Предыдущий | Оглавление | Следующий

§ 2. Гражданское общество, право и государство

Становление и развитие гражданского общества является особым периодом истории человечества, государства и права. Гражданское общество возникает в процессе и в результате отделения государства от социальных структур, обособления его как относительно самостоятельной сферы общественной жизни и одновременно разгосударствления ряда общественных отношений.

Категория «гражданское общество», отличная от понятий государства, семьи, племени, нации, религиозной и других общностей, стала предметом изучения в XVIIIXIX вв. и обстоятельно разработана в «Философии права» Гегеля, определившего гражданское общество как связь (общение) лиц через систему потребностей и разделение труда, правосудие (правовые учреждения и правопорядок), внешний порядок (полицию и корпорации)[1]. В «Философии права» отмечено, что правовыми основами гражданского общества являются равенство людей как субъектов права, их юридическая свобода, индивидуальная частная собственность, незыблемость договоров, охрана права от нарушений, а также упорядоченное законодательство и авторитетный суд, в том числе суд присяжных. Под гражданским обществом Гегель понимал современное ему буржуазное общество. «Гражданское общество, – писал он, – создано, впрочем, лишь в современном мире...»[2].

Выводы Гегеля о самостоятельности гражданского общества как сферы частных интересов по отношению к государству (воплощению публичного интереса), о зависимости общественного строя от разделения труда и форм собственности стали громадным шагом в развитии общественных наук. На исследовании гражданского общества как особого этапа развития человечества основаны многие теоретические выводы современной социологии, политологии, теории государства и права, теории конституционализма и других общественных наук.

Формирование и развитие гражданского общества заняло несколько веков. Этот процесс не завершен ни в нашей стране, ни в мировом масштабе[3]. Его идеологические, экономические, политические предпосылки складывались в Западной Европе в период позднего средневековья (примерно XVXVI вв.); в ходе борьбы против сословно-фео-

52         Глава 11. Общество, право и государство

дальнего неравенства и произвола идеи гражданского общества стали воплощаться в действительность. Исторической вехой становления гражданского общества была революция в Англии (1640–1649), от которой ряд историков ведет отсчет Нового времени.

Становление и развитие гражданского общества связано с существенным изменением социальных связей и структур, правовых и государственных отношений. В отличие от предшествующих ему сословных и кастовых обществ гражданское общество основано на признании всеобщего правового равенства людей, определившего качественно новое положение личности в обществе и государстве.

На смену вертикальным феодальным структурам пришло преобладание горизонтальных отношений, основанных на юридическом равенстве и договорных началах свободных людей, отношений, составляющих суть гражданского общества. Громадное социальное значение имело именно то, что впервые в многовековой истории человечества все люди независимо от их социального происхождения и положения были признаны юридически равными участниками общественной жизни, имеющими ряд признанных законом прав и свобод, дающих каждому возможности проявить себя как личность, наделенную свободной волей, способную отвечать за свои действия и их правовые последствия.

Если начало реальному бытию гражданского общества положило принятие и утверждение Билля о правах (Англия, США) или Декларации прав человека и гражданина (Франция), то само гражданское общество – это общество равноправных людей, свободно проявляющих свою личность, творческую инициативу, общество равных возможностей, освобожденное от лишних запретов и дотошной административной регламентации.

Законодательное признание юридического равенства людей на основе наделения их правами и свободами – главный признак и основа гражданского общества. Если политическим выражением средневекового способа производства являлась привилегия, неравное для каждого из феодальных сословий право, то выражением современного способа производства, подчеркивали Маркс и Энгельс, является «просто право, равное право» [4].

Важно отметить, что становление и утверждение в качестве основы общественной жизни юридического равенства людей, положившее начало Новому времени, – столь же глубокий переворот в истории, как, скажем, разрушение первобытной общины доисторического времени и переход к классово-сословному строю Древнего мира.

§ 2. Гражданское общество, право и государство             53

Становление гражданского общества сопровождалось существенным изменением государства. Важную роль в переходе от сословного общества к гражданскому играли сложившиеся в позднее средневековье централизованные национальные государства, стремившиеся к устранению разнообразия прав, существовавшего в период феодальной раздробленности. «Новое государство призвано было совершить процесс уравнения общественных элементов и превратить сословное общество с его многочисленными разделениями в общество гражданское, построенное на началах равной правоспособности»[5].

От феодально-удельных государств средних веков национальные государства Нового времени отличались сосредоточением власти в руках монарха, созданием государственной казны, централизованного аппарата управления и правосудия, постоянной армии, обособленностью государства от сословных, религиозных, этнических и иных социальных групп.

В эпоху становления гражданского общества стали складываться качества современного представительного государства, существенно отличающие его от государств сословно-кастовых обществ.

Само понятие государства, отличного от общества, получило широкое признание лишь в Новое время. Суть дела, в том, что при докапиталистическом, сословно-кастовом строе государство практически совпадало с какой-то частью общества и было обособлено от основной массы населения. В кастовых и сословных обществах Древнего мира и средних веков господствующая социальная группа была организована в государство, которое поддерживало сословные границы и охраняло привилегии высших сословий, от имени которых (или их предводителя) и осуществлялась государственная власть. В сословных обществах государственная регламентация охватывала многие стороны экономической, хозяйственной, бытовой, религиозной, духовной жизни общества.

Совпадение организационных структур общества и государства в конечном счете определялось существовавшими в тот период истории формами собственности и разделения труда. Примитивные формы разделения труда, поясняли Маркс и Энгельс, порождали кастовый строй в государстве, вели к огосударствлению ряда сфер общественной жизни, так как первоначальные формы частной собственности несли на себе печать общности. «Выражение «гражданское общество» возникло в XVIII в., когда отношения собственности уже высвободились из античной и средневековой общности... – писали Маркс и Эн-

54         Глава II. Общество, право и государство

гельс. – Благодаря высвобождению частной собственности из общности (Gemeinwesen), государство приобрело самостоятельное существование наряду с гражданским обществом и вне его...»[6].

Именно это обусловило теоретическую возможность раздельного исследования проблем общества и государства, возникновения и развития социологии, государствоведения, политологии и других наук, изучающих структуру и динамику общества и государства как самостоятельных явлений[7]. Еще важнее социальные последствия обособления общества от государства, государства от общества. Одной из острых проблем существования и развития гражданского общества является далеко не абстрактная возможность такого вмешательства государства в общественные отношения, которое способно привести к возрождению сословнообразных иерархий. Поэтому понятие «гражданское общество» чаще всего используется именно в сопоставлении с понятием государства. «Государство, – пишет профессор Боннского университета И. Изензее, – существует в виде того, что противостоит «обществу»[8].

Отделение государства от общества и обособление общества от государства выражены в различии их структур, принципов организации и строения.

Любое государство организовано как руководимая единым центром вертикальная система, иерархия государственных органов и должностных лиц, связанных отношениями подчиненности и государственной дисциплины[9]. Эта система содержится за счет общества (налоги, сборы, государственные займы). Постоянная и главная цель государства, его оправдание и легитимация – охрана общества и управление им.

В отличие от государства гражданское общество представляет собой систему многообразных связей и отношений граждан, их объединений, союзов, коллективов, отношений, основанных на равенстве и личной инициативе, в том числе и в самостоятельности добычи средств

§ 2. Гражданское общество, право и государство             55

к существованию (это относится и к объединениям, которые содержатся за счет добровольных взносов их участников). Цели граждан и их объединений разнообразны и изменчивы в соответствии с их интересами.

Различие структур гражданского общества и государства налагает отпечаток на способы правового регулирования частных и публичных отношений, а тем самым – на систему права.

Государственные органы и должности создаются правом, существуют и действуют (должны действовать) строго на основе права. Жизнь и деятельность членов гражданского общества правом не предопределены и не обусловлены. Создание и деятельность их объединений могут регулироваться законом, но создаются и существуют эти объединения только по доброй воле их участников.

Граждане имеют правоспособность, дающую им самые широкие возможности совершать любые сделки, кроме запрещённых, в разных сферах общественной и частной жизни. В отличие от граждан государственные органы и должностные лица наделены компетенцией, определяющей довольно узкие параметры их деятельности, предопределенные их целью, предметом ведения.

Права граждан – это гарантированные возможности пользоваться каким-либо благом, которые они реализуют или не реализуют по своему усмотрению и желанию. Использование права не является обязанностью гражданина[10]. Должностные лица и государственные органы наделены правомочиями, которыми они обязаны пользоваться при осуществлении своих функций для решения стоящих перед ними задач.

Отношения между гражданами, их объединениями, союзами (и внутри этих объединений) основываются на соглашениях, договорах, строятся на началах равенства, свободы, координации. Образно говоря, гражданское общество основано на горизонтальных отношениях равноправных лиц.

Должностные лица и органы государственного управления связаны отношениями субординации; каждый из них подчинен прямому вышестоящему начальству (органу, учреждению). Государственные отношения восходят к единому центру [и (или) «подцентрам»], управленческие отношения носят вертикальный характер.

56         Глава II.Общество, право и государство

Гражданам разрешено все, что не запрещено законом[11]. Должностным лицам разрешено только то, что вытекает из компетенции или предписано приказом.

Гражданин может быть привлечен к юридической ответственности только за правонарушение, т.е. виновное противоправное деяние. Должностное лицо отвечает не только за правонарушения, но и за служебные упущения, обусловленные не столько виной, сколько недостаточной квалификацией.

Нормы публичного права охраняются от нарушений преимущественно штрафными, карательными санкциями (уголовными, административными, дисциплинарными). Для охраны частно-правовых норм и отношений первостепенное значение имеют правовосстановительные санкции и ответственность.

В отношениях между частными лицами или объединениями, регулируемых частным правом, закон устанавливает правила лишь на будущее время; он не имеет обратной силы. В публичном праве закон может иметь обратную силу, если государство в чем-то улучшает правовое положение лиц; он обязательно должен иметь обратную силу, если этим законом смягчается наказание (или взыскание) за какое-либо правонарушение либо устраняется противоправность этого деяния.

Обособление гражданского общества от государства привело к ряду государственно-правовых последствий, обусловливающих те особенности современного государства, которые отличают его от государств кастово-сословной эпохи.

Во-первых, разграничение сфер личных (частных) и публичных (общих) интересов находит отражение в системе права, в делении его на частное и публичное. Это деление, намеченное в праве Древнего

§ 2 Гражданское общество, право и государство              57

Рима, где существовали элементы гражданского общества, получает широкое распространение в странах, вставших на путь капиталистического развития. Именно в сфере частного права закрепляются идеи равенства членов общества, их личной свободы, безопасности и незыблемости собственности, самостоятельности, освобождения от свойственных сословным обществам идей «соборности», покорности властям и коллективам.

Во-вторых, развитие гражданского общества порождает представление о конституции как о законе, определяющем не только устройство высших органов власти, но также права и свободы граждан (Билль о правах, Декларация прав). В результате сама конституция становится соглашением общества и государства о разграничении сфер их деятельности (государство – публичная власть, сфера общих интересов, общество – сфера индивидуальных свобод, частных интересов). Исследователи отмечают, что если исходным пунктом европейского конституционализма как политического течения было свойственное еще эпохе абсолютизма крайне неопределенное истолкование конституции в качестве «основных законов всякого общества», не содержащее идей ограничения обществом власти государства[12], то эволюция конституционализма привела к резкому сужению этого понятия, «которое приобретает конвенциональный (договорный) характер и определяет основной закон взаимоотношений общества и государственной власти. Конституция интерпретируется, по существу, как договор о распределении власти между ними»[13].

В-третьих, развитие конституционного законодательства состоит не только в закреплении прав и свобод членов гражданского общества, но и в предоставлении гражданам средств воздействия на государственную власть. Именно становление гражданского общества дало воз-

58         Глава II. Общество, право и государство

можность теоретически осмыслить проблему «политического отчуждения» и создало предпосылки его преодоления. В структуре высших органов государства Нового времени появляются и устанавливаются в качестве постоянных общенациональные (а не только сословные) представительные учреждения парламентского типа, обладающие правами утверждения налогов и сборов, поступающих в казну государства, а также принятия наиболее важных нормативно-правовых актов (законов). Возникновение и развитие представительной демократии – явление, свойственное эпохе формирования гражданского общества. Представительные учреждения, избиравшиеся поначалу на основе имущественных цензов, всегда законодательствовали от имени всего народа (нации).

Притязания представительных учреждений на участие в государственной власти (от имени общества) в ряде стран сталкивались с сопротивлением абсолютных монархов и приводили к революционным потрясениям; отражением этих потрясений стала идея разделения властей в целях обеспечения прав и свобод членов общества. Одновременно появились понятия «правовое государство»[14] и «законность». Эти понятия возникли как политико-правовые идеи, направленные против деспотизма «полицейского государства»[15], под которым понималось бесправие податных сословий перед абсолютистским государством, а затем (в периоды революций и контрреволюций конца XVIII – начала XIX в.) – незащищенность личности от произвола должностных лиц различных правительств, чрезвычайных трибуналов, многочисленных агентов власти. Наряду с критической направленностью идеи «законности» и «правового государства» имели глубокое позитивное содержание.

Как отмечено, одним из устоев гражданского общества является свобода личной инициативы, самостоятельность и предприимчивость граждан в добыче средств к существованию; эта свобода резко противоречит сословно-кастовым ограничениям рода и вида занятий, суще-

§ 2 Гражданское общество, право и государство              59

ствовавшим в предыдущие эпохи, а также притязаниям феодально-абсолютистских государств на выражение «общего блага», протекционизм и всеобъемлющее руководство промышленной и частной деятельностью.

И. Кант, «философ свободы», основоположник идеи правового государства, давал такое определение: «Свобода (члена общества) как человека, принцип которой в отношении устройства общества я выражаю в следующей формуле: никто не может принудить меня быть счастливым так, как он хочет (так, как он представляет себе благополучие других людей); каждый вправе искать своего счастья на том пути, который ему самому представляется хорошим, если только он этим не наносит ущерба свободе других стремиться к подобной цели – свободе, совместимой по некоторому возможному всеобщему закону со свободой каждого другого (т.е. с таким же правом другого). – Правление, которое зиждилось бы на принципе благоволения народу, подобном благоволению отца своим детям, иначе говоря, правление отеческое (imperium paternale), при котором подданные, как несовершеннолетние, неспособные различать, что для них на деле полезно, а что вредно, принуждены оставаться сугубо пассивными, ожидая от главы государства суждения о том, как им надлежит быть счастливыми, и предоставляя это суждение его милостивому соизволению, – такое правление есть величайший деспотизм, какой только можно себе представить (такое устройство, при котором уничтожается всякая свобода подданных, не имеющих в таком случае никаких прав)»[16].

Приведенное суждение Канта точнее и полнее выражает сущность правового государства, чем еще встречающиеся обширные перечни различных признаков последнего. Суть правового государства в том, что оно охраняет правопорядок, обеспечивающий свободу и равенство членов общества, отнюдь не навязывая им общеобязательных представлений об общем благе и путях его достижения. Соответственно, соотношение права и государства в гражданском обществе с точки зрения правового режима определяется не только как законопослушность (законопокорность) населения, типичная для сословных и кастовых обществ, а сверх того, как законность действий государства, его органов и должностных лиц, охраняющих правопорядок и не переступающих ту границу, за которой граждане осуществляют свои свободы. «Существо правового государства не в том, что все здесь регулируется законом, – справедливо заметил Ф. Хайек, – а в том, что государственный аппарат принуждения пускается в ход только в случаях, заранее

60         Глава II. Общество, право и государство

оговоренных законом, причем так, что способы его применения можно заранее предвидеть»[17].

Аналогичное понятие законности обосновывалось в советской литературе некоторыми авторами, утверждавшими, что законность как режим осуществления государственной власти возникла лишь в период буржуазно-демократических революций в результате низвержения феодализма[18]. Н.Г. Александров определял законность («в узком смысле») как принцип деятельности государственного аппарата, заключающийся в том, что все органы государства осуществляют свои властные функции в строгих рамках закона, соблюдая неукоснительно права граждан и их общественных организаций[19]. Такое понимание оспаривалось многими авторами, утверждавшими, в частности, что в социалистическом обществе нет свойственных капитализму противоречий между личностью и государством; поэтому законность является «единой», «всеобщей» и сводится к законопослушности, к требованию правомерного поведения всех вообще субъектов социалистического права[20].

Природе гражданского общества соответствует принцип законности как строгого соответствия закону деятельности государства и его органов.

Во-первых, лишь при таком понимании обозначается проблема законности самих законов, издаваемых высшими органами государственной власти в смысле их соответствия общепризнанным и узаконенным правам и свободам граждан.

§ 3. Основные этапы, тенденции и перспективы развития права и государства 61

В сословно-кастовых обществах государство порой существенно меняло правовое положение различных сословий (например, поэтапно узаконивалось крепостное право в России, законами и указами учреждались или отменялись отдельные привилегии дворянства, духовенства, мещанства и т.п.), но законы, принятые по этому поводу, никак не нарушали «законность», ибо любой закон, данный высшей властью, считался и был общеобязателен в соответствии с началами законопослушности (см. § 1). В гражданском обществе закон – это не только правило, установленное верховной властью (хотя бы и всенародно избранной), но и норма, изданная в соответствии с конституционными границами между обществом и государством, учитывающая права и свободы членов общества.

Во-вторых, только при таком подходе к понятию законности гражданин в случае нарушения его прав ставится на один правовой уровень с государством и его должностными лицами при рассмотрении и решении спора о нарушенном праве. «Член гражданского общества имеет право искать суда и обязан предстать перед судом и получить только через суд оспариваемое им право, – писал Гегель. – В эпоху феодализма могущественные лица часто не являлись на судебное заседание, вели себя вызывающе по отношению к судебным инстанциями рассматривали вызов в суд могущественного лица как неправое деяние. Это – состояние, противоречащее тому, чем должен быть суд. В новейшее время правитель обязан по частным вопросам признавать над собой власть суда, и в свободных государствах он обычно проигрывает свои процессы»[21].

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990. С. 227 и след.

[2] Там же. С. 228.

[3] Об особенностях гражданского общества в сопоставлении с государством см.: Четвернин В.А. Демократическое конституционное государство: введение в теорию. М., 1993. С. 34. и след.; Киров В.Ц. Парадоксы государственной власти в гражданском обществе. М., 1992. С. 21 и след.

[4] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 3. С. 320.

[5] Новгородцев П.И. Сочинения. М., 1995. С. 20.

[6] Маркс К, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 3. С. 35, 62; см. также с. 20-21, 38 и др.

[7] Некоторые современные политологи полагают даже, что государство появилось в Западной Европе только в XIVXVII вв. (см.: Пэнто Р., Гравитц М. Методы социальных наук. М., 1972. С. 122). Аналогичные предположения обосновывал П.А. Кропоткин (см.: Кропоткин П.А. Хлеб и воля. Современная наука и анархия. М., 1990. С. 397 и др.).

[8] Изензее И. Государство// Вестник Московского университета. Серия 12. Социально-политические исследования. 1992. № 6. С. 36.

[9] Вертикальная соподчиненность четко выражена в строении управленческого аппарата. Соотношение разных уровней органов правосудия (а также представительных органов законодательной власти в федерациях) определяется соотношением их компетенции и подзаконностью принимаемых ими правовых актов.

[10] Едва ли не единственное исключение – использование родительских прав; это может считаться обязанностью уже по той причине, что пренебрежение такими правами может повлечь применение некоторых санкций (имущественная ответственность за вред, причиненный несовершеннолетним, лишение родительских прав лиц, пренебрегающих воспитанием своих детей).

[11] Это положение содержалось в ст. 5 французской Декларации прав человека и гражданина 1789 г.: «Закон может воспрещать лишь деяния, вредные для общества. Все же, что не воспрещено законом, то дозволено, и никто не может быть принужден кдействию, не предписываемому законом» (Конституции и законодательные акты буржуазных государств XVIIXIX вв. М., 1957. С. 250). Уже из названия Декларации видно, что адресатом этого правила являются граждане (члены гражданского общества). В том же духе сфера применения этого правила определялась в нормативно-правовых актах начала перестроечных реформ (см.: Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1989. №3. Ст. 52).

Тем не менее в сфере применения этого правила возник было теоретический спор о допустимости или недопустимости действий должностных лиц, не предусмотренных законом (см.: Батурин Ю.М., Лившиц Р.З. Социалистическое правовое государство: от идеи к осуществлению. Политико-правовой взгляд. М., 1989. С. 170–171; Гукасян РЕ. Концепция слияния прав и обязанностей и административно-командные методы управления // Советское государство и право. 1989. № 7. С. 28 и след., 32 и след.).

[12] В самодержавных государствах «основными» назывались законы, определявшие полновластие и богоустановленность монархов, а также порядок престолонаследия. В Российской империи Основные государственные законы открывались главой первой «О существе верховной самодержавной власти», где утверждалось: «Императору Всероссийскому принадлежит верховная самодержавная власть. Повиноваться власти его не только за страх, но и за совесть сам Бог повелевает...Особа государя императора священна и неприкосновенна» (Свод Основных государственных законов. Раздел первый. Основные государственные законы // Государственный строй Российской империи накануне крушения. Сборник законодательных актов. М., 1995. С. 15). Поэтому непонятно сожаление О.О. Миронова о том, что в названии Конституции Российской Федерации в настоящее время отсутствует термин «Основной Закон» (см.: Государство и право. 1998. № 4 С. 5).

[13] Медушевский А.Н. Гражданское общество и правовое государство в политической мысли Германии // Вестник Московского университета. Серия 12. Социально-политические исследования. 1992. № 5. С. 43. Аналогичные суждения см.: Баглай М.В., Габричидзе Б.Н. Конституционное право Российской Федерации М., 1996. С. 19.

[14] См.: Воротилин Е.А. Идеи правового государства в истории политической мысли // Политология. Курс лекций. М., 1997. С. 76-91

[15] Бесспорно, что для поддержания правопорядка правовому государству необходима правоохранительная система, включающая сильную и авторитетную полицию. Но отсюда не следует, конечно, что совершенствование правоохранительных органов должно вести к превращению правового государства в полицейское государство, как требуют некоторые ученые-публицисты (см.: Полицейское государство? Не надо его бояться! / Диктатура закона // Российская газета. 2000. 26 февр.) Нелишне пояснить, что идеи законности и правового государства с самого начала (XVIIIXIX вв.) противостояли именно полицейскому государству, именуемому в литературе последних лет «тоталитарное государство», «административно-командная система».

[16] Кант И. Сочинения. Т. 1. Трактаты и статьи. М., 1994. С. 285.

[17] Хайек Ф. Дорога к рабству //Новый мир. 1990. № 7. С. 209-215.

[18] См.: Самощенко И.С. Законность и правопорядок в советском социалистическом обществе // Общая теория советского права. М., 1966. С. 346 и след.

[19] См.: Теория государства и права. М., 1968. С. 383 и след.

Правонарушение, совершенное гражданином, пояснял Н.Г. Александров, законности не нарушает (правонарушитель наказывается, а причиненный им вред возмещается на основе права и закона). Правопорядок как результат осуществления законности нарушается лишь при массовом попустительстве правонарушениям со стороны правоохранительных органов либо при безнаказанном нарушении законов должностными лицами или органами государства, облеченными властными полномочиями. Законность нарушается также принятием «незаконных законов» (законов, противоречащих конституции).

[20] См.: Вышинский А.Я. Революционная законность и задачи советской защиты. М., 1934. С. 6; Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. М., 1961. С. 288 и след.; Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Основные институты и понятия. М., 1970. С. 501 и след.; Алексеев С.С. Общая теория права. Т. I. М., 1981. С. 217 и след.

Вполне обоснованны и справедливы сетования Н.В. Витрука о некритическом и бездумном воспроизведении этих устаревших суждений в современной литературе (см. Общая теория государства и права. Академический курс в 2-х томах. Т. 2. Теория права М., 1998. С. 509 и след).

[21] Гегель Г.В.Ф. Философия права. С. 258-259.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.