Предыдущий | Оглавление | Следующий

Глава XXI. НОРМЫ ПРАВА

§ 1. Понятие и признаки правовых норм

Правовой нормой называется установленное или санкционированное государством правило поведения, охраняемое от нарушений с помощью мер государственного принуждения.

Правовая норма носит общий характер. В отличие от команд, велений, распоряжений по конкретным вопросам, норма адресована не отдельному лицу, а кругу лиц, определяемых типическими признаками. Она рассчитана на регулирование не единичного, отдельного отношения, а вида общественных отношений; действие правовой нормы рассчитано на неограниченное количество случаев; она продолжает действовать после реализации в индивидуальных отношениях и в поведении конкретных людей.

Всякая норма – результат обобщения типических и видовых качеств общественных отношений (родственные отношения, отношения обмена или купли-продажи, отношения власти и подчинения, отношения собственности или аренды и т.п.), участников этих отношений (граждане, объединения лиц, иностранцы, государственные органы, должностные лица и т.п.), действий и событий, влекущих правовые последствия (дарение, купля, кража, вступление в брак, назначение на должность, гибель имущества и т.п.), объектов права (виды имущества, изобретения, произведения искусства и т.п.).

Правовая норма представляет собой абстрактную модель общественных отношений и поведения людей. Этим она отличается от решений государственных органов по конкретным делам[1], индивидуальных распоряжений, договоров, регулирующих отношения между точно обозначенными субъектами права.

590       Глава XXI Нормы права

Правовая норма адресована кругу лиц, определенных видовыми признаками (граждане, родители, супруги, налоговая инспекция, судебный пристав и т.д.). В отличие от распоряжения, адресованного точно обозначенным лицам и действующего до его исполнения (распоряжение о строительстве здания, о проведении этой осенью прививок против гриппа и дифтерии, о передаче точно определенного имущества, о выплате премии, об увольнении и т.п.), правовая норма не исчерпывается исполнением. Она обращена в будущее в том смысле, что рассчитана не только на данный, наличный случай (отношение), но и на вид, неопределенное число определенных в общей форме случаев и отношений (заключение договора, передача имущества, вступление в брак, рождение ребенка и т.д.) и реализуется каждый раз, когда возникают предусмотренные ею обстоятельства и ситуации[2].

Правовые нормы носят волевой (социально-волевой) характер. Во-первых, они адресованы свободной воле участников общественных отношений и имеют смысл лишь там, где у адреса нормы существует выбор вариантов поведения[3]; во-вторых, направление этого выбора (содержание правила поведения) определяется волей господствующих или влиятельных в данном обществе классов, сословий, социальных групп, партий, воздействующих на формирование и развитие права. Это не означает, что каждая отдельно взятая правовая норма выражает волю точно определенного класса, социальной группы, политической партии.

В обществе вообще и в правотворчестве в частности действуют социальные законы-тенденции, значительная часть которых носит статистический (вероятностный) характер[4]. Поэтому отдельные нормы могут выражать волю разных социальных групп, но могут и вообще не выражать ничью волю, а быть ошибкой, заблуждением или невыполнимым правилом (нормы средневекового права о «нечистой силе» и т.п.).

§ 1. Понятие и признаки правовых норм             591

Важно учитывать также такое качество права, как его системность: право не «сумма», не «совокупность» норм, а их система[5], основанная на взаимосвязи составляющих ее элементов; именно в этом качестве оно и реализуется в обществе, создавая стабильный правопорядок, в конечном счете соответствующий интересам социальных групп (классов, сословий, партий), способных воздействовать на возводимую в закон государственную волю. Органически включаясь в правовую систему, правовые нормы приобретают (в разной степени) социально-волевую направленность, свойственную данному праву в целом.

Волевой характер правовых норм придает им качества социальных регуляторов. В правовых нормах отражаются и выражаются те типичные для данного общества ситуации и отношения, которые предполагается либо пресекать и искоренять (общественно вредные и общественно опасные деяния), либо поддерживать, охранять и воспроизводить. Направленность этого социального контроля и регулирования, которым служит взятая в целом система правовых норм (т.е. право), предопределяется выраженной в праве государственной волей, зависящей от интересов господствующих или влиятельных социальных сил. С другой стороны, нормы права адресованы не только интеллекту участников общественных отношений, но и их воле, ибо для реализации права недостаточно знать, как следует поступать в той или иной юридической ситуации (многие знают, как надо, но делают иначе). Правовые нормы содержат информацию, способную регулировать поведение; поэтому правовая норма не только описывает жизненную ситуацию, но и предписывает определенный выбор из возможных линий и вариантов поведения, выбор, опирающийся на властное веление государства.

Сущностным качеством правовых норм является их связь с государством.

Правовые нормы устанавливаются или санкционируются компетентными органами государства. Правотворческая деятельность государства наиболее очевидна при преобладании таких источников права, как законы и другие нормативные акты, издаваемые государством. Но государство остается силой, творящей право, и при санкционировании не им созданных норм (обычаев, религиозных правил, правовых доктрин, договоров), которые становятся правом только и именно в результате придания им общеобязательной силы[6]. Не менее важна роль

592       Глава XXI. Нормы права

 

государства и его органов в реализации ряда правовых норм и в охране всех норм права от нарушений.

Охрана государственным принуждением – специфический признак правовых норм, отличающий их от норм морали, норм общественных организаций и других социальных норм, а также от содержащихся в некоторых актах государственных органов призывов и обращений. Норма всегда рассчитана на жизненные обстоятельства, при которых существует выбор различных линий поведения. Лишена смысла норма, которую невозможно нарушить; нормы всегда предписывают участникам общественных отношений, которые могут поступить по-разному, требуемый, должный вариант. Этот вариант государство предписывает в форме правовой нормы, под угрозой государственного принуждения, применяемого для восстановления нарушенных прав (где это возможно) и (или) для наказания нарушителя обязанности, запрета. Весь смысл существования права – поддержание определенного порядка, предупреждение и решение индивидуальных и социальных конфликтов и споров[7], упорядочение самого процесса государственного принуждения, применяемого в этих целях. Институционализация права осуществляется не только и не столько его изложением в нормативных актах или признанием и усвоением правовых предписаний общественным сознанием, сколько созданием систем правоохранительных органов и разработкой процедурных (процессуальных) правил их деятельности. Право практически неосуществимо без государственного аппарата и процессуальной формы его деятельности, направленной на применение правовых норм, решение споров, принуждение к исполнению и соблюдению права, наказание правонарушителей. Институционализация права заключается в единстве нормативной основы правопорядка и специального аппарата, способного обеспечить осуществление (включая охрану, защиту, восстановление) правовых норм через правоотношения.

С точки зрения логики норм связь права с государством наиболее непосредственно выражена именно в установлении мер государственного принуждения, применяемых к нарушителям правовых норм. С этим связано долженствование особого рода: правовые нормы отличны от нормативных суждений науки (фактических утверждений) тем, что представляют собой предписания, общеобязательные «модели

§ 1. Понятие и признаки правовых норм             593

поведения», а не констатацию наличных фактов. От фактического утверждения норма отличается функционально: «Основная задача нормы не в описании определенного поведения или результатов этого поведения, а в предписании поведения»[8]. Иными словами, правовая норма всегда обращена в будущее и описывает нечто как должное.

Нормативность права своеобразна. Норма права как модель общественных отношений реализуется посредством правоотношений, участники которых связаны через права и обязанности. Индивидуальные правоотношения были формой права в наиболее ранние и примитивные эпохи становления классового общества[9]. Норма права и правоотношение – основные категории общей теории права, в границах которых располагается практически весь ее понятийный аппарат, все содержание общей теории. Право и система правоотношений нередко отождествлялись в советской теории права 20-х годов; почти все участники современной дискуссии о понятии права, какой бы точки зрения они ни придерживались, неизменно подчеркивают связь права и правоотношений.

Предоставительно-обязывающий характер составляет специфику именно правовых норм. Не случайно аппарат абсолютной деонтической логики (относящейся к деятельности одного и только одного субъекта) оказался недостаточным для раскрытия содержания норм права, так как по законам абсолютной логики содержание норм сводится к «повелениям» и «запретам». Без достаточного объяснения остались «разрешение» или «дозволение» и тем более «управомочивание», составляющие существенное качество правового регулирования. Последнее полнее раскрывается относительными логиками (логическими теориями взаимодействий, различных условий приложения норм), при разработке которых внимание философов закономерно привлекла правовая концепция Л.И. Петражицкого[10] с лежащим в ее основе представлением об «императивно-атрибутивном» характере правовых явлений.

Правовая норма, как и право в целом, рассчитана на регулирование поведения людей посредством отношений, связь участников которых состоит во взаимных правах (обеспеченная государством возможность определенного поведения) и обязанностях (необходимость определенного поведения, нарушение которой влечет применение мер государственного принуждения). Когда в развитии общественных отношений создаются или возникают предусмотренные нормой условия ее реали-

594       Глава XXI. Нормы права

 

зации, у участников этих отношений возникают конкретные права и обязанности, образующие правоотношение. Норма как модель правоотношения в общем виде определяет возможное поведение одной стороны будущего отношения (работник имеет право на ежегодный отпуск, автор имеет право на неприкосновенность созданного им произведения) и юридическую обязательность каких-либо действий или воздержания от действий другой стороны этого отношения (администрация обязана предоставить каждому работнику ежегодный отпуск, при использовании произведения запрещается без согласия автора вносить в это произведение изменения).

Предоставительно-обязывающий характер не свойствен подавляющему большинству запретительных норм (правовых норм, определяющих составы правонарушений и санкции за их совершение), но и они реализуются через правоотношения, возникающие в случаях нарушения запретов (см. далее, § 3).

Наконец, важным качеством правовых норм является их формальная определенность, т.е. точное (бесспорное) обозначение обстоятельств, порождающих правовые последствия, определение самих этих последствий, качеств, присущих участникам правоотношений, и др. Формальная определенность правовых норм во многом зависит от системы источников (форм) права, присуща правовым системам в разной степени[11] и никогда не может быть завершена, поскольку всегда существовала практическая необходимость в аналогии права или закона, в распространительном или ограничительном толковании правовых норм.

В процессе дискуссии о понимании права[12] взгляд на правовые нормы как на основное содержание, «клеточки» права довольно резко критиковался как «узконормативное, нормативистское, позитивистское понимание права»[13]. Нормативное понимание критиковалось за сведение права к текстам нормативных актов, за отрыв от практики

§ 1. Понятие и признаки правовых норм             595

реализации законов, за умаление значения (или недостаточное признание) прав и свобод личности, а также нравственных основ права. Некоторые из этих упреков справедливы в том отношении, что в правоведении существует тенденция ограничиваться комментированием текстов нормативных актов без исследования практики их осуществления. Изучение текстов нормативных актов в отрыве от правовых отношений, их содержания, динамики и гарантий реализации, без учета особенностей общественного правосознания и традиций правоприменительной практики существенно препятствует подготовке обоснованных предложений о совершенствовании законодательства, а также системы гарантий укрепления законности и правопорядка. Сведение права к текстам законов и иных нормативно-правовых актов не давало возможности выявить собственно юридическое содержание этих актов, отделив предписания от деклараций и дефиниций; взгляд на тексты и нормы законов как на «приказ государства» вел к выводу, что даже и закрепление законом прав граждан является велением, ограничивающим их свободу, «хотя бы уже потому, что закрепляются именно такие, а не иные права, что именно этими, а не иными правами разрешается пользоваться. Кроме того, указываются возможности и характер пользования правами»[14].

Однако критика взглядов на право как лишь на тексты закона, выражающие веления, приказы государственной власти, содержится и в трудах сторонников нормативного понимания права, большая часть которых видит в праве социальную реальность, существующую не только как нормы и тексты, но и как их отражение в сознании общества (право-сознание), и как реализация норм в отношениях между людьми (право-отношение), и как динамичная практика осуществления правовой системы в целом (право-порядок). Спор идет о том, существует ли в правовой системе какое-либо ведущее, определяющее начало, или все вообще правовые явления равнозначны, когда речь идет о праве.

В процессе дискуссии о понимании права именно по этой проблеме сформировались две основные позиции: одни теоретики считают, что право состоит из норм, изложенных в законах и иных источниках права (нормативное, «узкое понимание права»), другие включают в содержание права не только нормы, но и субъективные права, правосознание, практику реализации права, законность и правопорядок и

596 Глава XXI. Нормы права

 

другие правовые, а также моральные явления («широкое понимание права»).

Критически анализируя взгляды сторонников «широкого понимания права», О.С. Иоффе обоснованно отмечал, что главным является «ответ на один важный вопрос – субординированы или только координированы включаемые ими в право разные элементы? Если субординированы, причем субординированы именно системой норм, тогда нет спора или остается всего лишь спор о словах: право – не только нормы; но все остальное, входящее в право, подчинено нормам и производно от них. Если же координированы, и значит, что ни один из элементов не подчинен другому, то отсюда следует, что действие норм может быть парализовано субъективными правами, как и действие прав – нормами, что правосознание и мораль способны помочь не только формированию и применению закона,, но и отказу от его действия независимо от воли законодателя»[15]. Отсюда с непреложностью следует возможность отказа от выполнения или применения любого из действующих законов под тем предлогом, что этот закон не соответствует чьим-то представлениям о содержании права, нравственности, правосознанию, судебной или иной практике и т.п. На основе «широкого понимания права», считающего правом неопределенный круг общественных и индивидуальных явлений, имеющих прямое или косвенное отношение к праву или близкое к нему терминологическое обозначение, практически невозможно отличить правомерное поведение от неправомерного, юридически значимое от юридически безразличного, обязательное от необязательного и т.п.

Нормативная концепция права основана на представлении, что в праве нет ничего юридического, кроме нормативных определений юридических фактов и правовых состояний (включая статусы субъектов права), субъективных прав и обязанностей, запретов и санкций за их нарушение – того, что составляет содержание правовых норм. Из разных пониманий права (каждое из которых имеет свои обоснования) для практики применения права или правотворчества в нашей стране имеет значение понятие о праве как о системе норм[16]. Объективно существующие связи юридически значимых элементов этой системы выражаются так называемой логической структурой правовой нормы.

§ 2. Логическая структура правовой нормы       597

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Вопреки мнению Кельзена, такие распоряжения не являются «индивидуальными нормами» (см.: Чистое учение о праве Ганса Кельзена//Сборник переводов. Вып. I. M., 1987. С. 27 и др.). Не только философия, но и деонтическая логика (логика норм) различает «нормативное» (общее, абстрактное) и «конкретное» (индивидуальное, единичное), предостерегая от их смешения.

[2] Иногда к числу признаков нормы относят длительность действия; однако некоторые решения по конкретным делам действуют и реализуются длительное время (приказ о назначении на должность, регистрация брака, решение о назначении пенсии, приговор о лишении права управления транспортными средствами и т.п.), и, наоборот, норма права может действовать относительно непродолжительное время (нормы, определяющие порядок и условия приема в вузы в текущем году). Общеобязательность, которую также называют в числе признаков правовой нормы, им присуща, но она присуща также и актам применения права (например, вступившим в законную силу приговорам, решениям, определениям и постановлениям суда).

[3] См.: Александров Н.Г. Сущность Права. М., 1950. С. 35-36.

[4] См : Сильченко Н.В. Закон (проблемы этимологии, социологии и логики). Минск, 1993. С. 57 и след.

[5] См.: Шейндлин Б.В. Сущность советского права. Л., 1959. С. 7 и др.

[6] Это может иметь самые разные формы: «Практически санкционирование мусульманского права государством выражалось в назначении судей и наложении на них обязанности рассматривать и решать дела на основании учения определенной правовой школы» (Сюкияйнен Л.Р. Мусульманское право как объект общей теории права // Советское государство и право. 1979. № 1. С. 30).

[7] Основной предпосылкой правового регулирования, отмечал Е.Б. Пашуканис, является противоположность частных интересов, существование споров и конфликтов. «Право исторически началось со спора... Понятие кражи определяется раньше, чем понятие собственности» (Пашуканис Е.Б. Избранные произведения по общей теории права и государства. М., 1980. С. 85, 159).

[8] Ивин А.А. Логика норм. М., 1973. С. 61.

[9] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 3. С. 336-337; Т. 21. С. 159, 177.

[10] См.: Ивин А.А Указ. соч. С. 53-54, 96 и след.

[11] По мнению специалистов, формальная определенность не свойственна мусульманскому праву (см.: Сюкияйнен Л.Р. Указ. соч. С. 31-32).

[12] См.: О понимании советского права. Круглый стол «Советского государства и права» // Советское государство и право. 1979. № 7. С. 56-74; № 8. С. 48-77; Халфина P.O. Что есть право: понятие и определение//Советское государство и право. 1984. № 11. См. также: Нормы советского права. Проблемы теории. Саратов, 1987. С. 37 и след.

[13] Эта критика нередко сопровождалась утверждениями, что основателем «советского социалистического нормативизма» был А.Я. Вышинский. Между тем определение права как «системы принудительных социальных норм» давалось в советской литературе по правоведению задолго до 1938 г., когда при участии Вышинского было сформулировано аналогичное определение (см., например: Подволоцкий И. Марксистская теория права. М.– Пг., 1923. С. 156), а по генезису оно восходит к дореволюционной и зарубежной литературе).

[14] Недбайло П. Е. Вопросы структуры советских правовых норм в связи с постепенным перерастанием их в правила коммунистического общежития // Право и коммунизм. М., 1965 С. 129; Он же. Советские социалистические правовые нормы. Львов, 1959. С. 73 и след.

[15] Советское государство и право. 1979. 8. С. 67.

[16] См.: Советское государство и право. 1991. 12. С. 3-11.

Партнеры:









Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Optime - Тематический каталог сайтов. Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.