Предыдущий | Оглавление | Следующий

Глава II. Крайняя необходимость.

Положение Конституции о возможности «защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом» (ч. 2 ст. 45), мо­жет быть реализовано не только при отражении общественно опас­ного посягательства, но и при устранении опасности иного рода. Институт крайней необходимости также предполагает причинение вреда в качестве инструмента защиты как собственных, так и иных, социально значимых благ. При этом по своему содержанию защити­тельные действия тождественны предусмотренному уголовным зако­ном составу преступления (а в сфере административного права – про­ступку). В противном случае не имело бы смысл вести речь о крайней необходимости (или необходимой обороне) как об обстоятельстве, исключающем преступность деяния.

Несмотря на сходство в механизме реализации, между состоя­ниями необходимой обороны и крайней необходимости имеется ряд радикальных отличий. И то и другое вынуждает рассматривать неко­торые правила их применения в сравнении, с тем чтобы, с одной сто­роны, упростить изложение материала, с другой стороны, подчерк­нуть различие в условиях правомерности.

1. Согласно статьи 14 УК РСФСР «Не является преступлением действие, хотя и подпадающее под признаки деяния, предусмотренного Особенной частью Уголовного кодекса, но совершенное в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена другими средствами и если причиненный вред является менее значи­тельным, чем предотвращенный вред».

Отсюда видно, что состояние крайней необходимости характе­ризуется столкновением двух интересов, из которых один – менее значительный – приносится в жертву другому – более важному. Субъ­ективное право на крайнюю необходимость обусловлено тем, что интересы лица (других лиц, общества или государства) охраняются законом[1]. Поэтому законодательство предоставляет возможность в случае опасности для одних интересов пренебречь иными, менее зна­чительными интересами. В этом случае причинение впеда лишено об­щественной опасности и уголовной противоправности, а в ряде слу­чаев носит общественно полезный характер. Но при этом защита

Зуев В.Л. Необходимая оборона и крайняя необхо­димость. – М.: Изд-во «Кросна-Лекс» 1996. С. 23

неправоохраняемых интересов в ущерб правоохраняемым исклю­чается.

Из определения крайней необходимости видно, что ее состояние определяется двумя аспектами – угрожающей опасностью и невоз­можностью устранить эту опасность иначе, как путем причинения вреда. Отсюда условия правомерности крайней необходимостью под­разделяются на две группы: относящиеся к опасности и относящиеся к действиям субъекта.

2. Условия первой группы связаны с источником возникновения опасности, ее наличностью и действительностью.

Фактические основания крайней необходимости, определяемые источниками угрожающей опасности, чрезвычайно разнообразны. Они могут быть связаны с:

- действиями людей, в том числе противоправные (преступные);

- жизнедеятельностью человека, теми или процессами, включая производственные;

- источниками повышенной опасности, например, машинами и механизмами, оружием, боевыми припасами, взрывчатыми, отрав­ляющими, радиоактивными веществами;

- стихийными силами природы, поведением животных и др.

Таким образом, одно из отличий института крайней необходи­мости от необходимой обороны состоит в том, что угрожать право-охраняемым интересам может не только общественно опасное по­сягательство, но и любые другие источники опасности, равно как и собственное неосторожное поведение субъекта. Классическим приме­ром здесь может служить ситуация, когда лицо, заблудившись в тайге и спасаясь от голода, совершает действия, предусмотренные статьей 166 УК РСФСР («Незаконная охота»). Между тем угроза, возникшая в результате преступных действий самого лица, не может служить оправданием для защиты собственных интересов, утративших харак­тер правоохраняемых (особенно, если это связано с сопротивлением при задержании, сокрытием следов преступления и пр.).

Наличность – это признак, характеризующий непосредственную и неизбежную, уже возникшую и еще не прекратившуюся угрозу ка­ким-либо правоохраняемым интересам. Как вероятная, возможная при стечении определенных обстоятельств, так и устраненная или миновавшая опасность не создают состояние крайней необходимо­сти.

Действительность опасности – это ее реальность, объектив­ность. Действия в состоянии мнимой, то есть воображаемой угрозы, существующей лишь в сознании субъекта должны квалифицировать­ся как фактическая ошибка. При этом вступают в действие правила определения неосторожного (небрежного) поведения. Если лицо должно было и могло правильно оценить обстановку, но действовало не адекватно ей, якобы в состоянии крайней необходимости, то оно подлежит ответственности за неосторожное преступление. Если же по обстоятельствам дела, с учетом физических и психических особенно­стей личности вся обстановка происшедшего свидетельствовала о возникшей угрозе, хотя фактически ее и не было, лицо считается дей­ствовавшим по правилам крайней необходимости.

3. Условия правомерности, относящиеся к защите, сводятся к та­ким факторам, как своевременность, невозможность устранения опасности без причинения вреда, меньший размер вреда и причинение его третьим лицам.

Своевременность действий напрямую связана с наличностью опасности. Защита не должна начаться не раньше, чем появилась угроза правоохраняемым интересам, и прекратиться не позднее, чем опасность исчезла. При этом не имеет значения, миновала опасность в силу объективных причин, устранена самим лицом или кем-либо другим. Вред, причиненный до или после, выходит за рамки состоя­ния крайней необходимости, и защита в зависимости от этого счита­ется преждевременной либо запоздалой, что лишает ее правомерно­сти.

Состояние крайней необходимости, как отмечалось, характери­зуется неизбежностью наступления грозящих негативных последст­вий. Поэтому и действия, направленные на устранение опасности путем причинения вреда, должны быть единственно возможным, крайним (отсюда и название института) средством избежать угрозы. Стало быть, возможность устранить опасность без причинения вреда другому правоохраняемому интересу исключает правомерность дей­ствий; в этом состоит одно из принципиальных отличий данного института от необходимой обороны, которая допускает причинение вреда при наличии другой возможности. Вряд ли имеет смысл пере­числять все гипотетические способы защититься от нежелательных последствий. Лицо должно прежде всего предусмотреть возможность скрыться от угрожающей опасности (убежать, спрятаться, перейти в укрытие, влезть на дерево и т. д., и т. п.), обратиться за помощью к кому бы то ни было, устранить опасность любыми доступными сред­ствами, но без причинения вреда чужим правоохраняемым интересам. И только когда все это невозможно, закон допускает совершение внешне противоправных действий. При этом по смыслу закона из всех возможных вариантов причинения вреда предпочтение должно быть отдано меньшему из них.

Своеобразие крайней необходимости состоит и в том, что при­чиняемый вред должен быть меньшим по сравнению с устраняемым вредом. В связи с этим существует понятие пределов крайней необхо­димости. Превышение пределов крайней необходимости опреде­ляется как заведомое причинение равноценного или более значитель­ного вреда правоохраняемым интересам по сравнению с вредом, пре­дотвращенным при устранении угрожавшей опасности.

Уголовное законодательство не предусматривает специальной ответственности за действия, связанные с превышением пределов крайней необходимости. Данные преступления могут выражаться в различных формах, способны причинять неоднозначный вред и про­являться в тех или иных сферах общественных отношений, но можно выделить общие признаки:

- объектом этих преступлений выступают определенные ценно­сти, охраняемые уголовным законом;

- объективная сторона этих преступлений может быть выражена только действием, причинно связанным с нанесением вреда;

- с субъективной стороны, лицо осознает, что причиняет вред (хотя и вынужденно) как необходимое средство устранения грозящей опасности. В новом УК на этот момент обращено особое внимание:

признается, что ответственность наступает лишь за умышленные действия, превысившие пределы крайней необходимости.

Определяя ответственность за превышение пределов крайней не­обходимости, следует иметь в виду, что причиной их совершения является совокупность факторов, вытекающих из опасности, непо­средственно угрожавшей правоохраняемым интересам, и обстановки, не исключавшей возможность устранить ее иначе, как путем при­чинения вреда. Необходимо учитывать, что выбор средств для устра-

Зуев В.Л. Необходимая оборона и крайняя необхо­димость. – М.: Изд-во «Кросна-Лекс» 1996. С. 25

нения опасности у конкретного лица в данной ситуации бывает весь­ма ограничен.

Особые трудности при реальном определении пределов крайней необходимости возникают, когда требуется сопоставить разноплановые ценности. Например, сложно сравнить экологическую ценность тех или иных объектов природы с имуществом в его стоимостном выражении. Общеизвестно, что отдельные произведения искусства, реликвии религиозных культов, памятники истории и т. п. представ­ляют собой национальное достояние, а нередко имеют мировое зна­чение, их «товарная» стоимость, как правило, весьма условна. Во всех случаях не допустимо механическое соотнесение причиненного и ус­траненного вреда. Помимо вещных признаков должна учитываться социальная значимость интересов – как нарушенного, так и за­щищенного. Не вызывает сомнения приоритет такого абсолютного блага, как жизнь людей, над имущественными ценностями. Наряду с этим, определяя «стоимость» утраченного здоровья, необходимо учи­тывать не только медицинские критерии, но и ряд иных об­стоятельств – пол, возраст, общее физическое состояние (имеют значе­ние, например, наличие физических или психических недостатков) и др.

Наконец, отличие крайней необходимости состоит в направлен­ности действий. Если в состоянии необходимой обороны вред причи­няется только нападающему, то в рассматриваемом случае в жертву приносятся правоохраняемые интересы третьих лиц. Отсюда логиче­ски и вытекает требование о меньшем размере наносимого вреда.

Понятие третьих лиц должно рассматриваться условно. Вред мо­жет адресоваться не только физическим или юридическим лицам, но и любым правоохраняемым интересам, в том числе государственным, например, правопорядку в целом и т. д.

Так, действовавшим в состоянии крайней необходимости признан Т., который для доставления в больницу М., нуждающегося в медицинской помощи, совершил угон автомашины, при этом, не имея достаточных навы­ков управления, совершил аварию, в результате чего был причинен значи­тельный материальный ущерб (на момент рассмотрения дела это обстоятель­ство имело значение признака преступления)[2].

4. Из приведенной уголовно-правовой характеристики следуют четыре основных варианта квалификации действии, причиняющих вред третьим лицам во имя собственных интересов:

а) правомерная крайняя необходимость (при соблюдении всех указанных условий);

б) действия за рамками института крайней необходимости (защита не охраняемых правом интересов, преждевременная или за­поздалая защита, причинение вреда правоохраняемым интересам при наличии иной возможности устранить угрозу) либо умышленное причинение вреда с превышением пределов крайней необходимости;

г) виновная мнимая крайняя необходимость.

в соответствии этим возможны следующие правовые последст­вия:

а) уголовная ответственность исключается, но возможна имуще­ственная ответственность в порядке гражданского судопроизводства. В соответствии с гражданским законодательством возмещение при-

Зуев В.Л. Необходимая оборона и крайняя необхо­димость. – М.: Изд-во «Кросна-Лекс» 1996. С. 26

чиненного ущерба суд может возложить на третье лицо, в интересах которого действовал причинивший вред, либо частично или полно­стью освободить от возмещения ущерба как это третье лицо, так и причинившего вред;

б) должна наступать ответственность по соответствующей ста­тье УК;

в) лицо подлежит ответственности за неосторожное преступле­ние.

Во всех случаях в основе практической квалификации лежит процесс доказывания, предметом которого являются обстоятельства, соответствующие перечню, данному в статье 68 УПК.

5. Событие происшедшего (время, место, способ и другие обсто­ятельства). Это та категория обстоятельств, которая влияет на всю дальнейшую процедуру, поскольку без самого события, то есть без причинения вреда правоохраняемым интересам исключается произ­водство по делу. Наряду с этим ряд факторов, например временной, как было показано, определяет констатацию правомерности или неправомерности деяния (своевременность и др.).

Обстоятельства этой группы должны быть зафиксированы очень четко. Поэтому большое доказательственное значение нередко имеет грамотно и своевременно проведенный осмотр места происше­ствия. С его помощью могут устанавливаться и свойства грозившей опасности, и сама обстановка случившегося, и характер причиненно­го ущерба, и т. д. Многие обстоятельства наиболее точно могут быть установлены с участием в осмотре специалиста, а также по результа­там проведенных в дальнейшем экспертиз, в особенности, когда при­чинение вреда связано с производственными и другими техническими процессами. Очень важно установить максимально широкий круг очевидцев, которые способны описать событие в его развитии. Учи­тывая сложность восприятия обстановки, обусловливающей состоя­ние крайней необходимости, возникающие противоречия нередко устраняются при помощи дополнительных допросов, очных ставок.

6. Виновность в совершении преступления достаточно сложно ус­танавливается по делам данной категории, поскольку это обстоятель­ство напрямую зависит от способности субъекта правильно оценить происходящее и, что не менее важно, определить соотношение харак­тера и величины защищаемого и нарушаемого интересов. Значение имеют и субъективные возможности лица, действовавшего в кон­кретной экстремальной обстановке.

В этой связи необходимо учитывать физические и психические особенности, обусловленные целым рядом факторов, включая, обра­зовательный уровень, возрастную, половую, демографическую при­надлежность, медицинские показатели и др. При возникновении ма­лейшего сомнения в полноценности восприятия лицом имевшей место ситуации или способности адекватного поведения необходимо прове­дение таких следственных действий, как освидетельствование, экспер­тиза. Обязательно должен быть принят во внимание характер обстановки, в которой развива­лись события – метеорологические условия, время суток, освещен­ность, наличие шумов, присутствие посторонних лиц, которые могут как способствовать, так и препятствовать правильному восприятию действительности,

Мотивы – чаще всего имеют вид смягчающих или отягчающих обстоятельств, но могут влиять и на квалификацию (например, от-

Зуев В.Л. Необходимая оборона и крайняя необхо­димость. – М.: Изд-во «Кросна-Лекс» 1996. С. 27

сутствие корыстного мотива при изъятии чужого имущества исклю­чает признак хищения).

7. Обстоятельства, отягчающие или смягчающие ответствен­ность и иные обстоятельства, характеризующие личность – учиты­ваются только при преступном нарушении правил крайней необхо­димости. Устанавливаются они параллельно с другими обстоятельст­вами. Специальных процессуальных действий для их выяснения, как правило, не требуется, за исключением получения справок о судимо­сти и характеристик.

8. Характер и размер ущерба – являются важными условиями правомерности и поэтому устанавливаются во всех случаях, незави­симо от того, соблюдены ли иные правила крайней необходимости. В том случае, когда причиненный вред явно менее значителен по срав­нению с предотвращенным, то соблюдение пределов крайней необхо­димости может быть установлено на основе фактических презумпций. Это допустимо, в частности, если защитительные действия подпа­дают под состав преступления с формальным составом. Если же пре­дотвращенный и причиненный вред трудно сопоставим, тем более если вред причинен с нарушением правил крайней необходимости, то характер и размер ущерба должен быть установлен максимально точ­но.

С этой целью необходимо проведение разного рода экспертиз – товароведческих, технических, искусствоведческих, природоведче­ских и др. На разрешение экспертов могут быть поставлены вопросы, связанные не только с причиненным ущербом, но и с предотвращен­ной опасностью. В противном случае нередко невозможно правильно определить соотношение причиненного и предотвращенного вреда.

УПК (ст. 29, 35-44) определяет правовые предпосылки граждан­ского иска в уголовном процессе, порядок обращения с исковыми требованиями, связанные с ними действия органов дознания, следст­вия, суда. В стадии предварительного расследования гражданский иск заявляется как в письменной, так и в устной форме – составляется протокол устного заявления; если предъявление иска совпадает по времени с допросом, то соответствующее требование фиксируется в протоколе допроса потерпевшего. Для обоснования гражданского иска, как правило, истребуются следующие документы (их перечень зависит от категории уголовного дела): акт о происшествии (напри­мер, автодорожном), заключение технического инспектора (инспектора ГАИ) или технической экспертизы о причинах происше­ствия, заключение ВТЭК о степени утраты потерпевшим профес­сиональной и общей трудоспособности, справка о размере выплачен­ного пособия в связи с временной утратой трудоспособности и т. д.

9. Учитывая огромное разнообразие действий, направленных на защиту правоохраняемых интересов путем причинения вреда, трудно определить весь набор приемов и методов, приемлемых для расследо­вания преступлений, связанных с несоблюдением правил крайней необходимости. В каждом случае необходимо руководствоваться методикой, рассчитанной на тот вид преступления, признаки которо­го содержатся в конкретном деянии.

Поскольку по данной категории дел часто возникает необходи­мость в проведении ряда следственных действий (для устранения су­щественных противоречий, использования специальных познаний и т.д.), органы предварительного следствия и дознания не должны затягивать возбуждение уголовного дела. Возможность установления истины только следственным путем должна снимать вопрос об обос­нованности данного акта и способствовать использованию права на

Зуев В.Л. Необходимая оборона и крайняя необхо­димость. – М.: Изд-во «Кросна-Лекс» 1996. С. 28

риск возбуждения уголовного дела. Вместе с тем основания для при­влечения лица к уголовной ответственности должны быть со­вершенно четкими, тем более что, исходя из типичной характеристи­ки личности, необходимость в применении мер пресечения по таким делам возникает достаточно редко.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Для некоторых категорий лиц (работников милиции, пожарных, медиков и т.п.) это также служебная обязанность, от которой они не вправе отказаться под предлогом собственного риска.

[2] См.: Бюллетень Верховного Суда СССР, 1965, № 6. С.46.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.