Предыдущий | Оглавление | Следующий

Глава 3. ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

 

 

§ 1. Понятие и значение принципов уголовного судопроизводства

§ 2. Система принципов уголовного судопроизводства

Рекомендуемая литература

 

§ 1. Понятие и значение принципов уголовного судопроизводства

 

В основе уголовно-процессуального законодательства и осуществляемой в соответствии с ним деятельности по возбуждению, расследованию, рассмотрению и разрешению уголовных дел лежат наиболее общие идеи, которые отражают господствующие в обществе представления о правах и свободах личности, справедливом правосудии, о том, какими должны быть его основы, уровень культуры в нашей стране, ее экономический и политический строй и другие закономерности развития российского общества и государства.

Будучи сформулированными наукой в специальные положения и закреплёнными в уголовно-процессуальном законе, указанные идеи, выражающие основы судопроизводства, получают название принципов уголовного судопроизводства (от латинского термина "principium", означающего "начало", "основа").

Нормы-принципы занимают высшую ступень в законодательстве, имеют наиболее высокую степень абстрагирования и получают своё логическое развитие и конкретизацию в других нормах уголовно-процессуального закона, что не исключает их прямого действия. На них можно ссылаться при решении конкретного уголовного дела, обосновать правоприменительный акт либо усилить авторитетность принимаемого решения, опираясь на принцип процесса.

Таким образом, принципы уголовного судопроизводства по содержанию представляют собой идеи, представления о назначении уголовного судопроизводства, о должном уголовно-процессуальном порядке, обеспечивающем быстрое и качественное раскрытие преступлений и охрану прав и свобод личности, гарантированных Конституцией РФ. По форме принципы уголовного судопроизводства – это правовые положения, нормы-принципы, закреплённые в нормативных актах, обладающих высокой юридической силой.

Принципы уголовного судопроизводства, имея основополагающий характер, определяют сущность и содержание всех уголовно-процессуальных норм. Исходя из принципов и в соответствии с ними должны формулироваться статьи уголовно-процессуального закона. Реализация принципов уголовно-процессуального законодательства осуществляется посредством установления прав, обязанностей и ответственности участников уголовного процесса, а также правил досудебного и судебного производства. Так, например, нормы, закрепляющие права подозреваемого, обвиняемого, защитника (ст. ст. 46, 47, 49 и др. УПК), обязанности должностных лиц обеспечить участие защитника в уголовном судопроизводстве (ч. 3 ст. 51 УПК), правила ознакомления обвиняемого и защитника с материалами уголовного дела (ст. 217 УПК) основаны на принципе обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 16 УПК) и конкретизируют его.

Принципы уголовного судопроизводства претворяются в жизнь также в практической деятельности государственных органов и должностных лиц по возбуждению, расследованию, рассмотрению и разрешению уголовных дел.

Таким образом, под принципами уголовного судопроизводства следует понимать основополагающие, руководящие правовые положения, закреплённые в законе, которые определяют сущность и содержание уголовно-процессуальных норм, характер и основные черты осуществляемой в соответствии с ними уголовно-процессуальной деятельности.

Практическая значимость принципов уголовного судопроизводства состоит в следующем.

Во-первых, принципы уголовного судопроизводства кладутся в основу формирования уголовно-процессуального законодательства. При проектировании уголовно-процессуальных правовых актов необходимо руководствоваться принципами уголовного судопроизводства. Ни одна процессуальная норма не должна им противоречить. И наоборот, нормы, регулирующие уголовное судопроизводство, должны вытекать из принципов процесса и им соответствовать. Нарушение этого требования может повлечь признание соответствующей нормы уголовно-процессуального закона не соответствующей Конституции РФ либо ее отмену в будущем как изданную с нарушением принципов уголовного судопроизводства.

Во-вторых, принципам уголовного судопроизводства подчинено решение всех частных вопросов уголовно-процессуальной деятельности. Закон не в состоянии предусмотреть и урегулировать все вопросы, которые могут возникнуть в каждом конкретном случае. Поэтому тогда, когда участник уголовно-процессуального отношения действует самостоятельно, без конкретных указаний закона, он в своих действиях обязан руководствоваться принципами уголовного судопроизводства. Например, в статьях УПК, регламентирующих порядок производства следственных действий, не упоминается о том, что дознаватель, следователь и прокурор в ходе их производства не вправе осуществлять действия, унижающие честь, а также человеческое достоинство участника следственного действия. Однако это обстоятельство не дает права дознавателю, следователю или прокурору при производстве расследования допускать в отношении участника процесса слова, жесты и иные действия, хотя и не создающие опасности для жизни и здоровья личности, что прямо запрещено законом (ч. 4 ст. 164 УПК), но унижающие честь и человеческое достоинство участника процесса. Осуществление ими таких действий неминуемо должно иметь своими последствиями привлечение к ответственности должностного лица, возмещение морального вреда лицу, чьи честь и достоинство были нарушены. Изложенное правило хотя прямо и не закреплено законом, но подлежит применению как вытекающее из принципа, закрепленного в ст. 9 УПК, запрещающего в ходе уголовного судопроизводства осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство. Реализация принципов уголовного судопроизводства в каждом конкретном деле, каждом уголовно-процессуальном правоотношении – юридическая обязанность органов дознания, следствия, прокуратуры и суда и их должностных лиц.

В-третьих, особое значение принципы уголовного судопроизводства имеют в правоприменительной деятельности при наличии пробелов в праве или, что чаще всего бывает, при пробельности уголовно-процессуального законодательства, а также при коллизии (несогласованности) правовых норм либо затруднении в их применении. В указанных случаях суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель также обязаны руководствоваться принципами уголовного процесса.

Изложенное позволяет сделать вывод, что принципы уголовного судопроизводства оказывают влияние на содержание уголовно-процессуальных норм и уголовно-процессуальной деятельности, уголовно-процессуальное нормотворчество, уголовно-процессуальные акты и, в целом, на правосознание субъектов уголовного судопроизводства. Отсутствие правовых принципов влечет за собой проявление произвола, бюрократизма, беззакония, несправедливости, всевозможных ограничений прав и законных интересов личности и иных отрицательных последствий.

 

§ 2. Система принципов уголовного судопроизводства

 

Принципы уголовного судопроизводства для того, чтобы достичь своего назначения, должны быть согласованы между собой, взаимосвязаны и образовывать логичную систему, позволяющую получить больший результат, чем простая сумма составляющих ее элементов.

Система принципов уголовного судопроизводства – это совокупность всех принципов, находящихся друг с другом во взаимосвязи и взаимозависимости. Взаимосвязь принципов проявляется по-разному. Принципы уголовного судопроизводства порождают и обусловливают друг друга. Некоторые принципы развивают положения иных. Зачастую одни принципы служат гарантиями других принципов. Несоблюдение отдельного принципа ведет к нарушению многих. Так, например, непринятие и оставление без рассмотрения судьей жалобы на постановление следователя о прекращении уголовного дела, поданной с соблюдением закона, нарушает принцип права на обжалование процессуальных действий и решений (ст. 19 УПК) и, соответственно, принцип охраны прав и свобод человека и гражданина (ст. 11 УПК), что в свою очередь является препятствием для защиты прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений (ст. 6 УПК). Принципы охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст. 11 УПК), неприкосновенности жилища (ст. 12 УПК), презумпции невиновности (ст. 14 УПК), обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 16 УПК) служат гарантией защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения и ограничения ее прав (ст. 6 УПК).

Признание взаимосвязи и взаимозависимости принципов уголовного процесса не означает того, что содержание одного принципа сводится к содержанию любого другого. Каждый из принципов уголовного процесса имеет свою качественную определенность, а их взаимосвязь между собой и с принципами других отраслей права – это необходимое условие внутреннего единства и согласованности правовых норм и эффективности правового регулирования. Только дополняя, а не противореча друг другу, они определяют построение уголовного судопроизводства в целом.

Конкретный перечень принципов, составляющих систему уголовного процесса, впервые определен в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации. При этом законодатель отказался от включения в УПК в качестве принципов уголовного судопроизводства таких положений, как публичность, гласность уголовного судопроизводства, равенство всех перед законом и судом, независимость судей и других, которые традиционно, еще со времен судебной реформы 1864 года и в советский период, считались принципами уголовного судопроизводства. С другой стороны, в главе о принципах уголовного судопроизводства закреплено назначение уголовно-процессуальной деятельности, свобода оценки доказательств и право на обжалование процессуальных действий и решений.

Рассмотрим сущность и значение каждого отдельного принципа уголовного судопроизводства.

Законность при производстве по делу. Часть 2 ст. 15 Конституции РФ устанавливает обязанность государственных органов, должностных лиц, граждан и их объединений соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы. Указанная обязанность является сутью общеправового принципа законности. В связи с тем, что Конституция РФ имеет высшую юридическую силу и прямое действие, применительно к уголовному судопроизводству конституционный принцип законности конкретизируется в следующем.

Во-первых, в обязанности точного и неуклонного соблюдения и исполнения Конституции РФ, Уголовно-процессуального кодекса и федеральных законов органами суда, прокуратуры, предварительного следствия и дознания, а также их должностными лицами при производстве по уголовному делу. Суд, прокурор, следователь, дознаватель должны неукоснительно следовать установленному законом порядку производства по уголовным делам на всех стадиях, совершать процессуальные действия на законных основаниях и в предусмотренных законом формах, основывать свои решения на нормах закона. Нарушение этого требования указанными государственными органами и должностными лицами может повлечь тяжкие последствия в виде необоснованного задержания и заключения под стражу, привлечения к уголовной ответственности и т. д.

Во-вторых, в обязанности точного и неуклонного соблюдения и исполнения Конституции РФ и законов лицами, вовлекаемыми в уголовный процесс в связи с производством по уголовному делу (обвиняемыми, подозреваемыми, защитниками, потерпевшими, гражданскими истцами и ответчиками, представителями, законными представителями, свидетелями, экспертами, специалистами, переводчиками, понятыми). Надлежащее исполнение законов указанными лицами способствует быстрому и справедливому разрешению уголовного дела. Неисполнение ими требований УПК затягивает расследование преступлений и является основанием для применения к ним принудительных мер.

Принцип законности конкретизирован в ч. 1 ст. 49, частях 2 и 3 ст. 50, ст. 120 Конституции РФ, а также во многих статьях Уголовно-процессуального кодекса (ст. 1, 7, 117 и др.). Положения ст. 7 УПК, устанавливающей принцип законности уголовного судопроизводства, не воспроизводят вышеуказанные правила, а лишь дополняют содержание конституционного принципа законности следующими положениями.

Суд, прокурор, следователь и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий УПК. В случае несоответствия федерального закона или иного нормативного правового акта требованиям Уголовно-процессуального кодекса, указанные должностные лица обязаны принимать решения в соответствии с УПК.

Суд, установив в ходе производства по уголовному делу несоответствие федерального закона или иного нормативного правового акта Уголовно-процессуальному кодексу, обязан принять решение в соответствии с УПК.

Нарушение норм Уголовно-процессуального кодекса прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

Определения суда, постановления судьи должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что суть принципа законности в уголовном судопроизводстве определяется как нормами Конституции РФ, так и нормами УПК.

Принцип законности уголовного судопроизводства конкретизирован в статьях УПК, устанавливающих требования производства по уголовным делам в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом (ст. 1), о признании доказательств, полученных с нарушением УПК, недопустимыми (ст. 75), об обоснованности избрания меры пресечения (ст. 97, 99), о необходимости указания оснований для возбуждения уголовного дела в соответствующем постановлении (ст. 146), о необходимости перечисления доказательств, подтверждающих позицию обвинения и защиты, в обвинительном заключении (ст. 220), о законности приговора (ст. 297), об основаниях для отмены или изменения приговора (п. 2 ст. 379) и др. Принцип законности является также основанием для правовых норм, устанавливающих судебный контроль и прокурорский надзор за соблюдением Конституции РФ и законов при производстве предварительного расследования, различные санкции за их нарушение, недействительность процессуальных актов.

Законность – всеобъемлющий принцип, который находит свое выражение во всех принципах и нормах уголовно-процессуального права. Нарушение любой уголовно-процессуальной нормы, любого принципа уголовного судопроизводства есть нарушение принципа законности.

Принцип законности, как и вся система принципов уголовного судопроизводства в целом, способствует правильному разрешению уголовного дела, является гарантией защиты прав, свобод и законных интересов как лиц, потерпевших от преступлений, так и лиц, вовлекаемых в уголовное судопроизводство по подозрению в совершении преступления.

Осуществление правосудия только судом. Нормативно-правовой основой этого принципа является ст. 118 Конституции РФ и ст. 8 УПК. Этот принцип включает в свое содержание такие идеи.

Во-первых, правосудие по уголовному делу в Российской Федерации должно и может осуществляться только судом. Правосудие по уголовным делам – это справедливое, основанное на законе и правосознании судей разрешение вопроса о виновности конкретного лица в совершении преступления, предусмотренного уголовным законом, с применением в необходимых случаях соответствующего наказания. Никакие другие государственные органы, организации и лица не вправе осуществлять этот вид деятельности. Правосудие могут осуществлять: а) только суды, входящие в судебную систему Российской Федерации, устанавливаемую Конституцией РФ и федеральным конституционным законом; б) состоящие из судей и присяжных заседателей, призванных осуществлять правосудие в соответствии с Конституцией РФ и законами. Перечень судебных органов, правомочных осуществлять правосудие на территории России, исчерпывающий. Создание каких бы то ни было иных, не предусмотренных Федеральным конституционным законом "О судебной системе Российской Федерации" чрезвычайных судов не допускается. Состав суда определяется законом.

Это положение является гарантией конституционного права граждан на судебную защиту. На нем основано право обвиняемого возражать против прекращения дела по нереабилитирующим основаниям, являющееся исключением из рассматриваемого правила об осуществлении правосудия только судом.

Во-вторых, никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в порядке, установленном настоящим кодексом. То есть признание лица виновным с назначением наказания осуществляется только приговором суда, который вынесен с соблюдением установленного законом порядка; никакие органы помимо суда не вправе назначить наказание. Признание лица виновным и назначение наказания возможны лишь при условии соблюдения уголовно-процессуального закона. Нарушение уголовно-процессуального закона при производстве по делу должно влечь обжалование и отмену (изменение) приговора. В случае отмены лицо снова считается невиновным, а наказание не подлежит применению до нового судебного приговора.

В-третьих, подсудимый не может быть лишен права на рассмотрение его уголовного дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено Уголовно-процессуальным кодексом (ст. 31–36 УПК).

Рассмотренные положения конкретизируются во многих нормах УПК, в частности, в п. 28, 48, 52 ст. 5; п. 1 ч.1 ст. 29; ст. 30, 299, 308, 339, 343 и др.

Принцип осуществления правосудия только судом является важной гарантией защиты личности от произвола, незаконного и необоснованного признания виновным в совершении преступления и применения уголовного наказания со стороны каких бы то ни было государственных органов, организаций и лиц, а также гарантией от произвольной передачи дел из одного суда в другой.

Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает форму разрешения уголовных дел в виде прекращения их в стадии предварительного расследования дознавателем, следователем, прокурором (ст. 24–28 УПК). Однако при вынесении решения о прекращении дела не решается вопрос о назначении наказания. В случае несогласия лица с решением о прекращении дела производство продолжается в общем порядке. Необходимость такого исключения из принципа осуществления правосудия только судом продиктована целесообразностью существования этой формы окончания уголовного судопроизводства.

Уважение чести и достоинства личности. Статья 5 Всеобщей декларации прав человека, ст. 3 Европейской Конвенции о Защите Прав Человека и Основных Свобод, ст.7 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 21 Конституции РФ и ст. 9 УПК закрепляют принцип охраны чести и достоинства личности, суть которого в уголовном судопроизводстве сводится к следующим положениям.

Во-первых, при производстве по уголовному делу запрещается осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья.

Право на жизнь, здоровье, защиту чести и достоинства относятся к числу важнейших нематериальных ценностей. Их охрана со стороны государства возведена в ранг конституционного принципа. Реализация конституционных положений осуществляется различными отраслями права, в том числе уголовно-процессуальным. В уголовном судопроизводстве право на жизнь, здоровье, честь и достоинство затрагиваются самым непосредственным образом. Поэтому обязанность уважать честь и человеческое достоинство, не допускать обращения, создающего опасность для жизни и здоровья человека при производстве по уголовному делу со стороны должностных лиц, ведущих процесс, возведена в разряд принципов уголовного судопроизводства. В юридической литературе под честью понимается высокая оценка моральных качеств человека со стороны общества. Достоинство – это известная самооценка личностью своих моральных, деловых и иных социальных качеств и способностей, своего общественного значения. Самооценка во многом определяется оценкой качеств личности обществом. Поэтому чем выше честь, тем выше достоинство человека. Допустить унижение чести и человеческого достоинства при производстве по делу весьма несложно, так как все производство основано на изобличении человека в совершении антиобщественного, аморального поступка. Зачастую даже ошибочный факт вовлечения лица в уголовное судопроизводство, незаконное заключение лица под стражу вызывают негативную оценку качеств человека со стороны общества; тем самым унижается достоинство личности.

Во-вторых, никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению. Под насилием следует понимать применение физической силы к лицу, а также психическое насилие в виде шантажа, угроз, введения в заблуждение и т. п. Пытка – это применение насилия при допросе, достижение определенных результатов с помощью физических и нравственных мучений допрашиваемого.

Уголовно-процессуальный кодекс устанавливает ряд норм, которые прямо запрещают осуществление действий с применением насилия и угроз, восстанавливают честь и достоинство личности в случае их унижения путем обращения в вышестоящие инстанции с жалобой на непрофессиональное поведение должностного лица и в суд в порядке гражданского и уголовного судопроизводства (ст. 123, ч. 3, 4 ст. 164, ч. 4 ст. 173, ч. 4, 5 ст. 179, ч. 7 ст. 182, ст. 187 и др.). В уголовном процессе, где законом разрешены задержание и заключение под стражу, следственный эксперимент и допросы, личный обыск и освидетельствование, судебная экспертиза, принцип уважения чести и достоинства личности имеет особо важное значение. Соблюдение этого принципа означает, что в ходе производства по делу с человеком будет достойное обращение, а причиненный моральный ущерб будет возмещен.

Законодательное закрепление принципа уважения чести и достоинства повышает ответственность каждого должностного лица, осуществляющего производство по уголовному делу, перед участниками уголовного судопроизводства. Этот принцип не подлежит ограничению, никакие задачи и цели не должны быть основанием для его умаления (ч. 2 ст. 21, ч. 3 ст. 56 Конституции РФ).

Неприкосновенность личности. Данный принцип закреплён в ст. 3 Всеобщей декларации прав человека, п. 1, 2 ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, п. 1 ст. 5 Европейской Конвенции о Защите Прав Человека и Основных Свобод, ст. 22 Конституции РФ и ст.10 УПК.

Общая идея неприкосновенности личности выражена в следующих положениях: 1) физическая сущность человека неприкосновенна. Никто не вправе удерживать человека в каком-либо месте, помещении. Запрещается содержание человека в неволе; 2) каждый человек имеет право на свободу законных действий, никто не вправе лишать или ограничивать его в этих действиях.

Однако в уголовном процессе в целях прекращения лицом преступной деятельности, предотвращения возможности скрыться или воспрепятствовать установлению истины по делу, а также для обеспечения исполнения приговора в порядке исключения из рассматриваемого принципа законом допускается задержание лица, заключение его под стражу и содержание под стражей в качестве меры пресечения, помещение в медицинский или психиатрический стационар для производства судебной экспертизы. В связи с этим применительно к уголовному судопроизводству суть принципа неприкосновенности личности сводится к таким правилам.

Во-первых, никто не может быть задержан по подозрению в совершении преступления или заключен под стражу при отсутствии на то законных оснований. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов.

Во-вторых, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель обязаны немедленно освободить всякого незаконно задержанного, или лишённого свободы, или незаконно помещенного в медицинский или психиатрический стационар, или содержащегося под стражей свыше срока, предусмотренного Уголовно-процессуальным кодексом.

В-третьих, лицо, в отношении которого в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу, а также лицо, которое задержано по подозрению в совершении преступления, должно содержаться в условиях, исключающих угрозу его жизни и здоровью.

Статья 10 УПК не повторяет положение Конституции РФ о том, что личность неприкосновенна, а только дополняет и конкретизирует его применительно к уголовному судопроизводству. Поэтому при производстве по делу должностные лица, совершая любые процессуальные действия и принимая различные процессуальные решения, в первую очередь, должны исходить из того, что личность неприкосновенна и свободна в своих действиях. Гарантиями свободы передвижения и действий при производстве по делу являются: 1) определение круга лиц, к которым возможно применение ограничения свободы (ст. 91, 97, 100, 203 УПК); 2) установление требования о необходимости наличия оснований для задержания и заключения под стражу, а также определение исчерпывающего перечня этих оснований (ч. 1 ст. 10, ст. 91, 97 УПК); 3) определение предельных сроков для ограничения свободы лица (ст. 10, 94, 109, 255 УПК); 4) установление требования о необходимости судебного решения для заключения под стражу, помещения в медицинский или психиатрический стационар (ст. 22 Конституции РФ, ч. 2 ст. 94, ст. 108, 203 УПК). Предоставление права суду принимать решение об аресте предполагает участие в рассмотрении этого вопроса лица, в отношении которого возникла такая необходимость, и его защитника. Это создает гарантии неприкосновенности личности и законности ареста. Исходя из данного принципа, срок содержания под стражей учитывается при назначении наказания (ч. 3–5 ст. 72 УК РФ). Заведомо незаконный арест влечет уголовную ответственность (ст. 301 УК РФ).

Соблюдение принципа неприкосновенности личности является гарантией свободы действий и передвижения человека.

Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве. В уголовно-процессуальной деятельности права и свободы человека затрагиваются самым непосредственным образом. Государство берет на себя обязанность предотвратить необоснованные лишения прав и свобод человека, защитить личность от возможных неблагоприятных последствий, которые могут возникнуть в связи с производством по уголовному делу. Изложенное обусловливает существование принципа охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовно-процессуальном праве (ст. 11 УПК), который развивает соответствующий конституционный принцип (ст. 2 и 17 Конституции РФ) и состоит из следующих положений.

Во-первых, суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны разъяснять подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав.

Уяснение смысла предоставляемых законом прав, устанавливаемых обязанностей и ответственности за их неисполнение имеет огромное значение для их реального осуществления и выполнения. Поэтому суд, прокурор, следователь, дознаватель не вправе ограничиваться только их перечислением. Указанные должностные лица обязаны разъяснить смысл прав, значение обязанностей и ответственности и при этом убедиться, что лицу все понятно. Факт разъяснения прав и обязанностей должен быть отражен в процессуальном документе. Только в этом случае данный принцип будет соблюден. Данному требованию соответствуют нормы ч. 5 ст. 164, ч. 2 ст. 172, ст. 263, 267–270 и др. УПК.

Обеспечение возможности осуществления прав участниками уголовного судопроизводства состоит в выполнении должностными лицами различного рода действий. Например, своевременное принятие мер к удовлетворению законных требований лиц, участвующих в уголовном процессе (принятие и рассмотрение ходатайств, заявлений и предложений), а также создание условий для осуществления их прав и свобод производится путем постановки в известность соответствующих лиц и предоставления им достаточной информации о сроках, объеме, ходе и результатах расследования и судебного рассмотрения дела. В случае причинения преступлением материального ущерба должностные лица, осуществляющие производство по делу, обязаны принять меры к обеспечению возможного гражданского иска. Реализация требования об обеспечении осуществления прав участниками судопроизводства прослеживается в ч. 3 ст. 42, ст. 82, 115, 159, 271 и др. УПК.

Во-вторых, в случае согласия лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, дать показания, дознаватель, следователь, прокурор и суд обязаны предупредить указанных лиц о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу.

В-третьих, при наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю и иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают в пределах своей компетенции в отношении указанных лиц меры безопасности.

Субъектами посягательств на участников процесса могут быть любые лица, заинтересованные в принятии незаконных решений (подозреваемые, обвиняемые, их родственники или знакомые, невыявленные соучастники, нанятые ими лица и т. п.). Основаниями применения мер защиты является наличие доказательств, устанавливающих реальность угрозы, характер предполагаемого вреда, характер выдвигаемых требований.

 К процессуальным мерам безопасности относятся действия по исключению из протокола следственного действия данных о личности защищаемого участника уголовного судопроизводства, контроль и запись телефонных и иных переговоров и др., а также иные меры, указанные в специальных законах по обеспечению безопасности должностных лиц, свидетелей, потерпевших и т.п. В необходимых случаях следует возбудить уголовное дело по ст. 294–296, 311 УК РФ.

В-четвертых, вред, причиненный лицу в результате нарушения его прав и свобод судом, а также должностными лицами, осуществляющими уголовное преследование, подлежит возмещению по основаниям и в порядке, предусмотренном УПК. Реализация этого положения чётко прослеживается в главе, посвящённой реабилитации (гл.18 УПК).

Значение рассматриваемого принципа в том, что требование об охране прав и свобод человека и гражданина при производстве по уголовному делу является гарантией конституционных прав и свобод. Его нарушение со стороны правоохранительных органов и их должностных лиц может повлечь за собой ряд негативных последствий, таких как невозможность реализовать предусмотренные законом права, привлечение к ответственности за неисполнение обязанностей, предусмотренных УПК, которые не разъяснены или не поняты лицом, причинение вреда здоровью и имуществу и т. п.

Неприкосновенность жилища. Статья 17 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 8 Европейской Конвенции о Защите Прав Человека и Основных Свобод, ст. 25 Конституции РФ формулируют принцип неприкосновенности жилища. Общая идея этого межотраслевого принципа состоит в том, что никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц.

Принцип неприкосновенности жилища, закреплённый в ст. 12 УПК, так же, как и принцип неприкосновенности личности, не содержит общего требования о неприкосновенности жилища, а сведен лишь к гарантиям законности и обоснованности проникновения в жилище против воли проживающих там лиц в случае производства осмотра, обыска и выемки. С другой стороны, такой конкретный перечень действий, для совершения которых можно войти в жилище, показывает, что должностные лица вправе осуществлять в жилище только те действия, которые прямо предусмотрены законом.

Согласно ст. 12 УПК принцип неприкосновенности жилища в уголовном судопроизводстве состоит из следующих правил.

Во-первых, осмотр жилища производится: а) только с согласия проживающих в нем лиц; б) на основании судебного решения, за исключением случаев, не терпящих отлагательства. Неприкосновенностью одновременно пользуются и жилое помещение, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного проживания (например, квартира), и помещение, не входящее в жилищный фонд, но используемое для временного проживания (комната в пансионате).

Во-вторых, обыск и выемка в жилище могут производиться только на основании судебного решения. Исключение составляют случаи, не терпящие отлагательства.

Таким образом, осмотр жилища может быть произведен по согласию проживающих в нем лиц либо по судебному решению, а обыск и выемка в жилище допускаются только на основании судебного решения независимо от согласия на то проживающих. Реализация данных идей прослеживается в п. 4, 5 ч. 1 ст. 29, ст. 165, ч. 5 ст. 177, 182, 183 УПК.

Значение принципа неприкосновенности жилища выражается в защите права человека на обособление, уединение в занимаемом им помещении, на личную жизнь. Этот принцип является гарантией конституционного принципа неприкосновенности частной жизни.

Тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Право граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, телеграфных и иных сообщений обеспечивает свободу общения между людьми и, таким образом, является гарантией конституционного принципа неприкосновенности частной жизни (ч. 1 ст. 23 Конституции РФ). Согласно этому принципу частная жизнь лица, личная и семейная тайна неприкосновенны. Это значит, что каждый вправе контролировать информацию о самом себе, своей личной жизни, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера. Никто не вправе вторгаться в частную жизнь лица, его телефонные и иные переговоры, переписку, телеграфные и иные сообщения.

Частная жизнь лица – это область жизнедеятельности человека, которая касается его лично и не подпадает под контроль государства, если она не носит противоправный характер.

Частная жизнь, тайна переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений находятся под охраной закона. Однако при наличии сведений о совершении лицом преступления его частная жизнь подпадает под контроль государства. В этом случае разрешается вмешательство в сферу жизнедеятельности человека, включая ограничение права гражданина на тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, допускается наложение ареста на почтовые и телеграфные отправления, контроль и запись телефонных и иных переговоров.

При совершении указанных процессуальных действий необходимо соблюдать принцип тайны переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, суть которого согласно ст. 13 УПК сводится к следующим правилам.

Во-первых, ограничение права гражданина на тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений допускается только на основании судебного решения.

 Во-вторых, наложение ареста на почтовые и телеграфные отправления и их выемка в учреждениях связи, контроль и запись телефонных и иных переговоров могут производиться только на основании судебного решения, за исключением случаев, не терпящих отлагательства.

Именно суд как представитель самостоятельной ветви государственной власти является гарантом предотвращения каких бы то ни было нарушений тайны переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Положения рассматриваемого принципа находят свою реализацию в п. 8, 11 ч. 1 ст. 29, ст. 165, 185, 186 УПК.

Значение данного принципа в том, что его выполнение гарантирует каждому охрану частной жизни, защиту чести и достоинства при производстве по уголовному делу.

Презумпция невиновности представляет собой особое объективное правовое положение и выражается в следующем.

Во-первых, лицо, вовлекаемое в уголовный процесс в качестве подозреваемого, обвиняемого или подсудимого, юридически считается невиновным до тех пор, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (ст. 11 Всеобщей декларации прав человека, ст. 6 Европейской Конвенции о Защите Прав Человека и Основных Свобод, ст. 49 Конституции РФ, ст. 14 УПК). Иными словами, несмотря на то, что в ходе досудебного производства лицу предъявлено обвинение в совершении преступления, дознаватель, следователь и прокурор уверены в виновности обвиняемого, это лицо будет считается виновным в совершении преступления только при наличии следующих условий: а) когда по делу вынесен обвинительный приговор; б) когда этот приговор вступил в законную силу; в) когда виновность подсудимого в совершении преступления доказана полностью в установленном законом порядке. Признание лица виновным связывается с установлением обстоятельств совершения преступления в судебном разбирательстве, где их полное и всестороннее исследование на основе состязательности, гласности, непосредственности и других важных положений уголовного судопроизводства гарантирует законность и обоснованность признания подсудимого виновным и его осуждения. Подозреваемый, обвиняемый как субъекты уголовного процесса до вынесения и вступления приговора в законную силу имеют статус невиновного. Это имеет соответствующее юридическое значение. С подозреваемым, обвиняемым нельзя обращаться как с виновным в совершении преступления, а также публично в средствах массовой информации или официальных документах утверждать, что это лицо является преступником. Прокурор, следователь и дознаватель не вправе в своих выступлениях утверждать виновность обвиняемого, доводить до общего сведения доказательства, давать им оценку. Задержание лица, избрание меры пресечения, привод, отстранение от должности, применение иных принудительных мер не должно рассматриваться как доказательство виновности этих лиц, как наказание виновных. Содержание лица под стражей при его задержании или применении меры пресечения в виде заключения под стражу не носит характера наказания, кары за совершённое деяние. Исходя из принципа презумпции невиновности, за подозреваемыми, обвиняемыми, содержащимися под стражей, сохраняются многие гражданские права и свободы (право на участие в выборах, на пользование жилым помещением и др.). Лицо, в отношении которого уголовное дело прекращено по реабилитирующим основаниям или в отношении него вынесен оправдательный приговор, вправе требовать возмещения причинённого ему ущерба. Государственные органы, должностные и иные лица, ограничивающие права и свободы лица в нарушение принципа презумпции невиновности, должны нести соответствующие виды ответственности.

Во-вторых, при производстве по уголовному делу подозреваемый, обвиняемый как субъекты уголовного процесса не обязаны доказывать свою невиновность. Невиновными их считает закон. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Те субъекты (потерпевший, прокурор, следователь, дознаватель), которые считают, что данное лицо совершило конкретное преступление, и должны это доказать.

В-третьих, все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК, толкуются в его пользу, то есть в пользу невиновности обвиняемого (п. 3 ст. 49 Конституции). Это должно влечь за собой прекращение уголовного дела, изменение объема обвинения и квалификации деяния, вынесение оправдательного приговора. Недоказанная виновность юридически равна доказанной невиновности. Содержание данного положения таково: если доказательства обвинения спорны и противоречивы, либо тот или иной факт допускает различные толкования, если у суда не складывается подлинное убеждение в несомненной доказанности виновности подсудимого, следует принимать решение, благоприятствующее ему. Все сомнительное, недостоверное должно быть устранено из оснований, на которые опирается обвинение. При этом с одной стороны, речь должна идти не о любых сомнениях, возникающих по делу, а только о сомнениях в отношении доказанности отдельных обстоятельств обвинения или обвинения в целом, а с другой – данное сомнение является объективно неустранимым.

В-четвертых, обвинительный приговор может быть вынесен при условии несомненной доказанности обвинения и не может быть основан на предположениях.

Последние два положения основаны на служащем проявлением гуманизма постулате, что лучше оправдать виновного, чем обвинить невиновного.

Значение данного принципа в том, что он отвергает обвинительный уклон и служит гарантией права обвиняемого на защиту. Обвиняемый до вступления приговора в законную силу считается невиновным и поэтому вправе опровергать, оспаривать предъявленное ему обвинение. Презумпция невиновности не позволяет отождествлять подозреваемого, обвиняемого с виновным.

Состязательность сторон. Этот принцип судопроизводства закреплен в ч. 3 ст. 123 Конституции и ст. 15 УПК. Исследованию сущности состязательности посвящено большое количество фундаментальных работ, но к единому мнению авторы так и не пришли. Современный законодатель включает в содержание принципа состязательности следующие положения.

Во-первых, функции обвинения, защиты и разрешения дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо.

Во-вторых, суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создаёт необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Данное положение исключает полномочия суда по своей инициативе разыскивать и собирать информацию, которая может доказывать обстоятельства защиты или обвинения. Суд вправе производить судебные действия по собиранию доказательств обвинения или защиты, но лишь по ходатайству соответствующей стороны.

В-третьих, стороны обвинения и защиты равноправны перед судом. Это значит, что закон наделяет стороны равными правами по представлению доказательств, участию в исследовании доказательств, заявлению ходатайств, высказыванию мнения по любому вопросу, имеющему значение по делу, участию в судебных прениях. Стороны избирают свою позицию, способы и средства ее отстаивания самостоятельно и независимо от суда, других органов и лиц.

Реализация принципа состязательности и равноправия сторон в действующем законодательстве и юридической практике проявляется в том, что, исходя из требований закона, определяется правовое положение сторон обвинения и защиты, а также суда при производстве по уголовному делу, их конкретные действия, которые они вправе и обязаны осуществлять (ст. 22, 29, 37–41, 42 ч. 2, 43, 44 ч. 4, 45 ч. 3, 46–49, 53, 86, 244, 292, 354 и др. УПК).

Рассмотренный принцип, благодаря требованию разделения процессуальных функций и равноправности сторон, стимулирует стороны наиболее активно отстаивать свою позицию, в результате чего возникает полемика, спор, в ходе которых устанавливаются обстоятельства уголовного дела.

Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту. Существование обвинения и принцип состязательности предполагают возможность защиты лица от подозрения или предъявленного обвинения в совершении преступления. Кроме того, в уголовном процессе в связи с возможностью применения принудительных мер по отношению к подозреваемому и обвиняемому необходима защита этих лиц от необоснованных лишений. Зачастую требуется охрана их личных и имущественных прав и интересов. Такая защита возможна благодаря наделению подозреваемого и обвиняемого правом на защиту, правом на получение квалифицированной юридической помощи. Иными словами, право на защиту подразумевает возможность охраны подозреваемого и обвиняемого от незаконного и необоснованного обвинения, а также прав, свобод и законных интересов этих лиц от каких бы то ни было незаконных ограничений и лишений. Право на защиту включает в себя широкую совокупность прав, предоставленных подозреваемому и обвиняемому для осуществления своей защиты (ст. 46, 47, 86 ч. 2, 217, 354 и др. УПК).

Однако реализация права возможна в том случае, если праву корреспондирует соответствующая обязанность. Право на защиту неотделимо от гарантий его осуществления. Это обстоятельство обусловливает существование принципа обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 16 УПК), содержание которого сводится к следующим положениям.

Во-первых, подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществлять лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя. Данное положение означает, что государство берет на себя обязанность сделать реально выполнимым предоставляемое подозреваемому и обвиняемому право на защиту.

Оградить себя от незаконного обвинения, наказания, иного стеснения или лишения прав подозреваемый или обвиняемый могут: а) лично, пользуясь совокупностью предоставленных прав, б) с помощью защитника, в) с помощью законного представителя, г) с помощью и защитника, и законного представителя, которые также наделены широким кругом правомочий для выполнения функции защиты.

Во-вторых, суд, прокурор, следователь и дознаватель разъясняют подозреваемому и обвиняемому их права и обеспечивают им возможность защищаться всеми не запрещенными Уголовно-процессуальным кодексом способами и средствами.

В-третьих, в случаях, предусмотренных законом, обязательное участие защитника и (или) законного представителя подозреваемого или обвиняемого обеспечивается должностными лицами, осуществляющими производство по уголовному делу.

Последние два положения предусматривают обязанности должностных лиц, ведущих производство по уголовному делу, по реальному обеспечению подозреваемому, обвиняемому права на защиту. Эти обязанности заключаются в деятельности по охране, разъяснению и реальному осуществлению прав подозреваемого и обвиняемого, по обеспечению участия в уголовном судопроизводстве защитника и (или) законного представителя. Эти основные положения на разных стадиях уголовного судопроизводства реализуются в более конкретных обязанностях должностных лиц (ч. 6 ст. 47, ч. 2–4 ст. 50, ст. 51, ч. 1 ст. 92, ст. 159, 160, п. 3 ч. 2 ст. 231 и др. УПК). Естественно, что реализовать можно лишь те права, которые известны и понятны. Поэтому обстоятельное и подробное разъяснение, а не просто беглое перечисление прав подозреваемому, обвиняемому является необходимым условием их реализации.

В-четвертых, подозреваемый и обвиняемый в случаях, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом и иными федеральными законами, могут пользоваться помощью защитника бесплатно. Так, согласно ч. 5 ст. 50 УПК в случае, если адвокат участвует в производстве предварительного расследования или судебном разбирательстве по назначению дознавателя, следователя, прокурора или суда, расходы на оплату его труда компенсируются за счет средств федерального бюджета.

Рассмотренный принцип служит гарантией реализации прав и законных интересов личности, вынесения законного и обоснованного приговора, предотвращает судебные ошибки. Невыполнение требований закона об обеспечении права подозреваемого, обвиняемого на защиту со стороны должностных лиц, осуществляющих производство по делу, является существенным нарушением закона, влекущим отмену приговора (ст. 381 УПК). Нарушение данного принципа при производстве по делу влечет также возможность привлечения к ответственности соответствующих должностных лиц, восстановление нарушенных прав и законных интересов подозреваемого или обвиняемого, возмещение им причиненного таким нарушением вреда.

Свобода оценки доказательств. Нормативной базой этого принципа является ст. 17 УПК. Суть его заключается в следующем.

Во-первых, судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью.

Во-вторых, никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

Чтобы понять смысл этого принципа, целесообразно обратиться к теории формальных доказательств, характеризующей уголовный процесс средневековья и являющейся противоположностью теории свободной оценки доказательств. Согласно этой теории законом определяется качество и количество доказательств, при наличии которых лицо признается виновным. Например, признание обвиняемым своей вины в совершении преступления являлось бесспорным основанием обвинительного приговора; показания помещика были наиболее значимы по сравнению с показаниями холопа; письменные акты, повальный обыск имели силу решающего доказательства.

Современный законодатель, исходя из принципа свободы оценки доказательств, не устанавливает и не вправе устанавливать таких правил. Напротив, ч. 2 ст. 77 УПК говорит о том, что признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств. Исходя из данного принципа, а также конституционного принципа равенства всех перед законом и судом, должностные лица, ведущие уголовный процесс, не вправе отдавать предпочтение тем или иным доказательствам. Выявление таких фактов должно влечь отмену соответствующего уголовно-процессуального акта.

Все доказательства, имеющиеся в материалах уголовного дела, считаются равными по своей юридической силе и значимости и оцениваются в совокупности. Чтобы сделать тот или иной вывод, дознаватель, следователь, прокурор и суд должны тщательно сопоставить все имеющиеся в их распоряжении доказательства и обстоятельства, которые устанавливаются с помощью этих доказательств, мысленно проанализировать весь ход событий, которые могли иметь место в действительности, соотнести их с доказательствами и на основе этой вырисовавшейся картины сделать вывод и принять решение. При этом следует руководствоваться законами логики, психологии, федеральным уголовно-процессуальным законом и своим внутренним убеждением, которое зависит от каждой конкретной ситуации и опыта должностного лица.

Принцип оценки доказательств по внутреннему убеждению действует на всех стадиях уголовного процесса и является основой правил, закреплённых в ст. 87, 88, ч. 1 ст. 171, ч. 1 ст. 215 и др. УПК.

Принцип свободной оценки доказательств является гарантией справедливого правосудия, независимости, самостоятельности и беспристрастности суда, гарантией защиты подозреваемых и обвиняемых от пыток и других незаконных методов получения показаний.

 Язык уголовного судопроизводства. Данный принцип получил свое законодательное закрепление в ст. 18 УПК, ст. 3, 18 Закона РСФСР "О языках народов Российской Федерации", ст. 10 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации". Он включает в своё содержание следующие требования.

Во-первых, уголовное судопроизводство на территории Российской Федерации ведется на русском языке, а также на государственных языках входящих в Российскую Федерацию республик. В Верховном Суде Российской Федерации, военных судах производство по уголовным делам ведется только на русском языке.

Государственным языком республики является тот язык, который определен таковым в соответствующем законодательстве этой республики. В ряде республик в качестве государственных провозглашены несколько языков. Например, в Кабардино-Балкарской республике государственными языками являются кабардинский и балкарский. Следовательно, в этой республике судопроизводство может вестись либо на русском, либо на кабардинском, либо на балкарском языках.

 Судья, присяжные заседатели, прокурор, следователь и дознаватель обязаны хорошо знать язык, на котором ведётся уголовное судопроизводство.

Во-вторых, участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведётся производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика.

Не владеющими языком производства по делу признаются лица, не понимающие или плохо понимающие обычную разговорную речь на языке уголовного судопроизводства, не умеющие свободно изъясняться на данном языке с пониманием тех или иных терминов, связанных с производством по делу.

Права, которые предоставляются законом участникам судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком судопроизводства, должны быть не только разъяснены, но и обеспечены. Это значит, что должностные лица должны совершить ряд действий, выполнить предусмотренные обязанности для реального осуществления вышеуказанных прав. Это требование реализуется в ряде статей УПК, например, в ч. 2 ст. 59.

В-третьих, судебные и следственные документы, подлежащие в соответствии с уголовно-процессуальным кодексом вручению подозреваемому, обвиняемому или иным участникам уголовного судопроизводства, должны быть переведены и вручены им в переводе на их родной язык или на другой язык, которым они владеют. Перевод документов должен осуществляться в сроки, обеспечивающие своевременное ознакомление подозреваемого, обвиняемого с документами в целях соблюдения его права на защиту. Примерами таких документов могут служит постановление об избрании меры пресечения (ч. 7 ст. 108 УПК), постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого (ч. 8 ст. 172 УПК), копия приговор (ст. 312 УПК) и др.

Принцип языка уголовного судопроизводства является гарантией суверенитета нашего государства и национального равноправия граждан во всех сферах жизни и свободного употребления ими национальных языков. Его идеи делают доступным и понятным производство по делу. Принцип языка, на котором ведется производство по уголовному делу, является гарантией права на защиту, равенства всех перед законом и судом независимо от национальной принадлежности и владения языком уголовного судопроизводства. Нарушение данного принципа является бесспорным основанием для отмены или изменения судебного решения (п. 5 ч. 2 ст. 381 УПК).

Право на обжалование процессуальных действий и решений. Часть 1 ст. 45 Конституции РФ гласит: "Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется".

Одной из таких гарантий является право на обжалование процессуальных действий и решений в уголовном судопроизводстве, возводимое законодателем в разряд его принципов (ст. 19 УПК). Содержание данного принципа включает следующие положения.

Во-первых, действия (бездействие) и решения суда, прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя могут быть обжалованы в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом. Данное положение устанавливает два основных правила. Первое: оно наделяет заинтересованных лиц правом обжалования совершаемых в ходе производства по уголовному делу действий, неисполнения должностными лицами, ведущими производство по делу, возложенных на них законом обязанностей и принимаемых ими решений. Второе: оно строго определяет, что порядок обжалования устанавливается Уголовно-процессуальным кодексом (гл.16 УПК). Это исключает применение иных законов, устанавливающих порядок обжалования.       

Во-вторых, каждый осуждённый имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, предусмотренном Уголовно-процессуальным кодексом (гл. 43–45, 48, 49 УПК). Это правило отражает не просто право на обжалование приговора, но право осужденного на то, чтобы приговор был пересмотрен, то есть дело рассмотрено заново. Данное положение реализуется в статьях УПК, устанавливающих порядок рассмотрения уголовного дела (а не просто жалобы) в апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях. При этом рассматриваются материалы всего уголовного дела, в необходимых случаях исследуются доказательства и дополнительные материалы (ст. 364–366, 377, 407 УПК), что является гарантией справедливого правосудия.

Принцип, устанавливающий право на обжалование процессуальных действий (бездействия) и решений, действует на всех стадиях уголовного процесса и для всех заинтересованных в обжаловании лиц независимо от участия их в уголовном процессе.

Значение этого принципа весьма велико. Возможность обжалования процессуальных действий (бездействия) и решений укрепляет законность в деятельности дознавателя, следователя, прокурора и суда, соблюдение ими прав и свобод граждан, участвующих в уголовном судопроизводстве. В связи с тем, что многие действия и решения по уголовному делу ограничивают или лишают личность прав и свобод, либо иным образом их затрагивают, возможность обжалования этих действий и решений является важной гарантией защиты прав и свобод личности.

Пересмотр приговоров вышестоящей судебной инстанцией гарантирует их законность и обоснованность, справедливое разрешение дела.

 

Рекомендуемая литература

 

Балакшин В. Состязательность или оптико-акустический обман? // Законность. 2001. № 12. С. 23–27.

Бородинов В. Нарушение принципов уголовного процесса - основание отмены приговора // Рос. юстиция. 2002. № 8. С. 24.

Воскобойников Ю. Где же равенство сторон? // Законность. 2001. № 8. С. 30.

Головко Л. В. Новый УПК Российской Федерации в контексте сравнительного уголовно-процессуального права // Государство и право. 2002. № 5. С. 51-61.

Григорьева Н. Принципы уголовного судопроизводства и доказательства // Рос. юстиция. 1995. № 8. С. 39-42.

Гриненко А. В. Конституционные основы досудебного уголовного процесса в Российской Федерации. М., 2000.

Громов Н. А., Николайченко В. В. Принципы уголовного процесса, их понятие и система // Государство и право. 1997. № 7. С. 33–34.

Джафаркулиев М.А. Язык судопроизводства в многонациональном государстве. М., 1992.

Добровольская Т. Н. Принципы советского уголовного процесса. М., 1971.

Ларин А. М. Презумпция невиновности. М., 1982.

Мотовиловкер Я. О. О принципах объективной истины, презумпции невиновности и состязательности процесса. Ярославль, 1978.

Панько Н. К. Деятельность адвоката-защитника по обеспечению состязательности. Воронеж, 2000.

Рязановский В. А. Единство процесса. М., 1996.

Смирнов А. В. Состязательный процесс. СПб., 2001.

Смирнов В. П. Проблемы состязательности в науке уголовно-процессуального права // Государство и право. 2001. № 8. С. 51–59.

Стецовский Ю. И., Ларин А. М. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. М., 1988.

Строгович М. С. Демократические основы советского социалистического правосудия. М., 1965.

Строгович М. С. Природа советского уголовного процесса и принцип состязательности. М., 1939.

Тыричев И. В. Принципы советского уголовного процесса. М., 1983.

Шестакова С. Д. Состязательность уголовного процесса. СПб., 2001.

Предыдущий | Оглавление | Следующий










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.