Предыдущий | Оглавление | Следующий

Глава VIII. О ВЕРХОВНОЙ ВЛАСТИ НАД ПОБЕЖДЕННЫМИ

I. Войной приобретается также верховная гражданская власть, принадлежащая либо царю, либо народу, следствия ее приобретения.

II. Приобретается и господская власть над народом, который тогда прекращает быть государством.

III. Иногда эти виды власти сочетаются

IV. Приобретаются также владения народа, даже нетелесные вещи, здесь же излагается вопрос о письменном обязательстве фессалийцев.

Войной приобретается также верховная гражданская власть, принадлежащая либо царю, либо народу; следствия ее приобретения

I. 1. Если кто в силах подчинить своей личной власти отдельных лиц, то ничуть не удивительно, что  он сможет подчинить целую совокупность — будь то государство или же часть государства — своей власти, чисто гражданской, чисто господской или смешанной.

Некто в «Спорных вопросах» у Сенеки в отношении одного жителя Олинфа использует следующий аргумент: «Он раб — мой, поскольку я его купил по праву войны, вам, афиняне, это — на пользу, иначе государство ваше возвратится в прежние границы, что бы ни было добыто войной». Вот почему, по словам Тертуллиана, завоевывать государства значит победами расширять свои пределы («Апология»). А Квинтилиан говорит, что от права войны зависят царства, народы, границы народов и городов. Александр у Квинта Курция утверждает, что законы издаются победителями, исполняются побежденными.

Минион в речи, обращенной к римлянам, спрашивает. «Почему вы ежегодно посылаете в Сиракузы и в прочие греческие города Сицилии претора с полномочиями начальника, с пучками розог и топорами? Ничего иного не скажете на это, кроме того, что, одержав победу над ними оружием, вы предписали им эти законы» (Ливии, кн. XXXV). Ариовист у Цезаря («Галльская война») заявляет, что «по праву войны победители повелевают побежденными по произволу». Он же указывает: «Народ римский привык повелевать побежденными не по чужому предписанию, но по собственному произволу».

2. Юстин, пользуясь свидетельством Трога, сообщает, что те, кто вел войны до Нина, искали не власти, а славы и, удовлетворившись победой, воздерживались от господства. Нин первый расширил пределы государства и подчинил другие народы военной силой, и с тех пор это перешло в обычай.

Глава VIII 671

Бокк у Саллюстия говорит, «что он поднял оружие для обороны царства; ибо он по праву войны овладел частью Нумидии, изгнав оттуда Югурту» (Саллюстий, «Югуртинская война»).

3. Победитель может овладеть верховной властью, если он овладевает властью, сосредоточенной в лице царя [1] или иного властителя, то тогда вступает в преемство его власти, но не более; если же он овладевает властью, пребывающей в самом народе [2], то в таком случае он ей овладевает так, что может и отчуждать ее, как это мог делать сам народ. Подобным образом некоторые царства, о чем мы сказали в другом месте, становились вотчинами (см. кн. I, гл. III, § II, настоящего труда).

Приобретается и господская власть над народа и, который тогда прекращает быть государством

II. 1. Может произойти также нечто большее, а именно — прекращение существования государства. При этом бывшее государство или присоединяется к другому государству, подобно римским провинциям, или же не присоединяется ни к какому государству, например, если государь ведет войну за свой счет и подчиняет себе народ таким образом, что пожелает им править в интересах не народа, но преимущественно самого правителя; последнее свойственно господской, а не гражданской власти.

Аристотель в книге седьмой своей «Политики» пишет: «Одна форма власти преследует пользу правителя, другая — пользу управляемых, последняя имеет место среди свободных, первая — между господами и рабами». Если народ подчинен такого рода власти, то в дальнейшем он прекращает существовать как государство и превращается в большое окопшце рабов. Хорошо сказано у Анаксандрида.

Муж отличный, рабов государство нигде невозможно

2. И Тацит так противополагает два вида власти: «Он мыслил о себе не как о патроне среди клиентов, но как о правителе среди граждан» («Летопись», кн. XII). Об Агесилае Ксенофонт пишет: «Какие бы города он ни покорял своей власти, освобождая их от того, что повинны исполнять рабы своим господам, он требовал только такого повиновения, которое оказывают свободные люди правителям».

Иногда эта виды власти сочетаются

III. Из сказанного можно заключить, в чем состоит смешанный характер власти, представляющей сочетание, как я сказал, власти гражданской и господской, то есть сочетание рабства с некоторой личной свободой. Так, мы читаем, что у некоторых народов отнято оружие и им поведено не носить иного железа, кроме земледельческих орудий, и что некоторые народы вынуждены изменить свой язык и образ жизни.

Приобретаются также владения народа, даже нетелесные вещи, здесь же излагается вопрос о письменном обязательстве фессалийцев

IV. 1. Подобно тому, кан вещи, принадлежавшие частным лицам, составляют приобретение тех, кто ими завладел, так и имущества совокупности лиц становятся собственностью тех, кто подчиняет себе эту совокупность, коль скоро они того пожелают. Ливии сказал о сдавшихся: «Когда все подчинено тому, кто имеет преимущество на войне [3], то присвоение чего-либо из имущества и наложение взысканий по усмотрению зависит от произвола победителя». Это положение относится и ч побежденным в торжественной войне. Фактически добровольная сдача составляет то же, что иначе исторгается силой.

672             Книга третья

Скаптий говорит у Ливия: «Земля, о границах которой был спор, принадлежала кориольцам, а после завоевания Ко-риол по праву войны стала государственной землей римлян» (кн. III). Ганнибал в речи к воинам у того же Ливия заявляет: «Все, чем римляне владеют, приобретенное завоеванием после стольких триумфов, — все будет наше вместе с самими господами» (кн. XXI). Антиох у указанного автора отмечает: «Так как все, что было его достоянием, после победы над ним в силу права войны стало достоянием Селевка, то, надо полагать, находится в его владении» (кн. XLIII). Сходным образом Помпеи сделал достоянием римского народа все, что Митридат присоединил к своему царству путем завоевания (Страбон, кн XII).

2. Следовательно, и нематериальные права, принадлежавшие всей совокупности, становятся собственностью победителя, если он пожелает. Так, после взятия Альбы римляне присвоили себе права, принадлежавшие альбанцам (Дионисий Галикарнасский, кн. III).

Отсюда следует, что фессалийцы были освобождены от обязательства в размере ста талантов, хотя они были должны эту сумму фивянам, так как Александр Великий, став повелителем Фив по праву победителя, отпустил фессалийцам соответствующий долг. Поэтому неверно то, что у Квинтилиана приводится в пользу фивян, а именно — что победителю принадлежат лишь вещи, которые находятся у него, и что нематериальное право нельзя схватить рукой; в одном положении, дескать, находится наследник, в ином — победитель, потому что к первому переходит право, к последнему — имущество. Фактически же тот, кто является господином над лицами, является и собственником вещей и всех прав, причитающихся лицу. Тот, кто находится в чьем-либо владении, сам не располагает собой; а кто сам не имеет власти над собой, тот не располагает ничем (L. Qui in servitutf» est de reg. iur. L. Sic evenlet. D. ad. 1 lul. de adult.).

3. И если даже кто-нибудь оставит побежденному народу возможность существовать в качестве государства, то тот все же может присвоить себе определенные права, принадлежавшие государству. От свободного усмотрения победителя зависит мера его благоволения. Цезарь подражал образу действий Александра, отпустив жителям Диррахиума долг, который они были обязаны уплатить какому-то из своих противников (Цицерон, «Письма к Бруту», VI). Но тут можно возразить, что война, которую вел Цезарь, была не такого рода., чтобы к ней относилось это право, установленное народами [4].

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Александра после битвы при Гавгамелах приветствовали как царя Азии. Римляне объявили владения Сифакса своим достоянием «по закону войны» (Аппиан, «Извлечения о посольствах», X, 28). Послы готов у Агафия (кн. I) говорят о Теодорихе: «Победив Одоакра. пришельца из Скира. он получил его достояние по праву войны». Но когда гунны утверждали, что гепиды им подвластны, поскольку они взяли в плен их царя, то римляне отрицали это, потому что гепиды имели государя большего, чем царь, и не находились в вотчине последнего: об этом упоминает Менандр Протектор.

[2] Персы у того же Менандра о территории города Дар говорят: «Так как самый город завоеван нами, то понятно, что и подвластная городу местность принадлежит победителю». Победив вандалов, Велисарий передал во власть Рима Лилибей в Сицилии, сданный вандалам готами. Однако же готы отрицали такую сдачу (Про-копий, «Война с вандалами», кн. II). Генрих, сын Фридриха Барбароссы, завоевав Сицилию, простер свои притязания на Эпидамн, Фессалоники и прочие владения сицилийцев (Никита Хониат, жизнеописание Алексея, брата Исаака, кн. I). Байан, каган аваров, писал императору о Сирмии: «Мне принадлежит этот город, потому что он был владением гепидов, а сами гепиды были завоеваны аварами». Петр, посол Юстиниана, в речи, обращенной к Хосрою, заявлял: «Как же собственник главной вещи не будет собственником принадлежности? Но ведь ни сванеты, ни лазы не возбуждали никогда спора о том, что Сванетия издревле не принадлежала лазам. Оба отрывка заимствованы у Менандра Протектора. Добавь также из настоящей главы § IV.

[3] Смотри выше, книгу I, главу IV [III], § VIII; книгу II, главу V, XXXI, а также в настоящей книге главу V, § II, и ниже, главу XX, XLIX; добавь следующее место из Полибия в «Извлечениях о посольствах» (142): «Те, кто подчинился власти римлян, прежде всего уступили область, принадлежащую им, а также города, расположенные в этой области, все мужское и женское население как области, так и городов; сверх того, все реки, гавани, святилища, все. относящееся к религии; а так как господами всего являются римляне, то подвластные им сами не владеют ничем». Смотри сказанное только что в главе VII, § IV. Юстин (кн. XXXV), говоря об иудеях, отмечает: «Впоследствии вместе с персами они подчинились власти Александра Великого».

[4] Антоний повелел тирянам отдать то, что они получили от иудеев без разрешения сената и чем владели до похода Кассия; об этом упоминает Иосиф Флавий. Смотри также у Бизаррия в «Истории генуэзцев» (кн. X).










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.