Предыдущий | Оглавление | Следующий

Глава I. МЕСТО И РОЛЬ ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА В СИСТЕМЕ ДРУГИХ НАУК

§ 1. Политико-юридический характер теории государства и права

Название каждой научной отрасли знаний и учебной дисциплины отражает не только особенности их предмета, но также их характер и содержание. Это касается как естественных, технических, так и гуманитарных, общественных наук.

Теория государства и права в этом отношении не является исключением. Характер и содержание ее, будучи обусловленными предметом этой науки, в значительной мере отражаются в ее названии.

О чем говорит название рассматриваемой отрасли знаний и учебной дисциплины?

Во-первых, о том, что это – теория. А теория понимается как «система обобщенного знания», объяснение различных сторон исследуемого явления. Она воспринимается также как «форма научного знания, дающая целостное представление о закономерностях и существенных связях действительности»[1].

Во-вторых, о том, что это не абстрактная теория, а «система обобщенного знания» о конкретных явлениях, в качестве каковых выступают государство и право.

В-третьих, о том, что это не изолированные друг от друга явления и соответствующие им институты и учреждения, а взаимосвязанные, взаимозависимые и дополняющие друг друга.

И в-четвертых, о том, что рассматриваемые феномены в виде государства и права по своему происхождению являются не естественными, техническими или природными, а сугубо общественными, социальными явлениями.

Исходя из того, что государство как социальное явление общепринято (a priori) считать и политическим явлением, а право, естественно, – юридическим явлением, приходим к логическому выводу о том, что отрасль знаний и учебная дисциплина под названием «теория го-

14         Глава I. Место и роль теории государства и права в системе других наук

сударства и права», имеющая дело с данными феноменами, должна рассматриваться одновременно в качестве политической и юридической отраслей знаний и дисциплины[2]. Политико-правовой характер теорий государства и права отражается, таким образом, в ее названии.

Однако, допуская возможность определения характера теории государства и права, равно как и любой иной дисциплины, по названию, следует обратить внимание вместе с тем на известную условность и даже поверхностность такого подхода и «метода» определения.

Дело прежде всего в том, что данная отрасль знаний и учебная дисциплина не везде и не всегда именовалась и именуется теорией государства и права или общей теорией государства и права[3].

В ряде случаев она ассоциируется, например, с тем, что раньше называлось энциклопедией права. Раскрывая характер и содержание данной довольно древней дисциплины, в которую, по его словам, в конце XVIII – начале XIX в. ворвался «новый философский дух», Г.Ф. Шершеневич говорит о том, что в этот период энциклопедия права представляла собой «соединение элементов юридического, философского и исторического». В ее содержании выделялись две основные тенденции. С одной стороны, стал заметно сокращаться традиционный для данной дисциплины «обзор различных частей положительного права». А с другой – «стал выдвигаться очерк основных понятий о праве. Энциклопедия права начала приближаться к философии права»[4].

Несмотря на то, что в российских и западноевропейских университетах данной дисциплине первоначально уделялось значительное внимание, что ее нередко называли «наукой наук» и считали, что она «служит необходимым введением в изучение специальных юридических наук»[5], состоятельность энциклопедии права как самостоятельной отрасли знаний и учебной дисциплины подвергалась рядом известных ученых-юристов сомнению[6]. Со временем в России энциклопедия права по своему названию и содержанию постепенно «перешла в теорию права»[7], а на Западе наряду с ней и под ее определенным влиянием набрала силу такая дисциплина, как современная юриспруденция.

§ I. Политико-юридический характер теории государства и права   15

Нужно отметить, что юриспруденция как наука и учебная дисциплина возникла задолго до появления энциклопедии права. Юриспруденция, писал Л.И. Петражицкий, это «весьма древняя наука и ученая профессия». Существование и «обильное развитие этой ученой профессии» является «характерным спутником правовой жизни» уже на таких ступенях развития культуры, когда о появлении и развитии научно-теоретического знания и исследования, «о добывании и разработке научного света ради него самого, ради знания и объяснения явлений еще нет и не может быть речи»[8]. В настоящее время, как и раньше, среди авторов, занимающихся проблемами юриспруденции, нет единого мнения ни о предмете, ни о методе, ни о характере этой весьма важной юридической отрасли знаний и дисциплины.

Отмечая данное обстоятельство и подчеркивая «неопределенность» даже самого термина и названия этой науки и дисциплины, американские юристы считают, например, что юриспруденция представляет собой: а) систему знаний и «умений» в области права; б) науку, изучающую «писаные и неписаные права человека как таковые»; в) «систему права и само право»[9]. Канадские ученые определяют юриспруденцию как «науку о праве, которая исследует принципы позитивного и реально существующего права, а также правовые отношения». Основными ее задачами являются: установление принципов, на основе которых создаются и реализуются нормы права; классификация этих принципов и установление их субординации; выделение в каждом.из принципов наиболее важных, существенных элементов и отделение их от несущественных и др.[10]

Японские- исследователи рассматривают юриспруденцию в качестве научной и учебной дисциплины, занимающейся «изучением природы права, причин и условий его возникновения и развития». К основным направлениям ее исследования они относят: проблемы методологии права; изучение причин и условий возникновения и развития права; историю развития политической и социальной мысли; теорию государства и права с особым выделением демократических и тоталитарных доктрин; основные принципы организации деятельности органов юстиции и др.[11]

Наконец, отечественные ученые-юристы, отождествляя юриспруденцию с правоведением и юридической наукой, рассматривают ее как

16         Глава I. Место и роль теории государства и права в системе других наук

«общественную науку, изучающую право как особую систему социальных норм», правовые формы организации и деятельности государства и политической системы общества[12]. Сравнивая различные сложившиеся в юридическом мире представления о юриспруденции как о науке и учебной дисциплине с содержанием теории государства и права, нетрудно заметить, что между ними существует значительное сходство. Речь идет, разумеется, о содержании теории государства и права и юриспруденции, а не об их названии. Аналогично дело обстоит и с энциклопедией права, у которой сходное с теорией государства и права содержание, но, как видим, разное название.

Из этого следует, что из общего правила о том, что название той или иной отрасли знаний и дисциплины, включая теорию государства и права, адекватно отражает ее содержание, имеются исключения. Поэтому при определении характера теории государства и права как самостоятельной отрасли знаний и учебной дисциплины гораздо важнее и надежнее использовать не ее название, а предмет и содержание.

Отвечая на вопрос, каков характер теории государства и права и что она представляет собой в социальном плане, следует обращать внимание прежде всего не на ее название, а на то, чем она занимается, какие стороны или аспекты государства как политического феномена и права как юридического явления она изучает, что составляет ее предмет и содержание.

Важно исходить также из того, какие по характеру цели стоят перед теорией государства и права и какие задачи она решает. Ведь от того, на что направлено изучение охватываемого ее предметом материала, для решения каких по своему характеру (политических, юридических, сугубо научных, образовательных и пр.) задач используются получаемые при исследовании государства и права с позиций данной дисциплины научные знания, также в значительной степени зависит характер теории государства и права.

Разумеется, в реальной жизни четкое разделение задач или целей, которые преследуются в процессе научных исследований и при изучении теории государства и права, на чисто политические, академические и другие далеко не всегда представляется возможным, ибо зачастую они переплетаются друг с другом и взаимно дополняют друг друга.

Такое разделение является весьма условным и относительным, но тем не менее оно имеет смысл. Дело в том, что выделение даже смешанных (политических с юридическими, академических с политическими и т.д.) целей и задач, которые решаются в рамках теории государ-

§ 1. Политико-юридический характер теории государства и права   17

ства и права, помогает наряду с ее предметом и содержанием лучше понять характер данной дисциплины.

Какие же задачи по своему характеру решает теория государства и права и какие цели она при этом преследует? Отвечая на данный вопрос еще в начале XX в., известный русский ученый И.В. Михайловский писал, что общая теория права ставит перед исследователем, по крайней мере, две академические задачи. Первая из них заключается в том, чтобы построить «логически законченную систему понятий, лежащих в основе всех специальных юридических наук, и обобщить все результаты этих наук в одно гармоническое целое, проникнутое не только внешним, но и внутренним единством». А вторая задача состоит в том, чтобы «изучить методы, при помощи которых разрабатываются специальные науки». При этом, пояснял автор, то, что «эта последняя задача не входит в область ни одной из специальных наук, совершенно очевидно: вопросы методологии являются общими для всех наук»[13].

Аналогичные академические, точнее, методологические по своему характеру, задачи решала раньше и теория государства. На ранних стадиях развития общества, когда, с одной стороны, не проводилось деления между государством и политикой, когда, по выражению Г. Еллинека, «под влиянием античных воззрений» практиковалось употребление терминов «наука о государстве» и «политика» в качестве «равнозначащих»[14], а с другой – не прослеживалась достаточно четкая и последовательная взаимосвязь и взаимозависимость между государством и правом, задачи теории государства и задачи теории права ставились и решались обособленно.

Наука о государстве классической древности, констатировал в связи с этим Г. Еллинек, «не различала строго учений о государстве и о праве», тем более что для нее «все вообще человеческое общежитие имело государственный характер». Прогрессирующая специализация, пояснял автор, обязанная своим происхождением развитию науки о праве у римлян, возвысила общее правоведение, в рамках которого стали изучать не только вопросы государства, но и вопросы права, «на ступень самостоятельной области знания»[15]. В более поздний период развития общества и государства, включая современный, когда наряду с продолжавшейся и продолжающейся дифференциацией юридических наук и систем права на новые отрасли, подотрасли и институты возникла одновременно потребность в «обобщающей» науке, каковой логически стала теория государства и права, задачи теории государства

18         Глава I. Место и роль теории государства и права в системе других наук

и задачи теории права приобрели известную общность и стали решаться не обособленно друг от друга, а совместно.

Поскольку в реальной жизни и в теории, отражающей эту жизнь, «науки о государстве и о праве находятся в тесной систематической связи», писал еще в XIX в. Г. Еллинек, то существуют дисциплины, которые должны быть отнесены к той и другой, а именно дисциплины, изучающие «юридические свойства и отношения» как самого государства, так и права. «Они являются науками как о государстве, так и о праве»[16]. Одной из таких наук наряду с историей государства и права, историей политических и правовых учений и др. стала теория государства и права.

Решая общие для теории государства и для теории права методологические задачи, она тем самым решает и политико-юридические задачи. Ибо так же, как нет методологии в «чистом», социально или классово нейтральном виде, так нет и соответствующих социально или классово «чистых» методологических задач.

Например, решая такой методологически важный вопрос, как вопрос о понятии и определении права – этого «высшего и основного понятия» в юридической науке, по представлению Г.Ф. Шершеневича[17], или же решая аналогичный вопрос о понятии и определении государства, мы тем самым решаем одновременно и соответствующие политико-юридические вопросы. А именно вопросы о том, чьи социальные, а точнее, социально-политические и правовые, ценности и интересы данные понятия и определения отражают; по каким социально-политическим и юридическим представлениям (чертежам) создаются те или иные государственно-правовые конструкции; наконец, в чьих политических и иных интересах они функционируют, чьи интересы и ценности они при этом выражают и защищают.

Наряду с методологическими задачами теория государства и права одновременно решает и мировоззренческие вопросы. Мировоззрение согласно сложившемуся о нем представлению выступает как «система обобщенных взглядов на объективный мир и место человека в нем, на отношение людей к окружающей их действительности и самим себе, а также обусловленные этими взглядами их убеждения, идеалы, принципы познания и деятельности»[18].

Мировоззрение в широком смысле слова включает совокупность всех самых разнообразных взглядов человека на окружающий мир. Это и философские, и политические, и правовые, и этические, а также

§ 1. Политико-юридический характер теории государства и права   19

иные взгляды и представления. В решающей мере мировоззрение формируется под влиянием окружающего человека материального и духовного бытия, а также под воздействием получаемой им в процессе жизнедеятельности многообразной информации и различных знаний.

Немаловажную роль среди последних играют знания, формирующиеся в рамках теории государства и права и получаемые в процессе ее изучения.

Будучи научными по своей природе, объективно отражающими окружающий человека государственно-правовой мир, они тем не менее выражают вполне определенное (философское, политическое, этическое и пр.) видение государственно-правовых явлений, институтов и учреждений.

В советской юридической литературе такое видение именовалось классовым подходом к рассмотрению проблем государства и права, объективным восприятием их сквозь призму классовых интересов, ценностей и отношений. Нередко оно сопровождалось ссылками на многократно подтвержденное самой жизнью, в принципе правильное, но несколько одностороннее ввиду своей ориентации только на классовое восприятие положение В.И. Ленина о том, что «люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов»[19].

Односторонность такого ориентированного только на классовые интересы и ценности утверждения и подхода к оценке и восприятию государственно-правовых явлений, институтов и учреждений заключается в том, что при этом не учитываются все иные (групповые, индивидуальные, национальные и пр.) интересы и ценности. Это, несомненно, является крайностью.

Однако другой, не менее ярко проявляющейся особенно в настоящее, постсоветское время, крайностью является представление о государстве, праве, законности, конституционности и пр. как о неких феноменах, «свободных» от каких бы то ни было интересов и ценностей, кроме «общемировых», «общечеловеческих». За такими утверждениями на бытовом, прагматическом уровне чаще всего скрываются невежество или лукавство, а на политическом и идеологическом уровнях просматриваются элементы фарисейства и демагогии. Дело в том, что в мире не было и нет ни «чисто» классовых, ни «чисто» надклассовых, «общечеловеческих» ценностей и интересов, а соответственно и отра-

20         Глава I. Место и роль теории государства и права в системе других наук

жающих их представлений и понятий о государственно-правовых явлениях, институтах и учреждениях. Все они взаимосвязаны и взаимозависимы. И это в той или иной мере отражается в их понятиях и определениях.

Теория государства и права, вырабатывая данные понятия и формулируя их определения, (хотя и в разной степени) учитывает во избежание их явной субъективности и общественной неприемлемости все эти социальные ценности и интересы, создает тем самым объективно необходимые предпосылки для формирования как отдельных политико-правовых взглядов граждан, так и всего их мировоззрения. В этом также, помимо ранее названных факторов, проявляется политико-юридический характер данной отрасли знаний и учебной дисциплины.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Советский энциклопедический словарь. М, 1980. С. 1330.

[2] См.: Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. Изд. 2-е. М., 2000. С. 22.

[3] См., например: Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Основные институты и понятия. М., 1970; Комаров С.А. Общая теория государства и права. Курс лекций. М., 1995.

[4] Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Учебное пособие. Т. 1. М., 1995. С. 54.

[5] Суворов С. Лекции по энциклопедии права. СПб., 1907. С. 4.

[6] См.: Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 55-58.

[7] Там же.

[8] Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. Т. 1.СП6., 1907. С. 213-214.

[9] Yamer B.A. Dictionary of Modern Legal Usage. N.Y., 1987. P. 323.

[10] Canadian Law Dictionary. Toronto, 1980.

[11] Kodansha Encyclopedia of Japan. Tokyo, 1983. Vol. 4. P. 85.

[12] См.: Юридический энциклопедический словарь. М., 1984. С. 412

[13] Михайловский И.В. Очерки философии права. Т. 1. Томск, 1914. С. 6.

[14] Еллинек Г. Общее учение о государстве. СПб., 1908. С. 5.

[15] Еллинек Г. Общее учение о государстве. СПб., 1908. С. 5.

[16] Еллинек Г. Указ. соч. С. 5.

[17] См.: Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 23.

[18] Советский энциклопедический словарь. С. 820.

[19] Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 23. С. 47.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.