Предыдущий | Оглавление | Следующий

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование подтверждает высокую степень актуальности темы и необходимость ее углубленной разработки как затрагивающей целый ряд существенно важных проблем теоретического осмысления государства и права общественным сознанием в раличные исторические периоды.

Рассмотренными в настоящем исследовании наиболее развитыми формами анархического политического и правового сознания в России, очевидно, не исчерпываются потенциальные возможности его эволюции. Анархическое сознание обнаруживает значительные приспособительные возможности в адаптации к новым историческим условиям. Об этом свидетельствует возрождение анархизма в бывшем СССР в конце 1980-х гг. в период экономического, политического, юридического, духовного кризиса, значительной дестабилизации общественной системы и распада СССР. В странах бывшего СССР, особенно в России и на Украине, возникли многочисленные анархистские группы, объединенные в несколько организаций, наиболее крупными из которых в канун распада СССР были Конфедерация анархо-синдикалистов (КАС, организована в 1989 г.) и Ассоциация Движений Анархистов (АДА, образована в 1990 г.).

Анализ публикаций в периодических изданиях современного анархизма[1] позволяет отметить ряд характерных черт политической и правовой теории современного анархизма.

В целом можно сделать вывод о начале нового цикла развития анархического сознания и происходящем в конце 1980-х – начале 1990-х гг. процессе формирования новой системы идей позднего постклассического анархизма. Ранняя стадия развития современного анархизма характеризуется пристальным вниманием к классическому анархизму и стремлением его переосмыслить (особенно учение М.А. Бакунина и отчасти П.А. Кропоткина), односторонним, крайне фрагментарным представлением о постклассическом анархизме первой трети XX в. с тенденцией определенной регенерации идей этого раннего постклассического анархизма, интеграцией в теорию анархизма идей общественных и естественных наук второй половины XX в. и формированием ряда новых анархистских течений и концепций.

Политическая теория современного анархизма содержит все основные критические идеи анархизма XIX – начала XX вв. о государстве, партиях, политике, власти, воспроизводит многие идеи позитивной программы прежнего анархизма, адаптируя их к современной политической, правовой, духовной культуре.

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.301

Современный анархизм провозглашает себя наследником антигосударственных, антиавторитарных, антимилитаристских, антипартийных, антибюрократических, антитехнократических идей.

Идеология современного анархизма неоднозначна. В ней тесно переплетены реалистические и утопические моменты. Как правило, их значение определяется конкретно-историческими условиями (период кризиса, революции, дестабилизации или стабилизации общественной системы и т.д.). Одни и те же идеи, концепции в разных исторических условиях могут играть различную роль. Например, идеология анархизма, выступавшая до августа 1991 г. как оппозиционная по отношению к официальной государственной идеологии, критически относившаяся к существовавшим государственным формам и юридическим установлениям, нередко как один из наиболее радикальных флангов антикоммунизма, поддерживавшая распад СССР, в настоящее время несколько переориентирует свою критическую направленность. С начала 1992 г. возрастает критическое отношение в анархистском движении к новой демократической власти. Анархизм все более определенно переходит в оппозицию по отношению к новым формам государства, политике правительства, смыкаясь с традиционными "левыми" и национал-патриотическими партиями и движениями. Таким образом, отчетливо выраженная в анархическом политическом движении и в анархической теории тенденция к перманентной оппозиционности существующей государственной власти объективно превращает анархизм в постоянный элемент переменного состава оппозиционных сил и на различных этапах исторического развития делает его союзником различных политических сил, составляющих оппозицию и нередко позднее приходящих к власти. На современном этапе в разных условиях анархизм может выступать попеременно как союзник "радикальных демократов", либералов, социалистов и коммунистов, национал-патриотических сил и т.д.

Не случаен поэтому определенный интерес в последние годы к блоку с некоторыми течениями в анархизме со стороны таких партий и движений как Демократическая Россия, Марксистская платформа в КПСС, Социалистическая партия, Партия Труда и др. Известно также, что на II съезде КАС выступал и призывал к единству действий представитель "Памяти".

Анархисты также проявляют интерес к другим политическим движениям и партиям, включая монархистов, в идеологии которых отмечают созвучие с анархизмом. Агентством "Антисоюзпечать" харьковских анархистов распространялись газеты различных неформальных движений и организаций, начиная с

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.302

1989 г. Активно распространял прессу других политических направлений, партий и Московский союз анархистов. Отмеченные тесные контакты анархизма с различными оппозиционными течениями, обмен идеями и информацией ведут к предельному насыщению критическими идеями теории анархизма и обмену ими с другими оппозиционными направлениями политической мысли.

Современное анархистское движение в странах СНГ активно интегрируется в международное анархистское движение. Анархисты России поддерживают связи с Федерацией анархистов Франции, германскими организациями Международного товарищества рабочих – анархистского интернационала, с анархистскими организациями Украины, Швеции, Швейцарии, США, Великобритании и других стран.

Течения анархистской мысли представлены в современном анархизме различными группами, союзами, ассоциациями, конфедерацией, отдельными сторонниками этих течений. Формирующийся спектр течений современного анархизма в значительной мере воспроизводит структуру раннего постклассического анархизма первой трети XX в., подтверждая объективную обусловленность данного комплекса идей. В то же время наметилось формирование некоторых идейных течений, выступающих формой отражения в анархическом типе политического сознания, в системе правовых идей анархизма проблем, вставших перед странами бывшего СССР и человечеством в целом на рубеже XX-XXI вв. Новый уровень развития общества, общественного сознания в той или иной форме отражается во всех течениях современного анархизма, включая наиболее ортодоксальные, более традиционные. В современном анархизме можно отметить тенденцию к воссозданию следующих течений раннего постклассического анархизма: анархо-синдикализма, анархо-коммунизма, анархо-индивидуализма, христианского анархизма (анархо-христиане), мистического анархизма, анархо-гуманизма, анархо-биокосмизма. Организации, представляющие эти течения, выпускающие самостоятельные периодические издания, или в другой форме пропагандирующие их идеи, имеются в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Твери, Саратове, Новосибирске и других городах. К формирующимся новым течениям позднего постклассического анархизма можно отнести, например, "анархо-экологистов" (анархическое крыло движения зеленых), анархо-пацифистов (анархистское крыло антимилитаристских, антивоенных, антиатомных и т.д. движений). Значительный импульс для развития анархизма содержат в себе но-

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.303

вые космополитические; надпартийные, транснациональные движения и партии (типа Радикальной гандистской партии), идеи которых во многом созвучны анархо-гуманизму, религиозному анархизму, анархо-биокосмосу, анархо-пацифизму. В условиях современного переходного периода, становления многопартийности и идеологического плюрализма, продолжающейся эволюции новых политических и идеологических течений формируются и определенные идеологические "гибриды". В анархистском движении к нам относятся, например: анархо-демократы, анархо-максималисты, анархо-народники (анархо-эсеры), анархо-марксисты, анархо-троцкисты, анархо-либералы и т.д. Не исключено, что некоторые из этих промежуточных групп, "микротечений" анархизма (точнее полуанархизма) со временем могут сформироваться в новые разновидности анархизма[2].

Формирующейся политической теории современного анархизма свойственны следующие особенности: поиск "конструктивных" основ предшествующих теорий анархизма и стремление расширить "конструктивную" часть теории современного анархизма: пропаганда идей мира, интернационализма, гуманизма, "прозрачности" государственных границ, разоружения; расширение критики государства до критики политической системы общества; особое внимание к проблемам критики тоталитаризма, бюрократии и бюрократизма, к принципу ненасилия, вопросам самоуправления, децентрализации, самоопределения наций, экологии; интеграция в систему идей современного анархизма широко известных теорий конвергенции общественно-экономических и политических систем, постиндустриального и информационного общества, теории элит; критика социалистического государства (нередко характеризуемого как государство периода государственно-монополистического капитализма) за многомиллионные жертвы войн, репрессий и голода, милитаризм, бюрократизм, тоталитаризм, ограничение нрав и свобод человека и т. д.; широкое понимание термина "фашизм" и нередкое употребление его или характеристики различных военных, политических, юридических акций, институтов, государственных деятелей.

Правовой идеологии современного анархизма характерны провозглашение идей предельной гуманизации уголовного права, максимальной правовой защиты природы, признание неотчуждаемых естественных прав человека, существование которых не зависит от государства; многоаспектная критика положений законов, указов, других нормативных актов бывшего ССР, стран СНГ, других стран мира, допускающих использование специаль-

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.304

ных органов для охраны правопорядка, введение чрезвычайного положения и т. д. Острую критику вызывают устанавливаемые в нормативных актах запреты, ограничения, исключения, требования регистрации или получения разрешений (например, для реализации политических прав и свобод) и т. д. Нередко внутригосударственное законодательство критикуется с точки зрения норм международного права, опыта других стран.

В то же время следует признать, что на стадии формирования теории позднего постклассического анархизма не выдвинуты принципиально новые концепции понимания государства и права по сравнению с концепциями, появившимися уже в раннем постклассическом анархизме. Их появление возможно в будущем, о чём свидетельствует определенный устойчивый интерес, проявляемый в анархической литературе, к информационным аспектам государства, права, политики, к проблемам экологии и роли в этой сфере государства и права, появление анархических течений анархо-социалистической, анархо-капиталистической и смешанной ориентации, каждое из которых нуждается в переосмыслении прежних идей и концепций. Однако, в настоящее время современный анархизм еще далек от той стадии "зрелости" и уровня теоретического осмысления вопросов политики и права, на которых находился ранний постклассический анархизм в период своего кульминационного развития в России в 1920-х гг.

В условиях перехода к рыночной экономике анархисты, поддерживая стратегию перехода, выступают против активного государственного регулирования этого процесса, против государственного монополизма, "номенклатурной приватизации", повышения цен правительством, государственного покровительства капиталу, сокращения правительством программ социальной защиты, против бюрократизма и коррупции и т. д. Многие положения анархической критики, нередко "сгущающей краски", имеют реальную основу, отражают действительные противоречия. В то же время современный анархизм остается противоречивым, неоднозначным и в значительной мере утопическим феноменом общественного сознания. Диалектика возможности и действительности, необходимости и случайности, исторического и логического нередко выступает в анархическом сознании в форме приоритета желаемого перед должным, ожидаемого перед возможным. Аксиологические основы анархического сознания несколько трансформируют восприятие и прогнозирование временных, функциональных, ценностных аспектов развития государства и права. Остаются утопическими в конце XX в. идеи, высказываемые в современной анархической

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.305

печати о том, что уже созрели политические, организационные, национальные и другие предпосылки исчезновения государства, о необходимости одностороннего отказа государства от всех видов оружия массового поражения и т. п.

Подводя итоги проведенного исследования методологических аспектов политического и правового сознания анархизма, его эволюции в России в XIX-XX вв., различных его исторических форм, можно отметить следующее.

Анархический тип политического сознания – один из двух полюсов политического сознания общества, в основе которого лежит негативно-ценностное отношение определенных общественных групп, отличающихся высокой степенью неустойчивости их социального положения, к государству, законам, политическим партиям, ряду других политических и юридических явлений и институтов. К таким социальным группам относятся разнообразные маргинальные, деклассированные, люмпенизированные группы, слои, а также занимающие промежуточное положение между устойчивыми, но противоположными классами.' Политическое сознание анархизма в значительной мере определяет его правовое сознание.

Как разновидность политического движения, политического и правового сознания анархизм является одновременно одной из форм широкого круга явлений, связанных с началом хаоса в общественной жизни и природе. Проведенное исследование приводит к выводу, что многоплановая связь анархического сознания с началом "хаоса", – универсальным моментом эволюции и состоянием самоорганизующихся систем в природе, обществе и сознании, выявляет новый, более глубокий порядок сущности феномена анархизма, что позволяет лучше понять и объяснить его эволюцию, исторические циклы активности, неоднозначность. Анархизм выступает как один из элементов сложного механизма перевода общественной системы (особенно политической системы, политического и правового сознания) из состояния порядка в состояние хаоса и обратно. Не следует переоценивать значение анархизма, но было бы ошибочно и недооценивать роль этого элемента в механизме политической и правовой эволюции.

В различных исторических условиях анархизм может играть и прогрессивную, и реакционную роль, выступать союзником разнообразных сменяющих друг друга оппозиционных сил и слоев. Различную роль могут играть и отдельные течения анархизма. Кроме того, в анархическом сознании одновременно протекают сложные и разнонаправленные эволюционные процессы: завер-

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.306

шение развития одних идейных течений, модернизация других, возникновение и развитие новых и т. д. Вопрос о прогрессивности, консерватизме, реакционности тех или иных идей анархизма, очевидно, следует решать с учетом конкретно-исторической ситуации, тенденций ее развития, роли и значения анархизма в целом, его крупных идейных комплексов и отдельных течений.

Анархизм – противоречивое явление. Как неизменный противник всех форм тоталитаризма, он объективно выступает радикальным флангом демократического движения и одним из полюсов демократической идеологии. В то же время анархизм – форма утопического сознания. Как правило, он претендует на выдвижение исторически изменчивой программы-максимум для каждого нового переломного исторического периода, что имеет двойственное значение. Содействуя разрушению старых общественных форм и прежних стереотипов общественного сознания, поиску новых исторических альтернатив, осознанию открывающихся возможностей общественных преобразований, анархизм, однако, выдвигает позитивную программу, оказывающуюся во многом за гранью реально возможного для конкретного исторического момента. Историческое расширение границ возможно при росте технического, экономического, организационного уровней развития цивилизации не меняет суть анархического моделирования будущего общества. По мере приближения к возможному каких-то черт прежних моделей, нередко выдвигаются новые, тем самым, расширяя границы анархической утопии, не давая возможности ей стать реальностью.

Исследование эволюции политической и правовой мысли XIX-XX вв. показывает, что анархизм – развивающееся явление. Развитие анархизма происходит параллельно с общим развитием политического и правового сознания и в то же время циклически, неравномерно. Оно может прерываться, замедляться в периоды социальной стабилизации, политических репрессий и вновь активизироваться в периоды социальных кризисов, революционных преобразований, радикальных реформ. При этом в общественном сознании после возобновления нового цикла эволюции анархизма происходит определенное восстановление (с некоторой корректировкой) основных элементов идей прежнего этапа эволюции и начинается формирование новых идей, концепций, течений, отражающих явления и проблемы специфические для данного этапа.

Одним из основных итогов исследования является объяснение, по крайней мере в первом приближении, обусловленности

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.307

общей структуры анархического сознания его эволюцией, разработка новой концепции исторической эволюции политической и правовой теории анархизма, учитывающей формирование, развитие и кризисы крупных интеграционных комплексов (подсистем) в анархическом сознании – классического и постклассического анархизма, их ранних и поздних форм. Классический и постклассический анархизм, исторически сменяющие друг друга, тесно взаимосвязанные и определённое время развивающиеся параллельно, имеют структурную, содержательную, методологическую, генетическую, практико-политическую специфику. Итогом исследования эволюции и структуры российского анархизма XIX-XX вв. является предложенная комплексная эволюционно-структурная классификация течений теоретической мысли анархизма. Эта классификация может быть полезной не только в ретроспективном, но и в перспективном плане для анализа тенденций развития широкого спектра анархического сознания.

Изучение исторических форм теоретического анархического сознания – раннего классического анархизма (М.А. Бакунин), позднего классического анархизма (П.А. Кропоткин) и малоизвестного, но особенно многовариантного и тесно связанного с современным анархизмом раннего постклассического анархизма XX в. (А.А. Боровой, А.Л. Гордин, А.А. Солонович, П.Д. Турчанинов (Лев Чёрный), А.А. Карелин, А.М. Атабекян и др.), убедительно показывает неистощимую изобретательность и неисчерпаемость общественной мысли, в том числе на базе ценностных ориентиров анархического сознания. Очевидно, это требует изменения некоторых представлений о данном типе политического сознания.

Особый интерес, по нашему мнению, представляет и постановка проблемы космизации политического и правового сознания в России в начале XX в. как отражения объективного процесса начала перехода индустриальной человеческой цивилизации в её планетную и космическую фазу развития. В этом смысле значение отмеченной тенденции космизации теоретической мысли постклассического анархизма 1920-х годов выходит далеко за рамки своего времени. В связи с этим требуется теоретическое осмысление ряда новых вопросов политологии и теории права, ответы на которые, очевидно, даст XXI век, в частности, о структуре, функциях, формах, механизме, перспективах эволюции политической системы, государства и права в эпоху становления и развития космической цивилизации человечества.

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.308

Исследование эволюции анархического теоретического сознания позволяет сделать вывод, что его развитие, выдвижение разнообразных концепций происходило в XIX-XX вв. при относительно стабильном дифференцированном отношении к различным формам власти и права. Теория классического и, тем более, постклассического анархизма не отрицала власти и права вообще. Объект отрицания анархизма был значительно уже. Общим для всех теорий анархизма является отрицание государства, законодательства и некоторых других явлений, тесно связанных с ними. Все теории анархизма признают различные формы общественной власти и многие формы права при условии отсутствия их связи с государством (естественное право, "общечеловеческое право", договорное, обычное и т.д.). Анархизм фиксирует многие недостатки, объективные противоречия различных явлений политической и правовой сферы, однако ценностные установки анархического сознания не позволяют ему столь же полно и объективно познать позитивные аспекты интегрирующей социальной природы государства и законодательства.

В заключении работы необходимо отметить целесообразность дальнейшего многоаспектного исследования проблем истории и современных форм политической и правовой мысли анархизма. Представляется актуальной дальнейшая разработка данной темы, в частности, в следующих направлениях: а)история анархизма в различных странах; б) в разные периоды истории (включая элементы анархизма в древнем мире и средневековье); в) изучение отечественной и зарубежной историографии; г) обследование зарубежных архивов и ранее недоступных исследователям отечественных архивов и архивных фондов; д) исследование политических и правовых взглядов крупных теоретиков постклассического анархизма; е)анализ истории анархизма в проблемном аспекте; ж) публикация и введение в научный оборот неизвестных источников по истории политической и правовой мысли, особенно XX в. По нашему мнению, дальнейшая разработка данных и других аспектов истории анархического сознания будет содействовать развитию отечественной истории политических и правовых учений, политологии, теории государства и права, а также научному прогнозированию эволюции сложных процессов, которые происходят и в будущем будут происходить в политической жизни и общественном сознании.

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.309

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Работая над книгой, нам удалось изучить статьи, материалы, опубликованные в 1988-1992 гг. в следующих анархистских изданиях: "Анархист" (Тула), "Анархия" (С.-Петербург), "Бунтарь" (Тверь), "Весть" (Москва), "Воля" (Москва), "Газета саратовских анархистов" (Саратов), "Голос анархии" (С.-Петербург), "Голос анархизма" (г. Жуковский, Московской обл.), "Голос Труда" (Новосибирск) "Здравый смысл" (Москва), "Казанский анархист" (Казань), "Информационный бюллетень рабочего и синдикалистского движения КАС — КОР" (Москва), "Кенгуру" (Москва), "Махновец" (Черкассы), "Набат" (Харьков), "Новый свет" (С.-Петербург), "Прямая речь" (Тверь), "Община" (Москва), "Путь к свободе" (Москва), "Свободный договор" (С.-Петербург), "Солидарность" (г. Жуковский, Московской обл.), "Солнце" (Нижний Новгород), "Третий путь" (г. Дзержинск Нижегородской обл.), "Тульская молва" (Тула), "Человек и Труд" (Волгодонск), "Черное знамя" (С.-Петербург), "Ясная поляна" (Рига). К сожалению, объем работы не позволяет подробно остановиться на формирующейся теории современного анархизма. Эта проблема может быть предметом специального исследования.

[2] Некоторое представление об относительном удельном весе сторонников различных течений современного анархизма даёт статистика состава делегатов III съезда Конфедерации анархо-синдикалистов (ноябрь 1990 г.). И} числа делегатов, считали себя анархо-синдикалистами 42,4 %, анархо-индивидуалистами — 16,6 %, анархо-коммунистами — 9 %, анархистами — 7,5 %, анархо-демократами — 4,5 %, анархо-террористами — 3 %, анархо-идеалистами, анархо-максималистами, анархо-христианами, анархо-биокосмистами, анархо-марксистами, анархо-троцкистами, анархо-индианистами — по 1 %. (См.: КАС-КОР, 27-28. 9 ноября 1990 г. С. 19). Следует учесть, что на предыдущем II съезде КАС из организации вышли некоторые группы "левого крыла" анархистского движения, среди которых несколько больший удельный вес занимают анархо-индивидуалисты, анархо-коммунисты, сторонники допустимости применения насилия для самозащиты и т. д.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.