Предыдущий | Оглавление | Следующий

§ 70. Принятие наследства и отречение от него

I. Принятие наследства.

II. Отречение от наследства.

§ 71. Утверждение в правах наследования

I. Утверждение к исполнению.

II. Открытие наследства без завещания.

§ 72. Последствия принятия наследства

I. Иски о наследстве.

II. Приращение наследственной доли.

III. Раздел наследства.

IV. Ответственность наследников.

 

§ 70. Принятие наследства и отречение от него

Литература: Гордон, Открытие и принятие наследства и отречение от него («Суд. В.» 1870, №№ 54, 55, 59, 60, 63, 65 и 68); Любавский, О принятии наследства и отречении от него («Юрид. Моногр.», т. III, ст. 462-479); Кавелин, Очерк, стр. 119-130; Башмаков, Овладении по наследству или сезине («Ж. М. Ю.», 1901, № 2).

I. Принятие наследства.

В момент открытия наследства лицо, назначенное в завещании или указанное в законе, приобретает право наследования. Это право присваивается ему помимо его воли, независимо от выраженного им намерения, в силу одного только юридического события: смерти, лишения всех прав состояния, пострижение в монашество, безвестного отсутствия наследодателя. Но это право наследования или наследственное право не тождественно с самим наследованием. Право наследования есть только право на вступление в те юридические отношения, которые в совокупности составляют наследство, но не само вступление. Лицо, имеющее право наследования с момента открытия наследства, не может еще считаться субъектом тех отношений, в которых состоял наследник. Оно еще не имеет ни права собственности, ни права требования, ни залогового права и никакого иного из тех, которые принадлежали наследодателю.

Чтобы стать субъектом прав и обязанностей, наследнику необходимо принять наследство. Под принятием наследства понимается выражение намерения

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.512

со стороны лица, призванного к наследованию, вступить во все юридические отношения, составляющие в совокупности наследство. Только со времени принятия наследник становится субъектом права собственности на вещи, находящиеся в составе наследства, кредитором и должником по обязательствам, которыми был связан наследодатель. Принятие является односторонней юридической сделкой, выражающей согласие на сделанное завещателем предложение, осуществление предоставляемого ему законом прав. До принятия наследства не имеется физического субъекта, наследство является само субъектом прав и обязанностей. В лице своих опекунов оно осуществляет принадлежащие наследнику права, выполняет лежавшие на последнем обязанности, сохраняет в неприкосновенности имущество в пользу ожидаемых наследников. Состоявшееся принятие, когда бы оно не последовало, вскоре по открытии наследства или спустя значительное время, посредством фикции относится к моменту открытия наследства, потому что юридическая личность наследства создана была в интересах только самих наследников. Никто, кроме них, и не может воспользоваться той ценностью, которую представляло оставшееся имущество до принятия. Эта обратная сила является необходимым дополнением принятия наследства.

В иностранных законодательствах обнаруживается различное отношение к настоящему вопросу. Одни, следуя римскому праву, признают необходимость особого акта принятия, тогда как другие, основываясь на древнегерманских началах, считают его излишним и признают, что все права приобретаются наследником сами собой в момент открытия наследства. Кроме того, большинство законодательств не проводят последовательно ни того, ни другого взгляда и запутываются во внутренних противоречиях. Принятие представляется излишним в тех странах, где существуют необходимые наследники, т.е. лица, которые должны непременно вступить в отношения наследодателя. Между тем, признавая, что само наследство приобретается наследником с момента смерти наследодателя, некоторые законодательства, например французское, требуют в то же время еще акта принятия.

Представляется ли по русскому законодательству необходимым принятие наследства? Право на открывшееся наследство, говорит закон, принадлежит наследникам с самой кончины наследодателя (т. X, ч. I, ст. 1254). Основываясь на этой статье, некоторые ученые и наша практика (кас. реш. 1893, №4; 1897, №71) предполагают, что наследник вступает во все юридические отношения наследодателя в момент открытия наследства. Заметим предварительно, что в законодательстве нашем не выработалась точная терминология, и выражения: наследство, наследование, употребляются довольно безразлично. Поэтому нас не должно смущать употребление в рассматриваемой статье выражение «право на наследство». Оно должно быть понимаемо в настоящем случае в смысле права наследования. Правильность такого толкования и необходимость принятия для приобретения тех прав и обязанностей, которые составляют содержание наследства, доказывается многими указаниями закона. Если бы действительно наследник вступал во все отношения наследодателя силой только того факта, с которым связывается открытие наследства, то принятие было бы уже совершенно излишним и оставалась бы только возможность отречения. Однако закон

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.513

наш упоминает неоднократно о принятии. Наследники властны принять наследство (т. X, ч. I, ст. 1255), но этой возможности они бы не имели, если бы наследство уже принадлежало им в силу самого открытия его. Принявшему наследство принадлежат не только наличное имущество и капиталы, но и следующие к получению долги (т. X, ч. I, ст. 1258), - значит все эти права не принадлежат лицу, еще не принявшему наследства. Если бы принятие было излишним, если бы вступление во все права и обязанности соединялось с фактом смерти, то необходимо было бы явное отречение для освобождения наследников от долгов наследодателя; а между тем, отречением признается одно только непринятие (т. X, ч. I, ст. 1265). Если бы наследники были уже субъектами всех прав и обязанностей с момента открытия наследства, то только к ним могли бы быть предъявлены иски, основанные на этих отношениях, а между тем закон допускает предъявлять иски к фиктивному лицу, к умершему собственнику, пока не состоялось принятие (Уст. гр. суд., 215). Да и сама практика себя опровергает, признавая, что в случае открытия конкурса над имуществом умершего осуществление наследственных прав приостанавливается до окончания конкурсного производства (кас. реш. 1877, № 52): по конструкции Сената, наследники в этом случае имеют право наследования, но не вступают в наследство до окончания конкурса, т.е. они еще не собственники, не кредиторы, не должники. По всем этим данным мы должны признать, что, по русскому законодательству, в момент открытия наследства приобретается только право наследования, и лишь со времени принятия наследник вступает во все юридические отношения наследодателя, становится субъектом права и обязанностей. До принятия субъектом совокупности отношений, составляющих наследство, является оно само, как юридическое лицо. Принятие наследства составляет необходимый элемент каждого наследования. Принятие наследства имеет обратную силу, т.е. оно относится к моменту открытия наследства.

Как и всякое иное выражение воли, принятие наследства может быть непосредственно или посредственно, явно или молчаливо. Намерение осуществить свое наследственное право и вступить в отношения наследодателя непосредственно выражается в обращении к суду с просьбой об утверждении в правах наследования, или в газетной публикации, обращенной ко всем кредиторам наследодателя. Такое же намерение может обнаружиться посредством действий, по которым можно заключить о желании совершающего их стать субъектом права и обязанностей наследодателя. Принятием наследства почитается, когда наследники ни отзыва о неплатеже долгов не учинили, ни доходов с имения не сохранили, а владели и пользовались имуществом в личную себе прибыль (т. X, ч. !, ст. 1261). Неточность употребляемых законом выражений способна возбудить не совсем правильное представление о сущности молчаливого принятия. Нет необходимости, чтобы наследник действительно извлекал доходы. Принятие наследства может выразиться в совершенно противоположных действиях, в исполнении обязательств наследодателя. Достаточно, чтобы действия, предпринимаемые наследником, соответствовали тем, которые характеризуют вообще отношение хозяина к своему имуществу. Так, например, лицо ремонтирует квартиры доставшегося ему дома, производит хозяйственные улучшения в име-

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.514

нии. Следует, однако, опасаться признавать принятием такие действия наследника, которые направлены только к охранению оставшегося имущества, к предупреждению возможности расхищения его и потери ценности. Например наследник остается в доме, кормит лошадей, выдает содержание прислуге и дворнику - такие действия сами по себе еще не говорят о действительном намерении наследника.

Наследники вправе принять наследство или отречься от него. Другого выбора нет, а потому всякие условные принятия недопустимы и должны рассматриваться, смотря по обстоятельствам, или как принятие, или как отречение (кас. реш. 1878, № 243). Выраженное тем или иным способом принятие бесповоротно, потому что в силу этого акта наследник приобрел право собственности и другие вещные и исключительные права, стал кредитором и должником по обязательствам наследодателя. Следовательно, наследник не может взять назад своего принятия, выйти из этих отношений, отречься от осуществленного уже наследственного права.

Принятие, как и всякая сделка, предполагает наличность некоторых условий. I) Принимающий должен быть правоспособен. Отсутствие дееспособности восполняется законными его представителями. За малолетних, безумных и умалишенных согласие на принятие наследства обязаны изъявлять назначенные над ним опекуны (т. X, ч. I, ст. 1257), а несовершеннолетние нуждаются в согласии их попечителей. Ввиду ограничительного указания закона следует предполагать, что расточители вправе сами принимать наследство, а опекун, назначенный над имуществом безвестно отсутствующего, не может отыскивать открывшееся в пользу такого лица наследство (кас. реш. 1887, № 32). 2) Изъявление воли, как и во всякой сделке, должно быть непринужденно. Существенное заблуждение может и здесь иметь применение, например когда принятие выражено относительно совершенно другого имущества, чем то, которое предполагал наследник, ошибка, вызванная однозвучной фамилией и тождеством имен. 3) Принятие должно быть совершено в течение установленного срока. Наследник, не принявший наследства в течение 10 лет со времени вызова наследников или, если вызова не было, со времени открытия наследства, теряет наследственное право (т. X, ч. 1, ст. 1162 и 1244).

II. Отречение от наследства.

В противоположность принятию, отречение составляет случайный элемент в наследовании. Не к чему отрекаться, когда можно достигнуть той же цели уклонением от принятия. Однако, вполне достаточное для самого наследника непринятие представляет некоторые неудобства для других заинтересованных лиц, оставляя их продолжительное время в неизвестности относительно решения наследника. Отречение служит выяснению дела, обнаруживая волю наследника. Отсюда ясно, что отречение может быть только явное, непосредственно выражающее намерение лица. Поэтому совершенно неверно понятие об отречении, даваемое законом. Отречением от наследства признается, когда наследники не вступят в наследство по несоразмерности оного с долгами и когда отсутствующие наследники по учиненным вызовам не явятся для принятия наследства в установленные сроки (т. X, ч. 1, ст. 1265). Несмотря на заявление закона, в приведенных им случаях нет от-

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.515

речения, а одно только непринятие. Между тем эти два понятия не совпадают: отречение есть одновременный акт, выражение воли, а непринятие есть состояние неизвестности, способное продолжаться до определенного в законе срока. Таким образом, под отречением следует понимать заявление призванного наследника о нежелании принять наследство, т.е. вступить во все юридические отношения наследодателя.

Отречение не может считаться отчуждением наследства, понимая под последним совокупность прав, содержащихся в наследстве, потому что нельзя отчуждать того, что еще не было приобретено. Оно не составляет отчуждения даже в отношении приобретаемого наследником с момента открытия наследства права наследования, так как последнее составляет право, связанное исключительно с его личностью. Наследник может отказаться от своего наследственного права, но не распоряжаться им. Отсюда очевидно, что отречение имеет отрицательный характер относительно самого наследника, но оно не имеет положительного содержания, т.е. наследник не может отречься в пользу определенного лица (кас. реш. 1893, №4). Право наследования, от которого отрекся призванный наследник, возникает в лице законного наследника, если было опровергнуто завещательное предложение, - в лице дальнейшего законного наследника, если отречение состоялось со стороны ближайшего.

Так как с отречением одного наследника соединяется одновременное возникновение наследственного права в лице другого наследника, то отречение имеет всегда бесповоротное значение. Наша судебная практика различает, было ли после отречения принято наследство другим наследником или нет. В первом случае отречение, по ее мнению, бесповоротно, а во втором - ничто не препятствует наследнику изменить свое решение и принять наследство. Такое различие совершенно неправильно и вызвано, очевидно, смешением отречения с derelictio. Призванный наследник отрекся от своего права наследования и в силу этого одного обстоятельства право наследования приобретено другим лицом, дальнейшим наследником, потому что возникновению его наследственного права в момент открытия наследства мешало только существование права ближайшего наследника. С устранением этого препятствия возникает и право наследования для другого лица, хотя бы оно еще и не приняло наследства.

Отречение возможно относительно того права, которое уже возникло. Отрекаться от права может только субъект его. Поэтому отречение от будущего, еще не открывшегося наследства невозможно и недействительно (кас. реш. 1876, № 280). Однако наше законодательство устанавливает исключение из этого общего правила для дочерей, которые могут в рядных записях отречься от дальнейшего участия в наследовании (т. X, ч. I, ст. 1002). Если отречение невозможно до открытия наследства, то оно недействительно и после принятия, после вступления во все юридические отношения наследодателя. После принятия возможно только отречение от отдельных прав, входящих в наследство, но не от совокупности их. Следовательно, наследник, неосмотрительно принявший отягченное долгами наследство, не может уже, убедившись в невыгодности для него этого акта, освободиться посредством отречения от ответственности перед кредиторами наследодателя.

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.516

Отречение от наследственного права, как явное выражение воли наследника, должно быть произведено посредством объявления о том с его стороны в судебном месте (т. X, ч. I, ст. 1266). Оно совершается в форме письменного заявления, подаваемого тому суду, в округе которого открылось наследство. Как и принятие, отречение предполагает дееспособность со стороны лица, его выражающего.

Последствием отречения является: 1) возникновение права наследования в лице другого наследника и 2) освобождение отрекшегося от ответственности наследодателя. Кто отрекся от наследства, тот не обязан платить долгов, лежащих на наследстве (т. X, ч. I, ст. 1268). Но вместе с тем он лишается всей ценности, какую представляет наследство.

Ввиду этого последнего обстоятельства, возможность отречения несколько стесняется, если она совершается во вред кредиторам наследника. Последний, уверенный, что вся ценность наследства поступит в пользу его многочисленных кредиторов, мог бы отречься за некоторую сумму от наследства, ввиду которого, может быть, ему только и оказывался кредит. По нашему законодательству уступка права, приобретенного по договору, недействительна, если она учинена во вред третьим лицам (т. X, ч. I, ст. 1547). Нельзя не согласиться с нашей практикой, что принцип этот, выраженный в законе слишком узко, должен быть распространен и на другие случаи уступки или отречения от прав, в числе которых видное место занимает отречение от права наследования (кас. реш. I884, № 50). Поэтому, отречение не только несостоятельного должника, но также и такого, неоплатность которого обнаруживается при обращенном на его имущество взыскании в обыкновенном исполнительном производстве, может быть опровергнуто кредиторами.

§ 71. Утверждение в правах наследования

Литература: Оршанского, О судебном утверждении в праве наследства («Суд. Жур.» 1863, №2).

Лицо, предъявляющее право на наследство, должно легитимировать себя, т.е. доказать, что оно то именно лицо, которому принадлежит право наследования в оставшемся имуществе. Эта легитимация должна иметь место перед органом государственной власти, а именно перед судом. Признание со стороны суда за известным лицом права наследования называется утверждением в праве наследования, которое наша практика ошибочно называет утверждением в правах наследства. Без этого условия наследство могло бы попасть в руки лиц, не призванных вовсе к наследованию. Действительные наследники могут не знать об открытии наследства, а фактическим обладателям последнего иногда и не трудно намеренно оставить их в неизвестности. Поэтому утверждение в правах наследования должно бы происходить в каждом случае наследственного преемства.

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.517

Отношение положительных законодательств к этому вопросу довольно разнообразно. Австрийский кодекс предписывает безусловно утверждение в правах наследования. Французское законодательство различает наследников, которые вступают в отношении наследодателя без участия суда, и наследников, для которых необходимо содействие суда. По германскому уложению суд выдает удостоверение о праве наследования (Erbschein) как наследнику по завещанию, - так и наследнику по закону (§§ 2353-2355).

Русское законодательство не отличается ясностью по этому предмету. Наследник по завещанию вступает в обладание наследством не иначе, как по утверждении завещания к исполнению (т. X, ч. I, ст. 1060). Относительно наследников по закону содержится правило, в силу которого явившиеся по вызовам наследники, если они считают необходимым обратиться, для определения прав их на наследство, к содействию суда, заявляют о том судебным установлениям (Уст. гражд. суд., ст. 1408). Следовательно, по смыслу закона, утверждение в праве наследования необязательно для наследников по закону. Однако, упущение легитимации может иметь невыгодные последствия для наследников, потому что осуществление права наследования стоит нередко в зависимости от официального признания их. Утверждение в праве наследования необходимо, как основание, для ввода во владение недвижимостью (Уст. гражд. суд., ст. 1424), для получения сделанного наследником вклада в банки (т. XI, ч. 2, разд. IV, ст. 67, разд. XI, ст. 65, реш. Общ. Собр. 1899, I и гр. кас. п. № 10). Легитимация наследственных,прав необходима, далее, для вступления в обладание наследством со стороны явившегося по вызову наследника, если имущество подверглось мерам охранения (т. X, ч. 1, ст. 1299; кас. реш. 1877, № 310).

Рассмотрим подробнее и в отдельности порядок утверждения в праве наследования для наследников по завещанию и по закону.

I. Утверждение к исполнению.

Всякое завещание должно быть представлено в окружной суд для утверждения к исполнению или по месту открытия наследства ил по месту нахождения завещанной недвижимости (т. X, ч. 1, ст. 1060). Нотариусы и установления, принимающие завещания на хранение, по смерти завещателя, вручают их по назначению, сделанному завещателем при вручении завещания на хранение. Завещания, относительно которых завещателем не .сделано такого назначения, а равно найденные лицами, производящими опись и опечатание имущества, отсылаются в надлежащий окружной суд, который приступает к утверждению завещания, не ожидая подачи о том прошении (т. X, ч. 1, ст. 1060' и 10602). Последнее положение представляется несколько странным и противоречащим общему характеру гражданских прав и гражданского процесса. Само собой разумеется, что подобное утверждение не может заменить признания и теряет всякую силу в случае уклонения наследника или прямого с его стороны отречения.

Для представления к утверждению завещания установлен особый, краткий срок, а именно годовой для пребывающих в России и двухгодовой для находящихся за границей, считая со дня кончины завещателя (т. X, ч. 1, ст. 1063). По истечении этого срока, завещания для утверждения к исполнению не принимаются и теряют свою силу (т. X. ч. 1, ст. 1063). Но если наследник по завещанию может представить неопровержимые доказательства, что срок для утверждения

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.518

к исполнению пропущен или по неизвестности о существовании завещания, или по другой основательной причине, в таком случае ему оставляется право иска до истечения общей давности, считая ее также со дня смерти завещателя (т. X, ч. I, ст. I066). Сюда относится, например, утайка завещания наследником по закону (т. X, ч. I, ст. 1303). Этот годовой срок, установленный для предъявления всех прав со стороны наследника по завещанию, отличен от двухгодового срока, установленного для опровержения законности завещания. Все производство об утверждении завещания к исполнению должно происходить в судебном заседании окружного суда. Когда возникает спор до утверждения завещания, то утверждение отлагается впредь до разрешения спора. Если спор по завещанию возникает в то время, когда завещанное имущество не поступило ни в чье обладание и заведование, то оно отдается в опекунское управление (т. X, ч. I, ст. I06613 и 10бб14). Если же оно перешло в обладание наследника по завещанию, то оно оставляется у него, с наложением только запрещения на недвижимости. Однако, из последнего правила допускается исключение в том случае, когда спор предъявлен о том, что недвижимость, названная в завещании благоприобретенной, в действительности родовая: тогда имущество отдается в опекунское управление (т. X, ч. I, ст. 1100).

Отношение суда к внешним и внутренним условиям действительности завещания различно.

Форма завещания обращает на себя внимание суда прежде всего. Завещания нотариальные, если не возбужден вопрос о подлоге, утверждаются без дальнейшего^рассмотрения. К домашним завещаниям суд должен отнестись внимательнее ввиду того, что завещания, составленные вопреки установленным в законе формам, не принимаются к утверждению (т. X, ч. 1, ст. 10664). Домашнее завещание утверждается по учинении в суде допроса свидетелями, без присяги, о том, что оно было предъявлено им самим завещателем, которого каждый из них лично видел и нашел в здравом уме и твердой памяти. Если число свидетелей, подписавших завещание, более, нежели сколько законом требуется, то в случае отсутствия некоторых из них и достаточности наличных, следует допрашивать только последних. Когда число наличных свидетелей менее требуемого законом, то допрашиваются и отсутствующие свидетели через суд по месту их жительства. Смерть одного и даже всех свидетелей не служит препятствием к утверждению завещания, если недействительность его не может быть доказана предъявившим спор (т. X, ч. 1, ст. I0665 и 1052). На представленном завещании делается надпись об утверждении или неутверждении его, а потом определение суда объявляется в сенатских ведомостях (т. X, ч. 1, ст. 10666 и 10668).

Иное отношение суда к содержанию завещания. Окружной суд, при утверждении завещания в охранительном порядке, не входит в рассмотрение законности распоряжений завещания (т. X, ч. 1, ст. Юбб-'). Опровергать их действительность, вполне или частью, предоставляется лицам заинтересованным. Однако суд, не ожидая споров, признает недействительным и завещания лиц, не имеющих право завещать, и завещательные распоряжения в пользу лиц, неспособных к принятию завещанного, если только неспособность тех и других лиц явствует из самого завещания (т. X, ч. 1, ст. 10662). Так, например, завещается

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.519

родовая недвижимость в пользу дальнейшего родственника помимо ближайшего, завещается имущество в пользу лица, лишенного всех прав состояния, завещается имущество лицом несовершеннолетним. Суд не исследует сам, сколько лет завещателю; относится ли завещаемое имущество к родовым или благоприобретенным, имеется ли родственник более близкий, чем тот, который назначен наследником родовой недвижимости. Но если эти обстоятельства обнаруживаются из самого завещания, то суд должен отказать в утверждении; например завещатель указывает свой возраст, передает свое имущество, называемое им родовым, племяннику с устранением сына и т.п. Рассмотрение содержания завещания может привести к обнаружению в нем пожертвования на пользу богоугодных заведений и вообще на предметы благотворительности. В таком случае окружной суд препровождает выписку из завещания прокурору для сообщения в подлежащие ведомства (т. X, ч. I, ст. 1090 и 1091).

II. Открытие наследства без завещания.

В случае открытия наследства без завещания, некоторые из законных наследников могли находиться при наследодателе в момент его смерти, жить вместе с ним в одном доме. Такие лица могут вступить в обладание и заведование оставшимся имуществом сами собой, без всякого вмешательства органов власти, не прибегая к легитимации. Затем наследники, явившиеся по вызову в установленный срок ранее учреждения опеки над имуществом, могут приобрести последнее помимо суда. Осуществление наследственного права этих лиц происходит незаметно, право наследования превращается в сумму прав и обязанностей, составляющих наследство. Положение таких наследников будет такое же, как если бы они прибегли к суду для утверждения их в праве наследования.

Наследники, явившиеся по вызову после других, уже вступивших в обладание, могут присоединиться к ним также негласно, с их согласия, или же прибегнуть к содействию суда. Однако, помимо некоторых неудобств, соединенных с таким негласным вступлением в обладание наследством, им необходимо прибегнуть к легитимации при первом возбуждении против них спора со стороны двух лиц, доказавших свою родственную связь с наследодателем.

Утверждение в праве наследования лиц, основывающих свои права на завещании или на закон, представляет собой только официальное удостоверение принадлежности данному лицу наследственных прав на данное наследство. Но такое утверждение не равносильно вступлению признанного наследника во все юридические отношения наследодателя. Оно является только основанием к приобретению прав, таким же как договор. Необходима еще передача имущества наследнику, которая совершается на общих основаниях. Ввод наследников во владение доставшимися им недвижимостями производится на основании общего порядка о вводе во владение (т. X, ч. I, ст. 1097 и 1296). Передача движимостей совершается также вручением их наследникам по описи (т. X, ч. I, ст. 1297). Относительно движимости предполагается, что наследники не вступили в обладание имуществом сами и что приняты были охранительные меры. Ввод во владение и вручение движимости могут быть требуемы наследниками на основании определения суда об утверждении их в праве наследования. В этот промежуточный момент, между признанием наследственного права и вступле-

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.520

нием во все права и обязанности, составляющие наследство, взимается налог с наследства. Судебные установления постановляют определения о вводе наследников во владение дошедшей к ним недвижимостью и о передаче им охраненной движимости не прежде, как по взносе всей причитающейся казне пошлины или по обеспечении ее уплаты установленным порядком (т. V, изд. 1893, Св. уст. пошл., ст. 166). Закон делает неожиданное отступление от принятого им момента взимания, постановляя, что до уплаты или обеспечения налога наследникам не выдаются завещания с надписью об утверждении их.

§ 72. Последствия принятия наследства

Литература: Кассо, Об ответственности наследников, 1894; Башмаков, Долговая ответственность наследника («Ж. М. Ю.», 1902, № 2).

Последствием принятия наследства является вступление наследника во все отношения, в которых состоял при жизни наследник, за исключением связанных тесно с его личными качествами. Он становится активным субъектом прав наследодателя и пассивны субъектом его обязанностей. Принятое наследство, как совокупность имущественных отношений, сливается с имуществом самого наследника, как совокупность имущественных отношений, которыми он был связан до принятия наследства. Слитые в одно, два имущества образуют одну массу, на которую могут обратить свое взыскание кредиторы как наследодателя, так и наследника.

Рассмотрим в частности некоторые права наследников, вытекающие из их наследственного права.

I. Иски о наследстве.

По вступлении в имущество наследодателя, наследник, как субъект права, может искать принадлежащие к составу наследства вещи, если они находятся в чужих руках, может взыскивать долги с должников наследодателя, не исполнивших еще своих обязательств. В этих случаях иски его основываются на принадлежащих ему правах собственности и требования. В противоположность этому явлению, не представляющему никаких особенностей с юридической точки зрения, выступают иски о наследстве, как о совокупности прав и обязанностей, присвоенных лицом, которое в действительности не имеет права наследования. Иск имеет своим содержанием требование возвращения или всего наследства или определенной его части, но не отдельных вещей.

Иск о наследстве может быть предъявлен к лицу, овладевшему имуществом в ошибочном предположении своих прав наследования или в осознании отсутствия у него таких прав или в неведении преимущественных прав другого лица. Обладатель наследства выставляет основанием свое наследственное право. Но он может и не представлять оснований наследственного характера, например может доказывать, что имущество дошло к нему по дарению. Он может ссылаться на то, что имущество дошло к нему законным путем (по праву

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.521

наследования) от другого лица, присвоившего себе наследство. Лицо, представляющее иск о наследстве должно быть действительно наследником, имеющим право наследования в целом имуществе или в той доле, которая досталась другому лицу. Наш закон предусматривает тот случай, когда наследство поступило к наследникам по закону в то время, как по завещанию право наследования присвоено иному лицу (т. X, ч. I, ст. 1300). Судебная практика совершенно основательно распространяет действие постановлений по этому предмету и на обратный случай, когда наследники по завещанию принуждены уступить наследство наследникам по закону, опровергшим силу завещания (кас. реш. 1889, № 101; 1894, № 5). Статьи эти следует распространять и на иски одних законных наследников к другим, ближайших к дальнейшим, которые, явившись до истечения 6-месячного срока, вступили в обладание наследством (кас, реш. 1891, № 105).

Если иск о наследстве будет удовлетворен судом, то ответственность обладателя наследства перед наследником различается смотря по тому, было ли его обладание основано на случайности или представляется намеренным нарушением чужих прав.

Если наследники по закону вступили в обладание имуществом, не зная о существовании завещания, а наследники по завещанию, не зная о его действительности, или если одни наследники по закону или по завещанию не предполагали существования более близких законных наследников или другого завещания, - то они не отвечают ни в доходах, ни в управлении до момента предъявления к ним иска (т. X, ч. 1, ст. 1300; кас. реш. 1876, № 458). Следовательно, такие обладатели наследства, подобно добросовестным владельцам, обязываются возвратить его в состоянии, в каком оно находится во время предъявления иска; доходы, полученные с имущества до этого момента, остаются в пользу ответчиков. Сверх того, они имеют право требовать от наследников возвращения им: а) всей суммы, уплаченной ими по долгам наследодателя, и b) всего капитала, вложенного в доставшееся им имущество.

Совершенно иное положение обладателя, сознательно захватившего наследство в ущерб действительному наследнику, например законного наследника, утаившего завещание, составленное не в его пользу. Такой обладатель рассматривается, как недобросовестный владелец (т. X, ч. 1, ст. 1303), и ответственность его обсуждается по началам, установленным для недобросовестного владения.

Возникает вопрос о судьбе сделок. По строгой логике, все сделки, совершенные неправильным обладателем наследства, как не основанные на праве наследования, должны бы быть признаны недействительными. Но подобное правило могло бы отразиться в высшей степени вредно в целом ряде хозяйств, вступивших в сделки с обладателем наследства в предположении действительности его прав. Поэтому наше законодательство допускает в этом случае отступление от безусловного проведения начал права собственности и ограждает интересы третьих лиц. Если вещи, бывшие в составе наследства, будут проданы или заложены до открытия спора, то продажа и залог признаются действительными и остаются в силе. Зато деньги, полученные по купчей или закладной об-

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.522

ладателями наследства, взыскиваются с них в пользу действительных наследников (т. X, ч. 1,ст. 1301).

II. Приращение наследственной доли.

При совместном призвании нескольких наследников возможны случаи, когда некоторые из них не приобретут вовсе права наследования или по приобретении не осуществят его, т.е. не вступят в права и обязанности, составляющие наследство. Тогда наступает приращение наследственной доли. Доля одних сонаследников увеличивается на счет долей, предназначенных для других. Основанием такого приращения является то обстоятельство, что право каждого сонаследника распространяется на всю наследственную массу и ограничивается правами других, а потому, с устранением одних, расширяется доля участия в наследстве каждого другого сонаследника. Причинами приращения являются: смерть, лишение всех прав состояния, пострижение в монашество наследника, если эти обстоятельства наступают до открытия наследства, потому что после этого момента приобретенное право наследования переходит к наследникам наследника. Затем к причинам приращения относится отречение от наследства со стороны наследника и неприятие им наследства в течение установленного срока.

Приращение наследственной доли поступает в пользу или всех наследников, увеличивая соответственно долю каждого, или только в пользу определенных наследников. Это различие стоит в зависимости от воли завещателя или от постановлений закона.

a) При наследовании по завещанию, когда каждому из сонаследников самостоятельно определена его доля в наследстве, освобождение одной какой-либо доли не влечет за собой приращения. Например завещанием имущество разделено на две половины: смерть одного из наследников не увеличивает доли другого, а оставляет половину имущества без завещания, которая и поступает к законным наследникам. Но если завещание составлено таким образом, что из него обнаруживается намерение завещателя оставить все имущество тем лицам, которые назначены наследниками, то освобождение какой-либо доли идет на пользу всех остальных и пропорционально величине их долей. В иных завещаниях известная группа наследников связывается по воле завещателя особым отношением, так что приращение совершается только в их среде, не касаясь других наследников. Так, например, завещатель оставляет половину своего имущества сыну, а другую половину своим племянникам. Смерть одного из племянников будет иметь своим последствием увеличение долей остальных племянников, но не сына.

b) В наследовании по закону наследники не определяются до открытия наследства, но только в этот момент. Поэтому смерть, лишение прав, монашество одного из тех лиц, которые имели бы право наследования, если бы не эти обстоятельства, не дают и повода к приращению. Такое значение имеет только отречение и неявка по вызову в течение установленного срока. Освободившаяся вследствие таких обстоятельств доля поступает к прочим законным наследникам, соответственно доле каждого. Однако это общее правило несколько видоизменяется, встречаясь с постановлениями нашего законодательства о родовых

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.523

недвижимостях. Последние не идут по приращению к наследникам из другого рода.

III. Раздел наследства.

Наследство может по завещанию или по закону перейти не к одному, а к нескольким наследникам. Тогда между ними образуется общая собственность относительно вещей, принадлежавших наследодателю, а относительно обязательств, входящих в состав наследства, между ними устанавливается солидарность. Когда наследники пожелали остаться в общем владении вещами, входившими в состав наследства, недвижимостями, капиталами, то положение каждого из них представляется довольно стеснительным. Ни один из них не вправе продать своей доли, пока прочие сснаследники не откажутся приобрести ее для себя с уплатой по оценке (т. X, ч. 1, ст. 1314). Следовательно, продажа, учиненная без согласия сонаследников, в пользу которых закон установил право преимущественной покупки, будет недействительна (contra кас. реш. 1876, № 559). Отсюда обнаруживается стеснительность такого положения для сонаследников и потребность раздела наследства.

Под этим именем понимается раздел как всего наследства, т.е. совокупности прав и обязанностей, так и установившейся между сонаследниками общей собственности в отношении недвижимости или капитала. С точки зрения юридической тот и другой случай представляют мало различия. Раздел наследства основывается не на особенном наследственном праве, а на общих началах вещного и обязательственного права. К нему применяются те же положения, как и к разделу, имеющему иное основание. Разделу подлежит ценность наследства, за вычетом пассива, если только вопрос о разделе не возникает уже тогда, как долги наследодателя выплачены, и идет речь только об общей собственности. Раздел ценности может быть произведен или: а) распределением между сонаследниками вещей и обязательств, входивших в состав наследства, в соответствии их ценности с долей каждого или b) обращением всего имущества в деньги, которые и разделяются пропорционально долям. Разделу подлежит только наследственная масса без привлечения с целью уравнения собственного имущества сонаследников (т. X, ч. 1, ст. 1320). Однако, при разделе, в видах уравнения, принимаются в соображение части наследственного имущества, полученные некоторыми из них ранее в виде выдела или приданого (т. X, ч. 1, ст. 1003).

Раздел производится по соглашению или судебным порядком (т. X, ч. 1, ст. 1315). Полюбовный раздел основывается на договоре между всеми сонаследниками, а потому раз совершенный не подлежит изменению иначе, как с общего согласия. Такой раздел совершается самими наследниками или, чаще всего, при участии нотариуса. Договор о разделе выражается в раздельном акте, который носит название раздельной записи, когда относится к недвижимости. Если раздел движимого имущества может быть совершен без письма (кас. реш. 1872, № 395), то раздел недвижимости производится крепостным порядком.

Однако, соглашение между сонаследниками не всегда легко достигается. Этому мешают несогласия между ними, упорство некоторых из них, наконец затруднения, возникающие при разделе. Тогда, по требованию одного из наследников, наступает судебный раздел. Но, прежде чем приступить к дележу силой власти, суд предоставляет самим наследникам согласиться и разделиться полю-

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.524

бовно. С этой целью им дается сроку два года, считая с того времени, как подано в суд прошение о разделе (т. X, ч. 1, ст. 1317 и 1318). Наследники побуждаются к мирному окончанию дела в этот срок угрозой штрафа, который в размере 6 % со всего актива наследства, падает на виновных в неудаче.

По истечении указанного срока для полюбовного раздела суд, по новой просьбе хотя бы одного из наследников, приступает к судебному разделу. Во избежание злоупотреблений, наследственное имущество берется в опекунское управление, с наложением запрещения на движимость. Условиями судебного раздела являются: а) несомненность прав наследования каждого из сонаследников и b) определенность доли каждого. Судебный раздел происходит под наблюдением одного из членов суда, который может поручить заведование ходом производства по составлению проекта раздела одному из нотариусов (Уст. гр. суд., ст. 1411 и 1412). Член суда назначает заседание для выбора лиц, которым сонаследники поручают, по общему согласию, приведение в известность состава и положения наследственного имущества, с производством описи и оценки, и составления проекта раздела. При несогласии наследников в выборе таких лиц, последние назначаются членом суда. На основаниях, указанных этими выборными лицами, и учреждается судебный раздел (Уст. гр. суд., ст. 1413, 1414 и 1417). Если в составе наследства остались нераздельные вещи и нераздробляемые имущества: дворы, заводы, фабрики и лавки, то они назначаются одним из сонаследников, с тем, что, если ценность таких вещей превосходит величину их доли, то они обязываются удовлетворить других сонаследников деньгами. Когда в составе наследства оказалось одно только нераздробляемое имущество, например одна фабрика, то преимущественное право на нее принадлежит старшему («по рождению, летами» - кас. реш. 1878, № 18) наследнику, а если он не в состоянии заплатить другим их части или не желает брать, то право переходит к другому младшему наследнику (т. X, ч. 1, ст. 1324). Вне этого случая, совершенно своеобразного для русского права, все наследственное имущество делится на равноценные части и затем жребий решает, кому достанется какая из них (т. X, ч. 1,ст. 1322).

Полюбовный раздел, как основанный на договоре, неизменен. Но судебный раздел может подлежать еще переделу, если в течение года со времени раздела подана будет просьба в суд со стороны какого-либо из сонаследников, доказавшего, что он был обижен и получил на свою часть удел меньше других (т. X, ч. 1, ст. 1332 и 1335). Обжалование судебного раздела не на этом основании, а ввиду несоблюдения установленных форм, может последовать только в общем порядке обжалования судебных определений.

IV. Ответственность наследников.

Так как наследник вступает во все юридические отношения, в которых состоял наследодатель, и так как они сливаются, объединенные одним субъектом, с отношениями, в которых состоял до этого времени сам наследник, то наследник отвечает за долги наследодателя, как за свои собственные. Его ответственность перед кредиторами наследодателя не ограничивается ценностью приобретенного наследства, но распространяется на все его собственное имущество. Это положение вытекает логически из современного понятия о наследовании, оно подкрепляется историческими основа-

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.525

ниями той эпохи, когда имущество принадлежало семье и смерть главы означала не изменение субъекта прав и обязанностей, а только смену распорядителя.

Но с современной точки зрения такая неограниченная ответственность наследников представляется несправедливой. Трудно понять, за что одно лицо должно отвечать по обязательствам другого, в которых оно не принимало никакого участия. Кредиторы наследодателя верили только его имущественной состоятельности и привлечение к ответственности нового лица составляет для них приятную неожиданность. Если наследник может освободиться от подобной ответственности отречением или неприятием, то не следует упускать из виду, что нередко наследник может легко ошибаться насчет экономического состава наследства, и что некоторые наследники, особенно дети, считают своим нравственным долгом принять наследство, какова бы ни была его ценность. Несравненно правильнее было бы ликвидировать каждое наследство и только оставшуюся, за удовлетворением кредиторов, ценность распределить между лицами, имеющими право на наследования. Так именно решает вопрос англо-американское право. Но наследственное право стран, испытавших влияние римского права, построено на иных началах. Такова именно точка зрения французского и германского права. К этой системе примкнул и наш свод законов, без всяких исторических оснований, потому что приведенные под ст. 1259 т. X ч. 1 источники и на этот раз, как и во многих других случаях, отказываются оправдать ее содержание.

Неограниченная ответственность распространяется на всех наследников, как назначаемых завещанием, так и призываемых по закону (т. X, ч. 1, ст. 1259). Воля завещателя не в состоянии устранить этих последствий принятия наследства. В законе содержатся, однако, указания на отдельные случаи, когда ответственность наследников не идет за пределы ценности наследства. 1) Если наследодатель совершил преступление, которое причинило потерпевшему материальные убытки, то обязанность вознаграждения переходит на наследников с тем, однако, что ответственность ограничивается имуществом, доставшимся им от виновных (Улож. о нак. ст. 59 и 61); 2) по долговым обязательствам, бессрочным и выданным сроком до востребования, если они представлены ко взысканию по смерти заемщика, наследники его ответствуют только всем принятым ими по наследству от должника имением (т. X, ч. 1, ст. 12591). Некоторую особенность представляет, по-видимому, право представления. Дети не обязаны платить долгов за родителей, если по смерти их никакого имущества в наследство не получили, хотя бы по праву представления и досталось им потом наследство от дедов и других родственников (т. X, ч. 1, ст. 1262).

Если наследников несколько, то ответственность за долги наследодателя разделяется между ними соответственно наследственной доли каждого (т. X, ч. 1, ст. 1259, п. 1 1543). Каждый из сонаследников отвечает всем своим имуществом, но величина долга, падающая на него, пропорциональна доле его в наследстве. Однако в этом отношении воля завещателя способна произвести изменения и по собственному усмотрению распределить ответственность между наследниками. Это постановление завещателя, равно как и договор между сонаследниками, устанавливающие порядок ответственности, имеют значение толь-

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.526

ко для взаимных расчетов между наследниками, но не для кредиторов наследодателя.

Ввиду той тяжести, которую возлагает на наследников принятие наследства в случае превышения пассива над активом, иностранные законодательства, следуя римскому и древнегерманскому праву, дают наследникам особую льготу, известную под именем beneficium inventarii. Принимая наследство, наследник может заявить, что он соглашается на это действие только под условием означенной льготы. На такое заявление дается весьма краткий срок, например месяц. Затем в течение также небольшого срока наследник должен принять наследство по описи в присутствии представителей общественной власти. При соблюдении этого порядка наследник освобождается от ответственности своим имуществом и отвечает только ценностью наследства, которая установлена была инвентарем. Русскому законодательству эта инвентарная льгота, к сожалению, неизвестна. В правилах об охранении торговых предприятий (т. X, ч. 1, ст. 1238, прил.) нельзя не заметить следов западного влияния и мысли об инвентарной льготе (ст. 3, 7, и 10), но положения высказаны несколько неясно и противоречиво, что лишены всякого практического значения.

Если инвентарная льгота имеет в виду охранить справедливые интересы наследников, то beneficium separations предназначается к обеспечению не менее почтенных интересов кредиторов. Эти интересы могут значительно пострадать от того последствия, в силу которого имущество наследодателя сливается с имуществом наследника, быть может, обременены долгами. Таким путем кредиторы наследодателя, доверявшие его состоятельности, принуждены неожиданно вступить в состязание с кредиторами наследника. Совершенно верные права могут оказаться несущественными, если наследство перейдет к лицу несостоятельному. Поэтому, вполне справедливо предоставить кредиторам наследодателя преимущественное право удовлетворения из ценности наследства, ввиду которой они решились на кредит. Обособление наследства от имущества наследника допускается некоторыми западными законодательствами. В нашем законодательстве нет никаких указаний на возможность такого обособления, хотя наша судебная практика, признавая справедливые интересы кредиторов, старается провести это начало и в русскую жизнь (кас. реш. 1887, № 76). Но соображения, выводимые из русского законодательства, не могут быть признаны убедительными, потому что они имеют экономический, а не юридический характер. В положительном законодательстве, не касающемся вовсе этого вопроса, едва ли можно сделать вывод о возможности обособления наследства и преимущественном праве кредиторов на его ценность. Единственное косвенное указание встречаем мы в т. XI ч. 2, Уст. суд. торг., ст. 498, п. 3, где говорится, что несостоятельностью признается, когда наследники после умершего, не вступая в наследство по несоразмерности его с долгами, от принятия отрекутся или же кредиторы им не поверят. В последних словах заключается намек на право кредиторов остановить переход наследства, но, однако, под условием объявления несостоятельности.

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.527

Предыдущий | Оглавление | Следующий










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.