Предыдущий | Оглавление | Следующий

III. Отчет.

IV. Получение прибыли – цель.

V. Запрещение участия в других товариществах.

§ 21. ВНЕШНИЕ ОТНОШЕНИЯ

I. Представительство.

II. Осуществление прав.

III. Ответственность по сделкам.

§ 22. ИЗМЕНЕНИЯ В ТОВАРИЩЕСТВЕ

I. Вступление нового товарища.

II. Выход из товарищества.

III. Исключение товарища.

IV. Смерть товарища.

§ 23. ПРЕКРАЩЕНИЕ ТОВАРИЩЕСТВА

I. Причины прекращения.

II. Ликвидация.

III. Раздел имущества.

IV. Формальные условия.

 

Владимир Алексеев удержал в свою пользу 5000 р. из прибыли предприятия в вознаграждение за труды по заведованию общим имуществом. В ответ на требование других членов того же торгового дома возвратить эти деньги, как неправильно удержанные, В. Алексеев возразил: а) что их требование равносильно желанию обогатиться на чужой счет, на счет его труда; b) что его управление предотвратило необходимый для них расход по приглашению особого управляющего. Но сенат признал его возражения неосновательными: а) обогащения на чужой счет здесь не могло быть, так как его труд не чужой, а приложен к делу, в успехе которого он сам заинтересован; b) пока управляющий не был действительно приглашен, ни о каких предотвращенных расходах не может быть и речи (реш. 4 деп. 1895, №1328, Гребнер, №55).

III. Отчет.

Товарищ, которому поручено распоряжение делами, действуя не в интересе только самого себя, но и других участников предприятия, обязан давать сотоварищам отчет в своих действиях. Если дело идет об управлении общем, то отчетность должна соответствовать оборотному году и только в случае основательных подозрений в недобросовестности распорядителя отчет может быть затребован ранее через суд. Если дело идет об отдельном поручении, то отчет должен следовать за выполнением его.

В законе ничего не говорится об отчетности товарищей распорядителей и правила об отчетности приказчиков не могут быть распространяемы на товарищей. Но обязанность отчета вытекает из самой сущности отношений (Носенко, Сборник, I, №236). Об особой отчетности не может быть речи, когда соучастники сообща заведовали делом (реш. 4 деп. 1894 г., № 436 и 957, Добр . – Бер. II, 129/88).

IV. Получение прибыли – цель.

Цель товарищеского соединения - получение прибыли. Поэтому каждый товарищ имеет право на участие в прибыли предприятия. Прибыль дается только чистым доходом, который обнаруживается из сравнения баланса за два смежных оборотных года. Увеличение или уменьшение этой разности может произойти не только вследствие успеха торговых сделок, но и от повышения или понижения ценности имущества, принадлежащего предприятию. Если в договоре были предусмотрены различные отчисления из чистого дохода, напр., на составление запасного капитала, то такие отчисления должны быть произведены до распределения прибыли. В случае молчания договора недопустимы вычеты из чистого дохода без согласия всех товарищей. Так как прибыль может определиться только в конце торговог о периода, то раздел прибыли может иметь место в исходе оборотного года, если договором не установлены более краткие сроки.

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.118

Возникает вопрос, должно ли прибыль делить поровну между всеми товарищами или же пропорционально вкладу каждого? Если принять в соображение: а) что в торговом обороте капитал всегда дает проценты; b) что личное участие каждого товарища не составляет необходимого элемента; с) что вознаграждение за личное участие трудом определяется особым порядком, то следует прийти к заключению, что прибыль в товарищеском предприятии должна быть распределена пропорционально вкладу, внесенному каждым товарищем. Конечно, договор может установить какие угодно иные основания для раздела прибыли.

Некоторые законодательства стремятся примирить то и другое начало. Так, по герм. торг, улож., § 121, из годовой прибыли прежде всего отчисляется для каждого товарища 4 % с его вклада, а остальная часть прибыли делится поголовно.

V. Запрещение участия в других товариществах.

Товарищу запрещается участие в других товариществах. Такое запрещение может иметь различное основание: а) опасение конкуренции торговому дому, и тогда запрещение должно относиться только к однородной торговле, но зато все равно, будет ли она производиться личньши силами товарища или в соединении с другими лицами, в виде ли промысла или в виде единичных сделок; b) опасение за степень внимания, какую будет проявлять товарищ, отвлекаемый посторонними делами, и тогда запрещение должно бы относиться только к товарищам-распорядителям, но зато все равно, какими бы делами ни занялся товарищ - однородными или различными; с) опасение за кредит товарищества, основанного на неограниченной ответственности, и тогда запрещение должно распространяться не только на распорядителей, но на всех вообще товарищей, и не только на однородную, но на всякую вообще торговлю. Два первые основания имеют в виду интересы товарищей, последнее - интересы третьих лиц.

Западные законодательства имеют в виду преимущественно опасение конкуренции (франц. гражд. код., § 1847, герм. торг, улож., § 112, итал. .торг, код., § 122), поэтому запрещение их касается только однородной торговли.

Наше законодательство кладет в основу запрещения опасение за кредит. Запрещение относится ко всем товарищам, а не только к распорядителям. Запрещается торговля не только однородная, но вообще всякая. Запрещение относится только к участию в другом товариществе, но не к открытию самостоятельной торговли. Запрещается участ-

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.119

вовать в другом товариществе, полном или на вере, но не акционерном.

Закон говорит: товарищ одного торгового дома не может быть в одно и то же время товарищем другого дома (ст. 69 Уст. Торг.), а в манифесте 1 января 1807 г., на котором основана приведенная статья, прибавлено: "ибо товарищ отвечает за долг одного дома всем имуществом" (§ 4). Закон упускает из виду, что интересы третьих лиц, основанные на расчетах состоятельности участников торгового дома, могут также пострадать и при единоличной торговле товарища, способной поглотить все его имущество. Свои собственные интересы товарищи охраняют включением в договор запрещения каждому участнику производить торговлю, однородную с той, какую поставило себе целью товарищество (Носенко, Сборник, I, № 243).

Если запрещение товарищу торговли имеет в виду интересы товарищей, то от воли последних зависит снять это запрещение и разрешить товарищу производство торговли, способной конкуренцией вредить делам товарищества. Такова именно точка зрения западных законодательств. Если запрещение установлено в интересе третьих лиц, то согласие всех товарищей не может снять законного запрещения.

Труднее вопрос об осуществлении права в данном случае. Товарищи, охраняя свои интересы, могут взыскивать с товарища, нарушившего запрещение, убытки, причиненные конкуренцией. Третьи лица могут говорить о нарушении их интереса тогда, когда оказалось несостоятельным имущество товарища, которому они доверяли. Но это уже поздно. Они могли требовать выхода товарища из второго торгового дома, но тут они становятся лицом к лицу с такими же интересами кредиторов этого последнего. Поэтому интерес третьих лиц мог бы быть удовлетворительно обеспечен только уголовной санкцией.

§ 21. ВНЕШНИЕ ОТНОШЕНИЯ

Если в определении внутренних отношений, затрагивающих ближайшим образом интересы самих товарищей, последним открывается полная свобода, то в определении отношений товарищества к третьим лицам усмотрению товарищей ставятся границы.

Русское законодательство в этом вопросе сильно отстает от западных уложений, но практика, принимая в соображение интересы третьих лиц, выработала положения, близкие к западным.

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.120

I. Представительство.

Для внешних сношений товарищество, как юридическое лицо, нуждается в представительстве.

1. Представителями товарищества должны признаваться те товарищи, которые указаны в выписке как распорядители. Их действия обязательны для товарищества, хотя бы соглашением участников первоначальный распорядитель и был устранен от дела, но без сообщения о том городской управе. Если в выписке не были указаны распорядители, то представителем может быть каждый товарищ. В доверенности товарищи-распорядители не нуждаются даже на суде (Уст. Гражд. Суд. ст. 26), тогда как остальные товарищи не иначе могут выступать, как по особой доверенности. Кроме товарищей, управление делами предприятия может быть предоставлено, по согласию товарищей, постороннему лицу, которое является приказчиком и, в качестве такого, нуждается в доверенности. Каждый товарищ-распорядитель предполагается уполномоченным на заключение сделок, а потому всякие соглашения между товарищами о совместном действии могут иметь значение для взаимных расчетов товарищей, но не имеют влияния на силу сделок, заключенных с третьими лицами одним из распорядителей.

2. Чтобы действия товарища могли обязать товарищество, нужно заключить сделку от имени торгового дома. Нет необходимости упоминать при совершении сделки, словесно или письменно, фирму товарищества. Достаточно, если из всей совокупности обстоятельств третьи лица могли с основательностью предположить, что сделка совершается для товарищества.

3. Товарищ-распорядитель преследует как свои личные, так и общие интересы. В заботах о чужих интересах распорядитель не должен выходить за пределы согласия товарищей, или прямо выраженного или выводимого из открытия предприятия. Третьи лица могут не знать и не обязаны справляться насчет состоявшихся между товарищами соглашений. Они имеют полное основание предполагать согласие товарищей на совершение распорядителем сделок, соединяемых обыкновенно с подобной торговлей. Но за этими пределами для силы сделок требуется явно изъявленное всеми товарищами согласие.

II. Осуществление прав.

Сделки, совершенные распорядителем от имени товарищества в пределах полномочия, какое третьи лица вправе были предположить, переходят непосредственно на торговый дом. По всем таким сделкам права приобретаются самим товариществом. Но осуществление прав возможно для товарищества, как юридического лица, только через посредство своих представителей. Предъявление требования со стороны всякого другого товарища может и должно быть отклонено третьим лицом. Обязательство, исполненное последним в пользу тако-

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.121

го товарища, не освобождает его от ответственности перед товариществом.

III. Ответственность по сделкам.

Если товарищество есть юридическое лицо, то ответственность по сделкам, заключенным распорядителями от его имени в пределах полномочия, какое третьи лица вправе были предположить, должна бы падать прежде всего на имущество товарища, как должника. Только за недостаточностью его можно бы обращать взыскание на имущества товарищей. Но такой логический вывод устраняется постановлением нашего законодательства, что товарищи отвечают за долги торгового дома вообще и порознь. Смысл этого постановления тот, что веритель товарищества вправе по своему усмотрению предъявить иск: или а) к торговому дому или b) к одному из товарищей. В первом случае объектом взыскания является особое имущество торгового дома, во втором - частное имущество товарища-ответчика. Товарищ, удовлетворивший верителя, может обратиться с регрессом к сотоварищам, требуя от каждого из них возмещения той доли уплаченного, какая соответствует его вкладу.

Ст. 68 Уст. Торг, является далеко не бесспорной. Башилов (Ж.М.Ю., 1894, № 1, стр. 26) и Каминка, Очерки, стр. 303, разделяют взгляд на возможность выбора для верителя. Напротив, Гольмстен, Очерки, стр. 87, и Садовский (Ж.М.Ю., 1897, № 10, стр.66) не допускают иска верителя прямо к товарищу, минуя товарищество. С теоретической стороны соображения их безусловно верны, но все же не дают возможности устранить ст. 68 Уст. Торг. Практика колеблется в решении этого вопроса: с одной стороны, она полагает, что по обязательству, выданному от имени торгового дома, иск должен быть предъявлен к самому торговому дому, а не к одному из товарищей, с другой - разрешает предъявлять иск к товарищам-распорядителям (реш. 4 деп. 1894, №663, 664, 1908, №1072, Носенко, Устав Торговый, ст. 68, §6, Дрбр.-Цыпкин, Уст. Торг. ст. 68, § 8). В последнее время гражд. кас. деп. стал на ту точку зрения, что "товарищи отвечают за долги товарищества, хотя и в качестве должников, но не главных; их ответственность за долги товарищества представляется дополнительной, вспомогательной, которая возникает только с того момента, когда обнаружится неуспешность взыскания с самого товарищества" (1907, №48). К этому взгляду присоединился и суд. деп. в решении 1913 г., №860 (Добр.-Цыпкин, Уст. Торг. ст. 68, § 8; Указ суд. деп. 1913, № 1522, Право, № 22). Вытекающее отсюда запрещение кредиторам товарищества обращаться со своими взысканиями, помимо товарищества, непосредственно к товарищам основывается собственно на правильном теоретически положении, что долги товарищества не являются долгами товарищей, но едва ли оно согласно буквальному смыслу ст. 68. - Именно ввиду того, что ст. 68 Уст. Торг, рассчитана на внешние отношения, она не может

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.122

быть распространена на внутренние, и потому обратное требование товарища, который полностью удовлетворил верителя товарищества, не должно быть обращаемо целиком к любому другому товарищу. Сомнение могло бы возникнуть лишь по вопросу о том, в равной ли доле отвечают товарищи перед своим товарищем или пропорционально вкладу. Если прибыль распределяется пропорционально вкладу, то по тому же принципу должен распределяться и убыток. - Усвоение гр. кас. деп. взгляда на торговый дом как на юридическое лицо (реш. 1908, J^fc 49) не укрепляет толкования ст. 68 в смысле непосредственной ответственности товарищей, см.: Фрейдин, Новейшая практика Сената по вопросу о торговых домах, 1910; Бугаевский, По поводу некоторых решений Сената (Вест. Пр. и Нот., 1911, № 48).

§ 22. ИЗМЕНЕНИЯ В ТОВАРИЩЕСТВЕ

I. Вступление нового товарища.

Ввиду личного характера товарищеского договора товарищ не вправе передать свое участие в торговом доме без согласия других товарищей. Но вступление нового товарища: а) взамен выбывающего или b) в пополнение прежнему составу, не встречает препятствий, если все товарищи на то согласны. Вновь принятый член товарищества, становясь в положение товарища, должен и разделять ответственность товарищей за долги торгового дома, когда бы они ни возникли, до или после его вступления.

Вступление нового или новых членов в состав товарищества может произойти и без особого о том соглашения товарищей, а именно в случае наследования, а) Если наследники были предусмотрены учредительным договором, они вступают во все права наследователя, принимая на себя не только имущественное, но и личное участие. b) Если учредительный договор не предусмотрел наследственного преемства, то наследники принимают только имущественное, но не личное участие.

"Для вящего предохранения от расстройства разного рода торговых предприятий" закон (ст. 64 Уст. Торг.) поставляет в обязанность (без санкций, впрочем) каждого товарища, при составлении договора о товариществе, назначать лицо, долженствующее заступить, в случае его смерти, его место "для продолжения общей торговли". В своей заботе о предохранении от расстройства закон заходит так далеко, что дозволяет назначать преемника "без огласки", в запечатанном конверте, который должен быть вскрыт после смерти товарища (ст. 66 Уст. Торг.). Однако товарищи в учредительном договоре могут воспротивиться такому таинственному назначению им товарища. Если же договор этого вопроса не предусмотрел, товарищи не вправе устранять сочлена, неожиданно поя-

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.123

вившегося из запечатанного пакета. Очевидно, в заботе о товарищеском предприятии закон позабыл об интересах товарищей.

II. Выход из товарищества.

Ввиду опасности, какая грозит всему имуществу товарища, ему не может быть прегражден выход из товарищества, а) Если торговый дом организовался на определенный срок, то согласием на срок товарищ связал свой выход: до срока он не может настаивать на нем. b) Если договор составлен без указания на срок, то товарищ не может быть лишен права выйти, если на то согласны сотоварищи, а в случае их несогласия - если на то даст разрешение суд, признавший основательность намерения выйти и безвредность выбранного для этого момента.

Вышедший товарищ не может считать себя свободным, даже при согласии остальных участников, от ответственности по обязательствам товарищества, возникшим тогда, когда он был еще в составе торгового дома. Эта ответственность будет прекращаться постепенно, по мере того, как обязательства эти будут погашаться или исполнением их или истечением исковой давности.

Чтобы освободить вышедшего от висящего над ним чуть не всю жизнь (при 30-летней давности) дамоклова меча, западные законодательства устанавливают сокращенную (5 лет) давность для ответственности вышедших из товарищества участников (франц. торг, код., §64, герм, торг, улож., § 159). У нас же может иметь место только общая исковая давность.

Выходящий товарищ может требовать, чтобы оставшиеся члены торгового дома произвели с ним расчет; однако такое требование было бы неуместно до конца оборотного года. С таким выходом не соединяется прекращение товарищества, которое может продолжаться при оставшемся составе. Продолжению товарищества не мешают ни интересы товарищей, которые дали свое согласие на выход участника, ни интересы третьих лиц, перед которыми вышедший отвечает за все, заключенные до его выхода, сделки, как будто он не выходил, а если он не отвечает за новые сделки, то третьи лица должны были это знать, в силу оглашения. Ввиду этого последнего обстоятельства фирма товарищества не должна подвергаться изменению потому только, что в нее входила фамилия вышедшего.

Изменение формы предприятия равносильно его прекращению как с экономической, так и с юридической стороны. Предприятие, получившее новое название, должно получить и новый лист в реестре. Между тем вы-

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.124

ход товарища не прекращает товарищества. Это будет один из случаев нарушения принципа истинности формы.

III. Исключение товарища.

Противоположное добровольному выходу исключение товарища может произойти или по воле товарищей или по воле кредиторов товарища.

1. Действия товарища, идущие вразрез с целью соединения, как, напр., недобросовестность распорядителя, злоупотребление фирмой, конкуренции, дают повод остальным товарищам просить или о расторжении договора или об исключении виновного. Исключаемый, как выходящий, вправе рассчитаться с товариществом к концу оборотного года. Исключение не может иметь влияния на интересы третьих лиц, перед которыми исключенный обязан отвечать в пределах исковой давности. Товарищи обязаны сообщить управе о происшедшем изменении в личном составе торгового дома, иначе им придется отвечать за все действия, совершенные исключенным лицом после его устранения.

2. Принудительный выход может наступить в случае несостоятельности какого-либо из товарищей. Кредиторы товарища, не получив удовлетворения из частного его имущества, обращают взыскание на долю его в товариществе. Конкурсное управление берет в натуре те вещи, которые находятся лишь в пользовании торгового дома, но принадлежат несостоятельному, а ту часть, которая не может быть выделена в натуре, продает.

Все содержание ст. 2136, а еще более ст. 2137, т. X, ч. 1, с очевидностью показывает, что такое выделение доли товарища не соединяется вовсе с прекращением самого товарищества. Закон тщательно избегает расстройства торговых предприятий.

IV. Смерть товарища.

Смерть товарища не прекращает полного товарищества, если не пожелают того все товарищи. Основанием желать прекращения является отсутствие личной предприимчивости, которая сосредоточивалась в лице умершего, или имущественная ненадежность наследников умехшего. Едшгтвенный случай, когда смерть товарища должна повлечь за собой прекращение торгового дома, это тот, когда товарищей было тол>ко двое, и за смертью одного соединение распадается: умерший остался без наследника или наследником его оказался второй товарищ.

Взгляд этот противоречит общепринятому, по которому смерть товарища должна повлечь за собой прекращение товарищества (Гольмстен, Очерки, стр.90, 92, Нерсесов-Гусаков, стр.94 ). Такой

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.125

взгляд сложился на Западе под влиянием римского права. Законодательства обыкновенно постановляют, что смерть одного из товарищей разрушает товарищество, если противное не установлено в договоре (герм, торг, улож., § 131, п. 4, франц. гражд. код., § 1865, п. 3, итал. торг, код., § 191). Практика также признает разрушающее влияние смерти товарища на самое товарищество (реш. кас. деп. 1890, № 94, 1899, № 104). В пользу такого взгляда выставляется следующее: а) Полное товарищество есть договор чисто личный, а потому он должен прекратиться с изменением личного состава. Но, если А, В и С согласились сообща вести торговое дело, нет основания считать А и В не связанными договором после смерти С, если не доказано, что договор был заключен только ввиду этого С; вопрос о преемнике есть вопрос о вступлении нового члена, а не вопрос о прекращении товарищества. В товарищеском участии сама практика видит два элемента, имущественный и личный, и подчиняет первый действию ст. 1543, т. X, ч. 1, а второй - ст. 1544, т. X, ч. I (реш. 4 деп. 1895, №921, Добр.-Бер, II, 167/115). b) Продолжение полного товарищества не может быть допущено ввиду интереса третьих лиц, которые доверяли товариществу ради члена, из него уже выбывшего. С этой точки зрения не следовало бы допускать ни выхода, ни исключения. Однако в чем же могут страдать интересы третьих лиц? Если они доверяли личным способностям умершего товарища, как распорядителя, то личное его отсутствие не может остаться неизвестным для третьих лиц, вступающих в сделки с торговым домом через его представителей. Если они доверяли имущественной состоятельности умершего товарища, то положение их не изменяется, так как ответственными перед ними являются наследники покойного, пока смерть не будет оглашена изменением содержания выписки, с) Самый сильный аргумент содержится, по-видимому, в положительном праве. Согласно ст. 13, 14 и 18, прил. к ст. 1238, т. X, ч. 1, в случае смерти товарища торгового предприятия остающийся другой товарищ обязывается непременно, в течение 3 дней после смерти того лица, объявить суду о состоянии торговых книг. Суд, при объявленной ему исправности книг, немедленно предоставляет безостановочное продолжение хода торгового предприятия товарищу. "В этом случае продолжение хода торгового предприятия заключается в безостановочном отправлении текущих дел, в ликвидации оных, производя и принимая платежи, но отнюдь не входя в новые спекуляции". Слово "ликвидация", очевидно, смущает многих. Но закон, конечно, не имеет в виду ту ликвидацию, которая предшествует смерти самого предприятия. Если бы речь шла о такой ликвидации, то оставшемуся товарищу следовало бы распродавать имущество предприятия, а это совершенно несогласно с "продолжением хода торгового предприятия", о котором так заботится законодатель. Неужели в подобном случае товарищ, для исполнения лежащего на фабрике заказа, не мог бы приобрести сырого материала, хотя бы в кредит, или нефти, дров, угля для действия фабрики? Очевидно, законодатель лишь рекомендует оставшемуся осторожность в ведении дела, уклонение

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.126

от новых, необычных для этого предприятия рискованных операций, d) Нельзя не признать и некоторой непоследовательности в оспариваемом воззрении: если смерть "прекращает" товарищество, то последнее не может "продолжаться" при согласии оставшихся товарищей. Старое предприятие должно окончить свое существование и на его место откроется совершенно новое. Но на такой вывод практика не соглашается (реш. 4 деп. 1883, № 787, Носенко , Устав Торговый, ст. 73, § 3).

§ 23. ПРЕКРАЩЕНИЕ ТОВАРИЩЕСТВА

I. Причины прекращения.

Следующие причины могут вызывать прекращение полного товарищества:

1) истечение срока, если товарищество учреждено было на определенный срок;

2) невозможность предприятия, если товарищество учреждено было ввиду определенной цепи; напр., когда иссякли нефтяные источники, дал эксплуатации которых образовалось соединение;

3) общее согласие всех товарищей, способное как вызвать возникновение, так повлечь и прекращение товарищества;

4) односторонняя воля каждого из товарищей, если суд признает основательным его указания на обстоятельства, которые уничтожают смысл соединения, напр., недобросовестность распорядителя;

5) несостоятельность товарищества, лишающая его материальной основы, так как товарищество обладает своим собственным имуществом, неспособность которого к исполнению лежащих на нем обязательств не служит еще указателем платежной неспособности каждого из товарищей в отдельности.

Вопрос о том, распространяется ли объявление несостоятельности товарищества и на товарищей, является в высшей степени спорным в нашей практике. Сначала (в 1876 г.) 4 деп. Прав. Сената стоял на той точке зрения, что несостоятельность торгового дома есть в то же время и непременно несостоятельность всех товарищей (Носенко, Сборник, т. II, № 994); потом (в 1882 г.), напротив, перешел к взгляду, что объявление полного товарищества несостоятельным и открытие конкурса над товариществом само по себе не влечет за собой объявления несостоятельности и открытия конкурса над каждым из лично ответственных участников, и что поэтому в конкурс, открытый над товариществом, должно поступать одно лишь фирменное имущество (Носенко, Сборник, т. V, № 271); затем в 1891 г. высказал мнение, что делению имущества торгового дома на фирменное и личное отдельных товарищей не может быть придано правовое значение (Носенко, Устав Торговый, ст. 77, §3). Кае. гражд. деп. признал, что в случае объявления полного товарищества несостоятельным должником все товарищи подвергаются всем последст-

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.127

виям такого объявления (1877, №364, 1890, №69). Новейшая практика допускает объявление несостоятельности торгового дома в лице его товарищей, лишь если они не могут или не хотят оплатить его долгов своим личным имуществом. (Добр.-Завадский, Свод общеимперских законоположений о торг, и неторг, несостоятельности, ст. 410, § 5). При таком признании несостоятельности торгового дома суд обязан войти в рассмотрение свойства несостоятельности каждого товарища. (Ук. суд. деп. 1913, № 1972, Право, № 38). Также спорен вопрос и в литературе; в то время, как Башилов (Ж.М.Ю., 1894, № 1, стр. 29) утверждает, что несостоятельность товарищества влечет за собой несостоятельность товарищей, Цитович (Учебник, стр. 118) заявляет, что несостоятельность торгового дома не есть еще несостоятельность отдельных его участников. Если принять в соображение: а) что товарищество есть юридическое лицо; b) что, как лицо, оно имеет свое особое имущество; с) что товарищи не обязаны к восполнению вкладов, свыше размера, определенного учредительным договором; d) что кредитор товарищества может обратить свое взыскание непосредственно на имущество торгового дома, минуя отдельных товарищей, - мы должны будем прийти к заключению, что несостоятельность торгового дома может наступить при явной состоятельности товарищей, а следовательно, при полном отсутствии признаков их несостоятельности, объявление их несостоятельными противоречило бы задаче конкурсного производства.

II. Ликвидация.

Прекращению товарищества предшествует особый процесс - ликвидация. Ликвидация имеет своей задачей: 1) уплатить долги товарищества; 2) взыскать с третьих лиц то, что они должны товариществу; 3) реализовать имущество, т.е. превратить все ценности, принадлежащие товариществу, в деньги; 4) составить примерный расчет между товарищами.

Выполнение ликвидации лежит на обязанности тех лиц, которые будут предназначены к тому учредительным договором. За отсутствием соглашения по этому вопросу ликвидаторами должны быть признаны товарищи-распорядители, как поставленные во главе всего предприятия и лучше всего знающие положение дел.

По иску Ивана Моргунова о признании товарищества ткацкой фабрики в Шуе Ивана Моргунова подлежащим ликвидации и с предоставлении ему, как распорядителю товарищества, ликвидировать таковое московский коммерческий суд возложил производство ликвидации на обоих товарищей, Ивана и Михаила Моргуновых. Сенат, напротив, признал, что если всеми товарищами не были избраны лица специально для этой цели, то право на ликвидацию должно быть признано за тем лицом или теми лицами, которые управляли делами товарищества непосредст-

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.128

венно перед, обращением его к ликвидации (Суд. Деп. Прав. Сен. 1907, №1067, Добр. -Бер,1Г, № 139).

Ликвидаторы могут вступать от имени прекращающего свое существование товарищества во все те сделки, которые вызываются ликвидационным процессом, а также представлять торговый дом на суде. Моментом прекращения торгового дома поэтому должен быть признан не момент обращения его к ликвидации, а момент окончания последней.

Шевалдышев и Высоцкий 27 июня 1873 г. заключили между собой нотариальный договор об устройстве торгового дома, сроком на 5 лет. Одновременно с этим был заключен другой договор между товарищами, с одной стороны, и Тимофеевым - с другой, по которому последний принял на себя исполнение обязанностей по управлению конторой торгового дома в Москве с вознаграждением по 4000 руб. в год. Товарищи 1 июля 1875 г. пришли к соглашению о необходимости ликвидировать дела торгового дома, о чем и последовали от них публикации в ведомостях. Тимофеев в 1877 г. предъявил к Шевалдышеву и Высоцкому иск об уплате ему вознаграждения за все время до действительного прекращения торгового дома. Сенат отказал в иске, основываясь на том, что моментом прекращения товарищества следует признавать не окончание ликвидации, а обращение к ней, так как с этого именно момента бывшие товарищи не могут быть рассматриваемы как представители торгового дома, лишаются права подписываться фирмой (реш. 4 деп. 1878, № 1642, Носенко, Сборник, т. Ill, № 130). Последние основания не содержатся в законодательстве, так что они являются сами выводом из понятия о моменте ликвидации, а никак не теми положительными данными, из которых можно было бы сделать заключение о моменте прекращения. Если, как думает Сенат, товарищество прекратилось в момент обращения его к ликвидации, то вправе ли должники торгового дома платить свои долги отдельным товарищам, а не представителям; чьи вещи будут распродаваться при ликвидации; кто будет предъявлять иски и отвечать по предъявленным? Для отказа Тимофееву в деле были иные основания, а не то, которое совершенно ошибочно принято было Сенатом.

III. Раздел имущества.

Конечной целью ликвидации является раздел товарищеского имущества между товарищами. Такой раздел возможен при условии, если актив превышает пассив. В противном случае наступает несостоятельность торгового дома, если только товарищи не поспешат пополнить недостающее из своих личных средств. Имущество торгового дома, за изъятием из него вещей, принадлежащих отдельным товарищам на праве собственности, превращенное в деньги, распреде-

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.129

ляется между товарищами пропорционально их вкладу по последнему балансу.

Верители торгового дома, пользуясь правом выбора, могли и не предъявить своих требований в момент ликвидации, рассчитывая обратить свое взыскание на одного из товарищей, продолжающих отвечать по заключенным ими сделкам, в пределах исковой давности.

IV. Формальные условия.

Формальные условия прекращения товарищества соответствуют форме его возникновения. Если вследствие представленной управе выписки товарищество получило свое "знаменование", то и потерять его оно может только после заявления. Третьи лица, имеющие в управе сведения о существовании торгового дома, не могут и не обязаны знать о соглашении товарищей перейти к ликвидации. Поэтому до соблюдения формальности бывшие участники не вправе считать себя свободными от обязательств, установленных от имени торгового дома после ликвидации кем-либо из распорядителей. Оглашение излишне, когда прекращение товарищества сопровождается открытием конкурсного производства.

Предыдущий | Оглавление | Следующий










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.