет свободен согласно закону». И у турок в старину не существовало права постлиминия для пленных, как замечает Леунклавий.

[15] «Спорные вопросы» (кн V, 34).

[16] Иначе — среди христиан. Папа Лев в послании к Никите,, епископу аквилейскому, писал: «Подобно тому как в отношении усадеб и полей, а также домов и иных владений, захваченных врагом, соблюдается постлиминий по их освобождении, так точно и прежние браки, если были заменены новыми союзами, восстанавливаются». Смотри у Гинкмара в небольших работах «О разводе Лотаря и Тет-берги» (по вопросу XIII) и ответ папы Стефана (гл. 19, т. II «Соборов Франции»).

[17] То же самое предусмотрено в эдикте Карла Лысого, данном: в Пистойе (гл. XXXIV).

[18] Смотри «Закон вестготов» (кн. V, разд. IV, гл. 15).

[19] В эдикте Теодориха постановлено так: «Рабы или колоны,, взятые в плен неприятелем и возвратившиеся домой, поступают обратно к своему господину, если до того они не проданы неприятелю и не поступили в продажу со стороны другого». Смотри также v Кассиодора (кн. III, гл. 43).

А по «Закону вестготов» раб, взятый обратно на войне, возвращается господину; тот, кто его примет, получает третью часть справедливой цены его. Если же он взят обратно после продажи неприятелем, то возвращается господину с уплатой цены и расходов (кн. V. разд. IV, 21).

[20] Как, например, отпущенные Митридатом были обращены в рабство (Аппнан, «Война с Митридатом»).

[21] Которые были на стороне лакедемонян. Сравни с тем, что сказано выше, глава VI. § VII, настоящей книги.

[22] «Генуэзские решения» (101).

[23] Смотри собственное послание Филиппа среди произведений Демосфена.

[24] То же у венецианцев, как явствует из писем Канэ Дю Фрэн (т. I).










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.