Предыдущий | Оглавление | Следующий

ОТДЕЛ IV. Семейное право

 

§ 59. Общее понятие о семье и семейных правах

I. Понятие о семье.

II. Юридическая природа семейных прав.

§ 60. Заключение брака

I. Понятие о браке.

II. История брака в России.

III. Условия вступления в брак.

IV. Совершение брака.

 

§ 59. Общее понятие о семье и семейных правах

Литература: Вестермарк, История брака, 1896; Каутский, Возникновение брака и семьи, 1895; Сокольский, К учению об организации семьи и родства в первобытных обществах («Ж. М. Н. Пр.», 1881,;№ 4и7); Леонтович, К вопросу о происхождении семьи вообще и о ее организации по древнерусскому праву («Ж. М. Ю.» 1900, № 6, 7 н 8); Квачевский, Семейственные отношения и будущее гражданское уложение («Юр. В.» 1887, №2); Ковалевский, О современной русской семье («Всемирн. вести.» 1903, №2); Боровиковский, Конституция семьи по проекту гражданского уложения («Ж. М.Ю.» 1902, №9).

I. Понятие о семье.

Семья представляет собой союз лиц, связанных браком, и лиц, от них происходящих. Круг лиц, входящих в этот союз неодинаков на различных ступенях развития человечества. Под влиянием индивидуализма круги, более отдаленные от центра, каковым является союз супругов-родоначальников, постепенно отпадает, и понятие о семье суживается. Современная семья состоит только из отца, матери и детей, причем последние, по достижении возмужалости, в большинстве случаев тотчас же обособляются в отдельные союзы, мало связанные с первоначальным. Боковые родственники, не успевшие создать собственной семьи, оставаясь в союзе, не входят в него органически. Именно в таком ограниченном смысле понимает семью наш закон (Пол. о воин. пов. ст. 45-51; Уст. прям, нал., ст. 4251).

В основе семьи лежит физиологический момент, стремление к удовлетворению половой потребности. Этим определяется элементарный состав семьи, предполагающей соединение мужчины и женщины. Дети являются естественным последствием сожительства. Если состав семьи обусловливается физиологическими причинами, то отношение членов семьи определяется этическим фактором. Положение женщины как объекта удовлетворения физической потребности, не выделяющегося из круга других объектов удовлетворения материальных потребностей, сменяется положением ее, как самостоятельного члена семьи, связанного с ней любовью и привязанностью. Такого же самостоятельного положения, под влиянием смягченных нравственных взглядов, достигают и дети, которые первоначально стоят наравне с рабами и вещами в домашнем хозяйстве.

Физический и нравственный склад семьи создается помимо права. Введение юридического элемента в личные отношения членов семьи представляется большей частью неудачным и недостигающим цели. При чрезвычайном разнообразии этических воззрений в различных слоях общества, нормы права, определяющие отношение мужа к жене и родителей к детям, представляются в глазах высших интеллигентных сфер общества слишком отсталыми, в глазах низ-

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.407

ших слоев - слишком радикальными, изменяющими вековые воззрения. Если юридические нормы совпадают с этическими, они представляются излишними; если они находятся в противоречии, то борьба их неравна ввиду замкнутости и психологической неуловимости семейных отношений.

Юридический элемент необходим и целесообразен в области имущественных отношений членов семьи. В большинстве случаев семья, с точки зрения положения ее в народном хозяйстве, составляет обособленное, частное хозяйство. Семья имеет общую квартиру, общую обстановку, сообща или через своего представителя, мужа, приобретает средства, необходимые для ее существования. Но общность, необходимая в границах домашней жизни, за пределами ее продолжается или прекращается, смотря по взгляду законодательства. Право или создает между членами семьи полную разделенность имущества, как, например, у нас, или устанавливает большую или меньшую степень общности. Определение внутренних и внешних имущественных отношений семьи составляет вполне возможную задачу для права.

Семья представляет собой основную ячейку государственного организма и пользуется некоторой автономией. Государство охраняет по возможности неприкосновенность внутренней жизни семьи, опасается излишним вмешательством повредить мирным ее отношениям. Родители имеют в отношении своих детей карательную власть; некоторые преступления, возбуждающие в других случаях преследование по инициативе самой власти, вызывают вмешательство последней только по жалобе потерпевшего члена семьи.

II. Юридическая природа семейных прав.

Семейный союз создает два вида семейных прав, различных по своему содержанию и по своей природе: а) права личной власти и b) права на содержание. К семейным правам не должны быть причисляемы устанавливаемые законом права на взаимную любовь, уважение, почтение, потому что это мнимые права, лишенные санкции, - право имеет дело только с внешним миром, но не с душевным. Сюда не следует причислять и тех прав, которые, хотя и вытекают из семейного союза, но возникают по поводу смерти членов, с распадением семьи, как право наследования, право на указанную часть.

Права личной власти принадлежат мужу над женой, родителям над детьми, опекунам над опекаемыми. Права на содержание принадлежат жене против мужа, детям против родителей и обратно. Те и другие права имеют то общее, что они носят чисто личный характер, всегда связаны с определенным активным субъектом. Притом, они принадлежат лицу, как члену семьи, и пока эта связь с семьей не устранится, например, разводом, усыновлением, смертью, это право не может прекратиться, другими словами - активный субъект не может отречься от своего права. Отсюда же, как следствие, вытекает и неотчуждаемость семейных прав.

На этом общность природы того и другого вида семейных прав прекращается. Праву личной власти соответствует обязанность всех вообще не ставить себя в такое отношение к жене, детям, опекаемым, которое противоречило бы этой власти. Права этого рода не исчерпываются выполнением со стороны подвластного лица какого-либо определенного действия. Иск, основанный на этом

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.408

праве, следует всюду за лицами подвластными. Отсюда обнаруживается, что права личной власти отмечены абсолютным характером. Напротив, права на содержание принадлежат к разряду относительных прав. Это право На определенное действие, к которому обязывается известное лицо, как пассивный субъект. Все прочие не несут никакой обязанности и не могут явиться нарушителями права на содержание.

Объектом права личной власти является само подвластное лицо, а не какое-либо действие с его стороны. Однако в настоящее время, с признанием личности за каждым человеком, эти права попадают в безвыходное противоречие с нормами, охраняющими свободу каждого лица под страхом наказания. Право требовать жену или детей к совместному жительству сталкивается с запрещением подвергать свободное лицо насильственному задержанию. Отсюда обнаруживается теоретическая несостоятельность этих прав и практическая их неосуществимость. Но так как они признаются современными законодательствами, в том числе и нашим, то необходимо уделить и им некоторое внимание.

§ 60. Заключение брака

Литература: Кавелин, Очерк юридических отношений, возникающих из семейного союза, 1884, стр. 11-46; Победоносцев, Курс гражданского права, т. II, стр. 10-103; Суворов, Курс церковного права, т. II, 1891, стр. 255—346; Загоровский , Курс семейного права, 1902; Азаревич, Брачные элементы и их значение, 1879, Азаревич, Русский брак («Ж. Гр. и Уг. Пр.», 1880 №№ 5 и 6); Бердников, Форма заключения брака у европейских народов в ее историческом развитии, 1887; Суворов,О граиеданском браке, 1896; Гомолицкий, Брак раскольников по закону 19 апр. 1874 года («В. Пр.», 1903, №9); Невский, Родство, как препятствие к браку, 1884; Гомолицкий, Брак раскольников по закону 19 апр. 1874 года. Введен ли им гражданский брак («В. Пр.», 1901, №№4-5).

I. Понятие о браке.

С точки зрения юридической, брак есть союз мужчины и женщины, с целью сожительства, основанный на взаимном соглашении и заключенный в установленной форме. Данное нами определение имеет в виду брак вообще, не только между православными, но и лицами других христианских вероисповеданий, не только между христианами, но и между нехристианами. Для юриста важна совокупность условий, при наличности которых сожительство лиц разного пола приобретает законный характер, т.е. влечет за собой все последствия законного брака. Эти условия содержатся в данном определении.

1. В основании брака лежит соглашение между сочетающимися - брак не может быть законно совершен без взаимного и непринужденного согласия сочетающихся лиц (т. X, ч. 1, ст. 12, 62). Как и всякий договор, брак предполагает свободу воли и сознание. Поэтому брак, совершенный по принуждению или по обману, будет недействителен, по отсутствию существенного элемента (т. X, ч. 1, ст. 666; ср. т. XVI ч. 2; Зак. суд. град., ст. 446). Отсутствие сознания делает

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.409

недействительным брак с безумным или сумасшедшим лицом (т. X, ч. 1, ст. 5, 37 п. 1). Согласие составляет наиболее существенное условие с точки зрения не только юридической, но и канонической, хотя в общественном представлении значение этого элемента отступает перед значением венчания.

2. Участники брачного договора должны быть лица разного пола - соглашение происходит между мужчиной и женщиной. Выбор участников обусловливается физиологической стороной брака, требующей для удовлетворения половой потребности соединения мужчины и женщины. Брак между одними мужчинами или одними женщинами невозможен. Число лиц, соединяющихся в браке, может быть различно: соединение нескольких мужчин с одной женщиной называется полиандрией, соединение нескольких женщин с одним мужчиной -полигамией, соединение одного мужчины с одной женщиной - моногамией. Наше законодательство, в виде общего правила, устанавливает для всех моногамию (т. X, ч. 1, ст. 20, 62), в виде исключения допускается многоженство для магометан (т. X, ч. 1, ст. 92-97, Улож. о наказ., ст. 1558). Следовательно, мормоны не могут ожидать признания у нас действительности их браков. Закон наш предусматривает однако полиандрию (т. X, ч. 1, ст. 82).

3. Цель брака - совместное сожительство, не только в смысле физическом, но и нравственном, - «сочетание с бытие во всей жизни, божественные же и человеческие правды общение». С этой стороны обнаруживается различие между браком и обязательством, которые оба могут быть основаны на договоре. Когда договор направлен на исполнение одного или нескольких определенных действий, то последствием его будет обязательственное отношение, например, в товариществе. Брачное же соглашение не имеет в виду определенных действий, но, как общение на всю жизнь, оно имеет по идее нравственное, а не экономическое содержание.

4. Соглашение между мужчиной и женщиной требует обличения его в установленную форму, которая может иметь религиозный или гражданский характер. Только при соблюдении установленной государством формы сожительство влечет за собой все последствия, вытекающие из семейного союза. Православная и католическая церковь рассматривают брак как таинство, но церковное венчание не составляет существенного признака для юридического взгляда на брак. На Западе брак приобретает юридическое значение и без благословения церкви. И у нас признается действительность брака, не освещенного церковью, а именно в отношении старообрядцев, язычников. На Западе возможно несоответствие юридической и канонической точек зрения на условия действительности брака. В России для христианских вероисповеданий подобное несоответствие невозможно, потому что государство согласует свои постановления с вероисповедными правилами.

II. История брака в России.

Русский летописец, знакомя с порядком заключения брака у древних славян, предполагает, может быть, с некоторым пристрастием, обычаи более цивилизованных полян грубым обычаям других племен. Последние жили как звери, и браков между ними не было, а только игрища между селами: сходятся на игрища, плясания и тут похищают себе жен, по предварительному, впрочем, соглашению. Очевидно, этот обычай

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.410

составляет отзвук прежнего действительного похищения женщин, и летописец ошибается, отрицая существование брака там, где налицо все его признаки, -согласие, форма. Но у полян форма брака, по-видимому, более отрешена от воспоминаний о первобытном соединении полов - по предварительному соглашению родители сами приводят невесту с вечера, а поутру получают плату за нее, вено. До введения христианства и некоторое время после принятия его славяне допускали многоженство, как это мы знаем на примере Владимира Святого. «И радимичи, и вятичи, и север один обычай имяху, имяху же по две и по три жены, си же творяху обычая кривичи, прочие погане, не ведуще закона Божия, но творяще сами себе закон». Брак не прекращается смертью мужа, за которым должна была следовать жена, что не противоречило полной свободе развода.

Введение христианства должно было несомненно сильно изменить брачное право, - оно стремилось укрепить брак и дать ему значение таинства. Под влиянием византийского права церковь православная установила пределы свободы расторжения брачных уз, устранила многоженство, ввела церковную форму совершения брака. Но действие христианства сказывалось медленно, потому что приходилось иметь дело с такой стороной быта народного, которая отличается особенной консервативностью. Еще долго встречаются .указания на полное игнорирование церковного венчания; вплоть до XVIII столетия встречаются следы свободного расторжения брака по обоюдному соглашению. Римское влияние обнаружилось и в том значении, какое церковь придала обручению. Получив религиозное освещение, последнее стало нерасторжимым и равным по силе венчанию. Между тем, по общественному взгляду, обручение имело значение договора, определяющего в форме неустойки, имущественные последствия несостоявшегося брака.

На развитие брачного права оказал значительное влияние Петр I, выдвинувший в браке на первый план элемент согласия. Так как опасение невыгодных последствий стесняло свободу, Петр решил лишить обручение его религиозного имущественного значения, а потому подобные сделки (рядные записи) запрещено было писать у крепостных дел. Затем признано было (1702 г.), что обручение, которое должно было совершаться за 6 недель до венчания, не имеет канонической силы, и обрученные могли разойтись. Так как по правилу VI Вселенского собора церковное обручение должно быть столь же ненарушимо, как и брак, то с целью согласования гражданского закона с церковными правилами, при Екатерине II (1775 г.) повелено было слить обручение и венчание в один акт. Исходя из того же взгляда, Петр постановил, что родители и господа должны дать присягу в том, что не принуждали своих детей и рабов к вступлению в брак. Судам поручено было преследовать насильственное похищение женщин для вступления с ними в брак. В то же царствование, по поводу плененных шведов, разрешен был вопрос о допустимости смешанных браков православных с иноверцами.

В Московскую эпоху сложилась форма совершения брака чрезвычайно сложная, что и должно было отразиться на соблюдении церковного венчания. Местный священник не мог совершить брака без предъявления ему разрешения епархиального архиерея, которое носило название венечной памяти. В конце

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.411

XVIII века синод признал излишним такое усложнение и разрешил приходскому священнику совершать самостоятельно браки под личной ответственностью за соблюдение гражданских и канонических постановлений. В XVIII веке государственная власть настаивает особенно энергично на совершении брака в церковной форме.

Царствование императора Николая I оказало также значительное влияние на гражданское законодательство по брачному вопросу, потому что в это время сложилось большинство определений об условиях вступления в брак.

III. Условия вступления в брак.

Брачная дееспособность или способность вступать в брак определяется различными условиями положительного или отрицательного характера, т.е. необходимостью наличности или отсутствия известных обстоятельств. Условия эти отличаются значительным разнообразием, потому что они вызваны различными соображениями: каноническими правилами, государственными соображениями, историческими причинами. Все условия могут быть разделены на группы по разным основаниям: по каноническому или гражданскому источнику, по инициативе опровержения брака (смотря по тому, уничтожается ли он по заявлению одного из супругов или же по собственному почину светской или духовной власти), по последствиям отсутствия требуемых условий. Два последних основания представляются вполне юридическими, но, по важности, предпочтение должно быть отдано последнему.

А.

Некоторые значения имеют то условие, что наличность их или отсутствие, смотря по свойству их, влечет за собой признание недействительности брака. Лица, которых брак признан со стороны духовного суда недействительным, немедленно, по сношению епархиального начальства с местным гражданским, разлучаются от дальнейшего сожительства. Разлученные на этом основании лица имеют право вступать с другими лицами в новые браки (т. X, ч. I, ст. 38 и 39).

1. Из цели брака и договорного его характера обнаруживается необходимость брачного возраста, в который приобретается и не утрачивается еще половая способность и сознание совершаемого акта. В установлении брачного возраста точки зрения различных законодательств сильно расходятся. В то время, как австрийское право (§ 48) довольствуется 14-летним возпастом для лиц обоего пола, германское право поднимает его до 21 года для мужчин и 16 лет для женщин (§ 1589). а) В начале XIX века в России были весьма нередки случаи браков взрослых мужчин с девочками, продолжавшими и после замужества играть в куклы, и взрослых женщин с мальчиками. Признавая такое явление ненормальным, законодатель установил в 1830 году начальный брачный возраст в 18 лет для мужчин и 16 лет для женщин (т. X, ч. 1, ст. 3), хотя норма эта могла бы быть с успехом повышена ввиду если не полного физического развития, то нравственного уяснения столь важного акта. Этот возраст имеет значение для всех христианских исповеданий, для магометан и иудеев (т. X, ч. 1, ст. 63 и 91). Для православных возможно некоторое отступление: архиереям предоставляется в необходимых случаях разрешать браки по личному своему усмотрению, когда жениху или невесте недостает не более полугода до брачного совершенно-

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.412

летия (т. X, ч. I, ст. З1). Второе исключение установлено для природных жителей Закавказья, ввиду раннего наступления зрелости: для них норма понижена на 3 года, 15 и 13 лет (т. X, ч. 1, ст. 63). b) Предельный брачный возраст установлен в нашем законодательстве для православных в 80 лет мужчин и женщин (т. X, ч. I, ст. 4). с) Некоторые западные законодательства весьма разумно устанавливают известное соотношение в возрасте жениха или невесты, предполагая, что большая разница лет между ними противоречит идее брака. Наше законодательство не приняло этой точки зрения, хотя к установлению подобной нормы оно имело достаточно оснований в синодских указах прошлого столетия. Таким образом, у нас возможет брак между 79-летним и 16-летней.

Брак, совершенный вопреки установленной норме, признается недействительным сам по себе, но разлучение имеет место только по просьбе несовершеннолетнего супруга. (Уст. дух. конст., ст. 209). Однако закон отступает от строгой логики, и, в случае желания этих лиц продолжать супружество, по достижении необходимого возраста, требует не нового брака, а только подтверждения его в церкви, по установленному для того чиноположению (т. X, ч. 1, ст. 39). Еще более, - если обвенчавшиеся продолжают жить совместно и достигают брачного совершеннолетия, или если брак их имел последствием беременность (рождение ребенка?) жены, то брак их должен быть признан действительным без всякого подтверждения (Уст. дух. коне. ст. 209).

Брак лиц, не достигших гражданского совершеннолетия, по общепринятому воззрению, признается действительным, если врачующиеся достигли церковного совершеннолетия. Если мужу, например, 17 лет, а жене 15, то брак остается в силе, и только повенчавший их священник подвергается ответственности. С этой точки зрения отсутствие гражданского совершеннолетия является не безусловным препятствием к браку. Подтверждением этому взгляду может служить буквальный смысл ст. 38 п. 5, т. X, ч. 1, в силу которой действительными не признаются брачные сопряжения лиц, не достигших возраста, церковью определенного для вступления в брак (ср. также ст. 218 Уст. дух. коне.), и ст. 39 т. X ч. 1, противопоставляющей гражданское совершеннолетие церковному. Однако в противоречии с этим буквальным смыслом указанной статьи стоит ст. 13561 7 Уст. гражд. судопроизводства, по которой признается недействительным брак, заключенный старообрядцами прежде установленного к браку совершеннолетия, причем делается ссылка, как на общее правило, на ст. 3 т. X ч. 1, т.е. на гражданское, а не на церковное совершеннолетие. Трудно согласить допущение законного брака с девицей 13 лет, когда тот же законодатель карает крайне сурово растление девицы, недостигшей 14 лет, хотя бы совершенное по согласию ее (Улож. о наказ., ст. 1524). Затем, в положении о союзе брачном, изданном для Царства Польского в 1836 году, помещены также правила о браках между лицами греко-российской веры: брак между лицами греко-российской веры, сказано в этом законе, совершается и расторгается во всем сообразно правилам, изображенным в своде гражданских законов империи; правила «сии» ниже сего исчисляются. В числе существенных условий для вступления в брак указан законом определенный возраст, мужского пола в 18 лет, а женского в 16 лет от рождения (Собр. гражд. зак. Царства Польского, ст. 98 и 99 п. 1). Всту-

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.413

пившие в брак ранее определенного для сего возраста разлучаются от сожительства, хотя бы одна только сторона была несовершеннолетняя: по законном же исследовании такой брак подвергается формальному расторжению (там же, ст. 120). В этом законе нельзя не видеть аутентического толкования законов, действующих в империи).

2. Ввиду установленной моногамии состояние в браке является препятствием к вступлению в новый брак. Вступить в брак может только холостой, вдовый или разведенный. Это постановление имеет не только каноническое, но и государственное значение, а потому относится ко всем, за исключением магометан (т. X, ч. I, ст. 20, 62, ст. 37 п. 2). Только расторжение предшествующего брака дает возможность вступить в новый. Лицам православного исповедания запрещается вступать последовательно в четвертый брак (т. X, ч. I, ст. 21), хотя уже и на вступающего в третий брак налагается епитимия (Ук. Синода 5 апреля 1871 года). В счет трех браков следует включить и браки, прекращенные разводом, но только не браки, признанные недействительными. На лиц других исповеданий это ограничение, имеющее каноническое значение, не распространяется. Двоеженство или двумужество не только делает недействительным второй брак, но колеблет и первый: он сохраняет свою силу только при согласии на то со стороны оставленного супруга (т. X, ч. 1, ст. 40).

3. Отрицательным условием является духовный сан и монашество. Монашествующим и посвященным в иерейский или дьяконский сан, доколе они в этом сане пребывают, брак вовсе запрещается (т. X, ч. 1, ст. 2 и 37 п. 6). Это запрещение относится также к католикам, как соответствующее взгляду католической церкви, которая, сверх того, считает препятствием к браку и обет целомудрия. Указанное постановление не распространяется на протестантское духовенство.

4. Как договор, брак не зависит от вероисповеданий, но, как таинство, он невозможен между христианами и нехристианами. Поэтому различие вероисповеданий является препятствием к совершению браков. Для лиц православного и католического вероисповеданий невозможны браки с не христианами (т. X, ч. 1, ст. 37 п. 7, ст. 85). Лицам евангелического исповедания дозволяется брак с магометанами и евреями, но не с язычниками (т. X, ч. 2, ст. 87). Браки католиков с лютеранами, допускаемые гражданским законодателем, нуждаются однако в диспенсации папы или его представителя в России - митрополита. Браки православных лиц со старообрядцами и сектантами по закону 17 апреля 1905 года уравнены с браками между православными и инославными лицами. Нет никаких препятствий к бракам евреев с мусульманами.

5. В некоторых случаях наступает осуждение на безбрачие, которое является препятствием к вступлению в брак (т. X, ч. 1, ст. 37 п. 4). Такое последствие влекут за собою: а) расторжение брака по прелюбодеянию одного из супругов, b) вступление во второй брак при существовании первого; с) безвестное отсутствие в продолжение 5 лет. В последнем случае осуждение производится только по возвращении безвестно отсутствовавшего и то, если он не предоставит достаточных оправданий. Законом 24 мая 1904 года отменено осуждение на безбрачие лиц, виновных в нарушении супружеской верности. Однако, при по-

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.414

вторности прелюбодеяния, развод не открывает виновному возможности вступить в новый брак. Изданное вслед за законом разъяснительное определение Св. Синода лишает новый закон почти всякого практического значения. Священник не вправе венчать разведенных по прелюбодеянию и виновных в нем в течение двух лет безусловно, а после этого срока (в течение еще 5 лет) только при удостоверенном со стороны священника раскаянии виновного (23-30 июня 1904 г. за № 3258). Для лютеран осуждение на безбрачие имеет значение лишь временного препятствия, до разрешения консистории.

6. Препятствием к браку является родство и свойство в близких степенях (т. X, ч. I, ст. 37 п. I). Основанием для первого из них выставляют инстинктивное отвращение, вырождение, как результат браков между близкими родственниками, наконец, церковные правила. Первая из этих причин исторически не подтверждается (например, Ксеркс был женат на сестре Атоссе, Артаксеркс на своих дочерях). Вторая причина недостаточно проверена опытом и, как историческое объяснение, совершенно несостоятельна. Остаются канонические постановления, запрещающие родственные браки. Объяснять существующие канонические стеснения едва ли основательно тем, что католическая церковь видела источник доходов в разрешениях, даваемых ей на вступление в брак родственников. Приводят в объяснение стремление церкви содействовать слиянию различных племен запрещением браков исключительно в пределах своего племени. Может быть, в основании запрещения браков между родственниками лежит желание изгнать половые влечения в кругу лиц, которые благодаря родству живут вместе, и тем предупредить разврат в семье. Очевидно, что круг лиц, подвергающихся такой предупредительной мере, будет больше или меньше, смотря потому, какой склад имеет семья в данный исторический момент. В то время, когда правила ныне действующие складывались, семья охватывала гораздо большее число лиц, живущих под одним кровом, чем современная индивидуализированная семья. Во всяком случае, степень близости родства, как препятствие к браку, весьма различна б разных законодательствах. Так, по французскому законодательству допускаются браки в четвертой степени родства, а с разрешения президента республики - даже в третей степени. По новому германскому уложению запрещается брак только с родственниками в прямой линии, а также родными, единокровными и единоутробными братьями и сестрами (§ I310).

По нашему законодательству, во всех вообще христианских исповеданиях, запрещается совершать браки в степенях родства, возбраненных правилами той церкви, к которой принадлежат сочетающиеся лица (т. X, ч. I, ст. 64). Родство бывает троякого вида: а) кровное, возникающее в силу рождения, b) духовное, основывающееся на восприемничестве, с) гражданское, создаваемое усыновлением.

Относительно законного кровного родства для лиц православных существует запрещение брака до четвертой степени родства включительно (ук. Св. Синода 19 января 1810 года). Очевидно, что кровное родство не зависит от того, произошло ли рождение в законном браке, или вне брака. Но наше законодательство имеет в в иду только законное родство, и тем самым оставляет открытым вопрос о возможности брака между лицами близкими друг другу по крови,

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.415

когда родство их не основывается на законном браке. Для священника, отказывающего венчать по подозрению родственной близости, возникает даже опасность подвергнуться ответственности за клевету. (См.,однако, указ Св. Синода 17 марта 1877 года).

В нашем законодательстве замечается пробел и по вопросу о возможности брака между усыновителем и усыновленной, а следовательно гражданское родство препятствием к браку служить не может. Только для лютеран законом запрещен брак между усыновителем и усыновленной (т. XI, ч. 1, ст. 208).

Духовное родство составляет препятствие для брака а) между восприемником и восприятой, а также и матерью последней и b) между восприемницей и воспринятым, а также отцом последней, но не между восприемником и восприемницей, т.е. как принято называть в общежитии кумом и кумою (указ Св. Синода 31 января 1838 г.).

Между родственниками одного супруга и родственниками другого устанавливается особое отношение, называемое свойством, которое церковью признается препятствием к браку в тех же степенях, как и родство.

В определении степеней родства, препятствующего браку, и в понимании самого родства замечается значительное различие между исповеданиями, так, например, лютеранская церковь вовсе не признает духовного родства.

В. В противоположность указанным обстоятельствам, влекущим за собой недействительность брака, существует другой ряд причин, по которым священники лишь обязываются воздерживаться от венчания под страхом наказания. Наказание может угрожать и повенчавшимся, хотя брак, совершенный вопреки запрещению, остается в своей силе.

1. К такого рода условиям относится согласие родителей на брак их детей. Вытекая из недостаточного сознания последними важности брака, с достижением совершеннолетия подобная зависимость становится излишней. Однако по нашему закону безусловно запрещается вступать в брак без дозволения родителей или заменяющих их опекунов и попечителей (т. X, ч. 1, ст. 6), так что необходимость испрашивания родительского разрешения не ограничивается никаким возрастом. Только для лютеран этот вопрос получил полное основательное разрешение (т. XI, ч. 1, изд. 1896, ст. 319-321). Брак, совершенный без согласия родителей, сохраняет свою силу, но, по жалобе родителей, провинившиеся дети могут подвергнуться тюремному заключению на время от 4 до 8 месяцев и, сверх того, лишаются права наследовать по закону в имении того из родителей, которого они оскорбили своим неповиновением (Улож. о наказ., ст. 1566). По некоторым же законодательствам отсутствие родительского согласия влечет за собой недействительность брака. Особенно строго относится французское право к обязанности детей заручиться разрешением родителей. Может бьш., это результат долгой и упорной борьбы в этой стране между католической церковью и королевской властью, из которых первая не признавала существенным для силы брака согласие родителей (Тридентский собор 1565 г.), а вторая настаивала на значении родительского согласия (Ordonnance de Blois 1579 г.). По германскому уложению родительское согласие уже не имеет такого значения (§§1304 и 1323).

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.416

2. Такое же значение имеет разрешение начальства на вступление в брак. По общему правилу лица всех состояний могут вступать между собой в брак, не испрашивая на то ни особого от правительства дозволения, ни увольнения от сословий и обществ, к которым они принадлежат (т. X, ч. I, ст. I). Однако лицам, состоящим на службе, как военной, так и гражданской, запрещается вступать в брак без дозволения их начальства, удостоверенного письменным свидетельством (т. X, ч. I, ст. 9). Исторически, со времени Петра, в нашем законодательстве вводится ряд постановлений, ограничивающих свободу вступления в брак лиц военного ведомства. При издании Свода Законов правило это было распространено, хотя и не основательно, на лиц гражданского ведомства. Едва ли, однако, можно утверждать, что требование это потеряло всякое значение. Оно имеет полное применение, скреплено уголовной санкцией (Улож. о наказ., ст. 1565), имеет за себя даже некоторые основания, как мера предупредительная. Конечно, по мысли, согласие начальства обусловливается только служебными препятствиями, однако трудно согласиться, чтобы начальство не могло отказать в своем разрешении на брак, препятствие к которому явно обнаруживается из документов, хотя бы в интересах службы брак и не служил препятствием.

Особые правила о разрешении начальства установлены в 1866 году для лиц военного ведомства и вновь пересмотрены в 1901 году (Собр. узак. и расп. прав. 1901, №47, ст. 933). Исходя из того взгляда, что брак офицера, который не имеет достаточного содержания, может привести его к материальному положению, не соответствующему его офицерскому достоинству, закон требует от него удостоверения имущественной состоятельности. До 23 лет брак офицерам совершенно воспрещается. С 23-летнего возраста брак может быть разрешен при условии имущественного обеспечения в виде недвижимости, приносящей не менее 300 р. ежегодного дохода, или в виде единовременного вклада в 5000 р., если при этом офицер получает содержание не менее 1200 р. в год. Нижним чинам, состоящим на действительной обязательной службе, запрещается вступать в брак (Пол. о воинской пов., ст. 25).

3. Родство и свойство, имеющие в ближайших степенях разрушительное значение для браков, совершенных вопреки установленным правилам, на дальнейших степенях, от 5 до 7 включительно, составляют препятствие, устраняемое с разрешения епархиального архиерея. Во всяком случае, даже без последнего условия, брак остается в своей силе.

IV. Совершение брака.

Брак лиц христианских вероисповеданий у нас, в России, должен происходить в форме церковного венчания, под опасением в противном случае недействительности. Это правило относится даже к лютеранам, хотя лютеранская церковь и не признает за браком характера таинства. Желающие вступить в брак должны уведомить о том священника своего прихода (т. X, ч. I, ст. 25), хотя сплошь и рядом, несмотря даже на специальный указ Синода (27 мая 1853 г.), венчание происходит не в своей приходской церкви. Ему должны быть представлены все документы, удостоверяющие способность жениха и невесты вступить в брак, т.е. метрическое свидетельство, удостоверение зрелости, разрешение родителей, если они лично не заявили своего согласия, дозволение начальства. Удостоверившись в отсутствии препятствий

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.417

из представленных документов, священник делает троекратное оглашение в ближайшие воскресные и другие праздничные дни для того, чтобы всякий, знающий о существовании препятствий, мог своевременно заявить о том. Дальнейшей предупредительной мерой является так называемый обыск, т.е. дознание, производимое причтом. В настоящее время оно сводится к удостоверению со стороны свидетелей отсутствия препятствий к браку, которое заносится за их подписью в обыскную книгу.

Все эти подготовительные действия завершаются венчанием в церкви, при котором должны присутствовать брачующиеся лично и не менее двух свидетелей. Венчание православных лиц вне церкви допускается в тех только местах, где по обстоятельствам венчание в церкви невозможно; притом к таковым венчаниям не дозволяется приступать без благословения епархиальных архиереев (т. X, ч. 1, ст. 31). Каждый брак записывается в приходскую метрическую книгу, из которой выдается выпись. В случае возникших о метрических актах сомнений, а равным образом, если брак в них не записан, событие может быть доказываемо: обыскной книгой, исповедными росписями, гражданскими документами, если из них видно, что именуемые супругами признавались таковыми в присутственных местах и бесспорно пользовались правами, зависящими от законного супружества, наконец следствием (т. X, ч. 1, ст. 36). Последнее должно заключать в себе показания: причта, который венчал брак, бывших при браке свидетелей и вообще знающих о достоверности события брака (т. X, ч. 1, ст. 36). В числе доказательств, перечисляемых законом в дополнение метрической записи, опущено одно, имеющее важное значение, - отметка в паспорте о совершении венчания.

Браки лиц всех вообще христианских исповеданий должны быть совершаемы духовенством той церкви, к которой принадлежат вступающие в супружество. В Западном крае и в привислянских губерниях смешанные браки между лицами неправославных христианских вероисповеданий совершаются священниками той веры, к которой принадлежит невеста (т. X, ч. 1, ст. 75; Пол. о союзе брачном ст. 192). За неимением в месте жительства иноверцев, желающих вступить в брак, священника соответствующей веры, венчание может быть произведено православным священником, с тем последствием, что расторжение таких браков уже производится по правилам православной церкви (т. X, ч. 1, ст. 65). Брак православного лица с лицом другого христианского исповедания должен быть совершен непременно в православной церкви и может быть затем повторен по обряду церкви другого супруга (т. X, ч. 1, ст. 67, по продол. 1893).

Дети, родившиеся от такого брака, должны быть крещены в правилах православной веры. Дети же, происшедшие от смешанных браков других христианских вероисповеданий, могут быть крещены по правилам любого христианского вероисповедания; только в Западном крае сыновья должны быть крещены в отцовскую, а дочери в ту веру, которую исповедует мать, если о том иначе не будет постановлено в брачных договорах (т. X, ч. 1, ст. 75). Дети, происшедшие от брака лютеранина с иудеем или с магометанином, должны быть воспитаны в христианской вере (Уст. иностр. ненов, т. XI ч. 1 ст. 210).

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.418

Относительно нехристиан у нас постановлено, что каждому племени и народу, не исключая и язычников, дозволяется вступать в брак по правилам их закона или по принятым обычаям, без участия в том гражданского начальства или христианского духовенства (т. X, ч. I, ст. 90).

В настоящее время в большинстве европейских государств, к какому бы вероисповеданию ни принадлежало их население, даже в православной Румынии, церковную форму брака оменил гражданский брак. Гражданский брак - это также формальный брак, только лишенный церковного освящения и совершаемый перед гражданской, а не духовной властью. Убедившись из представленных документов в наличности необходимых для брака условий и в отсутствии препятствий, гражданский чиновник (во Франции мэр, в Германии особый Standesbeamter) делает оглашение о предстоящем браке посредством вывешиваемого на некоторое время объявления. Если никем не было сообщено о существовании препятствий, чиновник, в назначенный день, в присутствии брачую-щихся и свидетелей, читает статьи законов, определяющие права и обязанности супругов, спрашивает жениха и невесту о желании вступить в брак друг с другом и затем объявляет их мужем и женой. Совершенный таким порядком брак заносится в особую книгу. Отсюда видно, что гражданский брак отличается от церковного только отсутствием венчания.

Гражданский брак впервые появился вслед за протестантством, отвергшим за браком значение таинства, в Голландии в XVI веке, где он явился как необходимый выход из затруднительного положения (nothcivilehe), а оттуда перешел в Англию, где он был окончательно признан в 1873 году. Во Франции гражданский брак был принят во время первой революции и утвержден кодексом Наполеона. Гражданский брак из Франции распространился всюду за кодексом. Германия, хотя страна по преимуществу протестантская, установила гражданскую форму брака только во время разгара культурной борьбы с церковным авторитетом, в 1875 году. В Румынии гражданский брак был принят в 1864 году, по примеру Франции. Гражданский брак имеет на Западе двоякое значение. Он называется факультативным, когда усмотрению самих врачующихся предоставляется выбрать церковную или гражданскую форму, как, например, в Англии. Он называется необходимым, когда закон предписывает обязательность гражданского брака, не признавая никакого юридического значения за одним церковным венчанием, как в Германии и Франции; это не мешает желающим освятить свой брак сверх того церковным благословением, только оно имеет одно религиозное, но не юридическое значение.

В России подобие гражданского брака установлено по закону I9 апреля 1874 года для старообрядцев в виде государственной необходимости. Дело в том, что государственной властью до 17 апреля 1905 года не признавались исповедание и духовенство старообрядцев, так что их венчанные браки не имели в глазах правительства религиозного характера. А между тем, невозможно было оставить без определения и последствий все возникавшие из их семейного союза отношения. Выходом из этого затруднительного положения послужил гражданский брак. По сделанному письменно или словесно заявлению о желании оформить брак полицейское управление или волостное правление составляет объяв-

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.419

ление и выставляет его, в течение 7 дней, при дверях управления. Все, имеющие сведения о препятствиях, обязаны дать знать управлению. По истечении 7 дней управление выдает лицу, заявившему желание записать свой брак, свидетельство о произведенном объявлении. С этим свидетельством оба супруга должны явиться лично с 4 свидетелями в полицейское управление, которое ведет метрические книги и здесь совершается запись брака. Браки старообрядцев приобретают в гражданском отношении, через занесение их в установленные метрические книги, силу и последствие законного брака. Воспрещаются и не подлежат записи такие браки старообрядцев, которые воспрещены гражданскими законами. Таким образом, браки старообрядцев не совершаются в присутствии гражданской власти, а только регистрируются уже совершенные по их обрядам, в чем и обнаруживается существенное отличие от настоящего гражданского брака. Следовательно, в браках старообрядцев религиозный момент отделяется от юридического, а так как для признания юридических последствий брака важен второй момент, и ведущим запись должностным лицам закон (т. IX, ст. 947) воспрещает удостоверяться в совершении религиозного обряда, то религиозный момент может быть и вовсе опущен без ущерба для законной связи брака. Неправильно также предполагать, что старообрядческий брак может быть доказываем и иными способами (реш. Общ. Собр. I и кас. деп. 1899), чем совершенно устраняется исторический смысл закона 1874 г.

Подобные же правила введены законом 17 октября 1906 года для сектантов, не признающих духовных лиц. Их браки регистрируются (но не совершаются, ст. 46) в городских управах и волостных правлениях.

Предыдущий | Оглавление | Следующий










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.