Предыдущий | Оглавление | Следующий

II. ТОВАРИЩЕСТВО НА ВЕРЕ

§ 24. ОБЩЕЕ ПОНЯТИЕ

I. Особенности.

II. Отличие вкладчика от верителя.

§ 25. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ТОВАРИЩЕСТВА

I. Время возникновения.

§ 26. ВНУТРЕННИЕ ОТНОШЕНИЯ

I. Имущественное участие.

II. Личное участие.

III. Запрещение самостоятельной торговли.

IV. Право контроля.

V. Получение дивиденда.

VI. Право передачи участия.

§ 27. ВНЕШНИЕ ОТНОШЕНИЯ

§ 28. ИЗМЕНЕНИЯ В ТОВАРИЩЕСТВЕ

§ 29. ПРЕКРАЩЕНИЕ ТОВАРИЩЕСТВА

 

§ 24. ОБЩЕЕ ПОНЯТИЕ

Литература: Тютрюмов, Товарищество на вере по русскому и иностранному праву (Ж.Гр. и Уг. Пр., I881, №3. Познанский, Торговые товарищества на вере (Вест. Пр. и Нот., 1912, Ms 17).

I. Особенности.

Под именем товарищества на вере понимается договорное соединение лиц дня производства совместными средствами торгового промысла с круговым ручательством одних участников всем своим имуществом, других - только определенным вкладом. Кроме признаков, общих всем товариществам: а) договорное соединение; b) личных и имущественных средств; с) с целью производства торгового промысла, товарищество характеризуется еще особенными признаками.

Товарищество на вере представляет несколько разновидностей: 1) простая коммандита, 2) акционерная коммандита и 3) негласная ком-мандита. Последняя форма, под именем Stille Gesellschaft, известна только германскому праву. Русское право знает только простую коммандиту и потому акционерная коммандита при существующих узаконениях возникнуть у нас не может. Противоположного мнения держатся Цитов и ч, Учебник, и Каминка, Очерки, стр. 254, которые полагают, что акционерная коммандита возможна и у нас, как всякий договор, законом не воспрещенный.

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.130

d) В товариществе на вере существует двоякая ответственность: одни участники (товарищи) отвечают по обязательствам товарищества всем своим имуществом, другие участники (вкладчики) - только определенным вкладом. Эта ограниченная ответственность способствует привлечению к этой форме соединения большего числа лиц, нежели к полному товариществу.

e) Внутри товарищества на вере из участников с неограниченной ответственностью слагается полное товарищество, которое подчиняется правилам, установленным для этой формы соединения.

В товариществе на вере купцом является само товарищество (торговый дом), от имени которого производится торговля.

Это следует из Полож. о госуд. пром. налоге (Св. Зак., т. V, ст. 430). Сомнение, допустимое в отношении товарищей, совершенно неуместно в отношении вкладчиков: а) закон в предупреждение всяких недоразумений заявляет, "что качество вкладчика не определяет рода жизни" (ст. 73 Уст. Торг.); b) Исторически вкладчики были приобщены к товариществам так, чтобы лицам некупеческого состояния дать возможность пользоваться выгодами торговли, не поступаясь своим дворянским достоинством; с) по цирк. мин. фин. 28 дек. 1898 г. сословное купеческое свидетельство может быть выдано согласно (ныне) ст. 535, т. IX, только товарищу.

II. Отличие вкладчика от верителя.

В жизни нередко обнаруживается склонность смешивать вкладчика с верителем. Но с юридической точки зрения отличие вкладчика от верителя очевидно. 1) Веритель имеет право на определенный процент, вкладчик получает дивиденд, величина которого не может быть определена заранее. 2) Веритель имеет право на процент, несмотря на состояние дел торгового дома, вкладчик получает дивиденд только в случае успешности дел. 3) Веритель имеет право на обратное получение своего капитала в назначенный договором срок; обратное получение вклада обставлено известными условиями прекращения товарищества или выхода вкладчика. 4) В случае несостоятельности торгового дома веритель участвует в конкурсе, вкладчик же довольствуется остатками от конкурса, если таковые окажутся.

Сам закон благоприятствует смешению утверждением, что вкладчики вверяют товарищам для торга свои капиталы (ст. 70 Уст. Торг.).

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.131

§ 25. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ТОВАРИЩЕСТВА

I. Время возникновения.

В истории возникновения товарищества на вере замечаются два момента: а) момент соглашения, устанавливающий по договору обязательственные отношения между товарищами и вкладчиками, и b) момент оглашения, устанавливающий юридическую личность товарищества.

Договор о составлении товарищества на вере заключается в письменной форме, нотариальным или домашним порядком. С этого времени каждый из товарищей и вкладчиков имеет права и несет обязанности в отношении других товарищей и вкладчиков.

Как юридическое лицо, товарищество на вере возникает со времени представления выписки из договора в городскую, а C.-Петербурге, в Москве и Одессе в купеческую управу. Представляемая выписка должна содержать указания: 1) на род товарищества (на вере); 2) имя, отчество, прозвание, жительство и звание всех товарищей и тех вкладчиков, которые сами того пожелают; 3) подпись и печать тех товарищей, которые уполномочены непосредственно править и распоряжаться делами; 4) количество капитала, составленного товарищами, а также капитала, вносимого каждым вкладчиком.

При желании вкладчиков, основанном на ст. 60, п. 2, и 76 Уст. Торг., остаться неизвестными для третьих лиц, требование закона об указании вклада, вносимого каждым участником, очевидно, невыполнимо, и остается отдельно обозначить капитал, составленный товарищами, и капитал, составленный вкладчиками.

Только с момента оглашения .получает товарищество свое "гражданское и торговое знаменование", а с уголовной стороны неисполнение предписания о представлении выписки сопровождается для товарищей денежным штрафом.

§ 26. ВНУТРЕННИЕ ОТНОШЕНИЯ

Права и обязанности товарищей, их взаимные бтношения определяются теми же правилами, какие установлены для внутренних отношений в полном товариществе. Отдельному рассмотрению подлежат только особенности, вызываемые присоединением к товарищам новой группы участников - вкладчиков.

I. Имущественное участие.

Вкладчик обязан внести в предприятие условленный вклад, пай. В этом выражается его имущественное участие в товариществе. Вклад может быть сделан деньгами или вещами по денежной оценке. Но

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.132

личный труд не может составить вклада, хотя он и может подлежать денежной оценке.

Александр Богданов, владея в С.-Петербурге табачной фабрикой, до конца 1877 г. вел дело в соединении с Петрокино под фирмой "Богданов и К°". После выхода Петрокино Богданов, нуждаясь в помощниках, приобщил в I877 г. к своему делу брата своего Николая Богданова и Симонова, состоявшего до того времени у бывшего товарищества на жалова-ньи. Поступавшая от предприятия прибыль распределялась между А. Богдановым, получавшим 1/2, Н. Богдановым и Симоновым, получавшими по 1/4. Ни Н. Богданов, ни Симонов денежного вклада не вносили и участвовали в деле одним трудом. В 1884 г. А. Богданов продал торговое предприятие за 1860677 р. 89 к., в том числе 500000 р. за движимость и фирму. Симонов предъявил к наследникам А. Богданова иск в 125000 р., требуя себе 1/4 последней суммы, как вкладчику в 1/4 части. Сенат признал, что вкладчик, вносящий в дело исключительно свой труд, может быть приравнен к вкладчику, сделавшему денежный или имущественный взнос, если его труд подвергся при вступлении его в товарищество особой денежной оценке, и если отказал Симонову в иске, то только потому, что по этому вопросу между Симоновым и А. Богдановым не было заключено формального договора (реш. 4 деп. 1895, № 1327, Добр.-Бер, II, 105/73). Взгляд Сената совершенно неправильный: вкладчик отвечает определенным вкладом, а при участии трудом отпадает этот самый характерный признак вкладчика. Участие же в прибыли предприятия возможно и для приказчика.

Нет необходимости, чтобы пай вкладчика был внесен полностью при самом возникновении товарищества. Если дела предприятия не требуют всего капитала, то вкладчик может оставить часть пая у себя, что должно быть, однако, отмечено в представленной управе выписке. В случае надобности, в установленный договором срок, а за отсутствием такового - по первому требованию распорядителей, пай должен быть внесен полностью в кассу товарищества. Такое требование может быть предъявлено к вкладчику и до срока со стороны конкурсного управления по делам торгового дома.

Закон не совсем точно выражается, говоря, что вкладчик в случае разрушения дома ответствует только "наличным" вкладом (ст. 75 Уст. Торг.). Можно было бы думать, что вкладчик не отвечает свыше той части пая, какая оказалась в кассе товарищества. Но такой вывод противоречил бы ст. 74, по которой вкладчики участвуют, а следовательно, и отвечают определенным вкладом.

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.133

II. Личное участие.

Личное участие вкладчика не только не предполагается, но даже прямо исключается: вкладчики, говорит закон, не входят в распоряжение делами товарищества, вкладчик, в этом качестве, не может ни с кем обязываться на лицо торгового дома (ст. 73 и 74 Уст. Торг.). Закон своим постановлением имеет в виду оградить интересы третьих лиц, которые, поддаваясь той видной роли, какую разыгрывают вкладчики в качестве представителей, могли бы принять их за товарищей и довериться их личной состоятельности. Однако к услугам третьих лиц выписка, представленная в управу, и небольшая доля осмотрительности может предохранить их от крупных заблуждений.

Из буквального смысла закона следует: 1) что вкладчику запрещается распоряжение, состоящее в представительстве, но не преграж-дается возможность внутреннего управления, напр, заведование технической или конторской частью; 2) что вкладчику не воспрещается и представительство, но только не "в сем качестве", т.е. не в качестве участника в товариществе, а в качестве доверенного.

Различие между распорядителем и доверенным заключается в том: а) что распорядитель должен быть представлен в выписке, зато и не нуждается в особой доверенности, приказчик не оглашается, но в доверенности нуждается; b) распорядитель не может быть лишен права управления без его собственного согласия, пока судом не обнаружены злоупотребления с его стороны, приказчик же может быть сменен.

Наше законодательство не говорит о последствиях нарушения вкладчиком указанного запрещения, и нет никакого основания привлекать такого нарушителя к неограниченной ответственности, как это делают западные законодательства.

Так поступают франц. торг, код., § 27, итал. торг, код., § 118. Наша судебная практика стремится перенести это последствие к нам. Нерехт-ский купец Андрей Сыромятников учредил товарищество не вере, в которое вступили, в качестве вкладчиков, сыновья его, Михаил и Рафаил. Договор был установленным образом оглашен, причем в выписке было указано, что Михаил и Рафаил Сыромятниковы могут обязываться векселями и другими актами не иначе, как по доверенности Андрея Сыромятникова. В мае 1879 г. Андрей Сыромятников, по собственному его признанию, был объявлен несостоятельным должником. Кредиторы обратились в суд с просьбой об одновременном признании несостоятельными должниками и сыновей его на том основании, что по содержанию прав и обязанностей, возложенных на них Андреем Сыромятниковым, они все трое должны считаться товарищами. По поводу этого дела Сенат признал за судом право установить, что лицо, названное в учредительном договоре вкладчиком, в действительности было полным товарищем,

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.134

ответственным за долги товарищества всем своим имуществом. Главное отличие полного товарищества от товарищества на вере Сенат видит в том, что в первом случае все соглашаются действовать заодно в известном предприятии, а во втором действующими лицами являются только товарищи, а остаются вдали от ведения дела. Сообразно этому различию в характере того и другого товарищества различна и ответственность участников (реш. кас. деп. 1890, № 69). Как раз наоборот: сообразно различию в ответственности различен и характер личного участия в том и другом товариществе. С точки зрения Сената, если можно, вопреки договору и соглашению, признавать вкладчика товарищем, то можно и товарища признавать вкладчиком, если он не действует заодно, а только отвечает. В подкрепление своего положения Сенат не привел, да и не мог привести, ни одного закона.

III. Запрещение самостоятельной торговли.

Если запрещение самостоятельной торговли имело бы в виду предупредить возможность конкуренции со стороны члена соединения торговому дому, оно должно бы распространяться и на вкладчика. Но так как запрещение установлено в нашем законодательстве в интересе третьих лиц, чтобы не ослаблять ответственности, лежащей на. всем имуществе товарища, то следует признать, что вкладчик не подлежит у нас никаким стеснениям в производстве торговли.

IV. Право контроля.

Вкладчикам, как участникам предприятия, принадлежит право контроля действий товарищей-распорядителей. Вкладчик, конечно, не товарищ, который имел бы право постоянного наблюдения за деятельностью распорядителей. Но вкладчик и не веритель: он заинтересован в высоте дивиденда, которая зависит от хода дел предприятия. Поэтому в периоды, когда представляются отчеты, ежегодно или чаще, вкладчики должны быть допускаемы к осмотру торговых книг и поверке инвентаря. Кроме того, когда товарищи-распорядители собираются совершить сделку, выходящую за пределы обычных операций, они обязаны испросить согласия всех участников, в том числе и вкладчиков.

V. Получение дивиденда.

Цель участия вкладчика - получение дивиденда, т.е. доли прибыли, падающей на его часть. Нет основания отступать для вкладчиков от тех правил, которые были установлены для товарищей. Прибыль в товариществе на вере, за отсутствием ,в договоре иных по этому вопросу оснований, должна быть распределяема пропорционально величине участия каждого в складочном капитале, т.е. взносам, сделанным товарищами, и вкладам, сделанными вкладчиками. Дивиденд, полученный вкладчиком, в то время, как предприятие не давало прибыли, подлежит, по требованию кредиторов, возвращению в кассу товарищества, все равно, знал ли он об отсутствии доходов

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.135

или не знал, потому что как участник, которому открыты книги, он должен был знать об этом обстоятельстве.

VI. Право передачи участия.

Не подлежит сомнению право передачи участия в предприятии со стороны вкладчика. В его участии нет ничего личного. Его участие чисто имущественное. Поэтому замена одного обладателя пая другим возможна без согласия товарищей и остальных вкладчиков. Оглашению это обстоятельство может не подлежать, если новый участник не пожелает огласить свое имя.

Иначе ставится вопрос в том случае, когда пай еще не оплачен полностью. Товариществу не все равно, кто состоит его вкладчиком, надежна ли его платежеспособность. При этом условии отчуждение пая требует согласия товарищей и вкладчиков.

Так как кредит товарищества на вере основывается главным образом на его собственном капитале, то нет оснований запрещать товарищу покупать паи вкладчиков, лишь бы соединение не переставало состоять из товарищей и вкладчиков.

Наша практика иного мнения: покупка полным товарищем у вкладчика пая равносильна уплате пая из кассы товарищества, ибо товарищ отвечает по делам товарищества всем своим имуществом, а также покупка одинаково уменьшает имущественное обеспечение товарищества в размере уплаченной суммы (реш. 4 деп. 1887, № 134, 135, 1340, 1341, Носенко, Устав торговый, ст. 72, §§ 4 и 9). Но: а) имущество - величина неустойчивая, и кредиторы не имеют никакого основания рассчитывать, что она останется неизменной с открытия торгового дома; b) касса товарищества не совпадает с кассой товарища, и уплата суммы за пай из личных средств товарища не равносильна уплате из кассы торгового дома.

§ 27. ВНЕШНИЕ ОТНОШЕНИЯ

I. Для внешних сношений, для заключения сделок, необходимых в интересе предприятия, товарищество на вере нуждается, как юридическое лицо, в представительстве. Представителями его являются товарищи, которым по учредительному договору дано полномочие. Сделки их, совершаемые от имени торгового дома, в пределах обычного круга операций, обязательны для товарищества. Распорядительная власть, врученная кому-либо из товарищей с согласия вкладчиков, не может быть отнята у него без ведома последних.

II. Товарищество на вере, как самостоятельный субъект прав и обязанностей, обладает своим особым имуществом, которое является ближайшим обеспечением требований кредиторов торгового дома. За недостаточностью этого имущества, кредиторы, в лице конкурсного управления, могут обратить свое взыскание на отдельное имущество

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.136

участников: а) товарищей безгранично; b) вкладчиков в границе неоплаченного пая. Но так как в товариществе на вере товарищи находятся в том же положении, что и в товариществе полном, то кредиторы торгового дома и здесь могут обратить свое взыскание непосредственно: а) или к самому товарищу или b) к любому из товарищей.

Впрочем, новейшее направление практики, отмеченное выше в §21, ограничивает полноту последнего заключения.

III. Спорным представляется вопрос, может ли веритель торгового дома обратиться непосредственно с своим требованием к вкладчику. Можно было бы думать, что между товарищем и вкладчиком различие только количественное, а не качественное. А потому нет основания делать разницу между ними в их отношении к третьим лицам. Тем не менее на поставленный вопрос следует ответить отрицательно, потому что различие между товарищем и вкладчиком состоит не только в объеме ответственности, но и в существе их положения, как последствии первого.

а) Заявлением, что "качество вкладчика не определяет рода жизни" (ст. 73 Уст. Торг.) законодатель, очевидно, имел в виду поставить вкладчика (дворянина) вне круга торговых отношений, а следовательно и возможности процессов; b) вкладчик ответствует вкладом "в случае разрушения торгового дома" (ст. 75 Уст. Торг.), а разрушением следует считать объявление его несостоятельным; с) имя вкладчика может остаться неизвестным, если он того пожелает (ст. 75 Уст. Торг.), а без знания имени невозможен и сам иск; d) до конкурса кредиторы не могут знать, оплачен ли вкладчиком весь пай или только часть его, а между тем отвечать вкладчик мог бы только при условии неполной оплаты. Того же мнения и наша судебная практика (реш. 4 деп. 1887, № 134, 1889, № 781, Носенко, Устав Торговый, ст. 85, § 1). Иного несколько взгляда Цитович, Учебник, стр. 131-132, понимающий под разрушением и прекращение торгового дома.

§ 28. ИЗМЕНЕНИЯ В ТОВАРИЩЕСТВЕ

Товарищество на вере может испытать изменения в своем личном составе.

1. Смерть товарища или вкладчика обнаруживает различие в положении того и другого: а) смерть товарища прекращает его личное участие, которое не переходит к наследникам, приобретающим только имущественные права; b) смерть вкладчика не производит изменения в содержании наследуемых прав участия, потому что исключительно

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.137

имущественного содержания. В том и другом случае торговый дом остается нерушимым, если только и по смерти участника личный состав представляет соединение по крайней мере одного товарища и одного вкладчика.

2. Выход товарища или вкладчика ничем не различается. И тот и другой продолжают нести ответственность по обязательствам, заключенным товариществом до их выхода, один неограниченно, второй в границах вклада. В том и другом случае торговый дом остается нерушимым.

В нашей судебной практике было признано, что выход до срока из товарищества на вере одного из полных товарищей не прекращает существования самого товарищества (реш. 4 деп. 1881, №207, Носенко, Сборник, т. V, № 76). С другой стороны, по взгляду практики, пока о выходе вкладчика не было оповещено, он не может требовать от товарищества своего вклада (реш. 4 деп. 1893, №1152, Носенко, Устав Торговый, ст. 72, § 1). Если имя вкладчика не было оповещено, то, очевидно, оповещение в этом случае может состоять в сообщении об уменьшении складочного капитала.

3. Исключение по воле соучастников возможно только в отношении товарища, но не вкладчика, потому что при чисто имущественном характере его участия нельзя найти оснований для требования исключения его из личного состава. По воле кредиторов вкладчик может быть исключен из торгового дома продажей его доли от конкурсного управления (т. X., ч. 1, ст. 2136).

4. Вступление вновь товарища или вкладчика подчиняется разным правилам. Оглашение нового товарища является безусловно необходимым, и распорядители, пренебрегшие своей обязанностью, могут встретить напоминание со стороны уголовного закона (Улож. Наказ, ст. 1200). На вкладчика это положение не распространяется, потому что оглашение его имени зависит от него самого, а неоглашение его вклада не может грозить интересам третьих лиц.

§ 29. ПРЕКРАЩЕНИЕ ТОВАРИЩЕСТВА

Причины, влияющие на прекращение товарищества на вере, те же, что и в полном товариществе.

1. Общее согласие всех членов товарищества, не исключая и вкладчиков, может во всякое время положить конец жизни и деятельности торгового дома.

2. Если товарищество заключено было на известный срок, то истечение срока приводит к тому же результату. Участники могут

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.138

согласиться продолжать дело и после этого момента. Безмолвное продолжение дел после срока превращает договор в бессрочный.

3. Односторонней волей каждого из участников, как товарища, так и вкладчика, может быть вызвано прекращение товарищества, если будет обнаружена наличность обстоятельств, при которых делается невозможным достижение цели, поставленной торговому дому при его учреждении. Оценка обстоятельств принадлежит, конечно, суду.

4. К прекращению товарищества приводит и несостоятельность торгового дома. Последствия объявления несостоятельным товарищества на вере не распространяются ни на товарищей, ни на вкладчиков.

Относительно ликвидации, раздела и формальных условий прекращения товарищества на вере действуют те же правила, что и для полного товарищества. Выбор ликвидаторов, если они не были предусмотрены договором, принадлежит всем участникам, не исключая и .вкладчиков. При невозможности соглашения по этому вопросу дело ликвидации должно принадлежать товарищам-распорядителям.

Предыдущий | Оглавление | Следующий










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.