Предыдущий | Оглавление | Следующий

§ 4. Основные источники социалистического и постсоциалистического права: понятие, виды.

Особенности нормативных правовых актов

Сложившееся в отечественной литературе представление об источниках социалистического и постсоциалистического права в основе своей коррелируется с общим, академическим представлением об источниках права, используемых в других правовых семьях и, в первую очередь, в романо-германской правовой семье.

Разумеется, полного совпадения при этом нет и вряд ли оно может быть, учитывая «фундаментальные различия между структурой, инсти-

§ 4 Основные источники социалистического и постсоциалистического права 497

тутами, образом жизни и мышления социалистических и несоциалистических (в смысле – западных) стран»[1].

Различные взгляды, как правило, наиболее ярко проявляются тогда, когда речь идет о конкретных источниках, свойственных одной правовой семье и не свойственных другой. Что же касается общего, академического представления о понятии, содержании и роли источника права как такового в правовой системе, то принципиальных расхождений при этом, по общему правилу, как свидетельствуют многочисленные научные источники, не наблюдается[2].

Хотя, справедливости ради, следует сказать, что не все авторы с данным утверждением солидарны. Достаточно далеко отступая от реального положения дел, Р. Давид и К. Жоффре-Спинози, например, утверждают, что «под источником права советский юрист понимает прежде всего экономический строй общества, который, согласно марксистской доктрине, обусловливает и определяет правовую систему данной конкретной страны. В этом смысле основной источник советского права образует соединение двух факторов: обобществления средств производства и установления в стране власти народа».

И только во вторую очередь «говорят о формах права, называя источниками права те технические приемы, с помощью которых в данной стране и в данный период создают, находят или уничтожают юридические нормы»[3].

В данном случае допускается, как следует из рассуждений авторов, неправомерное отождествление и смешение двух различных аспектов источника права: «материального» и «формально-юридического» («технического») и, соответственно, двух разных о них представлений.

Однако авторы правильно подмечают, что в советской (да и не только в советской) юридической литературе источники, зачастую трактуемые в общем плане как «внешнее выражение права», не всегда одинаково воспринимались и толковались. Так, в одних случаях это «внешнее выражение права» называют формой и формами права, в других – источниками, а в третьих случаях их именуют одновременно и формами, и источниками права.

В настоящей работе «форма права» рассматривается, как и раньше в других правовых системах и семьях, в виде синонима «источника права». Здесь не придается принципиального значения тем непринципиальным по своему характеру смысловым нюансам, оттенкам и не-

498 Глава XVIII. Правовые системы социалистич. и постсоциалистич. стран

значительным различиям, которые имеют термины «форма» и «источник» права.

Однако в юридической литературе дореволюционных лет и в некоторых современных научных произведениях не все авторы эту точку зрения разделяют. Так, признавая этот факт, что «различные формы, в которых выражается право, носят издавна название источников права», Г. Шершеневич тем не менее считал, что данный термин является «малопригодным ввиду своей многозначности»[4].

Развивая эту мысль, он вполне справедливо отмечал, что под термином «источник права» понимаются:

а) силы, творящие право. Например, источником права считают «волю Бога, волю народную, правосознание, идею справедливости, государственную власть»;

б) материалы, положенные в основу того или иного законодательства. Этот смысл источника права используется, например, тогда, когда констатируют, что римское право послужило источником при подготовке Германского Гражданского кодекса или что труды ученого Потье использовались при разработке Кодекса Наполеона;

в) исторические памятники, которые «когда-то имели значение действующего права». Например, такие правовые памятники, как Corpus juris civilis, Русская Правда и т.п.;

г) средства познания действующего права. Этот смысл источника права используется, когда говорят, что право можно познать из закона.

Разнообразие значений, придаваемых выражению «источник права», – делал окончательный вывод Шершеневич, – вызывает необходимость обойти его и заменить другим выражением – формы права. Под этим именем следует понимать различные виды права, отличающиеся по способу выработки содержания норм»[5].

Определяя свое отношение к рассматриваемому вопросу и высказанному мнению, следует обратить внимание на то, что термин «источник права» имеет кроме названных и другие смысловые значения. Например, в качестве источников права можно трактовать те материальные, социальные и иные условия жизни общества, которые объективно вызывают необходимость издания или изменения и дополнения тех или иных нормативно-правовых актов, а также правовой системы в целом. Констатируя тот факт, что современная правовая система западных стран «полностью изменилась со времен средневековья» под воздействием изменившейся социально-экономической, политической и

§ 4 Основные источники социалистического и постсоциалистического права 499

иной, именуемой обобщенно «материальной», среды, американский правовед Л. Фридмэн весьма образно описывает возникшую ситуацию следующим образом. Когда мы смотрим на все эти изменения, то сразу становится ясным, что сквозь века «правовая система была перенесена громадными волнами социальных сил. Общественные движения перекатывались через них с силой могущественного моря. Правовая система кажется столь могущественной, как и крейсер, когда он находится в доке, но, если он выходит в море, его мощь уже не кажется столь значительной, когда сравниваешь ее с мощью океана, ветра и природы»[6].

В данном образном сравнении весьма доходчиво проводятся мысль о неразрывной связи и взаимозависимости правовой системы и общественно-политической среды, а также идея о том, что последняя выступает в качестве естественной движущей силы и своеобразного «материального» источника по отношению к первой.

Кроме материального «источника права» имеются и другие смысловые значения, например такие, как философский смысл, который указывает на то, какие по своему характеру (либеральные, консервативные и пр.) философские идеи легли в основу той или иной правовой системы, в том числе социалистической системы. Однако это не меняет дела. Множественность смысловых значений термина «источник права» лишь подтверждает верность тезиса Г. Шершеневича о невозможности использования его самого по себе в качестве термина, адекватного «внешнему выражению права».

Но имеет ли однозначный смысл содержание термина «форма права», к которому апеллирует автор и который рекомендуется использовать для внешнего выражения права? Нет, не имеет. Даже самое приближенное ознакомление с термином и понятием «форма», с которым ассоциируется понятие «форма права», содержащиеся в отечественных и зарубежных философских, толковых и иных словарях, убеждает в этом.

С учетом сказанного, а также исходя из того, что форму права (закон, декрет, указ и т.п.) саму можно рассматривать в качестве «юридического» источника права, наиболее логичным и целесообразным является их использование как синонимов, как идентичных терминов и понятий. Именно в этом, «юридическом смысле» форма права и источник права широко применяются отечественными и зарубежными государствоведами и правоведами как тождественные понятия во всех тех случаях, когда они рассматриваются в виде «способа выражения

500       Глава XVIII. Правовые системы социалистич. и постсоциалистич. стран

государственной воли», «способа установления правовых велений», или «способа, которым правилу поведения придается государственной властью общеобязательная сила»[7].

В научных и учебных изданиях форму (источник) права как способ закрепления правовых велений или способ выражения «возведенной в закон воли господствующего класса» иногда рассматривают в виде внешней формы права. Наряду с ней выделяют также и внутреннюю форму. Последняя рассматривается как система или структура, внутреннее строение права, как «распределение правовых норм по отраслям и институтам соответственно характеру регулируемых ими отношений и отчасти методу правового регулирования»[8].

Какие же формы (источники) социалистического и постсоциалистического права существовали и существуют? И какое место каждая из них в общей системе источников права занимает?

Отвечая на эти и им подобные вопросы, необходимо исходить в сравнительно-правовом плане, с одной стороны, из общности рассматриваемых систем права с иными правовыми семьями и системами, и в первую очередь, с романо-германским правом, а с другой – из их самобытности.

Общность источников социалистического и постсоциалистического права с романо-германской правовой семьей проявляется, в частности, в том, что главенствующее положение в их системе отводится закону, а точнее – нормативным правовым актам во главе с законом. С принятием новых конституций в большинстве бывших социалистических стран в качестве самостоятельных, конституционно закрепленных источников права, как и в странах континентального права, стали признаваться общепризнанные принципы и нормы, а также международные договоры.

Определенная роль в этих странах отводилась и отводится судебной практике, хотя последняя в постсоветских правовых системах (в отличие от континентальной правовой семьи, где судебная практика как источник права не всегда признается формально, теоретически, но выступает в качестве такового фактически) имеет весьма неопределенный статус.

В качестве традиционных источников социалистического и постсоциалистического права выступают правовые обычаи, правовые договоры, корпоративные нормативные правовые акты, акты местного самоуправления, правовые доктрины.

§ 4. Основные источники социалистического и постсоциалистического права 501

По сравнению с соответствующими источниками романо-германского права не все они, будучи важными источниками права, выполняют в «своих» правовых системах равнозначную роль. Чтобы убедиться в этом, достаточно указать в качестве примера на неодинаковую роль в социалистическом (постсоциалистическом) праве и романо-германской правовой семье правового обычая или правовой доктрины. В романо-германском праве они играют неизмеримо большую роль. Правовой обычай здесь значится, как известно, наряду с законом даже в первичных источниках права.

Наряду с названными существуют и другие черты сходства и различия в источниках социалистического (постсоциалистического) и романо-германского права. Но наиболее важная из их общих черт сводится к главенствующей роли нормативно-правовых актов как источников права в системе всех остальных источников права.

Под нормативными правовыми актами, для краткости нередко именуемыми просто нормативными актами, понимаются выраженные в письменной форме решения компетентных государственных органов, в которых содержатся нормы права. Это акты правотворчества, с помощью которых и благодаря которым устанавливаются или же отменяются правовые нормы.

Все без исключения нормативные правовые акты являются государственными по своему характеру актами. Они издаются или санкционируются только органами государства, имеют волевой характер. В них содержится и через них преломляется государственная воля. С нарушением велений, содержащихся в нормативных правовых актах, связывается наступление уголовно-правовых, гражданско-правовых и иных юридических последствий.

В числе нормативно-правовых актов, издаваемых государственными органами, следует назвать законы, декреты, указы, постановления, распоряжения правительства (кабинета), приказы министров, председателей государственных комитетов, решения и постановления, принимаемые местными органами государственной власти и управления.

Система нормативных правовых актов в каждой стране определяется конституцией, а также изданными на ее основе специальными законами, положениями о тех или иных государственных органах, правительственными постановлениями. Законодательством определяется также порядок издания, изменения, отмены и дополнения нормативно-правовых актов; указывается, какой орган в соответствии с какой процедурой издает тот или иной нормативный акт.

Так, действующей Конституцией России предусматривается, что высший представительный и законодательный орган Российской Федерации – Федеральное Собрание (парламент) принимает законы и

502 Глава XVIII. Правовые системы социалистич. и постсоциалистич. стран

постановления; президент как глава государства издает указы и распоряжения (ч. 1 ст. 90). Правительство РФ издает постановления и распоряжения (ч. 1 ст. 115), субъекты РФ принимают «законы и иные нормативные правовые акты» (ст. 76).

Конституция определяет компетенцию различных государственных органов, а следовательно, и круг вопросов, по которым могут приниматься ими те или иные конкретные решения или различные нормативные правовые акты. Например, в ст. 114 Конституции РФ очерчивается общий круг вопросов, по которым Правительство может издавать свои постановления и распоряжения. Эти вопросы, касающиеся федерального бюджета, проведения в пределах Российской Федерации единой финансовой, кредитной и денежной политики, а также единой государственной политики в области науки, культуры, образования, здравоохранения, экологии и социального обеспечения; осуществления управления федеральной собственностью; принятия мер по обеспечению обороны страны, государственной безопасности, реализации внешней политики; осуществления мер по обеспечению законности, прав и свобод граждан, охране собственности и общественного порядка, борьбе с преступностью.

Российское Правительство также «осуществляет иные полномочия», возложенные на него Конституцией РФ, федеральными законами, указами Президента Российской Федерации (п. «ж» ч. 1 ст. 114 Конституции РФ). В Конституции особо оговаривается, что «порядок деятельности Правительства», а значит, и порядок (процедура) издания правительственных актов, определяются федеральным конституционным законом.

Нормативные правовые акты как источники права имеют определенные организационно-технические и иные преимущества перед другими источниками права. В чем они проявляются? Во-первых, в том, что издающие их государственные органы имеют гораздо большие координационные возможности, чем все иные нормотворческие институты, для выявления и отражения в праве не только групповых, классовых, индивидуальных, но и общих интересов. Во-вторых, что в силу четких требований, традиционно сложившихся правил изложения своего содержания нормативный правовой акт считается лучшим способом оформления устоявшихся норм. И, в-третьих, что нормативно-правовой акт в силу своей четкости и определенности более легок «в обращении», чем другие формы права. -Как подмечают теоретики и практики, легко на него ссылаться при разрешении дел, вносить в него необходимые коррективы, контролировать его исполнение[9].

§ 4. Основные источники социалистического и постсоциалистического права 503

Нормативные правовые акты как формы (источники) права значительно отличаются от актов, не имеющих нормативного характера. В их числе, прежде всего, акты применения норм права, или индивидуальные акты, как их зачастую называют.

Нормативные правовые и индивидуальные акты по своему характеру являются юридическими актами. Помимо всего прочего это означает, что с теми и другими связаны определенные юридические последствия. Однако принципиальное отличие их друг от друга заключается в следующем. Первые содержат в себе общие предписания в виде норм права и рассчитаны на многократное применение, тогда как вторые содержат в себе не нормы права, а лишь предписания индивидуального характера. Нормативные правовые акты адресованы широкому, точнее, неопределенному кругу юридических и физических лиц, в то время как индивидуальные акты обращены к строго определенным лицам или кругу лиц и издаются по вполне определенному поводу (установление мемориальной доски, прием на работу и увольнение, уход на пенсию и т.п). И, наконец, нормативными правовыми актами охватывается весьма широкий круг общественных отношений, а индивидуальные акты рассчитаны лишь на строго определенный вид общественных отношений. Действие индивидуального акта прекращается с прекращением существования конкретных общественных отношений (например, в связи с выполнением условий конкретного договора купли-продажи, подряда, поставки и т.п.). В то время как нормативные правовые акты продолжают действовать независимо от того, существуют или не существуют конкретные отношения, предусмотренные данным актом.

Например, действие такого индивидуального акта (акта применения), как приговор суда по конкретному уголовному делу, прекращается по мере приведения его в исполнение (окончания срока исправительных работ, тюремного заключения и т.п.). Однако это вовсе не означает прекращения действия закона, предусматривающего ту или иную меру уголовного наказания за совершение подобного преступления.

Аналогичным образом обстоит дело в сфере применения норм других отраслей права. Например, прекращение действия конкретного трудового договора отнюдь не означает прекращения действия соответствующих норм или институтов трудового права.

Следует отметить, что одни и те же государственные органы могут издавать по одним и тем же или по разным вопросам как нормативно-правовые, так и индивидуальные акты. Например, согласно Конституции РФ, Федеральное Собрание принимает не только законы – нормативные акты, но и постановления, имеющие зачастую индивидуаль-

504 Глава XVIII. Правовые системы социалистич и постсоциалистич. стран

ный характер. Статья 102 (ч. 2) и статья 103 (ч. 2) Конституции предусматривают, что Совет Федерации – верхняя палата российского парламента и Государственная Дума – его нижняя палата принимают постановления каждая в отдельности по вопросам, отнесенными к их ведению действующей Конституцией.

Совет Федерации принимает, в частности, постановления по вопросам, связанным с утверждением указов Президента о введении военного или чрезвычайного положения, с назначением на должность и освобождением от должности Генерального прокурора России, с назначением выборов Президента РФ, с назначением на должность судей Конституционного Суда, Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ.

Государственная Дума, согласно Конституции, принимает постановления по вопросам, касающимся дачи согласия Президенту на назначение Председателя Правительства России, решения вопроса о доверии Правительству, назначения на должность и освобождения от должности Председателя Центрального Банка РФ, объявления амнистии и др.

Нормативные правовые акты следует отличать также от актов разъяснения или толкования правовых норм. Основное отличие их заключается в характере, содержании и целях издания. Если нормативно-правовые акты имеют своей целью установление или изменение содержания правовых норм, то акты разъяснения или толкования преследуют, как это свидетельствует уже из их названия, совсем другие цели. А именно: они направлены прежде всего на разъяснение смысла содержания принятых нормативных правовых актов, а также пределов действия ранее установленных норм.

Как верно подмечают английские юристы, основное – толкование «законодательных положений», по отношению к которому все прочие являются второстепенными, заключается в том, что законы (статусы) следует разъяснять «в соответствии с намерениями тех, кто их создал»[10]. При этом всегда сохраняет свою силу «презумпция невнесения в действующее право изменений, выходящих за пределы, предусматриваемые толкуемым статусом».

Действуют также другие принципы толкования, сводящиеся, в частности, к тому, что толкование, «по возможности, не должно придавать статусу обратной силы, влечь за собой несправедливости или приводить к нелепым либо абсурдным последствиям»; нормы уголовного права «толкуются» только в пользу обвиняемого; и т.д.[11]

§ 4. Основные источники социалистического и постсоциалистического права 505

Все нормативные правовые акты подразделяются на два вида или две группы: законы и подзаконные акты. Основанием их классификации при этом выступает юридическая сила, определяемая положением органа, издавшего тот или иной нормативный акт, в общей системе правотворческих государственных органов, его компетенцией и, соответственно, характером самих издаваемых актов.

В зависимости от этих же критериев в каждой стране, а точнее – в каждой правовой системе устанавливается строгая иерархия, то есть строгая система расположения, соподчиненности нормативно-правовых актов[12].

Внизу этой иерархии находятся нормативные акты, издаваемые местными органами государственной власти и управления. Верхнюю часть иерархии замыкают нормативные правовые акты (законы, статусы и т.п.), издаваемые высшими органами государственной власти в той или иной стране. Эти акты – законы обладают высшей юридической силой по отношению ко всем другим – подзаконным актам. Последние должны строго соответствовать закону, издаваться на основе закона и во исполнение закона. Данные требования, несомненно, касаются и актов правительства, которые среди всех подзаконных актов обладают самой высокой юридической силой и играют среди них ведущую роль.

Сложившаяся и поддерживаемая в каждой стране иерархия нормативных правовых актов имеет важнейшее значение для упорядочения процесса правотворчества и правоприменения, для создания и поддержания режима законности и конституционности.

Наряду с нормативными правовыми актами государственных органов в системе форм (источников) права некоторых бывших социалистических стран определенное место занимали нормативно-правовые акты, издаваемые общественными органами и организациями.

Как известно, сами по себе решения (акты) общественных организаций, так же, как и решения любых партийных органов и организаций, не содержат правовых норм и не имеют юридической силы. Таковую они могут получить лишь в двух случаях. Во-первых, при издании совместного с государственными органами решения по одному и тому же вопросу. Например, в СССР имела место практика принятия такого рода совместных актов по наиболее важным вопросам государственной и общественной жизни. Эти акты с момента их издания приобретали не только общественно-политический, но и юридический характер.

506 Глава XVIII. Правовые системы социалистич. и постсоциалистич. стран

И, во-вторых, в случае предварительной или последующей санкции (разрешения) государства. Последняя может выражаться в разных формах. Наиболее распространенные из них – последующие санкции, придающие в случае необходимости каждому отдельному акту общественных организаций юридический характер. Юридическая сила такого рода актов возникает на основе специально изданного для этого закона или иного законодательного акта.

Например, согласно действовавшему в СССР законодательству, профсоюзы в лице их высших органов имели право на издание актов юридического характера по вопросам социального страхования, санаторного обслуживания и по некоторым другим вопросам. Необходимость издания такого рода актов была вызвана стремлением привлечь общественные организации к правотворческому процессу, для активного участия в государственной и общественно-политической жизни.

Все нормативные правовые акты действуют в рамках, очерченных во времени, в пространстве и по кругу охватываемых этими актами лиц. Установление этих рамок-границ имеет чрезвычайно важное значение, поскольку с ними связана и ими же обусловлена возможность, а в надлежащих случаях и необходимость применения содержащихся в данных актах общеобязательных норм.

Определяя границы действия нормативных актов во времени, Г.Ф. Шершеневич был прав, когда писал, что «закон, как норма, определяющая поведение граждан, имеет начальный и конечный моменты своего действия. Вопрос, с какого времени закон начинает применяться и с какого времени его не следует более применять, чрезвычайно важен в практическом отношении»[13].

Действие закона, равно как и любого другого нормативного акта, начинается с момента вступления его в силу, а прекращается с моментаутраты им юридической силы.

Что считается «моментом вступления» нормативного правового акта в силу? Как определяется и с чем ассоциируется этот момент? В государственно-правовой теории и практике разных, в том числе бывших социалистических, а ныне постсоциалистических, стран нет единого ответа на эти вопросы.

В одних случаях вступление нормативного правового акта в силу связывается с датой его принятия или утверждения. Таковыми являются, например, нормативные акты (указы, постановления, приказы и др.), принимаемые в тех или иных странах в чрезвычайных или дру-

§ 4. Основные источники социалистического и постсоциалистического права 507

гих экстремальных ситуациях. Таковыми были в СССР и союзных республиках – субъектах Федерации – постановления Правительства.

В других случаях вступление нормативного правового акта в силу соотносится с датой его опубликования (обнародования).

Например, Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации», принятый в июле 1994 г., вступил в силу сразу же со дня его официального опубликования.

В третьих случаях срок вступления в силу нормативных-правовых актов определяется либо самими актами или же указывается в других, специально изданных актах для введения их в действие.

В специально изданных актах (постановлениях Правительства, распоряжениях Президента и т.д.) указываются сроки вступления в силу таких, скажем, правовых документов, как Основы законодательства Российской Федерации о нотариате (приняты постановлением Верховного Совета РФ от 11 февраля 1993 г.), Положение о Министерстве юстиции Российской Федерации (утверждено постановлением Правительства РФ от 4 ноября 1993 г.), Таможенный кодекс Российской Федерации (введен в действие постановлением Верховного Совета РФ от 18 июня 1993 г.).

Сроки вступления в силу различных актов далеко не одинаковы. И это вполне понятно, ибо сами акты, в отношении которых устанавливаются эти сроки, весьма различны. Вполне логично предположение, многократно подтвержденное государственно-правовой практикой разных стран, в соответствии с которым «начальный момент действия может быть сознательно отсрочен ввиду особой важности и сложности закона»[14].

Для сложных и важных нормативно-правовых актов срок вступления в силу должен быть более длительным, чем для всех других нормативно-правовых актов[15]. Это обусловлено тем, что для ознакомления и изучения, а в ряде случаев и для принятия предварительных, подготовительных мер, связанных с реализацией содержащихся в них правовых положений, требуется гораздо больше времени и усилий, чем это необходимо в отношении менее важных и менее сложных нормативно-правовых актов.

Немалое значение имеют не только сроки, но и способы «вступления в силу», или «введения в действие», нормативно-правовых актов. В подавляющем большинстве случаев в настоящее время нормативно-

508 Глава XVIII. Правовые системы социалистич. и постсоциалистич. стран

правовые акты начинают действовать одновременно на всей территории (страны, субъекта Федерации, округа и т.п.), на которую они рассчитаны. Но не исключается возможность в случае необходимости и постепенного введения их в действие. В царской России и ряде других стран раньше это была весьма распространенная практика, обусловленная невозможностью (технически, организационно, ввиду отсутствия современных средств связи) обнародования одновременно на всей территории страны принимаемого нормативно-правового акта.

Однако, несмотря на то, что во многих странах в силу объективных причин широко была распространена практика постепенного введения в действие закона, преимущество все же признавалось за вступлением в силу закона одновременно на всей территории государства. Отмечалось лишь одно «неудобство», а именно: при установлении «слишком краткого срока» возникало опасение, что закон или иной нормативный акт вступит в силу раньше, чем с ним будет ознакомлено население. В то же время при слишком длительном сроке введения в действие закона могут появиться негативные последствия такого положения.

Вывод, к которому приходили правоведы того времени относительно преимуществ и недостатков вступления в силу законов одновременно и постепенно, сводился к тому, что «сравнительная ценность той и другой системы обусловливается величиною государства и культурой страны»[16]. В настоящее время ситуация коренным образом изменилась. Система введения в действие закона одновременно на всей территории получила повсеместное и неоспоримое признание.

Когда прекращается действие закона? Каким образом закон утрачивает юридическую силу? Согласно сложившейся практике, это происходит в результате следующих обстоятельств.

Во-первых, в результате истечения срока действия закона или иного нормативного правового акта, который заранее указывается в самом акте. Такого рода акты с указанием сроков действия издаются, например, при введении чрезвычайного положения на определенной территории и на определенный срок, при создании временных государственных органов, действующих в переходный период.

Во-вторых, в результате прямой отмены действующего нормативно-правового акта другим актом, изданным компетентным государственным органом. В законодательстве некоторых стран в связи с этим дается даже специальное разъяснение, каким образом и в силу каких причин совершается отмена законодательных актов.

§ 4. Основные источники социалистического и постсоциалистического права 509

В-третьих, в результате замены действующего нормативного акта другим актом, устанавливающим в данной области новые правила поведения. Юридическая сила прежнего акта утрачивается в момент введения в действие нового акта. Например, в связи с принятием новой Конституции Российской Федерации, вступившей в силу «со дня официального ее опубликования по результатам всенародного голосования», а именно, 12 декабря 1993 г., одновременно прекратилось «действие Конституции (Основного Закона) Российской Федерации – России, принятой 12 апреля 1978 года, с последующими изменениями и дополнениями» (п. 1 разд. 2 Конституции РФ).

В связи с рассмотрением вопроса о границах действия нормативных актов во времени необходимо рассмотреть такое понятие, как обратная сила закона. Под обратной силой закона понимается распространение действия закона на все те случаи жизни и общественные отношения, которые имели место до вступления его в силу.

По общему правилу, законы и другие нормативные акты обратной силы не имеют. В практическом плане это означает, например применительно к России, что в случае возникновения, скажем, имущественного спора или совершения правонарушения применяется тот закон, который действовал во время возникновения спора или совершения противоправного деяния.

Презумпция непризнания обратной силы закона действует не только в России, но и в других бывших соцстранах.

Исключением являются только те случаи применения уголовного закона, которые предусматривают смягчение ответственности за определенные деяния или же вообще ее устранение. В некоторых случаях обратная сила закона признается в гражданском и семейном праве. Однако об этом должно быть прямое указание в законе.

Кроме ограничения действия нормативно-правового акта во времени существуют общепризнанные границы его действия в пространстве, на определенной территории. В соответствии с принципами государственного суверенитета и территориального верховенства нормативно-правовые акты, издаваемые высшими органами власти того или иного государства, действуют лишь на его территории. В пределах территории данного государства они выступают как акты, обладающие высшей юридической силой и имеющие беспрекословный приоритет перед всеми другими нормативными актами, действующими на той же государственной территории.

Под государственной территорией понимается часть Земного шара, включающая сушу, недра, воздух и воду, которая находится под сувере-

510 Глава XVIII. Правовые системы социалистич. и постсоциалистич. стран

нитетом данного государства и на которую государство распространяет свою власть[17].

По территориальному критерию все нормативные правовые акты подразделяются на акты, действие которых распространяется на всю территорию государства, акты, распространяемые на определенную ее часть, и акты, действие которых распространяется за пределы территории страны.

На всю территорию государства распространяются, например, конституционные и обыкновенные законы. «Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации» (ч. 2 ст. 4 Конституции РФ).

Однако акты, изданные в порядке текущего законодательства, могут действовать и на строго определенной, ограниченной части территории. Об этом заранее оговаривается в самом законе или ином нормативном акте. В России таковыми могут быть, например, законы, указы Президента или постановления Правительства, касающиеся определенных районов или всего Крайнего Севера, Дальнего Востока, регионов, пострадавших от чернобыльской аварии.

Действие некоторых нормативных правовых актов может выходить за пределы территории государства. И наоборот, на территории данного государства могут действовать в соответствии с заключенными соглашениями нормы, содержащиеся в актах других государств. Это касается в первую очередь гражданского, коммерческого, финансового и некоторых иных отраслей права.

В современных условиях, когда широко развиваются экономические, политические, торговые, финансовые и иные связи между государствами, особую значимость приобретает применение норм международного права к внутригосударственным отношениям. Например, Конституция Российской Федерации в связи с этим устанавливает, что общепризнанные принципы и нормы международного права, а также международные договоры России являются составной частью ее правовой системы. В случае «если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора» (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ).

Аналогичные нормы содержатся и в конституциях ряда других государств.

Важное значение для государственно-правовой теории и практики имеет определение действия нормативных правовых актов по кругу

§ 4. Основные источники социалистического и постсоциалистического права 511

лиц, выяснение вопроса о том, кому адресуются содержащиеся в этих актах предписания.

По общему правилу, нормативные правовые акты издаются с целью распространения их предписаний на граждан данного государства. Наделяя своих граждан конституционными правами и свободами, равно как и возлагая на них определенные конституционные обязанности, государство должно не только принимать меры к тому, чтобы гарантировать соблюдение данных конституционных требований и положений в отношении граждан внутри страны, но и оказывать им защиту и покровительство за пределами государства.

Закон РФ от 28 ноября 1991 г. «О гражданстве Российской Федерации», например, прямо предписывает всем государственным органам России, дипломатическим представительствам и консульским учреждениям всячески содействовать тому, чтобы гражданам Российской Федерации была обеспечена возможность в полном объеме пользоваться всеми правами, установленными законодательством государства их пребывания, международными договорами Российской Федерации, международными обычаями. Им вменяется в обязанность защищать права и законные интересы граждан, а «при необходимости принимать меры для восстановления нарушенных прав граждан Российской Федерации»[18].

Когда гражданин Российской Федерации является одновременно гражданином другого государства, т.е. имеет двойное гражданство, он пользуется покровительством не только России, но и «своего» нового государства. Двойное гражданство, а следовательно, двойное покровительство допускается, согласно Конституции РФ (ч. 1 ст. 62), лишь в одном из двух случаев, а именно: если такая возможность предусматривается федеральным законом или если это предусмотрено соответствующим международным договором России. Конституция РФ особо акцентирует внимание на том, что наличие у гражданина России иностранного гражданства не умаляет его прав и свобод и не освобождает от обязанностей, вытекающих из российского гражданства, если иное не предусмотрено федеральным законом или международным договором РФ (ч. 2 ст. 62).

Законодательство России, впрочем, как и законодательство других стран, приравнивает иностранных граждан и лиц без гражданства в отношении прав и обязанностей к российским гражданам. Согласно ч. 3 ст. 62 Конституции РФ, иностранные граждане и лица без граж-

512 Глава XVIII. Правовые системы социалистич. и постсоциалистич. стран

данства пользуются в России правами и несут обязанности «наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом и международным договором Российской Федерации».

В России, например, по Закону о правовом положении иностранных граждан последние не пользуются рядом прав и свобод, которые, по существу, неотделимы от гражданства. Они не могут избирать и быть избранными в государственные органы, участвовать в референдуме. Они не могут быть назначены на определенные государственные должности, например прокурора, судьи, нотариуса, и занимать их. На них не возлагаются определенные конституционные обязанности, такие, например, как обязанность нести воинскую службу, которая является «долгом и обязанностью» лишь гражданина Российской Федерации (ч. 1 ст. 59 Конституции). Наконец, в отношении трудовой деятельности, социального обеспечения, пребывания иностранцев и лиц без гражданства на территории России, а также их административной и уголовной ответственности в законодательстве установлен и осуществляется ряд специальных правил.

Особое положение в России, равно как и других странах, занимают дипломаты, консульские работники и другие сотрудники зарубежных госучреждений, пользующиеся дипломатическим иммунитетом.

В соответствии с международным и национальным (внутренним) правом они не подлежат аресту и задержанию. На них не распространяется уголовная, административная и в значительной части гражданская юрисдикция государства пребывания. Судебные, следственные и иные (например, фискальные) органы, к которым поступают требования о начале производства следственных действий в отношении лиц, пользующихся дипломатическим иммунитетом, должны заведомо признавать подобного рода дела им не подведомственными. На официальные власти страны пребывания возлагается обязанность не только самим не допускать по отношению к этим лицам каких бы то ни было оскорбительных выпадов и насилия, но и всячески ограждать их от подобных действий со стороны других лиц.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Давид Р., Жоффре-Спинози К. Указ. соч. С. 1-13.

[2] См.: Menyman J. The Civil Law Tradition Stanford, 1992. P. 19-25; Rheinstein M. Emfuhrung in die Rechtsvergleichung Munich, 1984. S. 38–56.

[3] Давид Р., Жоффре-Спинози К. Указ. соч. С. 158.

[4] Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Т. 2. Вып. 1.СП6., 1912. С. 368.

[5] Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Т. 2. Вып. 1.СП6., 1912. С. 369.

[6] Фридмэн Л. Введение в американское право. М., 1992. С. 208. 32.

[7] Голунский С.А., Строгович М.С. Теория государства и права. М, 1940. С. 173

[8] Теория государства и права / Отв. ред. А.И. Денисов. М., 1972. С 108-109.

[9] См.: Общая теория права / Отв. ред. А.С Пиголкин. М., 1994. С. 174

[10] Maxwell R. The interpretation of Status. L., 1980. P. 1

[11] Гарднер Д. Великобритания. Центральное и местное управление. М., 1984. С. 93–94.

[12] См.: Общая теория государства и права. Академический курс в 2-хтомах. Т. 2 / Отв. ред. М.Н. Марченко. М., 1998. С. 138-143.

[13] Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 397.

[14] Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 400.

[15] В тех случаях, когда имеет место значительный разрыв во времени между принятием нормативного акта и началом его действия, зачастую говорят не о «вступлении его в силу», а о «введении данного акта в действие».

[16] Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 398.

[17] См.: Бабурин С.Н. Территория государства. Правовые и геополитические проблемы. М., 1997. С. 7-64.

[18] Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 6. Ст. 243; 1993 №29. Ст. 1112.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.