Предыдущий | Оглавление | Следующий

§ 3. Отличительные особенности и черты социалистической государственно-правовой системы

Решая вопрос о выделении отличительных черт и особенностей социалистической, а затем и постсоциалистической систем, мы неизбежно сталкиваемся с другим, несколько неожиданным вопросом. А именно, с вопросом о том, о каком собственно социализме идет речь.

Ведь это на уровне обыденного сознания раньше, в советский период, внушалась мысль о том, что социализм «един и непобедим», а сейчас используется та же самая по существу мысль, только со знаком минус.

Через средства массовой информации и некоторые «научные» издания внедряется мысль о том, что по природе своей социализм един и, как свидетельствует опыт разрушения его государственной структуры в бывших, так называемых социалистических странах, он не только победим, но уже ушел в Историю, канул в Лету, побежден[1].

В связи с этим, как известно, американский исследователь японского происхождения Ф. Фукуяма, несколько драматизируя ситуацию, заявил даже о приближающемся конце истории, а заодно и о том, что у западного либерализма, рассматриваемого как антипод социализма, «не осталось никаких жизнеспособных альтернатив»[2]. Правда, другие западные авторы, более трезво оценив сложившуюся в мире после 90-х годов обстановку, весьма засомневались в таких выводах и вполне резонно предположили, что речь идет в данном случае ни больше и не меньше, как об очередном столкновении друг с другом различных земных цивилизаций, а вовсе не о каком бы то ни было конце истории[3].

Не вдаваясь ни в какие, по существу своему политические и идеологические, дискуссии о вечности, непобедимости или, наоборот, по-

§ 3. Отличительные особенности и черты социалистической системы 487

бедимости социализма и вечности, неувядаемости капитализма, о конце истории или же только о ее начале, ибо каждый понимает данный вопрос в пределах своей заинтересованности или зашоренности и ограниченности, обратим внимание лишь на то, что ни в теории, ни на практике не сложилось единого представления о социализме, социалистической системе, а следовательно, и о постсоциализме, постсоциалистической системе. Обратившись к советским или к современным постсоветским источникам, можно обнаружить, что социализм (от лат. «socialis» – общественный) – это: а) первая (низшая) фаза коммунистической общественно-экономической формации; б) научная теория, обосновывающая историческую необходимость установления коммунистической формации, пути ее созидания и принципы ее организации; и в) различные учения, в которых в качестве цели и идеала выдвигается установление социализма, но «в которых представления о социализме и способах его достижения отличаются от научного социализма»[4].

Характерными признаками социализма, точнее социалистического общества, на основе которого возникает и развивается соответствующий тип государства и права, являются такие, как: 1) преобладание «общественной собственности на средства производства при планомерном развитии всего народного хозяйства»; 2) отсутствие «эксплуататорских классов и эксплуатации человека человеком»; 3) сосредоточение власти в руках только тех, кто трудится – диктатура пролетариата в переходный период от капитализма к социализму и «общенародное государство» в период «развитого социализма»; 4) государственные гарантии права на труд (полная ликвидация безработицы), на отдых, на медицинское обслуживание, на образование, на социальное обеспечение и др.[5]

Несколько по-иному трактуется «социализм», а вместе с ним, соответственно, и социалистическая система в зарубежных источниках.

Например, в известном словаре Вебстера «социализм» понимается как: а) «теория, согласно которой право собственности, право управления ею и распоряжения средствами производства и произведенной продукцией принадлежит не частным лицам, а всему обществу или же различным сообществам»; б) «политическое движение», ставящее своей целью построение социалистического общества; в) соответствующие доктрины, методы, идеи и пр., взятые на вооружение социалистическими партиями; и г) стадия развития общества, находящего-

488 Глава XVIII. Правовые системы социалистич. и постсоциалистич. стран

ся, «согласно коммунистической доктрине», на переходном этапе «от капитализма к коммунизму» и характеризующаяся упразднением частной собственности и установлением принципа «от каждого – по способности, каждому – по труду»[6].

Социализм, согласно воззрениям западных авторов, «это скорее экономический, нежели политический феномен». Он имеет весьма растяжимый и относительный характер «и теоретически может быть установлен почти в любой стране». Например, указывается в одном из американских социологических словарей, в настоящее время «бесчисленные и самые разнообразные социалистические предприятия» в виде государственных школ, дорог, армии и флота, почтовых отделений и др. «уже существуют и функционируют в рамках экономической системы Соединенных Штатов»[7].

Следует добавить, что социалистическими называют себя некоторые западные, «чисто» буржуазные, с точки зрения существовавших и существующих в России представлений, политические партии. Например, традиционно именует себя социалистической Лейбористская партия Великобритании, хотя в практическом плане, следует заметить ради справедливости, между ней и «чисто» буржуазной Консервативной партией страны разницы не больше, чем между двумя политическими близнецами.

К приверженцам социалистической политики и идеологии причисляют себя не только «традиционные» социалистические государства (Китай, Куба, Северная Корея), но и некоторые «традиционные» капиталистические государства. Например Португалия, в Конституции которой, наряду с другими целями Учредительного собрания, «одобрившего и узаконившего» ее 1 апреля 1976 г., ставится цель «открыть пути к социалистическому обществу»[8].

Социалистических воззрений придерживаются также некоторые другие страны, партии и политические движения.

Вопрос при этом заключается лишь в том, какой смысл вкладывается в термин и понятие «социализм», как он понимается и расшифровывается. Ведь существует много различных форм и разновидностей этого феномена, которые к тому же далеко не всегда ясны и детально разработаны.

Как это ни парадоксально может звучать на фоне нынешних, далеко не всегда точных и приближенных к истине утверждений о «догма-

§ 3. Отличительные особенности и черты социалистической системы 489

тах» и прочих связанных с ними грехах «советского социализма», но факт остается фактом, что один из наиболее убежденных российских социалистов В.И. Ленин, по наитию полагавший, что социализм создается «творчеством народных масс», не знал в деталях даже после Октябрьской революции, каким же будет в конечном счете провозглашенный ею строй.

В одном из своих выступлений в 1918 году он искренне признавался, что «дать характеристику социализма мы не можем, каков социализм будет, когда достигнет готовых форм, – мы этого не знаем, это сказать не можем». Можем лишь сказать, что «началась эра социальной революции», что «мы то-то сделали и то-то сделать хотим, – это мы знаем». Но «чтобы мы сейчас знали, как будет выглядеть законченный социализм, мы этого не знаем»[9].

Аналогично обстоит дело, судя по программам и декларациям политических партий и движений социалистической ориентации, и с другими видами социализма.

Разница при этом заключается лишь в том, что первый из них, именуемый на Западе «коммунистическим социализмом», а в бывших соцстранах – «научным социализмом», по сравнению с последними теоретически более глубоко и разносторонне разработан, в том числе и в сфере государственно-правовой жизни. Больше того, в России и многих других странах на протяжении ряда лет его пытались реализовать практически. В то время, как другие виды и формы социализма лишь декларировались и время от времени публично обсуждались или же осуждались.

Памятуя об этом и учитывая определенное влияние различных видов и форм социализма на государственно-правовую жизнь в различных развитых и слабо развитых в промышленном отношении странах, остановимся на рассмотрении лишь «научного», марксистского варианта социализма, на марксистской концепции государственного и правового строительства.

Следует отметить, что теоретические основы социалистического государства и права были заложены в трудах основоположников научного коммунизма К. Маркса и Ф. Энгельса и развиты в произведениях В.И. Ленина, а также в документах коммунистических партий и научных исследованиях авторов, стоящих на марксистско-ленинских позициях.

С момента своего зарождения марксистское учение о государстве и праве вообще и социалистическом государстве и праве в особенности

490 Глава XVIII. Правовые системы социалистич. и постсоциалистич. стран

подверглось резким нападкам и критике со стороны представителей самых различных политических течений и идеологий. Подвергается оно им и в настоящее время. Это вполне естественно и понятно, если исходить из многократно подтвержденного жизненного тезиса о том, что любое учение о государстве и праве всегда отражает определенные, нередко весьма противоречивые политические взгляды и интересы, а также несовместимые друг с другом политические ценности и амбиции.

Марксистское учение о социалистическом государстве и праве в отличие от других учений и доктрин практически не было полностью реализовано ни в одном из ранее существовавших или ныне существующих государств и правовых систем. В СССР и во многих других странах, называвших себя социалистическими, предпринимались попытки реализации идеи социалистического государства и права. Однако в силу многих объективных и субъективных причин они оказались безуспешными. Вместо социалистического государства и права, какими они представлялись в марксистской доктрине, были созданы их суррогаты, псевдомарксистские институты государства и права.

Марксисты всех оттенков и направлений говорят о научности и прогрессивности развиваемых ими идей о социалистическом государстве и праве. Их политические и идеологические оппоненты, естественно, утверждают обратное.

Однако независимо от оценок и подходов к изучению марксистского учения о социалистическом государстве и праве основные его постулаты и исходные положения остаются следующими.

Первое. Социалистическое государство и право, согласно марксистской теории, возникает не эволюционным путем, путем постепенного перерастания буржуазного государства в социалистическое, а путем совершения социалистической революции. Ближайшей целью коммунистов, говорилось в «Манифесте Коммунистической партии», является «ниспровержение господства буржуазии, завоевание пролетариатом политической власти». А «первым шагом в рабочей революции» является «превращение пролетариата в господствующий класс, завоевание демократии»[10].

В работах классиков марксизма-ленинизма обстоятельно разработана теория социалистической революции – ее цель, формы осуществления, основные направления, методы. Еще в ранних произведениях К. Маркса и Ф. Энгельса развивались, например, идеи о необходимости соблюдения последовательности и непрерывности социалистичес-

§ 3. Отличительные особенности и черты социалистической системы 491

кой революции. Наши интересы и наши задачи, писали они, заключаются в том, «чтобы сделать революцию непрерывной до тех пор, пока все более или менее имущие классы не будут устранены от господства, пока пролетариат не завоюет государственной власти»[11].

В более поздних их работах проводилась мысль о необходимости использования в процессе осуществления социалистической революции различных – мирной и немирной – форм. Восстание было бы безумием там, доказывал, в частности, Ф. Энгельс, «где мирная агитация привела бы к цели более быстрым и верным путем». И далее: «Мы, «ниспровергатели», больше «преуспеваем с помощью легальных средств, чем с помощью нелегальных или с помощью переворота»[12].

Используя марксистский тезис о непрерывности революции, В. Ленин разработал доктрину о перерастании буржуазно-демократической революции в социалистическую. « От революции демократической, – писал он, – мы сейчас же начнем переходить и как раз в меру нашей силы, силы сознательного и организованного пролетариата, начнем переходить к социалистической революции. Мы стоим за непрерывную революцию»[13].

Второе. Важной закономерностью и одновременно предпосылкой становления и развития социалистического государства и права, согласно марксистской доктрине, является слом старой государственной машины, уничтожение буржуазного государственного аппарата.

Все перевороты, писал в связи с этим К. Маркс, лишь усовершенствовали старую государственную машину «вместо того, чтобы сломать ее. Партии, которые, сменяя друг друга, боролись за господство, рассматривали захват этого огромного государственного здания, как главную добычу при своей победе»[14].

Развивая эту мысль, В.И Ленин убеждал, что «революция должна состоять не в том, чтобы новый класс командовал, управлял при помощи старой государственной машины, а в том, чтобы он разбил эту машину и командовал, управлял при помощи новой машины»[15].

На вопрос, как это сделать и все ли в старом государственном аппарате нужно разбивать, Ленин отвечал, что к слому старого, буржуазного аппарата нужно подходить строго дифференцирование, разноп-ланово. Дело в том, что в каждом буржуазном государстве наряду с преимущественно-угнетательскими органами и институтами в виде

492 Глава XVIII. Правовые системы социалистич и постсоциалистич. стран

армии, полиции, жандармерии и пр., которые подлежат немедленному слому, есть также такие органы, которые связаны с банками и синдикатами, выполняют учетно-регистрационные функции. «Этого аппарата разбивать нельзя и не надо»[16].

Третье. Сущностью нового государства, функционирующего в переходный от капитализма к социализму период, является диктатура пролетариата. Данному положению в марксистской теории придается настолько важное, принципиальное значение, что с ним напрямую связывают принадлежность к марксизму или оппортунизму.

Марксист лишь тот, писал В. Ленин, «кто распространяет признание борьбы классов до признания диктатуры пролетариата. В этом самое глубокое отличие марксиста от дюжинного мелкого (да и крупного) буржуа. На этом оселке надо испытывать действительное понимание и признание марксизма»[17].

Что представляет собой диктатура пролетариата и что она означает? Если перевести это «историко-философское понятие» на более простой язык, разъяснял Ленин, то она означает то, что «только определенный класс, именно городские и вообще фабрично-заводские, промышленные рабочие, в состоянии руководить всей массой трудящихся и эксплуатируемых в борьбе за свержение ига капитала, в ходе самого свержения, в борьбе за удержание и укрепление победы, в деле созидания нового, социалистического, общественного строя, во всей борьбе за полное уничтожение классов»[18]. Диктатура пролетариата «есть особая форма классового союза между пролетариатом, авангардом трудящихся, и многочисленными непролетарскими слоями трудящихся»[19].

Четвертое. В своем становлении и развитии социалистическое государство, а вместе с ним и право, согласно марксистской теории, проходит несколько этапов, или ступеней эволюционного изменения.

В советской и зарубежной марксистской литературе длительное время велись споры о количестве проходимых им этапов, их последовательности, сущности и содержании каждого из них – их качестве, наконец, о соотношении каждого этапа в развитии государства с соответствующими этапами в развитии общества.

Возобладала и получила достаточно широкое распространение, а затем и официальное закрепление в СССР точка зрения, согласно которой вновь создаваемое после совершения социалистической революции государство проходит следующие этапы в своем развитии: этап

§ 3. Отличительные особенности и черты социалистической системы 493

существования государства диктатуры пролетариата, этап функционирования собственно социалистического государства и, наконец, этап развития общенародного государства.

Каждый из этих этапов в развитии государства и права соотносился с соответствующим этапом в развитии общества. А именно, этап существования государства диктатуры пролетариата соотносился с переходным от капитализма к социализму этапом в развитии общества. Этап функционирования собственно социалистического государства и права отражал особенности этапа развития собственно социалистического общества. И наконец, этап развития общенародного государства соотносился с этапом существования и функционирования развитого социалистического общества.

Данная концепция развития социалистического государства и права, находящаяся в неразрывной связи с теорией становления и развития социалистического общества, получила свое прямое отражение в конституционных актах социалистических стран и в текущем законодательстве. Так, в Конституции СССР 1977 г. утверждалось, что «выполнив задачи диктатуры пролетариата, Советское государство стало общенародным». Одновременно указывалось на то, что в обществе произошли огромные изменения и оно превратилось в «развитое социалистическое общество», в «общество зрелых социалистических общественных отношений».

Характерными особенностями общенародного государства являются: выражение интересов не только рабочих, крестьян и интеллигенции, но и «трудящихся всей наций и народностей страны»; сохранение их классовой сущности; развитие «подлинной» демократии в условиях нового общества и государства; усиление роли компартии; и др.

Пятое. Формой правления социалистического государства, согласно марксистскому мировоззрению, является республика. Касаясь данного вопроса, Ф. Энгельс писал: «Маркс и я в течение сорока лет без конца твердили, что для нас демократическая республика является единственной политической формой...»[20], однако она, «как всякая другая форма правления, определяется своим содержанием».

В переводе на язык политической практики это означает, что для социалистического государства приемлемой формой правления является лишь та республика, которая служит интересам трудящихся масс и которая, следовательно, наполняется социалистическим содержанием. Что же касается всех иных, несоциалистических форм, в частности, республиканской формы буржуазного государства, то она, по словам

494 Глава XVIII. Правовые системы социалистич. и постсоциалистич. стран

Энгельса, «так же враждебна нам, как любая монархия (если отвлечься от форм проявления этой враждебности)». В силу этого, делался вывод, «принимать ее за форму по существу социалистическую или доверять ей, пока она во власти буржуазии, социалистические задачи – это ничем не обоснованная иллюзия»[21].

Развивая идеи о республиканской форме правления социалистического государства применительно к России, Ленин признавал в качестве таковой лишь Советы. На первых этапах развития государства это были Советы «рабочих, батрацких и крестьянских депутатов по всей стране, снизу доверху»[22], а на последующих – Советы депутатов трудящихся и Советы народных депутатов.

Что же касается формы государственного устройства, то, согласно марксистской политической концепции, предпочтение отдавалось унитарному государству, построенному на основе принципа демократического централизма. При этом, как утверждал, в частности Ленин, демократический централизм «не только не исключает местного самоуправления с автономией областей, отличающихся особыми хозяйственными и бытовыми условиями, особым национальным составом населения и т.п., а, напротив, необходимо требует и того и другого»[23].

Выдвигая на первый план унитарное государство, теоретики марксизма-ленинизма в то же время не отрицали возможности существования при определенных условиях и федеративной формы социалистического государства. В практическом плане попытки реализации федеративной формы организации государства предпринимались в СССР, Югославии и России.

Шестое. В неразрывной связи и взаимодействии с социалистическим государством находится право, оно является средством решения стоящих перед государством ближайших и стратегических задач.

Согласно марксистской концепции сущность права заключается в том, что оно выражает волю и интересы господствующего класса. Если государство, по мнению основоположников научного коммунизма, «есть та форма, в которой индивиды, принадлежащие к господствующему классу, осуществляют свои общие интересы», та «форма организации, которую неизбежно должны принять буржуа, чтобы – как вовне, так и внутри страны – взаимно гарантировать свою собственность и свои интересы», то право есть то средство, с помощью которого эти интересы, трансформируясь в государственную волю, проводятся в жизнь.

§ 3. Отличительные особенности и черты социалистической системы 495

На первых этапах становления и развития социалистического общества государство и право, в соответствии с марксистской доктриной, выражают интересы рабочих, крестьян и трудовой интеллигенции. На этапе развитого социалистического общества – интересы всего народа.

Седьмое. Государство и право, согласно марксистскому пониманию, не являются вечными и неизменными явлениями. По мере развития классового общества и постепенного отмирания классов государство и право как классовые институты и явления также отмирают.

Особенность марксистского представления о государстве и праве, в отличие от других представлений, заключается в том, что оно связывает напрямую с классами не только процесс возникновения и развития государственно-правовых институтов, но и процесс их отмирания.

Последнее не следует понимать вульгарно, как искусственно формируемый или насильственный процесс. Это, с марксистской точки зрения, естественный процесс, обусловленный такими же процессами развития экономики, общества, а вместе с ними – государства и права. Нам не следует подхлестывать, искусственно форсировать данный процесс, подчеркивал Ленин. Мы вправе говорить «лишь о неизбежном отмирании государства, подчеркивая длительность этого процесса, его зависимость от быстроты развития высшей фазы коммунизма и оставляя совершенно открытым вопрос о сроках или о конкретных формах отмирания»[24].

Что требуется для отмирания государства и права? Какие условия для этого необходимы? Отвечая на эти вопросы, сторонники марксизма указывают прежде всего на необходимость создания соответствующих материальных, социальных и иных условий, ведущих к стиранию классовых различий, а также – к формированию высокого уровня общественного сознания. Весьма важно для марксистов, в частности, научить людей работать на общество «без всяких норм права», без всяких принуждений; создавать все необходимые условия для того, чтобы «основные правила человеческого общежития» со временем стали для всех людей привычкой[25].

Эта благородная по своей природе, но и утопическая цель – освободить будущее человечество от государства и права, от любых форм государственно-правового давления и принуждения, сделать всех в высшей мере сознательными и свободными – не только объявлялась в теории, но и ставилась на практике. В Конституции СССР 1977 г.

496 Глава XVIII. Правовые системы социалистич. и постсоциалистич стран

(в преамбуле) провозглашалось, например, что «высшая цель Советского государства – построение бесклассового коммунистического общества, в котором получит развитие общественное коммунистическое самоуправление».

Развитое социалистическое общество объявлялось «закономерным этапом» на пути построения бесклассового общества, а общенародное государство и общенародное право, согласно марксистским теоретическим разработкам, считались важными вехами на пути отмирания государства и права.

Это была теория, развивавшаяся в нашей стране и других, называвших себя социалистическими, странах в течение ряда десятилетий. Однако иной была практика. Закрепляя, например в Конституции СССР 1936 г. за советскими гражданами широкий круг прав и свобод, предоставляя их теоретически, практически государственная власть действовала совершенно по-иному. Политические репрессии конца 30-х годов, ссылки, незаконные осуждения тысяч невиновных свидетельствуют о глубоком противоречии, существовавшем в тот период между социалистической государственно-правовой теорией и практикой.

Столь же далекой от марксистской теории была проводившаяся в нашей стране и других странах в последующие годы практика государственно-правового строительства по ряду весьма важных направлений. Она касалась, например, природы и характера общенародного государства и общенародного права, которые теоретически объявлялись институтами всех слоев и классов общества, а практически находились в руках правящих кругов; государственного устройства Советского государства, которое теоретически считалось федеративным государством, а на деле всегда оставалось унитарным.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] См.: Liggio L. The Collapse in Historical Perspective // Moore J. (ed.). Legacies of the Collapse of Marxism. L., 1994. P. 1-17.

[2] Фукуяма Ф. Конец истории? // Вопросы философии. 1990. № 3. С. 134.

[3] См.: Mols M., DerichsC. The End of History or a Clash of Civilisations? // Law and State. 1997. Vol. 55. P. 89-109.

[4] Философской энциклопедический словарь. М., 1983. С. 629–630.

[5] Философской энциклопедический словарь. М., 1983. С. 629–630.

[6] Webster New Universal Unabridged Dictionary. N.Y., 1993. P. 1722-1723.

[7] Dictionary of Sociology and Related Sciences. Fotowa, New Jersey, 1988. P. 296-297.

[8] Конституции государств Европейского союза. М., 1999. С. 521.

[9] Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 36. С. 65.

[10] МарксК., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 4. С. 437, 438, 444.

[11] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 7. С. 261.

[12] Там же. Т. 17. С. 635; Т. 22. С. 546.

[13] Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 11 С. 222.

[14] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 8. С. 206

[15] Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 33. С. 114-115.

[16] Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 34 С 307.

[17] Там же. Т. 33. С. 34.

[18] Там же. Т. 39. С. 14.

[19] Там же. Т. 38. С. 377.

[20] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 22. С. 287.

[21] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 39. С. 184.

[22] Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 31 С. 115.

[23] Там же. Т. 24. С. 144.

[24] Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 33. С 96.

[25] См.: там же. Т. 33. С. 95, 102.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.