Предыдущий | Оглавление | Следующий

§ 73. Завещательный отказ

I. В числе завещательных распоряжений могут находиться отказы или легаты.

II. Признаки отказа.

III. Завещатель, по своему усмотрению, может представить отказчику абсолютный или относительный отказ.

IV. Судьба отказа.

V. Ограничение к устраниению отказов.

VI. Отказчик, в противоположность наследнику, не отвечает за долги наследодателя.

§ 74. Исполнение завещания

I. Понятие о душеприказничестве.

II. Назначение душеприказчиков.

III. Отношение к наследству.

IV. Отношение к контрагентам завещателя.

V. Отношение к наследникам и отказчикам.

 

§ 73. Завещательный отказ

Литература: Башмаков, Быть или не быть понятию завещательного отказа в русском законодательстве («Ж. М. Ю.» 1901, № 7).

I. В числе завещательных распоряжений могут находиться отказы или легаты.

Под именем завещательного отказа понимается такое распоряжение, которым из всей совокупности отношений, составляющих наследство, известному лицу предоставляется одно или несколько определенных прав. Таким образом отказ или легат представляет собой частное преемство по случаю смерти или иного события, открывающего наследство. Лицо, которому такое право назначается завещателем, называется легатарием, что может быть переведено на русском языке словом «отказчик». Французское право называет легатариями вообще наследников по завещанию, в противоположность наследникам по закону (successeurs). Среди легатариев оно различает legataires universels, которым оставляется по завещанию все наследство, legataires a titre universel, которым оставляется определенная часть завещаемого имущества, и собственно легатариев, legataires particuliers (франц. код. § 1014), которым по завещанию дается определенное право. Весьма подробные правила о легате (Vermachtniss) дает германское уложение §§2147-2191, противополагая его завещательному назначению наследника (Erbeinsetzung). Хотя русское законодательство не дает определения отказа и нет даже постановлений, касающихся условий его назначения и последствий, но идея легата ему не чужда.

Ст. 10111 т. X ч. 1 и ст. 1086 упоминают о денежных выдачах, к которым обязывает завещатель своих наследников. По ст. 163 т. V Уст. о пошл, в случае возложенных на наследника завещанием денежных выдач, наследник уплачивает всю причитающуюся с наследственного имущества пошлину и затем имеет право удержать следующие с означенных лиц части внесенной пошлины из производимых им выдач. Не затемняет этой идеи ст. 5339 т. X ч. 1, возлагающая ответственность по долгам наследодателя и на пользовладельца, который будто бы должен быть признан легатарием, - пользовладение может относиться ко всему имуществу, а не только к определенной вещи.

Наша судебная практика долго уклонялась от признания за отказом самостоятельного значения. Но, наконец, вынуждена была признать его (кас. реш. 1900, № 104). Идея отказа лежит в самой природе понятия об имуществе и наследстве, и без этой идеи практика постоянно будет впадать в противоречия, как это с нею происходит при разграничении прав наследника и пользовладельца, наследника заложенной недвижимости и др.

II. Признаки отказа.

1) Рассматривая признаки, содержащиеся в данном нами определении, мы замечаем, что завещательный отказ есть всегда право, но не обязанность, хотя в составе наследства имеются и те и другие. Это право имеет определенный характер и содержание. По этому признаку отказ противополагается наслед-

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.528

ству, как совокупности отношений. Отсюда уже следует, что отказчик не отвечает за долги наследодателя, как наследник.

2) Отказ выражается в форме завещательного распоряжения, а потому отказ вне завещания не имеет силы. Не только словесно, но даже в частном письме предоставленное право не влечет за собой желаемых юридических последствий.

3) Отказ, как завещательное распоряжение, представляет собой предложение, обращаемое к отказчику вступить субъектом в указанное отношение. От воли отказчика зависит принять или не принять сделанное ему завещательное предложение.

4) Поэтому право на отказ приобретается, как и право наследования, с момента смерти наследодателя, но отказчик становится субъектом указанного права только позднее, со времени принятия. Следовательно, если отказчик умрет вскоре после открытия наследства, не успев выразить своего согласия на принятие, то приобретенное им уже право на отказ переходит к его наследникам, которые за него примут отказ.

III. Завещатель, по своему усмотрению, может представить отказчику абсолютный или относительный отказ.

a) Если отказчику назначается право на определенную вещь, то приобретение им этого права не зависит от воли или действий наследника. Право приобретается в силу самого принятия, в этот момент отказчик становится субъектом права собственности, пожизненного пользования, исключительного права. Так, например, племяннику завещан дом в городе, тогда как остальное имущество завещано сыну. Племянник имеет право просить суд о вводе его во владение на основании утверждения завещания к исполнению. То же самое происходит, когда отказан капитал, лежащий в банке. Если исполнение завещания возложено на душеприказчика, то отказчик вправе обратиться к нему с иском о выдаче отказаной вещи (Уст. гражд. суд., ст. 24). При вещном отказе для отказчика не имеет никакого значения невозможность для лица, назначенного наследником, вступить в наследство: последнее перейдет к законному наследнику, а отказчик останется при своем праве.

b) Завещатель может поступить иначе. Он может обязать наследника к выдаче известной вещи отказчику, например уплатить ему 1000 рублей. В этом случае отказчик не имеет вещного права. Между завещателем и наследником устанавливается договор в пользу третьего лица, т.е. отказчика, который приобретает право требования к наследнику. Иск, основанный на таком праве, может быть обращен к наследнику не ранее принятия им наследства. Так как требование отказчика основывается на обязательстве, то всякое обстоятельство, устраняющее право наследования для лица, назначенного наследником, лишает и отказчика его права. Например завещатель обязывает наследника уплатить 1000 рублей отказчику, а между тем наследник умирает до открытия наследства - с тем вместе и отказчик лишается своего пргва. Между тем, Сенат не признает такой конструкции обязательственного отказа и полагает, что лица, в пользу которых завещатель обязал своего наследника денежными выдачами, должны быть рассматриваемы как соучастники в наследстве, а не как кредиторы наследника (кас. реш. 1874, №596). Однако, Сенат не решился назвать таких лиц

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.529

прямо наследниками, а применил к ним название, не имеющее ни определенности, ни опоры в русском законодательстве.

IV. Судьба отказа.

Если в силу каких-либо обстоятельств отказ не был приобретен отказчиком, например, по случаю смерти его до открытия наследства, то судьба отказа может быть различна, а) Завещатель, предвидя возможность такого случая, назначает другого отказчика, который и приобретает право. b) При назначении нескольких отказчиков, воля завещателя может связать их настолько тесно, что неосуществление права со стороны одного послужит на пользу остальных. Здесь, следовательно, будет иметь место приращение отказной доли. Например, завещатель назначил нескольким лицам совместно дом; смерть одного из них до открытия наследства увеличит долю каждого из оставшихся в живых отказчиков. Известное лицо, передавая все свое имущество законному сыну, обязывает последнего к уплате 5000 рублей незаконным детям: если один из последних отречется от предоставленного ему права, то его доля поступит в пользу прочих незаконных детей, с) Наконец, при отсутствии такой связи между отказчиками, непринятие отказа влечет за собой увеличение наследственной доли наследника. Неосуществленный отказ поступает по приращению в пользу наследника, назначенного завещанием.

V. Ограничение к устраниению отказов.

В нашем законодательстве находится одно ограничение свободы завещателя к устранению отказов, а) Завещая наследникам благоприобретенное имущество, завещатель может обязать наследников к неограниченным отказам; но если отказ состоит в периодических платежах, то назначение их возможно только до смерти наследника, его можно обязать к денежным выдачам только на время его жизни. b) При завещании родовой недвижимости наследники вправе отказаться от исполнения сделанных по тому имению распоряжений, если они соединены с утратой из него большей или меньшей части (т. X, ч. 1, ст. 1086). Назначение отказа будет действительно, пока денежные выдачи не выходят из границ получаемых с того имения доходов (кас. реш. 1899, № 11). За этими пределами отказ теряет юридическую силу и для наследников не обязателен. Только такой смысл и можно придать ст. 1086, потому что всякий отказ, как бы ни был он незначителен, непременно соединен с утратой из имения большей или меньшей части.

VI. Отказчик, в противоположность наследнику, не отвечает за долги наследодателя.

Следовательно, если на имуществе последнего лежат долги, то они всецело падают на наследников, а не распределяются между наследниками и отказчиками. Практика наша держится противоположного мнения. Исходя из того взгляда, что легатарии «соучастники в наследстве» (кас. реш. 1874, №596), Сенат полагает, что «ответственность за долги наследодателя распределяется между сонаследниками пропорционально полученной каждым доле наследства. В этом отношении закон не делает различия между наследниками и легатариями» (кас. реш. 1889, № 294). При этом, однако, упускается из виду, что легатарии не имеют никакой наследственной доли, а только право на вещь или право требования, так что распределение по долям невозможно. Далее, нельзя признать убедительной ссылку на не существование в нашем праве различия между наследниками и легатариями, когда сама жизнь вводит это различие и

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.530

когда сама практика, следуя ей, проводит различие между теми и другими, пользуясь даже иностранной терминологией для понятия об отказе. Определением легатариев, как соучастников в наследовании, не достигается вовсе ясность понятия. Соучастники в наследовании только наследники, а легатарии лишь частные преемники.

По всем этим соображениям следует отвергнуть взгляд практики и признать, что отказчики за долги наследодателя не отвечают до тех пор, пока ценность имущества, перешедшего к наследникам, еще достаточна для покрытия долгов. Если же имущества оказывается недостаточно, то к ответственности за долги наследодателя привлекаются и отказаные вещи, как входившие в состав наследства.

Однако, если отказчику назначено имение или дом, обремененные залогом, то освобождение от последнего не лежит на наследнике, а на самом отказчике.

§ 74. Исполнение завещания

Литература: Гольмстен.О душеприказчиках. (Юрид. иссл. и статьи, 1894, стр. 105—151; Гордон, О представительстве в гражданском праве; Любимов, О душеприказчиках по русскому праву («Юрид. Газ.» 1900, №№ 22-28).

I. Понятие о душеприказничестве.

Приведение в исполнение воли завещателя может быть возложено на самих наследников (т. X, ч. 1, ст. 1084 п. 2). Но такой порядок может представлять некоторые неудобства: между наследниками возможны ссоры, в поспешном дележе доставшегося имущества легко может быть пренебрежена воля завещателя. Поэтому в завещаниях нередко встречаются назначения особых лиц, так называемых душеприказчиков, которым завещатель поручает исполнение его воли, выраженной им в завещании. Институт душеприказничества неизвестен был римскому праву, он составляет явление правового быта новых народов, из которых создались современные европейские государства. Французское право, впрочем, еле упоминает о душеприказчиках, напротив, новое германское уложение дает весьма подробные положения о них (§§ 2203-2217). В Англии душеприказчик составляет необходимую фигуру при всяком наследовании, если только наследство не состоит из одной лишь недвижимости. Душеприказчики известны древнему русскому праву, хотя с этим именем иногда соединялись различные понятия. В настоящее время в русском законодательстве содержится только общее постановление о том, что завещания исполняются душеприказчиками (т. X, ч. 1, ст. 1084 п. I) и несколько частных постановлений. Таким образом этот институт, имеющий у нас большое бытовое значение, остается без законодательного определения.

Душеприказничество соединимо только с таким представлением о наследовании, по которому момент приобретения права наследования отличается от момента вступления наследника во все юридические отношения, составляющие в совокупности наследство. С точки зрения теории, сливающей эти два момен-

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.531

та, относящей к открытию наследства приобретение наследником прав собственности и других прав, остается непонятным, каким образом постороннее лицо, помимо собственника, распоряжается его вещами. В действительности, права душеприказчиков вполне совместимы с наследственными правами наследников, пока последние не стали субъектами всех прав и обязанностей.

Юридическая природа душеприказничества возбуждает различные разногласия. Несомненно, что в основании его лежит договорное отношение между завещателем, делающим предложение, и душеприказчиком, принимающим последнее. Если это договор, то по своему характеру он ближе всего подходит к договору доверенности, так как душеприказчик обязывается к выполнению целого ряда юридических актов. Однако возбуждается вопрос, если душеприказ-ничество соединено с представительством, основанным на договоре, то представителем какого лица является душеприказчик?

По этому вопросу взгляды расходятся, а) Одни полагают, что душеприказчики являются представителями наследников. Однако такое представительство не имеет основания ни в договоре, потому что между душеприказчиками и наследниками не было соглашения, ни в законе, так как закон не назначает душеприказчиков, помимо воли завещателя. Притом, с представительством наследников стоит в противоречии невозможность для представляемых устранить представителя, а также возможность для душеприказчиков, следуя воле завещателя, совершать действия, противные интересам наследников, например, вести против них процесс. b) Также несостоятельным следует признать взгляд, по которому душеприказчик является представителем завещателя (кас. реш. I899, №40). Завещатель, как лицо выбывшее из мира юридических отношений, в представительстве не нуждается, с) Остается признать, что душеприказчик является представителем самого наследства, как юридического лица, которое продолжает свое существование до выполнения душеприказчиком данного ему поручения. В этот же момент наследники приобретают вещные и обязательственные права, а также становятся должниками.

II. Назначение душеприказчиков.

Душеприказчиками могут быть назначены или посторонние лица, или один из наследников. В последнем случае наследник выступает только в качестве душеприказчика, хотя наша практика полагает, что эти два понятия взаимно друг друга исключают (кас. реш. 1876, № 205). Однако этот взгляд основывается не на теоретическом соображении, а на едва ли правильном толковании русского законодательства. Можно назначить одного или нескольких душеприказчиков. От душеприказчика, как представителя, требуется способность самому обязываться договорами. В нашем законодательстве содержится устранение от обязанностей душеприказничества лиц, служащих в карантинных учреждениях, если они назначены лицами, выдерживающими карантин и притом в завещании, составленном в это именно время (т. X, ч. I, ст. 1085). Душеприказчиками не могут быть назначаемы лица, подписавшиеся в качестве свидетелей под завещанием (т. X ч. I ст. !054, п. 3). Нарушение этого правила может повлечь за собой опровержение завещания, а с ним вместе и назначения душеприказчиков. Если бы это обстоятельство не подорвало силы завещания, например когда остальных свидетелей

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.532

достаточно для действительности завещания, то оно не оказывает никакого влияния на назначение душеприказчиков.

Назначение душеприказчиков составляет одно из завещательных распоряжений. Поэтому оно должно быть облечено в завещательную форму. Это не значит, чтобы предложение принять на себя обязанности душеприказчика должно было быть непременно включено в то же самое завещание, в котором помещено распоряжение имуществом наследодателя. Оно может найти себе место в другом акте, но только удовлетворяющем формальным требованиям завещания. Так, например, в главном завещании может быть указано лицо и сделана ссылка на данное ему в другом акте поручение, или, наоборот, в главном завещании может быть очерчен круг действия для исполнения воли завещателя, а в особом акте указано лицо, назначаемое душеприказчиком. Но ссылка на неформальный акт или, тем более, на словесное поручение должна быть признана не влекущей предполагаемых последствий.

III. Отношение к наследству.

Являясь его представителем, душеприказчик, для исполнения воли завещателя, должен принять оставшееся имущество в свое заведование, но не во владение, как ошибочно выражается наша практика, потому что душеприказчик распоряжается им не в виде собственности, но от своего имени. Никто не может быть принужден к принятию предложения об исполнении обязанности душеприказчика, как это имеет место относительно опекунских обязанностей. Душеприказчик вступает в заведование имуществом после изъявления своего согласия. Однако этот момент ускользает при принятом в нашей практике порядке. У нас утверждение завещания к исполнению включает в себя уже и утверждение душеприказчика, все равно, выразил ли он уже свое согласие или же нет. В последнем случае утверждение завещания относительно назначения душеприказчика имеет условное значение, -если согласится то лицо, к которому обращено предложение.

Вслед за утверждением следует принятие имущества в свое заведование. Если до этого были произведены уже охранительные меры, то они снимаются ввиду лица, к которому имущество переходит (кас. реш. 1869, № 612). Душеприказчику следует во всяком случае принимать имущество не иначе как по описи, потому что впоследствии могут возникнуть пререкания о составе имущества, при представлении отчета наследникам.

Душеприказчик, при исполнении возложенного на него поручения, должен руководствоваться волей завещателя. Он обязан передать имущество наследникам в том составе и в той доле, как это было указано ему завещателем. Он должен распределить те денежные выдачи, пожертвования, для точного выполнения которых чаще всего устанавливается душеприказничество. В отношении денежных выдач или пожертвований завещатель может предоставить душеприказчику большую или меньшую свободу усмотрения. В завещании могут быть точно перечислены все подобные назначения, или же может быть определена предельная сумма с указанием лишь в общих чертах их назначения, например, на учебные заведения, на церкви. Но эта свобода усмотрения не может идти так далеко, чтобы душеприказчику предоставлено было распоряжение всем имуществом по усмотрению, самый выбор наследника. В этом случае душеприказчик

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.533

стал бы сам наследником, собственником. Если наследник не указан прямо в завещании, то наследство поступает к наследникам по закону и душеприказчик совершенно устраняется.

Завещатель вправе возложить на душеприказчиков принятие мер к продаже недвижимости с целью уплаты сделанных завещателем отказов (кас. реш. 1905, № 8).

IV. Отношение к контрагентам завещателя.

В завещании душеприказчику поручается обыкновенно уплатить долги наследодателя и взыскать с должников последнего. Такое право должно быть признано за душеприказчиком и помимо воли завещателя, прямо выраженной, потому что оно вытекает из цели данного ему поручения. Недостаток завещательного распоряжения восполняется у нас законом: душеприказчики имеют право производить иски по всем тем предметам, по которым, в силу завещания, такое право принадлежит им, или по которым иск оказывается необходимым для исполнения возложенных на них завещателем распоряжений (Уст. гражд. суд., ст. 25). Так, например, возможно, что для производства всех указанных выдач недостает наличных сумм, а между тем существуют должники завещателя. С своей стороны кредиторы могут обращаться непосредственно к душеприказчикам, потому что закон предоставляет им обращаться с иском к лицу умершего собственника, т.е. к самому наследству, представителем которого является душеприказчик.

V. Отношение к наследникам и отказчикам.

В этом отношении представляется более всего чувствительным существующий в нашем законодательстве пробел по вопросу о душеприказчиках. Заведование душеприказчика должно быть, очевидно, только временным и должно уступить правам наследников на имущество. Однако при недостатке законодательных определений, душеприказчик ничем не побуждается к скорейшему выполнению воли завещателя, если ему не указан срок в самом завещании. Нет также никаких обеспечении в точном исполнении со стороны душеприказчика возложенных на него поручений. Закон не устанавливает средств и порядка контроля наследников над душеприказчиком.

Практика наша установила, что наследники вправе потребовать у душеприказчика отчета в его действиях, и завещатель не в состоянии освободить его от этой обязанности (кас. реш. 1878, №263). Однако, вопрос остается открытым, когда наследники могут потребовать отчета, в случае ли обнаруженного злоупотребления или в предупреждение его, какими средствами располагают они для побуждения душеприказчика к исполнению принятых на себя обязанностей. Тот же вопрос возникает относительно лиц, которым по завещанию предоставлены отказы. Учреждения, в пользу которых содержатся в завещании пожертвования, имеют надзор за исполнением завещания (т. X, ч. 1, ст. 1091), но остается невыясненным, в чем он состоит. Отказчики, знающие о содержании завещания, могут обратиться с иском к душеприказчикам тотчас по вступлении последних в отправление своих обязанностей. Иски, на завещании основанные, предъявляются, по общим правилам о подсудности, к тому лицу, душеприказчику или наследнику, на обязанность которого возложено исполнение завеща-

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.534

тельных распоряжений (Уст. гражд. суд., ст. 24). С этой стороны положение отказчиков лучше положения наследников.

Во всяком случае душеприказчики несут имущественную ответственность за неточное исполнение ими поручения, если уклонение от завещательной воли причинило ущерб интересам наследников, которые вправе привлекать их к ответу. Возможно, что душеприказчики, злоупотребляя оказанным им доверием, продадут или заложат вещи, входившие в состав наследства. По мнению практики, такие сделки недействительны и наследники вправе обратиться с иском непосредственно к покупщику (кас. реш. 1871, № 1264). Такой взгляд следует признать неправильным. Во время заведования имуществом со стороны душеприказчиков наследники не имеют еще права собственности на вещи, принадлежавшие наследодателю, а потому отчуждение их со стороны представителя собственника наследственной массы является юридически правильным. Притом третьи лица не могут и не обязаны знать, входит ли в поручение душеприказчика продажа или залог данной вещи, так как подобное право весьма часто встречается в целях распределения денег. На завещателе лежит вина в выборе лица, оказавшегося не на высоте оказанного ему доверия, а интересы третьих лиц не должны от того страдать.

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.535

Предыдущий | Оглавление | Следующий










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.